В поисках христианской свободы

Реймонд Френц - бывший член РС

Полностью обновленное издание книги 

теперь доступно для скачивания

Скачать
В поисках христианской свободы.pdf
Adobe Acrobat документ 5.4 MB

Реймонд Френц

РЕЙМОНД ФРЕНЦ

Бывший член Руководящего Совета ОСБ

В ПОИСКАХ ХРИСТИАНСКОЙ СВОБОДЫ


Найти подходящее равновесие между свободой и ответственностью - проблема, с которой сталкивается каждый серьезный христианин. Выросшим в жестко структурированном религиозном окружении людям совмещать верность религиозной организации, семье и собственной совести особенно непросто. Стремлению разрешить эту дилемму была посвящена первая книга Реймонда Френца, «Кризис совести».

Свидетель Иеговы в третьем поколении, Френц около сорока лет прослужил на всех уровнях организационной структуры. Девять из этих лет он провел в качестве члена центрального исполнительного органа организации, ее Руководящего совета. Опыт Френца позволяет ему с уникальным пониманием описать вопросы, с которыми сталкиваются искренние Свидетели Иеговы, подвергающие сомнению свои религиозные взгляды или структуру организации. Опыт также позволяет ему рассмотреть побуждения небольшой группы людей, являющихся для Свидетелей Иеговы управляющими, законодателями и судьями - в их словах, действиях и отношении к жизни.

В книге «В поисках христианской свободы» продолжается обсуждение, начатое в «Кризисе совести». Об этой работе, содержащей еще более глубокое исследование вопроса, профессор Стефен Кокс из Калифорнийского университета написал:

Книга «В поисках христианской свободы» - это одно из наиболее полных и проникновенных повествований о жизни современной религиозной группы. Возможно, еще никогда ранее вопрос взаимоотношения религиозной веры и деятельности человеческого института не исследовался так глубоко. Автор располагает не имеющими себе равных источниками информации о религиозной организации, на которой сосредотачивается его исследование. Он также остро понимает проблемы веры и свободы, бросившие вызов христианству с самого его зарождения.

Для изучения движения Сторожевой башни и понимания его теперешнего состояния книга «В поисках христианской свободы» имеет уникальную важность. Однако её значимость не ограничивается этим движением. Она помогает понять широкий спектр социальных и психологических сил, оказывающих влияние на религиозную жизнь людей и их толкование Библии, даже если сами люди этого не осознают. Реймонд Френц проливает свет на вопрос свободы, его отражение в Писании, в религиозной истории и в решениях сегодняшних мужчин и женщин. 

Хотя обсуждаемые в книге вопросы и приводимые мнения и относятся в первую очередь к структуре Свидетелей Иеговы, они не сильно отличаются от вопросов, с которыми сталкивались и продолжают сталкиваться другие христиане в попытках уравновесить вопросы совести, преданности, ответственности и свободы. Эта книга побудит читателей — любой религии - серьезно задуматься над тем, насколько они ценят христианскую свободу, и над тем, в какой мере их собственную свободу можно назвать настоящей.

ПРЕДИСЛОВИЕ

С момента моего ухода из Руководящего совета Свидетелей Иеговы, органа, который в международном масштабе управляет поклонением и в значительной степени мышлением, речью и самой жизнью миллионов приверженцев этого религиозного движения, прошло уже немало лет.

События, приведшие к моей отставке, а впоследствии и к отлучению от организации (к лишению общения) подробно описаны в первой работе - «Кризис совести». Первое издание этой книги заканчивалось следующими словами: «Я очень признателен за то, что смог предоставить информацию, которую, как мне кажется, люди имеют право услышать. Многое еще можно и даже, наверное, нужно добавить для полноты картины. Не знаю, позволят ли время, жизнь и обстоятельства все это сказать; но мне достаточно того, что результаты написанного в этой книге покоятся в руках Божьих».

Тогда мне был 61 год. За прошедшее с тех пор время мне написали и позвонили тысячи людей со всех уголков земли. Многие из тех, кто связался со мной, были Свидетелями Иеговы в прошлом. Почти такое же количество составили те, кто всё еще находился в организации. Позвонившие и написавшие люди представляли все слои Общества Сторожевой Башни. Отклики пришли от людей, которые (в прошлом или настоящем) были пионерами, специальными пионерами, миссионерами, служебными помощниками, старейшинами, районными и областными надзирателями, координаторами филиалов. Несколько сотен из них в свое время являлись работниками главного управления Общества Сторожевой Башни в Бруклине (штат Нью-Йорк, США), были служителями одного из филиалов Общества в других странах или иностранными миссионерами. Ниже я приведу выдержки из некоторых полученных мною писем. При этом моей целью является не самовосхваление, а желание отразить обеспокоенность написавших мне людей, их переживания, продемонстрированные ими качества, их человеческие черты.

В целом высказывания людей показывают, что информация из «Кризиса совести» восполнила особую потребность. Обсуждения в Руководящем совете, процесс принятия решений и разработка учений, подготовка печатных материалов, распространяемых среди всех членов организации, - все это покрыто завесой секретности. Многие Свидетели, в том числе старейшины и другие занимающие ответственное положение лица, терзались чувством серьезной обеспокоенности, но не имели возможности увидеть всю картину целиком. В «Кризисе совести» были изложены факты, прежде им недоступные. Эти сведения, очевидно, послужили своего рода «катализатором»: они свели воедино отдельные элементы «нестыковок», которые люди видели в организации и раньше, и помогли им понять причину существования подобных проблем. В результате у людей исчезло ложное чувство вины, рожденное представлением о том, что служение Богу якобы непременно должно осуществляться через организацию, то есть, через организацию Свидетелей Иеговы. Книга помогла людям справиться с чувством отрезанности от Бога, возникшим исключительно по той причине, что они были оторваны от этой организации, по своей воле или нет.

Весьма показательным в этом отношении является письмо от одного человека из Австралии, который вместе с женой на протяжении сорока лет был активным членом организации, но из-за неприятия определенных учений и требований Общества, в 1984 году был объявлен «отрекшимся от собрания». Он сообщает: «Я пишу по просьбе семьи, чтобы выразить нашу глубокую признательность за ту огромную помощь, которую оказала нам книга «Кризис совести», прояснив и расширив наше понимание вопросов, причинявших нам беспокойство и душевную боль на протяжении многих лет. За то, что мой сын и его жена терпимо относились к нашему положению (мы более не принадлежим к организации), они были лишены общения в 1986 году. Эта книга очень помогла нам сохранить семейное единство в период сложнейшего жизненного кризиса, начавшегося с нашего отхода от движения [Свидетелей Иеговы]. Она помогла нам в духовном смысле устоять на ногах и принять нравственные решения, отзываясь не на призывы организации, а на свои внутренние побуждения».

Молодая женщина, проведшая много лет в полновременном «пионерском» служении и позднее служившая в главном управлении Общества Сторожевой Башни, рассказывает о трудностях, с которыми может столкнуться преданный член организации, начав строить истинно личные взаимоотношения с Богом. Она пишет из Пенсильвании:

«Ваш рассказ о том, что происходило с организацией и лично с вами, не только открыл мне глаза и сердце, но также подтвердил многое из того, что я сама чувствовала на протяжении нескольких лет… До прочтения вашей книги, я не осознавала, как же сильно организация влияла на мою жизнь, даже после того, как я оставила собрание. Я чувствовала себя очень потерянной и уже недостойной личных отношений с Иеговой и Христом Иисусом, - ведь у меня больше не было организации. Теперь же, в первый раз за очень, очень долгое время, я чувствую свободу поклоняться Иегове через Иисуса отдельно от организации. Теперь я могу приближаться к Иегове в молитве и служить ему. Слезы текли из моих глаз, а из сердца исчезла боль».

В следующем абзаце своего письма, она благодарит за манеру, в которой была написана книга. Как уже говорилось выше, я привожу этот абзац по единственной причине: он отражает чувства столь многих написавших мне людей, которые не одобряют мстительного духа в литературе, направленного против Свидетелей Иеговы, и которые вместо враждебности питают к тем, кто все еще находится в организации, теплые чувства. Женщина пишет:

«Меня очень поразила манера, в которой вы написали книгу. Во всем видна любовь, которую вы проявляли и все еще храните к братству. Вы пишете не ожесточенно и не мстительно, а просто, мягко, аргументировано и с любовью. За то время, что я была в организации, я познакомилась с некоторыми действительно замечательными, выдающимися людьми. Многое из пережитого мною принесло мне радость и до сих пор живет в моей памяти. Многое из того, чему я научилась в организации, основано на Библии и по-прежнему глубоко укоренено в моем разуме и сердце. Я искренне признательна за это. Однако я видела и ощущала (в своей жизни и в жизни других людей), как законы организации управляют человеческой совестью, становясь, таким образом, выше Библии. Это причиняет столько вреда в жизни многих мужчин, женщин и детей».

Письмо другой женщины, со Среднего Запада США, наглядно иллюстрирует принесенный вред:

«Я оставила организацию в 1980 году, просто перестала посещать собрания. Но вам ли не знать, что просто так ничего не бывает. В 1981 году я получила письмо от матери, в котором она говорила, что не может больше общаться или поддерживать какие-либо отношения со мной, потому что я не посещаю собрания. Конечно, мои братья поступили подобным же образом. В 1983 году убили нашу дочь. Мама не приехала на похороны и не прислала никакого соболезнования. Воспитывая четырех детей дочери, я на личном горьком опыте узнала, кто же мои настоящие друзья. Люди, которых я даже не знала, выражали сочувствие и заботились о детях. Они помогали деньгами, временем и всем, чем только могли. Я искренне сожалела, что на протяжении столь многих лет пренебрегала своими соседями и родственниками (не являющимися Свидетелями), которые желали помочь нам. Они никогда не переставали любить меня. Я не могу передать вам, сколько раз я оплакивала все те растраченные впустую годы, когда избегала их как «мирских людей».

Я крестилась в 1946 году и примерно в 1971-м начала понимать, что не всё выглядело по-христиански. Я исследовала Писания и не могла найти основания тому, что происходило в собрании. Примерно в это же время я прочитала книгу Милтона Ковица «Основные права свободного народа». Удивительно, как Общество [Сторожевой Башни] может так упорно отстаивать конституционные свободы, отказывая в тех же самых свободах другим - людям, наделенным, согласно конституции, свободой слова, правом на личную жизнь и так далее. Совесть отдельных людей не играла никакой роли. Мужчины в собрании (за исключением одного или двух), были более заинтересованы в назначении на руководящую должность, чем в том, чтобы молиться о подлинном понимании и развивать его. Комментарии на собраниях были бессмысленным повторением текста со страниц «Сторожевой Башни». Никакой заботы о слабых, лишь всеподавляющее рвение «хранить организацию чистой»… Я забыла так много всего - имен, дат, поэтому я не могу писать так же авторитетно, как это получается у вас. Но я не жалею об этом. Я рада, что все это выветривается из памяти. И еще одно. Я обнаружила, что почти не в состоянии молиться. Я хотела бы развить личные отношения с Богом и Христом, но не знаю как. Разочарования и боль пережитого в организации всегда выходят на передний план, когда я пытаюсь молиться. Прочитав вашу книгу, я испытала искреннюю жалость ко всем, кто, может быть, старается набраться мужества, и попросила Бога помочь им. Первая настоящая молитва за столь долгое время. Спасибо!»

Написали и те, кто никогда не имел ничего общего со Свидетелями Иеговы, но кто также пережил кризис совести в своей религии. Одна супружеская пара из Калифорнии прислала письмо, которое можно считать типичным из нескольких подобных сообщений:

«Недавно мы с женой приобрели экземпляр вашей книги «Кризис совести». Мы были потрясены сделанным открытием. Спасибо, что написали с достоинством и обходительностью о том, что так часто преподносится с бравадой и озлобленностью. Ваши переживания для нас особенно актуальны - недавно мы оставили религию, унаследованную от родителей, выйдя из церкви Мормона, для того, чтобы «поклонятся Отцу в духе и истине», не обременяя себя «учениями, заповедями человеческими». В вашей истории мы обнаружили для себя много знакомого. Мы еще раз благодарим вас за мужественное свидетельство о благодати Божией в вашей жизни. Да хранит Он вас в тени своих исцеляющих крыльев».

Я не считаю, что написанное мною свидетельствует о каком-то особом «мужестве». Я написал свою первую книгу, поскольку чувствовал: люди имеют право знать то, что от них скрывают. Что приносит наибольшее удовлетворение в высказываниях многих сотен авторов писем, так это слова о том, что человек приблизился к своему Небесному Отцу и Его Сыну, что его вера и убежденность обновились и окрепли. Мне также очень приятны слова тех, кто, прочитав книгу, освободился от горечи и злобы. Я не питаю подобных чувств к Свидетелям Иеговы и рад, что написанное мной не передает такого отношения. Письма, в которых люди нападают на это религиозное движение, его руководителей или членов, или отводят душу в насмешках и сарказме, не приносят мне никакого удовлетворения.

Я считаю, что те, кто видит настоящую опасность в отдельных представителях организации или ее руководителях, упускают из виду самое главное. Я прожил среди этих людей почти 60 лет и без колебаний скажу, что они столь же искренни в своих верованиях, как и люди любой другой религии. Я лично знаком с членами Руководящего совета, и мне известно, что в основном (хотя я и не могу этого сказать о каждом из них в отдельности) они добрые, честные люди, которые просто следуют традиции, выполняют то, что от них ожидается. Они преемники наследия прошлого. В их сознании «организация» неотличима и неотделима от Бога и Христа.

Несмотря на это, вместо истины действительно иногда предлагается заблуждение. Вместо действий, которые бы отражали учения и образ жизни Божьего Сына, совершаются поступки, являющиеся искажением и извращением оставленного Им примера. И хотя каждый из руководителей действительно несет меру личной ответственности, источник проблемы не в них. Не отдельные личности сами по себе, а скорее их верования и убеждения являются настоящей проблемой, истинной опасностью. Как правило, они и лежат в основе ложных учений, неверно расставленных приоритетов и жестоких действий.

К организации Свидетелей Иеговы по самым разным причинам присоединяется довольно широкий круг людей. И так же, по самым разным причинам, сотни тысяч покидают организацию. Некоторые распрощались с собранием «по неверным причинам», как сказал об этом один бывший Свидетель. Иногда последующий образ действий может в какой-то мере указать на причины, по которым люди покинули Общество, но это не обязательно верный знак. Испытав сильнейшее разочарование, многие проходят через переходный период, отмеченный неуверенностью и сомнением. Временно они плывут по течению, и лишь когда преодолеют эту стадию, по их действиям можно будет определить, что же на самом деле подтолкнуло их к разрыву с организацией.

Но одно кажется очевидным: само по себе отделение от религиозной системы по причине убежденности в её обманчивой природе не гарантирует свободы. Во многих случаях недостаточно опознать заблуждение. Пока человек не поймет, почему он однажды поверил этому заблуждению, пока не научится распознавать ошибки в манере аргументации, которая привела его к вере в это заблуждение, нельзя говорить о сколь-нибудь значимом продвижении вперед, или о том, что для настоящей христианской свободы действительно было заложено твердое основание. Человек может легко покинуть одну оказавшуюся ложной систему и тут же примкнуть к другой, которая тоже распространяет заблуждения. И хотя две эти системы могут сильно отличаться друг от друга с точки зрения учений, в обеих может прослеживаться одна и та же искаженная аргументация и схожие поверхностные рассуждения.

Многие Свидетели Иеговы испытали разочарование из-за ошибочных учений или предсказаний, другие - из-за строгости определенных требований или из-за давления, побуждающего участвовать в однообразной деятельности, планируемой организацией и не приносящей настоящего духовного удовлетворения. Необходимо увидеть первоисточник таких ошибок, причину авторитарности в управлении и бессмысленности такого рода запрограммированной работы. Я убежден: без понимания относящихся к этому вопросу библейских учений невозможно четко распознать эту первопричину и осознать, что для каждого человека существует нечто намного лучшее, нечто настоящее. К сожалению, среднему Свидетелю никогда не оказывается помощь в хорошем личном понимании Писания. Членов организации мало поощряют использовать свои мыслительные способности, - разве что для принятия и, по сути, заучивания исходящих от организации сведений, для почти автоматического подчинения её директивам. Одно из самых мощных средств разума - способность задавать вопросы - рисуется в негативном свете, словно оно свидетельствуют о недостатке веры, является признаком неуважения к одобренному Богом каналу сообщения.

Существует и другая, весьма значительная сторона дела. Многие ищут пассивной свободы - свободы, оправдывающей бездействие. Свободы от чего-либо, в том числе от необходимости верить в определенные учения, участвовать в определенных делах или подчиняться определенным правилам, - от всего того, что навязывается религиозной властью. Сама по себе такая свобода может быть правильной и желанной целью, принося облегчение от подавляющих ограничений, от господства людей над разумом и сердцем, проявляемого самым нехристианским образом. Но даже в таких случаях это облегчение само по себе не приносит свободы христианской. Ведь христианская свобода прежде всего подразумевает свободу активную - не просто свободу от чего-то, но свободу с какой-то целью. Это не просто свобода, позволяющая что-либо не делать, но, напротив, побуждающая делать по-другому. Это свобода быть такими людьми, какими мы можем и хотим быть в своем разуме и сердце. Обретение истинной свободы проявится не в том, что мы оставили религиозную систему, которую посчитали ложной, а скорее в том, как мы распорядимся своей жизнью впоследствии. 

Далее в книге будут рассматриваться эти вопросы и связанные с ними жизненные решения. Хотя изложенные здесь основополагающие принципы в первую очередь обращены к людям, имевшим опыт общения со Свидетелями Иеговы, они применимы в любых религиозных обстоятельствах. Надеюсь, что предоставленная информация поможет всем тем, кто из любви к истине и из стремления творить угодное Богу задумывается, правильно ли оказывать безоговорочную преданность религиозной организации. Цель книги - укрепить уверенность читателей в том, что Бог в силе поддержать нас, с каким бы кризисом нам не пришлось столкнуться в стремлении сохранить непорочность, а также помочь раскрыть более широкие духовные горизонты и показать более вознаграждающую и радостную жизнь: жизнь в служении нашему Творцу, нашему Господину, Божьему Сыну, и нашим ближним.

Глава 1. ПОИСКИ ХРИСТИАНСКОЙ СВОБОДЫ

«Христос освободил нас, чтобы мы были свободными… Единственное, что решает все, - это вера, которая действует через любовь. Вы бежали хорошо, так кто же помешал вам быть послушными истине?» (Галатам 5:1,6,7, «Слово Жизни»).

Свобода, наряду с верой, любовью и истиной, является неотъемлемой частью христианства. Там, где свобода - вера, любовь и истина процветают. Если свобода ограничена, то неминуемо страдают и остальные составляющие христианства (2 Кор. 3:17).

Свобода, которую дал нам Сын Божий, для того и предназначена, чтобы мы могли проявлять нашу веру и любовь в полной мере, без ограничений, налагаемых не Богом, а людьми. При любом сознательном лишении себя такой свободы неизбежно приносится в жертву и истина. Ибо те, кто налагает такие ограничения, делают это не по истине, а будучи ведомы заблуждением.

За прошедшие несколько десятилетий сотни тысяч человек покинули религию, в которой я родился, религию Свидетелей Иеговы. В течение тех же десятилетий сотни тысяч других людей обратились в эту же самую религию, чего оказалось достаточно для увеличения её численного роста. Я не думаю, что сам по себе факт выхода или притока людей что-либо доказывает. Настоящий вопрос в отношении покидающих состоит в том, почему они вышли, что побудило их отделиться. Двигали ли ими любовь к истине, желание выразить свою веру и любовь в христианской свободе? Не могли ли они достигнуть этого, оставаясь в организации? Был ли их уход оправдан?

Подобным же образом можно поставить вопросы о входящих в организацию. Несомненно, большинство из них прежде являлись людьми неверующими, бездуховными, их мышление было в значительной мере материалистическим. Со времени вступления в собрание Свидетелей они в немалой степени изменили своё мировоззрение. По крайней мере, части из них была оказана помощь в освобождении от серьезных проблем, таких как половая распущенность, алкоголизм, наркомания, жестокое или даже преступное поведение. Благодаря этому их жизнь определенно улучшилась.

Но не стоит забывать, что такая помощь не является чем-то уникальным, характерным исключительно для Общества Свидетелей Иеговы. Большинство религиозных организаций могут привести многочисленные истории и свидетельства тех, чья жизнь коренным образом изменилась в результате обращения в их веру. Более того, примеры и количество тех, кому организация Сторожевой Башни помогла преодолеть порочные привычки и пристрастия, несомненно, могут быть такими же, как и у некоторых социальных организаций, включая Общество анонимных алкоголиков, центры реабилитации наркоманов и другие подобные структуры. И, конечно же, большинство из людей, которые приняли веру Свидетелей, изначально не страдали такими проблемами. 

Следовательно, вопрос остается: какой ценой были достигнуты даже те очевидные положительные свидетельства? Не случилось ли так, что, став частью организации Свидетелей, люди, в конечном счете, потеряли свободу проявлять веру, любовь и истину без каких-либо ограничений или препятствий со стороны авторитарной власти? Если это так, то действительно ли можно говорить о кардинальных улучшениях? Были ли эти изменения к лучшему подлинно христианскими? Те же самые вопросы могут - и должны - быть заданы любой религии, называющей себя христианской. Я надеюсь, что изложенный в книге материал окажется ценным для людей многих конфессий, потому что затрагиваемая проблема в действительности относится не только к отдельной группе людей. Она касается самой сущности благой вести о Божьем Сыне, Иисусе Христе.

ВАЖНОЕ РАЗЛИЧИЕ

Несколько столетий назад, во времена Реформации, когда многие откликались на голос своей совести и отвергали церковное господство над своей жизнью и верой, один из таких людей описал положение христианина следующим образом: «Христианин является совершенно свободным господином всего сущего и не подвластен никому». Но он тут же оговорился: «Христианин является покорнейшим слугой всего сущего и подвластен всем» (Мартин Лютер, трактат о «Свободе христианина»). Кажется, что одно высказывание противоречит другому, но на самом деле это не так. По существу, Лютер перефразировал слова апостола Павла: «Хотя я свободен и никому не раб, я сделался рабом всех, чтобы приобрести всех, кого смогу» (1 Кор. 9:19, пер. Кузнецовой).[1]

Подчинение, навязываемое людьми, которые твердят о своем высоком положении и настаивают на безоговорочном признании их власти, отличается от подчинения и служения, которые совершаются добровольно и непринужденно, по велению сердца. Такое подчинение не является покорностью перед требованием других людей, но исходит из понимания потребностей и нужд окружающих и того добра, которое в результате будет достигнуто. Павел признавал лишь одного назначенного Богом Главу и Господина, - Христа, и никто иной (человек или группа людей) не имели над ним власти. Он сказал о некоторых из тех, кто пытался присвоить себе такую власть: «В нашу среду проникли ложные братья, желавшие выследить ту свободу, которую мы получили во Христе Иисусе, чтобы опять поработить нас [«попытаться связать нас правилами и предписаниями», пер. Филлипса]. Но мы ни в чем не поддались им ни на час, чтобы у вас сохранилась истина Евангелия» (Гал. 2:4,5, «Слово Жизни»).

Апостол не считал потерю христианской свободы в религиозном собрании делом незначительным. Когда он писал слова, приведенные в эпиграфе к этой главе, то обращался к людям, позволившим увлечь себя обманчивой благой вестью. Некоторые лица в его время прилагали усилия, чтобы вновь сделать Завет Закона обязательным для христиан, что значительно ограничило бы их свободу во Христе. В чем же заключалась серьезная опасность? Закон, настойчиво навязываемый христианам, был, как-никак, законом самого Иеговы, данный через Моисея. Почему же тогда Павел говорит, что повторное его принятие приведет к «заключению в ярмо рабства»?

Отчасти угроза состоит в том, что подчинение закону неминуемо бы привело к возвышению тех, кто выступал бы в роли толкователей закона. Их трактовки становились бы нормой, а правовые органы и религиозные суды, руководствуясь такими установками, стали бы налагать санкции за нарушение этих законов. Со временем у христиан, для которых существует лишь один Священник и Посредник, Сын Божий, вновь появился бы класс священства (1 Тим. 2:5; Евр. 4:14-16; 7:11-18). Почему же тогда некоторые члены христианского собрания I века стремились ввести соблюдение закона? Очевидно, причина состояла в том, что (сознательно или нет) они хотели иметь контроль над другими, право управлять ими. Они стремились к власти над сохристианами и один из способов добиться этого – занять позицию между верующими и их законным главой, Христом. Такая ситуация стала исполнением пророчества апостола, записанного в Деяниях 20:29,30: «Я знаю, что после моего ухода к вам войдут лютые волки, которые не будут щадить стада, и среди вас самих появятся люди, которые будут говорить превратное, чтобы увлечь учеников за собой».[2]

Аргументы новых «посредников» были благовидны и, на первый взгляд, разумны. Павел указывает, что многие из слушавших этих «учителей» были убеждены их доводами, принимая их за истину Евангелия. Поборники соблюдения закона могли заявлять, что Бог требует праведности и святости (и это действительно так), и что без установления закона люди не в состоянии держаться праведности (что, пожалуй, верно в отношении большинства людей, но не так в отношении христиан). Сначала они обязывали обрезываться, ведь обряд обрезания был установлен самим Богом почти две тысячи лет назад, во времена Авраама. Установив это правило, они добавляли и другие положения закона, утверждая, что выполнять их было необходимо для сохранения праведности перед Богом и поддержания чистоты собрания.[3]

Следовательно, главная опасность заключается в том, что упор на соблюдении правил изменяет взаимоотношения христианина с Богом через Христа, искажает основу христианской надежды, смещает цель христианского служения. Павел усматривал в этом отречение от той благой вести, проповедовать которую он был призван Богом и Христом (Гал. 1:1,8-12). Описывая всю тяжесть положения, он восклицает: «Кем бы ни были вы, стремящиеся к тому, чтобы вас объявили праведными посредством закона, вы отделились от Христа, вы отпали от его незаслуженной доброты. Мы же духом с нетерпением ожидаем желанной праведности, происходящей от веры. Во Христе Иисусе не имеет значения ни обрезание, ни необрезание - имеет значение только вера, действующая через любовь» (Гал. 5:4-6).

В этих нескольких словах, - «вера, действующая через любовь», - вдохновленный писатель показывает саму сущность христианской жизни. Не беспокойство о соблюдении правил и не связанное с ним стремление добиться одобрения от окружающих и, конечно же, не страх быть забросанным камнями перед судебным комитетом за нарушение какой-нибудь установки или предписания (сила сугубо негативная), но вера и любовь должны вести каждого христианина. Вера и любовь - это те позитивные силы, которые не только лучше чего бы то ни было помогают избегать неправильных действий, но и самым эффективным образом подталкивают к добрым делам, которые и являются плодом истинных учеников Божьего Сына.

Пожалуй, пример из домашней жизни поможет нагляднее проиллюстрировать разницу между пребыванием под законом и жизнью под благодатью или незаслуженной милостью. К чему приводит одно, и к чему другое? Рассмотрим семью, в которой муж одновременно и отец, и главный кормилец. Решив проявить свое главенство, он мог бы составить перечень требований, оговорить конкретные правила, установить закон по уходу за домом, определить обязанности домашних в отношении каждой мелочи. Действуя таким образом, он мог бы добиться порядка и организованности. Но, вероятно, его жена была бы несчастна. Он мог бы быть весьма доволен тем, что всё выполняется согласно его своду правил и подчинено его авторитету. Но он никогда бы не узнал, любят ли его домочадцы.

С другой стороны, муж, верящий в силу любви и доброты, мышление которого свободно от ложного чувства превосходства, и кто уважает свою жену, доверяет ей, ценит её рассудительность, способность заботиться о семье, - может иметь не менее ухоженный дом. Но в таком доме была бы более спокойная и радостная атмосфера, нежели в описанном ранее. Этого можно добиться благодаря хорошему общению, совместным обсуждениям, а не просто путем проявления деспотичной власти. Когда он увидит чистый и прибранный дом, хорошо приготовленную пищу, ухоженную одежду, почувствует, что детям прививается уважение к нему, тогда он поймет, что все это явилось результатом вовсе не его требовательности, а чего-то совсем иного. Он будет искренне доволен и счастлив, зная, что жена поступает так из любви к нему и семье.

В каком-то отношении внешние результаты в этих двух случаях могут показаться одинаковыми. Но внутреннее положение вещей коренным образом отличается. Ключевое отличие состоит в ином побуждении и духе. В этом-то и состоит разница между жизнью под законом и христианской жизнью под Божьей милостивой добротой во Христе Иисусе. Конечно, в этом проявляется Божья мудрость. Любовь и вера - истинные «правила» христианина, достигают сокровенных помышлений и глубин сердца. Они проникают в каждый аспект жизни человека настолько глубоко, что никакой закон и правила никогда не смогут достичь этого. Так как христианин не обязан подчиняться закону, его слова и поступки всегда отражают его внутренние склонности, показывают, кем он является в сердце. И только это имеет значение для Бога.

Чем дольше я был членом Руководящего совета Свидетелей Иеговы, тем сильнее эта проблема тяготила мой разум. Я обнаружил, что огромное количество времени, проведенное на заседаниях Совета, было посвящено принятию решений, которые вели к подчинению личной жизни людей всё новым и новым правилам. Я видел, что каждое правило порождало вопросы, которые вели к дополнительным правилам, по которым выносились суждения о праведности человека. Только если он соблюдал эти установки, его можно было считать человеком праведным перед Богом и Христом. Почему это происходит? Правда ли, что всего лишь несколько человек уполномочены Богом на это? Какую пользу мы приносили тем, кому были должны служить?

Только осознав, что свобода, которой учит Писание, - это не просто освобождение от Моисеева закона, но отказ от самой идеи соблюдения закона - вне зависимости от того, какая система правил имеется в виду, - только тогда я смог увидеть корень истинной проблемы. Вместо соблюдения законов и правил как средства для достижения и сохранения праведности в христианском собрании, есть путь более превосходный. Именно он сделал христианскую свободу возможной, действенной и столь желанной.

Я не говорю о том, что сам по себе закон плох (в конце концов, именно он удерживает многих людей этого мира в определенных рамках) (ср. 1 Тим. 1:8-10). Просто любовь и вера несравненно превосходней и действенней закона. Вместе они дают жизнь духу праведности. Кто внушал бы нам большее доверие, и о ком у нас сложилось бы более высокое мнение – о том, кто воздерживается от какого-либо неправильного поступка просто «потому, что это было бы нарушением закона», или о человеке, который воздерживается «потому, что это не будет проявлением любви и покажет недостаток веры в Бога»? Первая формулировка отражает лишь стремление человека оставаться законопослушным, в то время как вторая дает нам представление о его сердце и сокровенных чувствах.

Когда Бог заключил свой завет с Израилем, он избрал весь народ сразу. Народ состоял из разных людей: добрых, злых, безразличных, а средний уровень их духовности определенно не был высоким - ни при избрании, ни позднее. Данный Богом закон исполнил необходимую роль. Он послужил в качестве блюстителя порядка и нравственности, ведя их к Мессии, так же, как в древности воспитатели-педагоги вели детей к учителям (Гал. 3:23-26). Он делал очевидными их греховность и неспособность самостоятельно освободиться от греха, подчеркивал необходимость в искупителе (Гал. 3:19,21,22). Он был «тенью», символически указывающей на реальность, которая должна была исполниться через Мессию (Кол. 2:16,17). Не будь закона, не было бы никакого основания полагать, что через полторы тысячи лет существования народа осталось бы хоть какое-то подобие порядка, который бы позволил распознать Мессию. Христиане же призываются развивать отношения с Богом в качестве его сынов, через Христа, не все разом, а как отдельные личности, и не по национальности, а на основании состояния сердец и побуждений. Их учитель уже пришел, и им уже нет нужды в воспитателе, который бы привел их к нему. Они «не во власти закона, а во власти незаслуженной доброты» Бога. Они отдали ему свои сердца, и Его Дух побуждает их (Римл. 6:14-19). Этот Дух может сделать безгранично больше, чем какой угодно кодекс законов или свод правил. Не оценить ту великую свободу, которую приносит произошедшая перемена, значит проявить пренебрежение к тому, что сотворил для нас Христос.

Как и в любой другой сфере жизни, в религиозных вопросах справедливо высказывание: «плата за свободу - вечная бдительность». Христианская свобода чаще всего теряется не под натиском насилия, а при едва заметном разрушении, когда шаг за шагом человек отдает другим людям данное ему Богом право следовать своей совести, самостоятельно мыслить и поступать в соответствии со своими убеждениями, - а ведь именно при таких условиях вера проистекает из сердца. В конечном счете, такой человек придет к заимствованной, второсортной вере, основанной на убеждениях и доводах других людей. Пожертвовать правами, неразрывно связанными с христианской свободой (неважно, в какой степени и по какой причине) - означает ограничить и подавить проявление своей веры и любви. Чтобы проявление этих качеств было спонтанным, исходило от сердца, человек должен находиться в атмосфере свободы. Потому что «где Дух Господень, там свобода» (2 Кор. 3:17, СП).

Действительно ли в организации Свидетелей Иеговы процветает атмосфера христианской свободы, способствующая неограниченному проявлению любви и веры? Проявляются ли эти качества как результат внутренних побуждений человека, а не внешнего давления со стороны организации? На мой взгляд, многое говорит о том, что это не так. Несколько лет, проведенных мною в Руководящем совете организации, убедили меня в этом. Нельзя сказать, что каждый отдельный Свидетель затронут в одинаковой степени. Некоторые способны довольно эффективно справляться с давлением организации. Они умеют сохранять свою индивидуальность под сильным давлением, им удается избегать догматизма во взглядах и жесткого склада ума, которые являются следствием одностороннего мышления. Такие люди часто с готовностью отзываются на свои внутренние побуждения, что, конечно же, достойно уважения. Однако, очевидно, это нельзя считать заслугой организации. Скорее наоборот, такие проявления существуют вопреки её усилиям.

Я также не думаю, что эта ситуация уникальна только для Свидетелей Иеговы, но, тем не менее, все они затронуты в определенной мере, а результат неизбежно пагубный. Насажденное отношение основано не на истине, которая освобождает, но на её искажении. Понимание Свидетелями того, что же на самом деле означает быть последователем Божьего Сына, претерпевает регресс. Их стремление всецело отражать его качества не достигает полной силы. Преобладающая атмосфера в организации не дает им совершать многие поступки любви и веры, к которым их подталкивает сердце, и обязывает исполнять другие дела, которым они не находят убедительного обоснования в Писании. Так или иначе, в большей или меньшей степени, свобода приносится в жертву. Истина о том, что «Христос освободил нас, чтобы мы были свободными», затуманена или предана забвению.

У такой ситуации несколько причин. Я надеюсь, что предлагаемый далее материал укажет на одну из самых фундаментальных проблем. 



[1] Если не указано иначе, библейские цитаты взяты из опубликованного Обществом Сторожевой Башни «Перевода нового мира» (2007). Другие источники: СП - Синодальный перевод; СоП – «Современный перевод». - прим. ред.

[2] Греческое слово (барюс), переведенное словом «лютый», имеет основное значение «тяжелый». Это же слово употреблено в Матфея 23:4 в отношении фарисеев, которые «связывают тяжелые ноши» и возлагают их на людей в виде традиций и формальных правил. Здесь также можно вспомнить о тяжести авторитарного руководства, духе властности и высокомерия, примером чего является Диотреф из 3 Иоанна 9,10.

[3] Как показано в Деян. 15:5,10, проблема не ограничивалась лишь обрезанием, она касалась соблюдения всего закона. В ст. 10 Петр называет закон «ярмом», которое никто не мог нести в полном объеме.