Моей жене

Так как мы ушли из Сторожевой Башни вместе, я видел страдания Пенни, я отведал ее слез, я чувствовал ее дрожь. Я пробыл в организации 13 лет, она же выросла в ней. Уход был болезненным. Один за другим все старые друзья попрощались с ней, чтобы уже никогда не приветствовать ее при встрече. В последние недели нашего пребывания в Зале Царства она подвергалась жестоким насмешкам и упрёкам. Но вырвавшись, в конце концов, на свободу, она расцвела как цветок, пробившийся из бутона.

Предисловие

Стоя в очереди в кассу супермаркета, Патрисия подняла глаза и увидела у соседней кассы своих родителей. «Привет, ма! Привет, па!» — радостно окликнула она их. Мать и отец бросили короткий взгляд в ее сторону, но посмотрели сквозь неё, словно она была невидимкой. Стараясь не встречаться глазами с дочерью, они торопливо закончили свои дела и покинули магазин.

Харриет сидела перед комиссией, состоящей из трёх мужчин, а ее муж Том в это время ждал за закрытой дверью. Мужчины слушали, как Харриет детально описывала любовные игры, которым они с мужем предавались за ночь до этого. Затем наступила очередь Тома отвечать на вопросы. Он также во всем сознался и присоединился к своей жене за дверью, чтобы дожидаться решения суда.

Когда доктора сказали Дженни, англичанке средних лет, что трансплантация роговицы — ее единственный шанс избежать необратимой слепоты, она знала, что нужно делать. Послушно следуя своим руководителям, она предпочла слепоту.

Почему же все эти люди вели себя так странно? Почему они делали то, что нормальные люди сочли бы мерзким, отвратительным или даже невозможным? Какая сила или власть может заставить родителей отказаться от собственной дочери, супружескую пару — обнажить свою интимную жизнь перед посторонними, а интеллигентную женщину — предпочесть слепоту зрению?

Во всех этих случаях причиной столь неестественного поведения людей было Общество Сторожевой Башни. Имена были изменены, чтобы сохранить анонимность тех, о ком шла речь, но все описанные события действительно имели место. И, как ни удивительно, эти люди были довольны своими противоестественными поступками, полагая, что так угодно Богу.

Обо всех этих ситуациях мы ещё поговорим подробно, здесь же они приводятся, чтобы проиллюстрировать власть, которую организация Сторожевой Башни имеет над Свидетелями Иеговы, и которая едва ли будет понятна для окружающих.

Каждый, кто пишет публичное разоблачение о группе, к которой он прежде принадлежал, рискует создать себе репутацию предателя, корыстолюбца и оппортуниста. И в некоторых случаях это, конечно, справедливо. Но бывает и так, что совесть человека уже не позволяет ему держать при себе некоторые факты. И тогда он должен высказаться, иначе на его и без того отягощённую душу ляжет ещё и грех умолчания.

В силу необходимости разоблачение выдерживается в негативном тоне. Работая над этой книгой, я не раз чувствовал себя так же, как автор библейского послания, который писал: «Дорогие возлюбленные друзья, я собирался написать вам некоторые мысли о спасении, дарованном нам Богом, однако вижу, что должен написать вам о другом... потому что в ваше число вкрались некоторые безбожные учителя...» (Иуда 3-4 в переложении Living Bible).

Я чувствовал то же самое! Я бы предпочёл написать книгу более позитивную, возвышенную, тонкую. Но таких материалов есть уже множество, в то время как реальное положение дел освещено недостаточно. Книгу «За кулисами Сторожевой Башни» нельзя было не написать. Это неприятная, но необходимая задача. Оглядываясь на тринадцать лет, проведённых мною в организации Сторожевой Башни, два из которых я был полновременным возвещателем, а восемь — старейшиной, я почувствовал себя обязанным поделиться с людьми этой предостерегающей информацией.

Моё чувство ответственности ещё более усиливали письма, приходившие ко мне ежедневно. С тех пор как в октябре 1986 года вышла в свет моя книга «Ответ Свидетелям Иеговы стих за стихом» (Jehovah's Witnesses Answered Verse by Verse), я стал получать все больше писем от людей, оказавшихся в самых печальных ситуациях: от женщины, которая просила меня писать ей на адрес соседа, поскольку ее муж, Свидетель Иеговы, уничтожал все адресованные ей письма; от активного старейшины, который понял, что многое из того, что его заставляют проповедовать с кафедры, — неверно, но боялся остановиться, зная, что в таком случае организация вынудит его семью и друзей прекратить с ним всякое общение; от женщины со Среднего Запада, чья взрослая дочь примкнула к Свидетелям Иеговы и теперь все больше отдаляется от родителей; от четы бывших Свидетелей Иеговы из Калифорнии, которые только что, задним числом, узнали, что их дочь, Свидетельница Иеговы, вышла замуж, не пригласив родителей на свадьбу и не сообщив им, ни за кого она выходит замуж, ни где собирается жить, ни хотя бы свою новую фамилию.

Все эти и многие другие подобные ситуации вновь и вновь напоминали мне о том, на каком «коротком поводке» организация Сторожевой Башни держит своих последователей. Каждое новое письмо звучало как мольба рассказать об этом во всеуслышание.

Конечно, можно было бы предоставить людям возможность самим узнать о том, что представляет собой Сторожевая Башня, если бы не тот факт, что вступление в эту организацию — выход на улицу с односторонним движением. Однажды попав в неё, почти невозможно ее покинуть без серьёзных последствий. Один мужчина, написавший мне с явной болью в душе, сравнивал Сторожевую Башню с мафией — «можешь уходить, если не боишься прогуляться на дно реки с цементными ботинками на ногах». Он чувствовал, что официальное лишение возможности общаться с семьёй и друзьями (наказание, которому подвергается Свидетель Иеговы, ушедший из организации) ничем не лучше убийства. Я надеюсь на то, что эта книга убережёт многих людей от подобной травмы.

Для того, чтобы это предупреждение было ясным и недвусмысленным, я нарушил две заповеди. Первая из них — неписаное правило телевизионных евангелистов, принятое большинством современных церквей: «Всегда улыбайся и говори о хорошем». Мы много слышим о любви, но мало о грехе; много о небесах, но мало об аде. С тех пор, как содержание проповедей стало подчиняться графикам продаж и рейтингам популярности, нам чаще говорят то, что мы хотим слышать, нежели то, что нам нужно услышать. Сегодня в церквях непопулярно говорить о вредоносных религиозных культах, хотя даже молчание с кафедры уже способствует их росту.

Второе табу, нарушенное в этой книге, — «никогда не рисуй черно-белые картинки». Считается, что мы, стремясь показаться умными, найдём спасительные свойства в чем угодно. Мы ищем столько оттенков серого, что, в конце концов, теряемся в тумане.

Конечно, о Свидетелях Иеговы можно сказать и много положительного: они известны своим религиозным рвением, нравственной чистотой, законопослушным поведением. Средний Свидетель Иеговы — искренний человек, много сил отдающий тому, чтобы угодить Богу. Проблема заключается не в самих Свидетелях, но в их руководителях, которые превращают обычных, порядочных людей в опасную силу. И эта книга, осуждающая организацию Сторожевой Башни, должна пробудить в вас сочувствие к тем несчастным людям, которые на свою беду оказались ею обмануты.

Скачать
ФАЙЛ ДЛЯ СКАЧИВАНИЯ
За кулисами ОСБ.pdf
Adobe Acrobat документ 1.9 MB

Вступление

Поскольку Свидетели Иеговы — религиозная группа, речь о них пойдёт, в основном, с точки зрения религии. Об их доктрине, толковании Священного Писания, пророчествах и уникальном переводе Библии написаны целые книжные собрания. Однако из виду зачастую упускается тот факт, что Общество Сторожевой Башни — ещё и политическая организация. «Вовсе нет! Мы воздерживаемся от политики», — возмутился бы в ответ Свидетель. И все же самим фактом организованного устранения от политики Свидетели Иеговы выражают свою политическую позицию — и позицию весьма экстремистскую в этом вопросе.

Для окружающих это отделение от мира становится очевидным во время выборов — Свидетели Иеговы не голосуют; во время распространения какой-либо петиции — они отказываются ее подписывать; когда звучит национальный гимн — они остаются сидеть. Но эти внешние проявления указывают лишь на пресловутую верхушку айсберга, на ту ее часть, которая сама бросается в глаза. Укрытой от посторонних взглядов остаётся огромная империя Сторожевой Башни, управляемая из Бруклина (район Нью-Йорка) и насчитывающая восемь миллионов подданных во всем мире.

Нежелание отдавать почести флагу или покупать правительственные облигации указывает на то глубокое идейное отличие Свидетеля Иеговы от среднего американца. Свидетель Иеговы видит в своих бруклинских руководителях высшую власть на земле. Он считает их прямыми представителями Всемогущего Бога, а их организацию — продолжением Царства Божьего. Это Царство в глазах Свидетеля Иеговы — не какое-то расплывчатое понятие: это конкретное, действующее правительство со своими собственными законами, со своими собственными судами, судьями и полицией, со своей собственной школьной системой, со своими собственными общественными программами и планами развития.

Таким образом, дело не в недостатке общественного патриотизма у Свидетелей; просто их верность обращена к другому правительству — тому, что правит из Бруклина. Эта преданность проявляется как в негативной форме (они отказываются выполнять определённые требования светского государства), так и в позитивной (они ревностно преданы и безоговорочно послушны своим руководителям). Именно о последнем аспекте и пойдёт речь в этой книге.

В ноябре 1978 года мир испытал шок, услышав о массовом самоубийстве в джунглях Гайаны. Более девятисот человек, по большей части американцев, отравились по приказу Преп. Джима Джоунса. Кто сможет забыть фотографии из Джоунстауна, на которых тела мужчин, женщин и детей устилали землю как жуткий ковёр из человеческой плоти? Такими были плоды деятельности культовой группы, вышедшей за рамки дозволенного. Но начиналось-то все в обычной церкви, здесь, в Соединённых Штатах, когда община верующих стала относиться к своему пастору с такой преданностью, что согласилась с его требованием безусловного послушания. Свидетели Иеговы этот первый шаг уже сделали. По словам их собственного журнала «Сторожевая Башня» (15 января 1983 г., стр.22), они уже согласились с необходимостью «избегать независимого мышления... сомнений в советах, которые даёт видимая Божья организация».

Почему же мы не видим на земле миллионы мёртвых тел Свидетелей Иеговы — картина в десять тысяч раз страшнее, чем в Джоунстауне? Возможно, мы их ещё увидим; возможно, это лишь вопрос времени. А может быть, дурная слава Джоунстауна не преследует Сторожевую Башню потому, что ее жертвы разбросаны тут и там, а не собраны в одном месте, где видеокамеры журналистов могут удобно взять их в фокус. Сколько Свидетелей Иеговы отказались от переливания крови, лёжа на операционном столе, и в результате умерли? Сколько родителей не позволили сделать переливание крови своим больным новорождённым детям или подросткам, истекающим кровью из-за несчастного случая? Никому ещё не удавалось определить точное количество этих жертв, но, учитывая, что миллионы Свидетелей вот уже сорок пять лет следуют запрету Сторожевой Башни на переливание крови, даже приблизительные подсчёты свидетельствуют о трагедии, соперничающей по масштабам с Джоунстаунской.

В Джоунстауне 914 человек покончили с собой
В Джоунстауне 914 человек покончили с собой

И все же смерть — не единственный печальный плод учений Сторожевой Башни. В список трагических последствий следует включить также разрушенные семьи, подростков, не получивших высшего образования, супружеские пары, расколотые надвое недоверием, и миллионы людей, живущих в страхе и с чувством вины. Целый «народ» живёт под властью тоталитарного «царственного» правительства, которое отрицает свободу слова, свободу печати, свободу общения и свободу совести.

Сами Свидетели Иеговы энергично отрицают эти обвинения, но это типично для жертв промывания мозгов. Поскольку в этом случае кандалами скован разум, а не запястья, они не натирают. Как люди, попавшие под чары гипнотизёра, Свидетели живут с широко открытыми глазами, «бодрствующие, счастливые и оживлённые», не понимая, что постгипнотические установки, введённые в их сознание, должны укорениться и контролировать их поведение.

На первый взгляд, собрание Свидетелей Иеговы кажется «одной счастливой семьёй» — единой, живущей в мире и в усердном служении Богу. Они запрограммированы на то, чтобы демонстрировать этот имидж всем, особенно вновь прибывшим в их среду. Основное внимание уделяется идеям любви, братства и чудесной надежде на то, что Бог воссоздаст Рай на земле; более жёсткие предписания и запреты оставляют на потом, когда организация установит достаточный контроль над человеком, чтобы оказывать на него давление.

Трудно поверить, что подобная тоталитарная религиозно-политическая структура может функционировать в свободолюбивой Америке. А в странах, где люди не привыкли к свободе, организация Сторожевой Башни сможет добиться невиданного успеха. Именно поэтому все люди должны помнить: «То, чего ты не знаешь, может тебе повредить».

Значит ли это, что моя книга написана с целью побудить читателей «объявить войну» «царству» Сторожевой Башни и уничтожить его? Нет! — если под этим понимать религиозные гонения или законодательные репрессии. Но словесная война? — Да! Нужно разоблачить организацию Сторожевой Башни, ответить на ее доводы и показать всем, что она в действительности собой представляет. И эти предостережения должны дойти до потенциальных новообращённых прежде, чем они увязнут в паутине, из которой не смогут высвободиться.

Из-под печатных станков Сторожевой Башни ежемесячно выходит более миллиарда страниц убедительной литературы, и почти 8 миллионов обученных вербовщиков во всем мире разносят эти книги и журналы по домам. В результате ежегодно в организацию вступает четверть миллиона новых членов — несколько тысяч в неделю. Этих новобранцев, как правило, находят среди людей, всерьёз не принадлежащих ни к какой религии и почти ничего не знающих об организации Сторожевой Башни и ее истории. Они принимают приглашение «изучать Библию» с учителем-Свидетелем и вступают на путь, следуя которому вскоре и сами станут послушными Свидетелями Иеговы. Я знаю, потому всего двадцать лет назад сам был таким же и в результате провёл следующие тринадцать лет в рабском ярме.

Я надеюсь, что эта книга попадёт в руки многих людей, которые собираются присоединиться к Свидетелям, и докажет им, что не стоит легковерно соглашаться с версией, предложенной Свидетелями Иеговы, которые постучались в вашу дверь, — нужно тщательно исследовать «другую сторону вопроса». В этой книге речь пойдёт не о богословии, поэтому мы не будем опровергать различные учения организации. Мы оставим это на долю других изданий, включая мои собственные работы «Ответ Свидетелям Иеговы стих за стихом» и «Как спасти близкого Вам человека от Сторожевой Башни».

Как бы мне этого ни хотелось, вероятно, многие Свидетели Иеговы не станут читать эту книгу; им строго запрещено это делать. Одного лишь наличия этой книги у Свидетеля будет достаточно, чтобы вызвать его на разбирательство в «правовой комитет». Их учили «уничтожать отступнические материалы» («Сторожевая Башня», 15 марта 1986 г., стр. 12) — все, что они таковыми считают — как «духовную порнографию».

Как человек, привыкший произвольно определять свой круг чтения, вы, несомненно, удивитесь, узнав, что Свидетели Иеговы не располагают такой свободой. В этой книге вы найдёте для себя немало подобных сюрпризов. Будьте готовы к потрясению, поскольку мы с вами входим «за кулисы Сторожевой Башни».

ГЛАВА 1. «Теократическое» правительство

Последний Президент (Фредерик Френц), имевший полноту власти. Затем власть сосредоточилась в Руководящем совете
Последний Президент (Фредерик Френц), имевший полноту власти. Затем власть сосредоточилась в Руководящем совете

Из «главного отдела» в Бруклине, Нью-Йорк, президент Общества Сторожевой Башни правит миллионами Свидетелей Иеговы и обладает над ними большей властью, чем Президент Соединённых Штатов. Даже диктаторы, чьё слово — закон для их народов, могут позавидовать президенту Сторожевой Башни, потому что его слово для Свидетелей Иеговы — закон Божий. Какие бы новые заповеди или наставления он ни решил провозгласить со страниц «Сторожевой Башни», он может быть уверен, что их воспримут как послания с небес и немедленно последуют им без каких-либо вопросов и жалоб.

Откуда же возник этот контроль? Официальное разъяснение, предлагаемое сектой, можно кратко изложить следующим образом: Второе Пришествие Христа произошло невидимо в 1914 году, тогда же Иисус установил Своё Царственное Правительство на небесах и избрал Общество Сторожевой Башни инструментом Своего правления на земле. Большая часть человечества продолжает следовать земным правителям, самодержавным или демократическим, а тот, кто стал Свидетелем Иеговы, отдал себя под «теократическую» власть Самого Бога. Командная цепочка в этой теократии начинается с Бога Отца на небесах и опускается вниз — через Иисуса Христа, через ангелов, через президента Сторожевой Башни и Руководящую Корпорацию в Бруклине, через зональных, окружных, районных и местных представителей — пока, наконец, не достигает рядовых Свидетелей Иеговы, которые должны ответить безмолвным подчинением.

Но если оставить красивую картинку в стороне, чем в действительности порождён этот религиозный феномен? Каким образом служение одного человека, Чарльза Тейза Рассела, начатое в 1870 году, развилось в империю с многомиллиардными доходами, контролирующую жизнь миллионов своих последователей?

Первоначально Рассел был «пастором» независимой группы по изучению Библии в городке Аллегейни, штат Пенсильвания. Он также писал статьи, благодаря которым приобрёл нескольких приверженцев в других штатах. Потом, в 1879 году, после разрыва с Движением Адвентистов, которые издавали его ранние произведения, Рассел начал выпускать свой собственный журнал под названием «Сторожевая Башня Сиона» (Zions Watch Tower) и «Вестник Присутствия Христа» (Herald of Christ’s Presence). Для распространения этих изданий по домам он набирал помощников, и уже вскоре несколько сотен добровольцев распространяли эти издания по домам.

  В 1886 году Рассел опубликовал свою книгу «Божественный план веков» (The Divine Plan of the Ages), первую из серии «Изучение Писаний» (Studies in the Scriptures). По мере того, как росла популярность его книг пророческого и разъяснительного характера, тут и там возникали группы последователей последователей, которые собирались для изучения Библии и пользовались книгами Рассела как учебными пособиями. Формально не являясь единой конфессией, эти маленькие собрания расселитов связывала одна цель: поделиться с окружающими чудесными «истинами», открывшимися им через их общего учителя. Многие из этих «истин» сегодняшние Свидетели считают «заблуждениями» - например, учение о том, что Великая Пирамида в Египте была создана по вдохновлению Бога, равно как и Библия; представление о том, что Бог живёт на звезде Альциона в созвездии Плеяд, - оба этих учения были, наконец, упразднены спустя десятки лет после смерти Рассела.

Ободряемые свыше, последователи научились говорить о Расселе как о «верном и благоразумном рабе из Матфея 24:45», видя в притче Иисуса о верности ранее скрытое пророчество о том, что перед самым концом света Бог изберёт человека, который восстановит утерянные истины первоначального христианства. «Этим рабом» был избран Рассел. Стоит ли удивляться, что после его кончины в 1916 году образовавшийся вакуум подтолкнул должностных лиц его организации к борьбе за власть. Последней волей и завещанием Рассела было создание комитета, который осуществлял бы надзор за изданием журнала «Сторожевая Башня», и, таким образом, корпорация на законных основаниях целиком оказалась в руках семи членов совета директоров. Новый президент Джозеф Ф. Рутерфорд вскоре попытался добиться для себя такой же власти, какую имел Рассел, однако его честолюбивые замыслы натолкнулись на сопротивление других высокопоставленных сотрудников корпорации и поместных собраний.

Джозеф Рутерфорд
Джозеф Рутерфорд

Юрист по профессии, «судья» Рутерфорд нашёл в правовой структуре лазейки, при помощи которых заменил назначенцев Рассела тщательно отобранными верными ему людьми. В какой-то момент он даже приказал своему подчинённому вызвать полицию, чтобы изгнать из конторы Общества четырёх (большинство) мешавших ему членов совета директоров. В короткий срок «судья» Рутерфорд сокрушил оппозицию в главном отделе и обеспечил себе полный контроль над штатом корпорации. Далее он взялся за местные собрания. Поскольку в каждой группе были свои, избранные демократическим путём старейшины, Рутерфорду приходилось действовать осторожно. Сначала в 1919 году он назначил в каждое собрание по «служебному директору», чтобы контролировать распространение своего нового журнала «Золотой век» (The Golden Age), предшественника сегодняшнего «Пробудитесь!». С течением времени число должностных лиц, назначенных Бруклином, росло. К тому же темы проповедей в поместных собраниях стали постепенно дополняться, а затем оказались полностью заменены материалами, рассылаемыми главным отделом. К 1930 году Рутерфорд смог полностью заменить выборных старейшин назначенными сотрудниками.

Некоторые местные группы откололись от Общества и сформировали различные независимые «Ассоциации Исследователей Библии», предпочитая переиздавать книги Рассела, а не изучать новые материалы, издававшиеся Рутерфордом, а те собрания, которые остались с Обществом Сторожевой Башни, к 1938 году уже полностью контролировались бруклинским главным отделом. Журнал «Сторожевая Башня» от 15 июня того же года призвал каждую поместную группу формально принять следующую резолюцию:

«Мы, общество людей Бога, избранных во имя Его, и ныне находящихся в [название местности], признаем, что правление Бога есть чистая теократия, и что Иисус Христос находится в храме и обладает полной властью над видимой, равно как и над невидимой организацией Иеговы, и что «ОБЩЕСТВО» является видимым представителем Господа на земле...».

После смерти «судьи» в 1942 году пост президента унаследовал Натан Хомер Норр - на этот раз без открытого сопротивления, поскольку власть уже сосредоточилась наверху. Он учредил школы, в которых Свидетелей Иеговы учили эффективно обращать людей в свою веру, вследствие чего ко времени смерти Норра в 1977 году число активных Свидетелей резко выросло с сотни тысяч до двух с лишним миллионов.

Преемником Норра стал Фредерик У. Френц, который ещё более усилил власть организации над ее приверженцами. После того как в 1980 году из главного отдела были изгнаны все либералы, Френц начал кампанию «лояльности», направленную на устранение остатков свободомыслия среди Свидетелей Иеговы. Однако организация продолжала расти. Таким образом, то, что начиналось как свободная конфедерация независимых групп по изучению Библии, следующих за Чарльзом Т. Расселом, превратилось в авторитарное «царство», руководящее жизнями миллионов последователей. Свидетели Иеговы верят, что это царство, которым правят из Бруклина, и есть Царство Божие.

И когда Свидетели Иеговы слышат слова: «Да приидет царство Твое, да будет воля Твоя на земле, как и на небе...» из Молитвы Господней, они понимают их как молитву о том, чтобы организация установила контроль над всей землёй. Они считают правительства всех народов врагами своего «теократического» правления - врагами, которые, в конце концов, будут сокрушены Божьей силой, после чего их организация останется единственным правительством на земле.

Этим объясняются многие запреты секты. Свидетели отказываются отдавать почести флагу своей страны, отчасти потому, что видят в нем эмблему вражеского правительства. Они не голосуют, потому что считают себя гражданами другого государства, именуемого Божьим царством. Свидетели Иеговы не хотят служить в армии своей страны, потому что считают себя «армией Иеговы», а вооружённые силы государства — частью вражеской армии (более подробно об этом мы поговорим в главе 19). Строительство Зала Царства за одни выходные усилиями сотен добровольцев в глазах Свидетелей становится результатом деятельности отдела общественного труда в их царственном правительстве. Школа для подготовки возвещателей свидетельствует о существовании в этом теократическом правительстве отдела образования. А «правовые комитеты», рассматривающие дела членов, нарушивших законы Сторожевой Башни, воспринимаются как доказательство того, что «теократия» — это настоящее правительство со своей собственной судебной системой.

Соседи Свидетелей Иеговы могут считать их просто членами очередной религиозной секты, но сами Свидетели видят себя гражданами полноценного государства, земная столица которого находится в Бруклине, а местные представители председательствуют более чем в пятидесяти тысячах Залов Царства по всей земле.

ГЛАВА 2. Судилища Сторожевой Башни

Одна из самых лелеемых американских свобод — право на беспристрастный и быстрый суд присяжных, равных по рангу подсудимому. Но, становясь Свидетелями Иеговы, американцы отказываются от этого права — конечно, не в местном суде, где они по-прежнему имеют те же права, что и мы с вами, — а в судебной системе самой Сторожевой Башни.

Распространяя учение о том, что в действительности Царство Божье — это правительство, которое было установлено в 1914 году, и в котором Иисус Христос является невидимым Царём, а Общество Сторожевой Башни — Его видимым представителем на земле, организация Свидетелей Иеговы претендует на полномочия полноправного правительства в отношении своих членов. Подобно любому другому правительству, рассуждают они, организация должна создавать свои собственные законы и формировать суды, чтобы обеспечить исполнение этих законов.

Лишь немногие не-Свидетели знакомы с этим могучим оружием Сторожевой Башни, которое в глазах членов секты заменяет и превосходит светские суды. Отдельные подробности можно узнать из книги «Организованы проводить наше служение» (1990), справочника, доступного только самим Свидетелям и их «ученикам», формально выразившим намерение стать Свидетелями; посторонние не могут купить эту книгу ни за какие деньги. В главе под названием «Когда возникают трудности», это издание рассказывает о том, как старейшины собрания избирают из своего числа правовой комитет, состоящий из трёх человек, для рассмотрения правонарушений. Однако большинство инструкций, касающихся судебных дел, содержится в серии книг под названием «Учебник школы царственного служения», привилегию читать которые имеют только старейшины.

Свидетели Иеговы могут быть вызваны в правовой комитет без предупреждения, без предварительного предъявления обвинений и без права увидеть своих обвинителей, которые могут остаться анонимными или даже быть членами этого самого комитета. Нет у них и права на помощь адвоката. Фактически, суд проходит за закрытыми дверьми, без свидетелей.

Цель правового комитета — добиться «покаяния», т.е. заставить заблуждающегося Свидетеля оставить неверный путь и подчиниться предписаниям организации. Ради достижения этого желаемого результата комитет уполномочен применять к нарушителю множество разнообразных наказаний.

Наказания варьируются от мягкого, личного упрёка, до высшей меры наказания—лишения общения. Когда нераскаявшегося «правонарушителя» лишают общения, комитет оглашает его имя на собрании, чтобы каждый знал — с этого момента он должен избегать общения с названным человеком. С лишённым общения нельзя разговаривать, а неожиданно встретив его на улице, нельзя даже поздороваться. Члены семьи этого человека должны ограничить своё общение с ним, а родственники, не живущие с ним в одном доме, должны избегать его, встречаясь только по «неотложным семейным делам».

Даже если правонарушитель признан «раскаявшимся» и, следовательно, достойным остаться в числе членов собрания, его могут лишить «привилегий». На какой-то срок он может быть лишён возможности активно участвовать в собраниях, его могут сместить со служебной должности. Старейшины могут даже «публично обличить» раскаявшегося правонарушителя, объявив его имя собранию и осудив в своей речи совершенный им «грех».

Если старейшины на правовом комитете решили кого- то лишить общения, этот человек вправе обжаловать их решение. Жалоба заслушивается апелляционным комитетом из трёх человек, избранных местными старейшинами (если в собрании лишь трое старейшин, значит апелляционный комитет, который обычно составлен из старейшин соседних собраний, будут подбирать те же, кто только что осудил этого человека). Решение апелляционного комитета — окончательное.

Об актах лишения общения извещается Бруклинский главный отдел и другие собрания, поэтому у изгнанного человека нет возможности общаться с соверующими даже в другом городе.

Статья в журнале «Сторожевая Башня» от 1 января 1986 года, где организация открыто опубликовала результаты осуждения на лишение общения, представляются редким случаем.

«Необходимо также отметить, что в течение прошедшего года пришлось лишить общения с христианским собранием 36 638 человек, в большинстве своём — за безнравственное поведение. Мы должны хранить чистоту организации Иеговы!» (стр. 13).

Поскольку большинство Свидетелей Иеговы смиренно раскаивается, когда их обвиняют в преступлениях против организации, цифра в 36 638 отлучённых указывает на то, что в действительности в 1986 году перед судом Сторожевой Башни предстало гораздо больше людей — возможно, более четверти миллиона.

Процитированная выше статья утверждает, что больше всего людей было лишено членства за «безнравственное поведение», и развивает эту мысль, ссылаясь на «гомосексуализм, обмен жёнами, растление детей». Именно такой образ своей правовой системы и стремится создать организация: оправданный способ удаления из своих рядов нравственно развращённых людей. Но даже если лишённые членства «в большинстве своём» были сексуально безнравственны, как нам быть с «меньшинством»? Статья ни словом не упоминает о том, что тысячи людей предстали пред судом по другим причинам.

К примеру, один пожилой человек из числа наших знакомых несколько лет был Свидетелем Иеговы, как его жена и один из взрослых сыновей. Его второй сын не был Свидетелем. Каким-то образом этот пожилой господин сумел освободиться из-под запрета организации на празднование дней рождения и в день рождения своего сына не-Свидетеля послал ему открытку. Но это ему даром не прошло. Когда жена узнала о поздравительной открытке, она выполнила свой долг: донесла старейшинам на своего мужа. Те быстро сформировали правовой комитет и вызвали правонарушителя к себе на суд (возможно, суды Свидетелей Иеговы не всегда «беспристрастные», но они, как правило, «скорые»). Когда он отказался «покаяться» в том, что послал поздравительную открытку, старейшины лишили его общения — точно так же они поступили бы с непокаявшимся прелюбодеем или растлителем детей.

Помимо поздравительных открыток Свидетели Иеговы также могут быть привлечены к суду и лишены общения за такие правонарушения, как курение, соблюдение праздников, покупка лотерейных билетов, голосование на выборах, поклонение в других церквях и т.д. На Свидетеля, который в частной беседе выражает какое-либо несогласие с любым учением Сторожевой Башни, могут донести старейшинам, и его вызовут в правовой комитет.

Итак, Свидетели Иеговы находятся во власти судебной системы, которая лишает их права на услуги адвоката, права увидеть своих обвинителей, права на беспристрастный суд присяжных, равных по рангу подсудимому. Правовой комитет, который рассматривает их дела, является не только судьёй, присяжными и судебным исполнителем, но также и прокурором — к тому же, как отмечалось выше, члены комитета могут даже решать, кто будет рассматривать жалобу подсудимого.

Каждый Свидетель Иеговы боится вызова в правовой комитет даже больше, чем вызова в светский суд. За те восемь лет, что я служил судьёй в Сторожевой Башне, я часто видел, как женщины и даже мужчины рыдали, представ перед судом. В конце концов, гражданский суд может присудить штраф и тюремное заключение, но правовой комитет Сторожевой Башни может лишить виновного друзей, семьи, и — поскольку этот трибунал говорит от имени Бога—надежды на вечную жизнь.

ГЛАВА 3. Все выходы перекрыты

Мы не можем позволить ему уйти — он слишком много знает!» Эта привычная реплика вновь и вновь звучит в кинематографической продукции. Мы слышим ее из уст главных вражеских разведчиков в шпионских боевиках и боссов преступного мира в фильмах о гангстерах. Но доводилось ли кому-то слышать эти слова из уст религиозного лидера? Если бы о Свидетелях Иеговы снимали фильм, это выражение, несомненно, звучало бы в нем.

Уместно вспомнить случай с Реймондом Френцем, племянником президента Сторожевой Башни Фредерика У. Френца. Как рассказывает его книга «Кризис совести», Реймонда возмутило то, что он увидел, став членом Руководящей Корпорации Общества. Эта элитная группа, в которую в разные времена входили от семи до восемнадцати человек, претендует на право высказываться от Божьего имени как по вопросам веры и нравственности, так и по «приземлённым» вопросам, таким как одежда и уход за собой. Френц участвовал в работе Корпорации несколько лет и голосовал по таким, к примеру, вопросам: позволительно ли Свидетелю Иеговы принимать пересадку почки, какого рода сексуальные контакты допустимы между мужем и женой, какое наказание следует наложить на курящих Свидетелей, и т.д. В каждом случае Руководящая Корпорация обсуждала все «за» и «против» — иногда дело доходило до жарких споров, — а потом совершалось голосование. Некоторые решения можно было принять простым большинством голосов, но в более серьёзных ситуациях требовалась поддержка двух третей состава. В каждом случае окончательное решение публиковалось в «Сторожевой Башне» в виде нового Божьего откровения, и миллионы Свидетелей Иеговы по всему миру должны были послушно подчиниться «Божьему закону», провозглашённому организацией.

В конце концов, Реймонд Френц испытал «кризис совести», о котором и рассказал в своей книге. Не в состоянии более участвовать в деятельности Руководящей Корпорации, претендующей на папскую власть, он взял длительный отпуск.

Это привело всех прочих членов Руководящей Корпорации в смятение. Почему? Да потому, что Рэй Френц слишком много знал! Что если он расскажет обычным, рядовым Свидетелям Иеговы о тайных внутренних механизмах Руководящей Корпорации? Что если он разоблачит мелкие склоки и политические манёвры, которыми вот уже много лет объясняются все перемены в «Божьем законе»?

Чтобы не допустить этого, Руководящая Корпорация решила заставить Реймонда Френца молчать. Он «слишком много знал»! Как писал журнал «Тайм» 22 февраля 1982 года (стр.66), они издали новый «Божий закон», которым запрещалось есть вместе с любым бывшим членом организации, а затем уличили Френца в том, что он обедал в ресторане с хозяином своей квартиры, бывшим Свидетелем Питером Грегерсоном.

Случай с Реймондом Френцем был необычен тем, что привлёк столь большое внимание, но никак не тем, как все это было проделано. Обычный, рядовой Свидетель Иеговы, пытающийся уйти из организации самостоятельно, встречается с таким же обращением. Особенно это касается тех, кто уходит добровольно, столкнувшись в ней с обманом, лжепророчествами, искажениями Библии и т.п. Нельзя допустить, чтобы он «заговорил», когда покинет организацию, потому что он «слишком много знает». Его нужно заставить молчать.

В случае с Френцем лёгкое изменение правил привело к тому, что его «лишили общения». Если какой-нибудь другой Свидетель добровольно уйдёт из организации, не нарушая никаких правил, уже один только его уход будет воспринят, как правонарушение. Правовой комитет проводит слушание, а затем объявляет собранию, что человек сам «отрёкся от общения», и поэтому с ним нельзя разговаривать. Конечный результат тот же, что при лишении общения: виновный оторван от своей семьи и друзей.

Такое обращение даёт двойной эффект: (1) бывший Свидетель наказывается потерей близких, а (2) оставшиеся Свидетели Иеговы застрахованы от того, что этот отщепенец пробудит в них сомнения в организации. Они не только не должны есть с бывшими Свидетелями Иеговы, им запрещено читать письма, статьи и книги, которые он может написать.

Хотя из-за отделения от светского государства руководителям Сторожевой Башни недостаёт власти отрезать языки и сжигать еретиков на столбах, как это делала средневековая инквизиция, они по-прежнему держат поводья железной рукой. Они могут гарантировать, что овца, отбившаяся от стада, в глазах остальных Свидетелей будет ничем не лучше мёртвой, и сделать, при этом, чтобы она молчала, — во всяком случае, Свидетели не станут слушать эти рассказы.

ГЛАВА 4. Право голосовать?

Организация Сторожевой Башни относится к избирательному праву очень просто: любой Свидетель Иеговы, заполнивший бюллетень во время федеральных, региональных или муниципальных выборов, предстанет перед судом и будет лишён членства. Тот, кто присоединяется к Свидетелям, больше не имеет права голосовать. Он автоматически лишается избирательных прав.

Очевидно, подобное отношение объясняется тем, что все мирские правительства находятся под властью «Сатаны дьявола», а значит и голосование на выборах, проводимых этими правительствами, равносильно оказанию поддержки сатане. В конце концов, рассуждают Свидетели, выборы не дают возможности реального выбора. Все кандидаты на общественную должность являются орудиями дьявола. Откуда мы это знаем? Да потому, что никто из них не является Свидетелем Иеговы. Каждый, кто не служит Иегове в союзе с Его организацией, по определению является слугой сатаны, а      Свидетелей Иеговы среди кандидатов быть, конечно же, не может, поскольку они не в праве занимать общественные должности.

Как вы, наверное, заметили, подобная точка зрения на избирательный процесс — прекрасный пример порочного круга в рассуждениях: «Не участвуйте в политике, потому что все политики погрязли в разврате, потому что они не Свидетели Иеговы, потому что Свидетелям Иеговы запрещено участвовать в политике». Свидетели Иеговы ходят в своих рассуждениях кругами, даже не понимая, что они похожи на собаку, которая пытается поймать собственный хвост.

В действительности же Свидетели воздерживаются от политики просто потому, что так приказало им Общество Сторожевой Башни. Свидетелей Иеговы учат относиться к демократии как к врождённо неполноценной и греховной форме правления. Они считают ее неполноценной, поскольку сравнивают демократию (при которой правит «народ») с теократией (при которой правит Бог), а в силу того, что люди по своей природе ниже Бога, и демократия, если следовать этой логике, должна быть хуже теократии. Более того, поскольку настоящим и полноправным властителем является Бог, любое другое правление представляет собой узурпацию Его божественной власти, а потому греховно. Кто же способен изобрести столь ущербный и греховный строй, как демократия? Ну конечно же «Сатана дьявол»!

Помимо пресловутого богословского оправдания отказа от голосования такая политика помогает руководству Сторожевой Башни достичь действительно важной цели: удержать своих последователей в изоляции от внешнего мира, обратить их верность и преданность только на организацию. В конечном итоге, именно эта причина стоит за многими учениями Общества, несмотря на заверения в «библейских основаниях» богословия Свидетелей Иеговы. Свидетелей учат хранить верность божественному теократическому правлению, а не развращённым человеческим демократиям. Кто же в действительности пользуется их верностью и смирением? Организация Сторожевой Башни! Она помещает себя в эту схему под видом «Божьего канала» общения. Таким образом, Свидетель Иеговы, искренне желающий быть верным Богу, а не человеку, так или иначе заканчивает служением другим людям — только не демократически избранным всем народом представителям в Вашингтоне, а самозванным руководителям Сторожевой Башни в Бруклине.

Посетителей Зала Царства, однако, нередко удивляет, что между собой Свидетели все-таки голосуют. Вопрос, проводить ли воскресное собрание в 9 или в 9.30 утра, может быть оставлен на усмотрение собрания и решён общим голосованием — теми же самыми людьми, которые были бы отлучены за голосование в аналогичном муниципальном референдуме.

Точно так же, в порядке выполнения требований по владению недвижимостью, установленных для религиозных групп, местное собрание может голосованием избрать ответственных за содержание Зала Царства. Но это голосование — пустая формальность, поскольку никакого выбора на самом деле нет. Как и на выборах в советские времена, на бюллетене есть только один список заранее избранных кандидатов, представленный для утверждения собранием. На особых выборах, проходивших в Зале Царства города Бонхэм, штат Техас, 16 января 1986 г., за место доверенного лица соревновались два соперничающих кандидата, однако две недели спустя они были отлучены за независимость своих взглядов. Последовало судебное побоище, которое на момент написания этой книги все ещё идёт в светском суде (судья принял решение в пользу местных кандидатов, постановив, что прежние доверенные лица, изгнанные из организации, должны владеть Залом Царства на равных правах с их вновь избранными преемниками. Но даже выиграв дело в суде, эти люди были вынуждены покинуть Зал Царства из-за давления со стороны других членов организации — прим. ред.) Других подобных случаев около 100 тысяч местных собраний Свидетелей Иеговы во всем мире не знают. Более подробно об этом читайте в главе 12.

Как ни парадоксально, втайне от рядовых Свидетелей Иеговы их лидеры в своём кругу регулярно прибегают к голосованию. На местах старейшины собрания могут голосованием выбрать кого-либо из своего числа для особых поручений или обязанностей или попросить поднять руки, чтобы решить вопрос, требующий единодушного согласия. За восемь лет, проведённых в качестве старейшины, я участвовал в подобных голосованиях бесчисленное количество раз.

Аналогично, голосованием принимает решения и бруклинская Руководящая Корпорация. Как подробно рассказывает в своей книге «Кризис совести» Реймонд Френц, экс-член Руководящей Корпорации, эта группа обсуждает предлагаемые изменения в учении и ставит их на голосование; в случае одобрения двумя третями голосов «новая истина» публикуется в журнале «Сторожевая Башня» в виде откровения от Бога. Так, Френц рассказывает о нескольких собраниях Руководящей Корпорации, на которых он присутствовал в 1978 году, когда руководство обсуждало изменения в позиции организации относительно воинской повинности. Простым большинством голосов предложенное изменение было одобрено, но не набрало двух третей голосов, а потому его отложили в долгий ящик («Кризис совести», стр. 149).

Какое замечательное сходство со светским политическим процессом! Да, в своём кругу Свидетели иногда следуют тем же процедурам, что и демократия, которую они публично осуждают за ущербность по сравнению с их якобы «теократическим» правлением.

Количество посетивших Залы Царства Свидетелей Иеговы во всем мире выросло с неполной четверти миллиона в 1946 году до почти что двух миллионов в 1966 году и намного превзошло девять миллионов в 1989 году. Наблюдая столь быстрый рост, стоит задуматься о том, что могло бы случиться, если бы Свидетели завоевали большинство в некоторых политических сферах. Церковь мормонов, например, пользуется своим численным перевесом, чтобы контролировать штат Юта, и мы легко можем представить, что случилось бы, попади в подобную ситуацию Свидетели Иеговы. «Новая истина» немедленно сообщила бы им о необходимости стать зарегистрированными избирателями и включиться в политический процесс, где они действовали бы как послушные пешки своих бруклинских руководителей.

Но даже если вообразить себе массовую миграцию Свидетелей Иеговы в какой-нибудь малонаселённый район, нам вряд ли стоит опасаться подобного переворота в обозримом будущем. Сторожевая Башня не представляет опасности для политической свободы наших стран. В гораздо большей степени она опасна для тех, кто лишается гражданских прав, присоединяясь к секте, которая еженедельно вовлекает тысячи новообращённых.

ГЛАВА 5. Под прицелом дети

Доброе утро! Вы — миссис Смит, воспитательница детского сада?

- Да. Вы, должно быть, миссис Бэскомб — мама Реджинальда?

- Совершенно верно. Я знаю, это необычно, когда один из родителей просит о встрече с воспитателем ещё до начала занятий, но у меня были особые причины для этого разговора.

- Не стоит извиняться. Я всегда рада встрече с родителями. Это говорит о том, что вы заботитесь о своём ребёнке. В конечном счёте, ребёнку же лучше, когда родители и учитель работают вместе как одна команда.

- Что ж, я действительно надеюсь, что Вы пойдёте мне навстречу, миссис Смит. Видите ли, я стараюсь воспитывать Реджи Свидетелем Иеговы, поэтому кое-что он будет делать не так, как другие дети.

- О, да! Я слышала, что Свидетели Иеговы не салютуют флагу. Это не проблема, миссис Бэскомб. Лично я — патриотка Америки, но я сознаю, что гарантии свободы меньшинств — один из тех моментов, из которых складывается величие нашей страны. К тому же, если флаг приветствуют по принуждению, а не по желанию, я не вижу в этом никакого смысла.

- Я рада, что Вы так думаете, миссис Смит. В годы второй мировой войны Свидетелей Иеговы преследовали за то, что они не салютовали флагу. Многие дети подвергались в школе наказаниям и насмешкам, подчас их даже исключали, и Свидетели Иеговы отстаивали свои права вплоть до обращения в Верховный Суд Соединённых Штатов.

- Времена изменились! Теперь Вам не о чем беспокоиться. Я также слышала, что вы не празднуете Рождество. Я полагаю, Вы хотели бы освободить Реджинальда от рождественских мероприятий?

- Вот именно! Видите ли, Иисус был рождён где-то около 1 октября, поэтому даты 25 декабря и 7 января неверны.

- Значит, вы празднуете Рождество в октябре?

- Нет. По правде говоря, это языческий праздник, произошедший от древнеримских сатурналий, поэтому мы его вообще не празднуем. Реджи не следует предлагать раскрашивать рождественские картинки, делать украшения или петь рождественские гимны, а если ребята соберутся на рождественскую вечеринку, его не должно быть с ними в комнате.

- Хорошо.

- А новогодний праздник произошёл от поклонения двуликому римскому богу Янусу, поэтому мы его тоже не отмечаем.

- Понимаю.

- Ещё, насколько я понимаю, в следующем месяце Вы будете раздавать детям картинки для раскрашивания ко Дню Колумба?

- Да.

- Но Реджи не будет в этом участвовать.

- О, я не знала, что вы возражаете против Дня Колумба.

- Да, мы возражаем. Мы также избегаем всех прочих праздников, которые воздают излишние почести человеку — к примеру, юбилеев Линкольна и Вашингтона.

- Понимаю.

- И, раз уж мы заговорили о днях рождения, отмечаете ли вы дни рождения детей из своего класса?

- Да! Мы устраиваем небольшое торжество в честь каждого дня рождения.

- Что ж, Реджи не сможет принимать участия и в этом. Он не может праздновать ни свой собственный день рождения, ни дни рождения кого-либо из детей.

- Нет? Каким же образом дни рождения противоречат вашей религии?

- Библия рассказывает о том, как египетский фараон и нечестивый царь Ирод праздновали свои дни рождения — оба они в этот день кого-то лишили жизни. По этой причине мы не празднуем дни рождения. Это языческий обычай.

- Хорошо. Реджи не будет в этом участвовать.

- А ещё — о Пасхе. На самом деле, этот праздник — также языческого происхождения. Как и день св. Валентина, и День Флага, и День Матери, и День Отца. Ни один из них мы тоже не отмечаем.

- Я заметила, что Вы не упомянули День Благодарения. Как верующие люди, которые молятся Богу, вы наверняка празднуете День Благодарения — не так ли, миссис Бэскомб?

- Нет. Мы благодарим Бога каждый день. Кроме того, мы не должны уподобляться приверженцам ложных религий Бога Иеговы. Таким образом, Реджи не может участвовать и в раскрашивании картинок ко Дню Благодарения.

- Я понимаю. Но, миссис Бэскомб, названных Вами праздников и дней рождения всех детей больше тридцати дней в учебном году, значит, практически каждую неделю Реджи не будет участвовать в общих мероприятиях.

- Да, я понимаю это. Прежде чем уйти, я хочу дать вам эту брошюру — «Школа и Свидетели Иеговы». Многие вопросы, которые мы сегодня обсудили, а также некоторые другие предметы, которых мы не касались, рассматриваются в ней более подробно.

- А! Значит Ваши убеждения по поводу флага и всех этих праздников и торжеств — не просто Ваше личное мнение?

- Да, это моё личное мнение. Но я пришла к этим выводам с помощью публикаций Общества Сторожевой Башни. Видите ли, наша Руководящая Корпорация в Бруклине, Нью-Йорк, — это группа людей, подобных двенадцати апостолам в Иерусалиме первого столетия нашей эры. Они учат этому на основании Библии и помогают нам действовать так, как угодно Богу Иегове.

- Миссис Бэскомб, как бы Вы предпочли, чтобы я занимала Реджи, пока другие дети будут вовлечены в мероприятия, против которых Вы возражаете?

- Наверное, можно оставить его поиграть в одиночестве или отослать его в офис. Если Вы позволите ему не участвовать в том, что не угодно Богу, остальное не имеет значения.

Тысячи подобных бесед ежегодно происходят между родителями-Свидетелями Иеговы и учителями государственных школ, в которых учатся их дети. Данных о том, сколько детей есть в организации Свидетелей Иеговы, не сообщается, однако среди миллионов посетителей Залов Царства, конечно же, много детей.

Помимо всех этих трудностей в школе, юные Свидетели Иеговы обязаны сопровождать своих родителей, когда те «проповедуют» по домам, и с юных лет учатся распространять журналы «Сторожевая Башня» и «Пробудитесь!» и прочую литературу.

В собраниях Свидетелей нет воскресной школы, молодёжного общения и других программ для детей. Вместо этого, малыши всех возрастов высиживают вместе с их родителями по пять часов в неделю на собраниях для взрослых. Для многих из них это время превращается в пять часов наказаний и шлепков.

Подростков призывают проводить летние каникулы, целыми днями распространяя литературу Сторожевой Башни в качестве «общего пионера на время отпуска» или «подсобного пионера», а по окончании средней школы записаться в «общие пионеры» уже на постоянной основе. Тех, кому скоро исполнится 20 лет, склоняют подавать заявления о приёме в Вефиль — в качестве полновременных добровольных рабочих на фабриках Общества Сторожевой Башни в Бруклине и других местах (штат фабрик — несколько тысяч работников — в значительной степени составляют мужчины и женщины, которым только что перевалило за двадцать лет).

Только «слабые» Свидетели посылают своих детей по окончании средней школы в университет. К высшему образованию относятся неодобрительно, расценивая его как (1) вклад в эту безнравственную систему вещей, которую Бог вот-вот разрушит, (2) угрозу вере и морали и (3) пустую трату времени.

К счастью, лишь немногие дети Свидетелей Иеговы, став взрослыми, остаются активными членами секты. Некоторые, достигнув совершеннолетия, официально уходят из организации. Других выгоняют за курение, употребление наркотиков, службу в армии, участие в голосовании, за сексуальную распущенность или участие в праздниках (будучи старейшиной Свидетелей Иеговы, я проводил много времени в правовом комитете, наказывая или лишая общения молодых людей). Но гораздо чаще молодой человек тихо отходит в сторону, становится «пассивным», все реже и реже посещает собрания, пока, наконец, не сможет незаметно уйти совсем.

После выхода из организации, некоторые приходят в другие церкви, но многие продолжают носить на себе шрамы изувеченного детства. Они помнят мучительные часы, проведённые на жёсткой скамье в Зале Царства, и сожалеют о том, что лишились радостей, доступных любому «мирскому» ребёнку. Многие, оглядываясь назад, жалеют, что не поступили в колледж и не получили профессию. Но гораздо больше тех, кто мучается угрызениями совести и сомнениями — а что, если Сторожевая Башня права? Что, если Армагеддон действительно скоро наступит, и все не-Свидетели погибнут? Что, если меня ждёт наказание за то, что я оставил Бога и Его организацию?

Таким образом, дети Свидетелей Иеговы, покинут ли они секту или останутся в ней, часто обречены сменить несчастное детство на несчастную взрослую жизнь.

ГЛАВА 6. Свобода печати?

Одно из наиболее лелеемых завоеваний Америки — наша свободная пресса. Читатели могут найти в печати статьи, выражающие любые вообразимые точки зрения, от крайне левых до крайне правых и всех возможных промежуточных направлений. Судьи в судах нашей страны опасаются наложить запрет на порнографическую литературу, боясь, что вслед за преследованием изготовителя порнографии под угрозой окажется неприкосновенная свобода прессы. Средний американец не может себе представить, каково жить в стране, где дозволено выражать в печати только одно мнение, где это мнение диктуется правительством, где за печатным станком может стоять только проверенный человек, и где чтение или хранение запрещённой литературы является преступлением.

Но американцам, ставшим Свидетелями Иеговы, для этого не требуется богатое воображение — они живут в такой стране. По-прежнему проживая в Соединённых Штатах, они являются подданными другого «царства», где запрещено издавать, читать или хранить оппозиционную литературу. «Царство» Сторожевой Башни не допускает свободы печати.

Я могу лично засвидетельствовать это, поскольку однажды меня вызвали на суд правового комитета Свидетелей Иеговы за преступное издание независимой газеты. Отказавшись от попыток открыто высказываться в нашем местном Зале Царства, в конце концов, я взялся за перо и чернила, чтобы выразить свои мысли, мысли Свидетеля Иеговы, не согласного с некоторыми утверждениями официального журнала секты «Сторожевая Башня». В декабре 1981 года я сел за пишущую машинку и составил листовку в две страницы под названием «Комментарии друзей» (в своём кругу Свидетели Иеговы называют единоверцев «друзьями»). В этой листовке я представился как активный, ревностный Свидетель и выразил своё [тогда ещё] согласие с основными богословскими принципами и учениями Сторожевой Башни, но высказал сомнения по поводу двух утверждений, которые обнаружил в «Сторожевой Башне» от 1 декабря 1987 года на стр. 27. Главный журнал Общества сообщал:

«Временами, в объяснениях, предлагаемых видимой организацией Иеговы, появлялись изменения, которые, казалось, вновь возвращали нас к некогда существовавшей точке зрения. Но в действительности это было не так».

«Бог Иегова также дал нам свою видимую организацию... Если мы не имеем отношения к этому каналу связи, который использует Бог, мы не продвинемся вперёд по жизненному пути, как бы много мы ни читали Библию».

Я знал, что первое утверждение — ложь, потому что за тринадцать лет, проведённых в организации, насмотрелся на «новые истины», которые в действительности означали возврат к некогда отвергнутой точке зрения. В своей листовке я привёл пару примеров. Второе утверждение я счёл оскорбительным, поскольку оно отводило «каналу» Сторожевой Башни более существенную роль в спасении, нежели Библии.

Кроме того, в листовке была воспроизведена иллюстрация из «Сторожевой Башни», которая изображала бородатого и длинноволосого христианина первого столетия, и отмечалось, что такого человека в организации Свидетелей никогда не избрали бы старейшиной за неухоженный вид. Требование короткой стрижки для старейшин я сравнивал с тонзурой, некогда обязательной для священников.

Избегая использовать в листовке собственное имя, я подписывался «Билл Тиндейл-младший», указав в сноске, что это псевдоним. Во втором номере, вышедшем в следующем месяце, сноска сопровождалась иллюстрацией из «Сторожевой Башни» от 1 января 1982 г., на которой была изображена казнь Уильяма Тиндейла, английского переводчика Библии, жившего в XVI веке, сожжённого на костре за свои писания.

Зная, что меня ждёт подобная участь, если все откроется, — в глазах Свидетелей лишение общения равноценно смерти — я издавал информационные листки подпольно, почти как Уильям Тиндейл, который издавал свои труды в укромных местах за пределами Англии. Напечатав на принтере тысячу экземпляров «Комментариев друзей», мы с женой указывали на них адреса местных Свидетелей и Залов Царства, найденные в междугородних телефонных справочниках, а затем отправляли их из почтового отделения, штемпель которого не мог бы нас выдать. Поскольку приближалось Рождество, мы послали часть тиража почтмейстеру городка Вифлеем в штате Пенсильвания и попросили его отправить нашим друзьям эти поздравления со штемпелем Вифлеема, а другая посылка ушла почтмейстеру маленького городка в штате Нью-Мексико, который назывался «Истина или Последствия» (Truth or Concеquences), с просьбой поставить на них этот многозначительно звучащий штемпель.

Несмотря на все меры предосторожности, двое моих самых близких друзей вскоре обнаружили, что автором «отступнической» литературы, которую получал каждый Свидетель, был я, и донесли на меня старейшинам. Я узнал об этом, когда двое мужчин в темных пальто, словно в сцене из второсортного шпионского боевика, вышли из припаркованной на темной улице машины и преградили нам с женой путь. Когда они попали в круг света от уличного фонаря, мы узнали в них местных старейшин. Они холодно поприветствовали нас и спросили: «Вы собираетесь и дальше издавать свою листовку?» Я спросил, с чем именно они не согласны, но они ответили, что находятся здесь не для того, чтобы обсуждать содержание листовки, и повторили свой официальный вопрос: « Вы собираетесь и дальше издавать свою листовку?» Когда я ответил, что они все поймут, получив следующий номер, старейшины развернулись и ушли, сказав, что их миссия окончена.

Два дня спустя, вечером, раздался телефонный звонок — нас с Пенни вызывали на закрытый суд старейшин, но мы сказали, чтобы они начинали и проводили суд без нас, поскольку знали, что решение уже предопределено.

Это происшествие не было единичным случаем превышения старейшинами Свидетелей Иеговы своей власти. Пресечение отступнических публикаций является официальной политикой Сторожевой Башни. Запрещено не только издавать такие материалы, но каждому Свидетелю дано указание не читать или даже не брать в руки «религиозную литературу от встречных», потому что «принимать литературу ложных религий и читать ее — это глупый поступок и напрасная трата драгоценного времени для Свидетелей Иеговы» («Сторожевая Башня», 1 мая 1984 г., стр. 31) В подписи под фотографией, на которой женщина выкидывает почту в мусор, даже не дождавшись, пока почтальон выйдет из дома, «Сторожевая Башня» спрашивает: «Уничтожаете ли вы мудро отступнические материалы?» Затем следует другой вопрос: «В чем чтение отступнической литературы подобно чтению порнографической литературы?» — после чего предостерегает Свидетелей «опасаться тех, кто пытается излагать свои личное противоположное мнение» («Сторожевая Башня», 15 марта 1986 г., стр. 12, 14, 19).

Таким образом, даже проживая в стране, где дорожат свободой печати, сами Свидетели Иеговы не имеют этой свободы. Они не могут писать или публиковать что-либо, что расходится с партийной линией их организации, и им запрещено читать и даже хранить у себя какую-либо инакомыслящую литературу.

ГЛАВА 7. Их собственный язык

Признаком, объединяющим множество разных людей в национальное единство, часто является язык: итальянцы говорят по-итальянски; французы говорят по-французски; немцы говорят по-немецки. Однако важно заметить, что «царство» Сторожевой Башни также имеет свой собственный «язык» — в смысле характерного только для них словаря и особой манеры общаться. Конечно, они говорят на языке страны, в которой живут, но добавляют к своему родному языку набор слов и фраз, характерных для их организации.

«Одно из очень важных требований для желающего стать подданным правительства Бога состоит в приобретении познания о его «языке», — так говорилось в учебнике, который Свидетели Иеговы ещё недавно использовали в работе с потенциальными новообращёнными («Ты можешь жить вечно в раю на земле». 1989, стр. 127).

Этот собственный жаргон служит нескольким целям. Во-первых, он позволяет Свидетелю Иеговы выразить понятия, чуждые его родному языку; во-вторых, он создаёт в кругу посвящённых чувство тайного братства; в-третьих, он служит преградой для непосвящённых, которым приходится «учить язык», прежде чем они смогут вступить в группу; и, наконец, он помогает Свидетелям ограждать себя от «мирских» людей.

Непосвящённый, оказавшийся в Зале Царства, может попытаться выдать себя за Свидетеля из другого города. Он может даже не осознавать, что говорит не так, как окружающие, но Свидетели Иеговы сразу заметят, что он не говорит на их языке, и поступят с ним соответствующим образом. Они будут разговаривать с ним так, как они обучены говорить с посторонними, и тщательно взвешивать свои слова.

Даже если Свидетель провёл какое-то время вне организации, речь его выдаст, потому что он не в курсе последних изменений. К словарю Свидетелей Иеговы постоянно добавляются новые понятия, а некоторые выражения официально упраздняются. Свидетели гордятся тем, что они в курсе новейших «теократических» терминов.

Ниже приведён краткий словарь современной терминологии Свидетелей Иеговы. Вы заметите, что некоторые выражения Свидетелей действительно звучат странно (например, «лишить общения»), но, как правило, эти обычные бытовые слова для Свидетелей Иеговы имеют особое значение. Нередко, это вызывает замешательство у слушателей, не принадлежащих к организации.

Армагеддон: грядущая война, в которой невидимые армии Бога сотрут с лица земли все человечество за исключением Свидетелей Иеговы. Брат: крещёный Свидетель Иеговы мужского пола. Во множественном числе — «братья» — обычно употребляется применительно к людям, занимающим ответственные должности в местном собрании, в особенности к старейшинам.

Вавилон: уничижительное прозвище всех организованных религий, не входящих в систему Сторожевой Башни.

Возвещатель: человек, который уделяет часть своего времени продаже литературы по домам.

Время: часы, проводимые за распространением литературы по домам. Каждый Свидетель тщательно подсчитывает своё «время» и еженедельно делает общую сводку.

Домашнее изучение Библии : посещая неверующих у них дома, чтобы наставлять их при помощи литературы Сторожевой Башни, Свидетели используют слово «изучение», под которым понимают как сами занятия, так и обучаемых. Так, Свидетель может сказать: «Сестра Смит проводит три домашних изучения Библии, а одно из них привела сегодня в Зал Царства», — имея в виду, что она проводит занятия в трёх разных домах, а одного из обучаемых привела в Зал Царства.

Друзья: Свидетели Иеговы, говоря обо всех Свидетелях в целом, употребляют слово «друзья».

Зал: говоря о «зале», Свидетели имеют в виду местный Зал Царства, где происходят собрания (см. «Зал Царства»).

Зал Царства: место встреч местного собрания. Свидетели не употребляют слова «церковь».

Злой раб: устаревший термин, ранее обозначавший любого Свидетеля, который оставил организацию, чтобы последовать другому религиозному учению. От пожилых Свидетелей иногда ещё можно услышать этот термин.

Информационная доска: доска бюллетеней. В 70-х годах доска бюллетеней в Зале Царства Свидетелей Иеговы была переименована в «информационную» доску с тем, чтобы избежать употребления слова, происшедшего от официальных булл, рассылаемых римскими папами.

Козел: человек, не захотевшей стать Свидетелем Иеговы.

Комитет: орган из трёх человек, стоящий во главе собрания, филиала или иного института в рамках организации Свидетелей Иеговы (см. также. «Правовой комитет»).

Лишить общения: формально исключить из организации. Лишение общения происходит, когда старейшины организации вызывают Свидетеля на суд за какое-либо правонарушение и признают его или ее виновным и нераскаявшимся. Свидетелям нельзя разговаривать с человеком, лишённым общения.

Мать: организация Сторожевой Башни. Свидетели Иеговы говорят о Боге как о своём Отце, а об организации — как о своей «матери».

Мирской: характеристика не-Свидетелей.

Неверующий: не-Свидетель.

Нейтральность: верность Обществу Сторожевой Башни в большей степени, чем любому светскому правительству.

Нетеократический: человек или вещь нетеократичны, если не находятся в единстве с положениями Сторожевой Башни. Например, мужская стрижка или женская одежда могут быть определены как нетеократические.

Новая истина: новое учение Сторожевой Башни, которое, как правило, противоречит прежней «истине», а следовательно является более истинным.

Остаток: несколько тысяч ныне живущих людей из числа 144 000 Свидетелей, «имеющих небесную надежду».

Отступник: бывший Свидетель, теперь несогласный с учением организации Сторожевой Башни.

Отречься от общения: формально выйти из организации Сторожевой Башни. Прежние друзья и родственники избегают отрёкшегося точно так же, как любого «лишённого общения».

Пионер: Свидетель Иеговы, изъявивший желание участвовать в распространении литературы по домам на полновременной основе.

Полевое служение: проповедническая работа по домам.

Помазанник: человек, принадлежащий к элитной группе из 144 000 Свидетелей, имеющих «небесную надежду».

Последние дни: последний период мировой истории, начавшийся в 1914 году, который должен завершиться битвой Армагеддон. До 1995 года Свидетели верили, что это случится прежде, чем уйдёт из жизни поколение 1914 года.

Правовой комитет: группа из трёх или более старейшин, избранных для того, чтобы опрашивать выявленных правонарушителей, и уполномоченных вызывать таких людей на суд и выносить им приговор.

Районный надзиратель: полновременные, работающие за плату, служители-Свидетели, под наблюдением которых находится примерно по 20 собраний. Дважды в год они посещают каждое из этих собраний с недельным визитом, на весь срок которого собрание предоставляет им кров и пищу в частных домах.

Служитель: Свидетель мужского пола, занимающий ответственную должность в местном собрании.

Служение: проповедническая деятельность по домам.

Сотрудник Вефиля: полновременный работник, проживающий и работающий на каком-либо предприятии, ферме или в офисе Общества Сторожевой Башни.

Теократический: соответствующий установкам якобы управляемой Богом организации Сторожевой Башни. Люди считаются теократическими, если их поведение соответствует нормам Общества.

Царство: Божье правление, осуществляемое посредством Общества Сторожевой Башни.

ГЛАВА 8. Свобода собраний?

Когда меня приглашают в ту или иную церковь с лекцией о Свидетелях Иеговы, как правило, перед началом программы я стараюсь познакомиться поближе с моими будущими слушателями. Узнав меня по фотографии на объявлении о предстоящей лекции, многие и сами подходят, представляются и рассказывают о своих встречах со Свидетелями и о трудностях, с которыми сопряжено общение с их родственниками- Свидетелями Иеговы. Одни говорят, что являются прихожанами пригласившей меня церкви, а другие — что специально пришли, чтобы послушать мой рассказ. Поэтому, выступая с лекцией, например, в баптистской церкви, я часто обнаруживаю среди слушателей членов не только этой конкретной церкви, но и баптистов из других церковных объединений, а также лютеран, пятидесятников, методистов, конгрегационалистов, католиков и членов других христианских конфессий.

Когда программа уже идёт, я, как правило, начинаю своё выступление с того, что прошу слушателей поднять руки: «Скольким из присутствующих здесь сегодня доводилось общаться со Свидетелями Иеговы? Пожалуйста, поднимите руки». Руки поднимают практически все. Затем я добавляю, «Я не хочу спрашивать, сколько здесь в аудитории Свидетелей Иеговы. Если кто-нибудь из них находится здесь, это огромный риск для него самого. Когда он вернётся в свой Зал Царства, его присутствие на сегодняшнем собрании может стать поводом для вызова на закрытое «судебное слушание», где его ожидает суд и наказание за посещение этой встречи».

У слушателей всех конфессий от удивления и потрясения открываются глаза и рты. Они сами, даже не задумываясь, отправились на собрание вместе с людьми из других церквей, чтобы поговорить на интересующую их тему. Им даже в голову не приходило, что посещение такой встречи может быть наказуемо. Здесь, в Соединённых Штатах Америки, каждому гарантирована свобода собраний, поэтому известие о том, что есть американцы, лишённые такой свободы, вызывает шок. Однако именно так все и обстоит для тех американцев, которые становятся Свидетелями Иеговы - они отрекаются от свободы собраний.

Встреча, недавно происшедшая у меня в Лейквилле, штат Массачусетс, показывает, с каким отчаянием Свидетели Иеговы отваживаются искать информацию на стороне. Сразу по окончании моей вечерней лекции ко мне подошли четыре женщины и представились Свидетелями Иеговы, жаждущими узнать «настоящую правду». Одна из них поведала мне, что они хотели посетить лекцию, которую я давал ещё два месяца назад в городке, расположенном гораздо ближе к их дому, однако та лекция проходила днём, и они боялись, что другие Свидетели могут заметить, как они заходят в церковь, и донести на них старейшинам. Но теперь, когда лекция начиналась уже после наступления сумерек и проходила в другом городе, они собрали все своё мужество, чтобы прийти.

И все же на лицах этих женщин отчётливо читался страх. Хоть я и привык к таким ситуациям, моё сердце было тронуто их смелым шагом во внешний мир.

Обычно, когда людей приглашают услышать «разоблачение» той или иной религиозной или политической группы, некоторые из членов этой группы приходят на встречу - для того, чтобы освистать докладчика, опровергнуть его доводы во время, отведённое для вопросов из зала, или хотя бы послушать, о чем пойдёт речь — но как-то обязательно проявят себя. Но только не в случае, когда речь идёт о Свидетелях Иеговы. Описанная выше встреча с четырьмя женщинами была исключением, а не правилом. В обычной ситуации ни один Свидетель Иеговы не посетит публичную религиозную лекцию, которую читает «посторонний». Иногда в местном Зале Царства заранее официально сообщают о таком собрании и предостерегают Свидетелей, что посещать его и слушать лектора не следует, хотя это предостережение, скорее, адресовано новичкам среди Свидетелей Иеговы — тем, кто ещё не понял, что собрания других религиозных групп находятся «за границей».

Запрет на посещение собраний относится не только к встречам, на которых критикуют Сторожевую Башню, но и к обычным богослужениям других церквей. Свидетелям Иеговы не позволено даже заходить в другие церкви. Как правило, они настолько строго соблюдают этот запрет, что не приходят ни на церковные венчания, ни на похороны, проводимые духовенством, в каких бы близких отношениях Свидетель ни состоял с венчающимися или умершим. Таким образом, матери-Свидетельнице, возможно, придётся пропустить венчание своей дочери, не принадлежащей к организации, а Свидетель Иеговы, который потерял родителей или родственников другого вероисповедания, вероятно, не сможет присутствовать на похоронах.

Более того, запрет наложен и на некоторые собрания среди самих Свидетелей. Дни рождения, рождественские и новогодние вечеринки и семейные торжества по случаю национальных и государственных праздников строго запрещены. А если семья хочет собраться на обед, не следует назначать это событие на какой-либо праздничный день.

Под запрет могут попасть и некоторые виды групп по изучению Библии среди самих Свидетелей, особенно, если собрания проходят не по распоряжению руководства, и если литература Общества Сторожевой Башни не используется как основной учебный материал. Например, в своём памфлете «Что произошло в международном главном отделе Свидетелей Иеговы весной 1980 года?» (What Happened at the World Headquarters of Jehovah's Witnesses in the Spring of 1980?) бывший «надзиратель» фабрики Сторожевой Башни Рэндалл Уоттерс рассказывает, что до самого 1980 г. некоторые сотрудники главного отдела в частном порядке собирались для изучения Библии, однако весной того года «об этих группах вскоре узнали и приказали прекратить собрания, если они не будут строиться на информации из изданий Общества». Так в главном отделе Сторожевой Башни был положен конец независимым собраниям для изучения Библии.

Когда отцы-основатели США приняли Первую Поправку к американской Конституции, они осознавали необходимость гарантировать гражданам право на свободу собраний. Они опасались, что даже при демократии правительственные чиновники могут издать закон, ущемляющий эту свободу, что нередко бывало в европейских монархиях. И все же сегодня более миллиона американцев отказывается от свободы собраний, подчиняясь указаниям пресловутой бруклинской «теократии».

ГЛАВА 9. Нормирование времени

Кого это могло принести в такую погоду? — бормотал хозяин дома, когда в самый разгар метели раздался звонок в дверь. Он встал и неохотно направился к двери, за которой обнаружил двух женщин среднего возраста, стоявших на крыльце и отряхивавших снег с одежды.

- Доброе утро! — монотонным, хорошо отрепетированным тоном начинает старшая гостья. — Мы обходим дома наших соседей, чтобы узнать, что вы думаете о состоянии мира. Хотели бы Вы увидеть перемены к лучшему?

- Конечно, хотел бы, — отвечает хозяин дома. — Но из какой вы компании? Вы что-то продаёте?

- О, нет! — отвечает женщина у дверей. — Мы — Свидетели Иеговы. Мы пришли сообщить Вам, что Библия предлагает нам надежду на скорые перемены к лучшему. Не хотели бы вы услышать об этом? Позвольте мне показать Вам, что сказано в книге пророка Исайи, глава...

Даже те, кто не знает о Свидетелях Иеговы почти ничего, обычно знают одно: что эти люди усердно трудятся на свою религию. В летнюю жару и в зимнюю стужу в двери наших домов раздаётся привычный стук. Свидетели парами шагают вверх и вниз по улицам, предлагая обитателям каждого дома литературу Сторожевой Башни. Часто можно услышать, как пасторы более традиционных церквей восхищаются усердием Свидетелей и высказывают желание, чтобы их собственная паства проявляла бы такой же энтузиазм в проповеди Евангелия и в поддержке церковных начинаний.

Около восьми миллионов Свидетелей Иеговы ежемесячно участвуют в проводимых организацией Сторожевой Башни проповеднических кампаниях. Каждый из них ежемесячно уделяет проповеди почти двадцать часов в качестве личного вклада в этот труд. За исключением нескольких тысяч разъездных надзирателей и работников фабрики в Вефиле, никто из этих людей не получал зарплаты или какого-либо иного вознаграждения за свой тяжёлый труд. Более трёх миллионов человек работали за свой счёт. Они покупают огромные кипы журналов «Сторожевая Башня» и «Пробудитесь!» в местных Залах Царства и продают их людям по 25 центов за штуку [в 1989 году]. Книги покупаются в специальной комнате Зала Царства и перепродаются за один-два доллара. Полновременные «пионеры» покупают литературу со скидкой, но даже эти скидки составляют несколько центов и могут лишь немного возместить затраты на бензин и другие расходы. Особо удачным утром считается, когда Свидетель продаёт дюжину журналов и три книги, и даже тогда общая выручка составляет менее двух долларов и полностью тратится ещё до того, как группа останавливается, чтобы перекусить, а водитель дозаправит бензобак. Кроме того, любая прибыль, полученная в такое урожайное утро, усредняется за счёт потерь, понесённых в дни, когда не удавалось распространить почти ничего. Нераспроданные старые журналы раздаются бесплатно, и Свидетели Иеговы, которые уже заплатили за них, несут убытки.

Итак, столь усердно трудиться на Сторожевую Башню Свидетелей Иеговы стимулирует отнюдь не материальная выгода. Что же заставляет их работать в любую погоду, неделя за неделей? Их усердие порождено четырьмя факторами:

(1) Свидетелей постоянно увещевают и подгоняют. На пяти еженедельных собраниях и в большинстве изданий для личного изучения — везде подчёркивается важность регулярного участия в проповедническом служении по домам. На собраниях постоянно говорится о том, почему эта работа важна, как выполнять ее эффективно, и какие достигнуты результаты. Свидетели «заводятся» на этих собраниях так же, как болельщики на трибунах во время решающего матча — только выглядит это гораздо благопристойнее. Атмосфера напоминает собрания сотрудников в компаниях наподобие «Гербалайфа», где удачливых продавцов приводят в пример остальным, чтобы настроить их на большее усердие. Неудача в выполнении установленной нормы расценивается как позор. Старейшины отводят отстающих в сторону, чтобы побеседовать, и приходят к ним домой, чтобы выяснить причину столь низкой активности. Не реже одного раза в месяц каждый Свидетель должен подавать отчёт о количестве часов, проведённых в полевом служении, о числе распространённых книг и журналов и т.п.

(2) Для членов организации существует особая награда в форме «больших привилегий по службе» или восхождения на следующий уровень местной иерархии. Порядок повышения в Зале Царства тесно связан с количеством часов «полевого служения», указанных в индивидуальном отчёте. Брат, который «ревностно служит», чаще уделяя время проповеднической деятельности, будет с большей вероятностью избран для ведения части собрания, или на служение, которое повысит его положение и престиж среди равных ему членов организации. Как только человек попадается на крючок и начинает ставить своё уважение к себе в зависимость от стандартов организации, возникает постоянное стремление достичь больших результатов, чтобы получить большие награды, которые раздаются по результатам работы.

(3) Руководители Сторожевой Башни убедили своих последователей, что от послания, проповедуемого Свидетелями, зависят человеческие жизни. Таким образом, участие в служении по домам с литературой Сторожевой Башни рассматривается как самый гуманный поступок, на который только способен человек. Люди должны «прийти к организации Иеговы за спасением» («Сторожевая Башня», 15 ноября 1981 г., стр.21), а как же они придут, если Свидетель не постучит к ним в дверь? Их надо достичь, иначе Бог уничтожит их в быстро приближающейся битве Армагеддон.

Считая, что своей работой они спасают жизни, Свидетели совершенно не беспокоятся, нарушая сон людей, отрывая их от еды, или приходя в другое неудобное время, чтобы проповедать своё послание. «В конце концов», — рассуждают они, — «если бы ваш дом был в огне, разве вам не хотелось бы, чтоб кто-нибудь прервал ваши дела сообщением об этом?» А руководители Сторожевой Башни играют на человеколюбии членов секты, призывая их достигать своих ближних спасительной вестью, пока не поздно.

(4) Помимо спасения вашей жизни, Свидетель Иеговы заинтересован в том, чтобы спасти свою жизнь. Ему снова и снова говорят, что для того, чтобы его считали Свидетелем, он должен активно и регулярно свидетельствовать — а Армагеддон переживут только Свидетели.

Свидетель Иеговы, который снизил свою активность, может ожидать встречи с одним из старейшин, которая будет проходить следующим образом:

Том, не зайдёшь ли в библиотечную комнату на минутку? Я хочу поговорить с тобой о чем-то важном.

- Да, брат Уилсон. Надеюсь, что я не сделал ничего плохого. — Том с трепетом отвечает на приглашение старейшины отойти в сторону для беседы.

- О нет, Том. Ничего такого мне не известно. Я хочу поговорить с тобой как раз о том, чего ты не сделал. И это может быть столь же серьёзно, как и проступок.

- Я знаю, что вы хотите сказать мне, брат Уилсон. Я не отдавал отчёта о своём полевом служении последние два месяца. Мешало то одно, то другое: сначала сломалась машина, потом я заболел, потом было плохо с моей женой. А дети...

- Но ты не можешь допускать, чтобы что-то мешало твоему служению Иегове, Том. Где будет твоя семья, если ты не переживёшь Армагеддон? А что если из-за твоего плохого примера они последуют за тобой в погибель?

- Ты прав, конечно, брат Уилсон. Меня действительно тяготило чувство вины за то, что я не участвую в служении. Я пойду в эту субботу утром, что бы не случилось.

- Очень хорошо, Том! Почему бы мне не зайти за тобой — просто на всякий случай? Я буду около твоего дома в 9 часов утра.

ГЛАВА 10. Президенты при жизни — и после!

Чарльз Тэйз Рассел, начавший издавать свой журнал «Сторожевая башня Сиона и Вестник присутствия Христа» в 1879 году, вскоре увидел необходимость создания легальной корпорации, чтобы управлять изданием и распространением своих сочинений. Поэтому, в 1884 году он зарегистрировал «Зайонс Уотч Тауэр Трэкт Сосайети» («Общество брошюр сторожевой башни Сиона»), которое впоследствии получило своё теперешнее название «Уотч Тауэр Байбл энд Трэкт Сосайети оф Пеннсилвейния» («Общество Библии и брошюр сторожевой башни штата Пенсильвания»).

По мере того как Рассел продолжал накапливать последователей, Общество стало функционировать не просто в качестве издательского агентства, но и как инструмент управления этим растущим сообществом людей. Поэтому изданная в 1994 году брошюра организации «Свидетели Иеговы объединённо творят волю Бога по всей земле» сообщала: «Вот уже многие годы члены правления Общества Сторожевой Башни и другие, тесно связанные с ними, способные, помазанные духом мужчины служат в качестве руководящей корпорации Свидетелей Иеговы».

Акцент сегодня делается на Руководящей Корпорации — группе, состоящей из 7 человек, — которая, предположительно, руководит Свидетелями так же, как двенадцать апостолов руководили первой Церковью. Но факты показывают, что на протяжении своей столетней истории организация Сторожевой Башни в действительности управлялась ее президентами. Эту должность, дающую большие полномочия, занимали четыре человека: Ч.Т. Рассел (1884-1916), Дж. Ф. Рутерфорд (1916-1942), Н.Х. Норр (1942-1977) и Ф. У. Френц (1977— 1992).

Официально избранные сроком на один год и ежегодно переизбираемые, эти люди, фактически, удерживали за собой должность пожизненно; каждый из них служил много лет в должности исполнительного директора, и президентский срок каждого заканчивался с его смертью. Ни одного президента Сторожевой Башни никогда не смещали с должности путём голосования, и никто из них ни разу не проиграл при избрании на второй срок. Причина станет очевидной, если мы посмотрим на процесс голосования: президента избирают не миллионы Свидетелей Иеговы во всем мире, а несколько сотен совладельцев Пенсильванской корпорации. А эти люди, в свою очередь, становятся совладельцами путём назначения свыше, которое свершается соответственно степени лояльности, проявленной ими по отношению к существующему руководству. Мало того, совладельцы никогда реально не голосуют на ежегодных собраниях корпорации; все они заранее подписывают доверенность и передают свои полномочия руководству. Таким образом руководители, по сути дела, сами себя переизбирают.

Основатель Сторожевой Башни и ее первый президент Ч.Т. Рассел привлекал людей в ряды своих последователей своим личным обаянием и умением убеждать. Он не нуждался в поддержке корпоративной организации, а предусмотренный структурой совет директоров и другие должностные лица в действительности служили только ширмой единоличного правления Рассела. «Сторожевая Башня» от 1 марта 1923 года признала это (стр. 68): «По сути дела, Брат Рассел и был Обществом в самом абсолютном смысле, поскольку он руководил политикой и жизнью Общества, не считаясь ни с одним человеком на земле. Иногда он спрашивал совета других людей, связанных с Обществом, выслушивал их предложения, а потом поступал по своему усмотрению, веря, что Бог хотел бы от него именно этого».

"Свет", 1930
"Свет", 1930

Тысячи людей последовали за пастором Расселом от всего сердца, принимая его за «верного и благоразумного раба» из Евангелия от Матфея 25:45. И они верили, что он говорил от имени Бога, когда писал, что «...окончательное завершение царства этого мира и полное установление Царства Божия, будет завершено к концу 1914 г. н. э.», и что 1914 год увидит Царство «воздвигнутым» или прочно установленным на земле, на руинах современных учреждений» (The Time is at Hand. 1889, p. 99, 77). Но, в конце концов, пастор Рассел обрёк своих последователей на разочарование. Первый том книги «Свет» (Light), изданный Обществом Сторожевой Башни в 1930 году, признает, оглядываясь на то время: «Весь народ Господа ожидал 1914 год с радостными надеждами. Когда же этот срок наступил и прошёл, было много разочарования, огорчения и слез, и народ Господа подвергся большому осуждению... потому что они так много говорили о 1914 годе и о том, что должно было случиться, а их «пророчества» не сбылись» (стр. 194).

Тем не менее, слепая преданность не позволила большинству последователей Рассела назвать его лжепророком, хотя он полностью соответствовал описанию, данному во Второзаконии 18:20-22 («...пророка, который дерзнёт говорить Моим именем то, чего Я не повелел ему говорить... предайте смерти... Если пророк скажет именем Иеговы, но слово то не сбудется и не исполнится...» — «Перевод Нового Мира»). Но последователи Рассела не только не желали признавать его ошибки — даже когда ложность его пророчеств стала видна невооружённым глазом — они не желали признать и его смерть, когда в 1916 году он скончался от болезни. После смерти Рассела Общество Сторожевой Башни какое-то время учило, что он по-прежнему руководит организацией из могилы:

«Этот стих показывает, что, хотя пастор Рассел и прошёл за завесу, он по-прежнему управляет каждой деталью дела Жатвы». «Но, пребывая в твёрдой вере, что «его дела следуют за ним», мы убеждены, что он надзирает, с Божьего согласия, за работой, которая ещё не сделана» (Finished Mystery. 1918, р. 144, 256).

Сегодняшнее руководство — это Руководящая Корпорация из тринадцати человек, претендующих на права апостольских преемников, и одновременно, с типичной для Сторожевой Башни двойственностью мышления, отрицающих католическое (а также православное, англиканское и пр.) учение об апостольской преемственности. Коллективное правление позволяет избежать неприятной необходимости делать вид, что мёртвый Президент по-прежнему управляет Обществом с той стороны могилы. Отдельные члены Правления могут умереть, однако «организация» представляется бессмертной, а люди, подобные Эварту Читти, Реймонду Френцу и Лео Гринлиису — добровольно ушедшим или изгнанным в начале 1980-х членам Руководящей Корпорации — могут растаять, вызвав не более чем лёгкое волнение.

Но даже при том, что сегодняшние руководители Сторожевой Башни находятся в обрамлении якобы бессмертной организации, массы последовавших за ними людей наверняка ждёт разочарование, как это случилось с теми, кто пошёл за пастором Расселом. Предостережение Псалмопевца актуально до сих пор: «Не надейтесь на князей, на сына человеческого, в котором нет спасения. Выходит дух его, и он возвращается в землю свою; в тот день исчезают все помышления его» (Пс.145:3-4).

Насколько было бы лучше, если бы Свидетели Иеговы, не делая идолов из людей и организаций, доверились Иисусу Христу! Тогда они увидели бы исполнение Божьего обещания: «Всякий верующий в Него не постыдится» (Рим. 10:11).

ГЛАВА 11. Разрушение семьи

Журналы Сторожевой Башни полны красочных изображений семей — отец, мать, сын и дочь — вместе сидящих или гуляющих на природе с сияющими улыбками на лицах. Организация изображает семьи Свидетелей Иеговы самыми счастливыми семьями на земле.

На первый взгляд, это может показаться правдой. Бывший алкоголик и завсегдатай баров становится Свидетелем Иеговы и исправляется. Теперь в субботние вечера он остаётся дома, чтобы изучать вместе с семьёй публикации Сторожевой Башни, а воскресными утрами сидит вместе с ними же в Зале Царства. Но на этом месте рассказ Сторожевой Башни обрывается. Они не рассказывают вам о том, что происходит с его семьёй дальше. Вот каково продолжение истории:

От этого человека требуют еженедельно приводить своего ребёнка в Зал Царства на пятичасовые лекции для взрослых и на учебные программы, в том числе на собрания, которые проходят поздно вечером по вторникам и четвергам, из-за чего дети на следующее утро идут в школу неотдохнувшими. Для того, чтобы дети вели себя тихо и спокойно на всем протяжении этих взрослых собраний, родители беспрерывно шлёпают и щипают их, поскольку им сказали не позволять детям играть в игрушки — это отвлечёт ребёнка от оратора.

Отходив всю неделю в школу, дети хотели бы погулять и поиграть, но утром в субботу отец должен взять их на «полевое служение», обучая их стучать в двери и предлагать людям журналы «Сторожевая Башня» и «Пробудитесь!»

После того, как отец проведёт в Зале Царства некоторое время, на него возложат какие-нибудь обязанности. Теперь, помимо посещения вечерних собраний по вторникам и четвергам и проведения «домашнего изучения Библии» с недавно присоединившейся супружеской парой, которая живёт на другом конце города, по средам наш герой должен проводить воскресные вечера в Зале Царства, исполняя порученную ему работу. Вечер в понедельник оставлен на подготовку к уроку на книгоизучении во вторник, а субботним вечером нужно готовиться к изучению «Сторожевой Башни», которое проходит утром в воскресенье. Таким образом, для посещения продуктовых магазинов остаётся только пятница — а затем недельный цикл начинается вновь.

Если бабушка и дедушка ненадолго присоединились к организации, а затем вышли, впредь их следует считать «отрекшимися от общения людьми», и отец должен избегать общения с ними помимо «неотложных семейных дел». Это означает, что детям также нельзя позволить общаться с дедушкой и бабушкой. Поскольку их юные умы не вмещают понятия «отрекшихся от общения людей», отец объясняет детям, что деда и баба — плохие люди, которые не любят Бога.

В случаях, когда Свидетелем становится только один из супругов, в семье добавляется напряжённости. Во-первых, напряжённый график деятельности поглощает все время и силы одного из супругов, а второй остаётся «за скобками». Во-вторых, «верующий» член обязан воспитывать ребёнка Свидетелем Иеговы, не считаясь с желаниями «неверующего». Для этого родительский авторитет не-Свидетеля должен быть подорван — ребёнку даже говорят, что Бог уничтожит маму или папу в скорой битве Армагеддон, если мама или папа не станет послушным Свидетелем.

Если в Сторожевую Башню вступила жена, ситуация ещё больше осложняется, потому что ее учат не относиться к мужу как к духовному главе семьи. Если муж христианин и перед обедом читает молитву, она должна демонстративно не произносить «Аминь» по окончании его молитвы и учить тому же ребёнка. Если жене нужна помощь в разрешении личных проблем, она должна просить совета у старейшин Зала Царства, а не у мужа. Это правило действует и в случае, если возникают разногласия по поводу наказания ребёнка. «Неверующий» муж вскоре понимает, что некий человек в Зале Царства присвоил себе часть его супружеских прав, и не может не возмутиться этим. В результате, трещина между ним и женой растёт.

Мне самому было 22 года, и я был неженат, когда летом 1968 года начал заниматься со Свидетелями Иеговы. К следующему лету я уже был крещён и проводил изучения с остальными членами семьи. В конце концов, моя мама и моя сестра, а также все три моих брата стали Свидетелями. В то время Свидетелям Иеговы было позволено курить сигареты, хотя это и не поощрялось. Поэтому, хотя и моя мама и моя сестра курили, их тепло приняли в паству. Но потом, в 1973 году, Сторожевая Башня провозгласила новую заповедь: не кури. Курение сигарет было приравнено к занятию спиритизмом и употреблению наркотиков, и курильщикам было дано 6 месяцев, чтобы бросить курить, иначе их ждало лишение общения. Многие отказались от этой привычки, но многие — нет.

Поскольку мои мама и сестра продолжали курить, старейшины собрания вызвали их на суд и лишили общения. Это означало, что я не мог их больше навещать и даже звонить им по телефону. Желая угодить Богу и Обществу Сторожевой Башни, я полностью уступил. Мой отец, который никогда не был Свидетелем Иеговы, также лишился моих посещений, поскольку, общаясь с ним, я встречался бы с матерью и сестрой (тщательное обучение, таким образом, помогло мне поставить инструкции Сторожевой Башни выше ясной библейской заповеди: «Почитай отца твоего и мать твою», — Исх. 20:12, Матф. 15:4). К счастью, я освободился из секты в начале 1982 года, и моя семья приняла меня обратно, как «блудного сына».

Но для других эта история не имела счастливого конца. Проводимая Свидетелями Иеговы политика отчуждения преследует многих до самой могилы, даже не допуская людей на похороны близких родственников.

Благодаря тому, что я несу миссионерское служение, обращённое к настоящим и бывшим Свидетелям Иеговы, я постоянно получаю письма от тех, чья семейная жизнь была разрушена организацией. Некоторые рассказывают о пожилых родителях, которые молча отворачиваются, о внуках, с которыми им не позволяют встречаться, о матери, которая бросает трубку, когда ей звонит сын, и так далее. Каждое письмо полно боли и желания вернуть близких, удерживаемых постановлениями Сторожевой Башни.

Статистика показывает, что за десять лет, начиная с 1971 года, организацию Сторожевой Башни покинули примерно один миллион человек (Los Angeles Times, 30 января 1982 г., стр. 4-5). Это значит, что практически в каждой семье Свидетелей Иеговы хотя бы один человек, которого надо избегать, и мои личные тринадцатилетние наблюдения в качестве Свидетеля подтверждают этот статистический вывод. Почти у каждого моего знакомого был любимый человек, которого ему запрещено было видеть.

В целях влияния на общественное мнение Общество Сторожевой Башни может рисовать картинку улыбающейся, счастливой семьи, сидящей вместе в Зале Царства, однако реальность такова, что семьи многих Свидетелей Иеговы оказываются разрушенными, а это не ведёт к счастью.

ГЛАВА 12. Скрытая иерархия

Римско-католическая церковь издавна стала для Сторожевой Башни любимым мальчиком для битья. Пресловутые грехи и заблуждения католической церкви красочно изображаются в литературе Сторожевой Башни, после чего тем же концом достаётся и всем «церквям христианского мира». Нападки на католицизм часто концентрируются вокруг римской иерархии. К примеру, организация и развитие римской католической иерархии восходит ко времени создания римским императором Константином в 325 г. н.э. смешанной религии. Она не восходит ко временам изначальной руководящей корпорации апостолов и не имеет ее своим началом. Все подобные претензии на апостольскую преемственность и происхождение ложны, а структура иерархии грубо противоречит первоначальной теократической организации, установленной Иисусом Христом (Theocratic Aid to Kingdom Publishers. WTBTS, 1945, р. 299).

и

На основании этого мерзкого слияния четвёртого столетия Сатана возвёл свою гигантскую, беззаконную, антихристову организацию, шедевр обмана, греха и угнетения, руководимый иерархическим священством по чину Нимрода. Поскольку слово «иерархия» означает «собрание церковных правителей», 325 г. н.э. фактически является датой основания Католической Иерархии (Qualified to be Ministers. WTBTS, 1955, р. 289, 290).

В глазах Свидетелей Иеговы само существование иерархии является достаточным основанием для того, чтобы считать религиозную группу частью того, что они называют «Вавилоном Великим, мировой империей ложной религии». Настаивая на том, что Сам Бог теократически управляет их собственной организацией, Свидетели говорят, что «это теократическое правление не осуществляется ни через одну земную иерархию» (Life Everlasting in Freedom of the Sons of God. WTBTS, 1966, р.169).

Однако, как ни странно, представители главного отдела организации в Бруклине, Нью-Йорк, доказывали прямо противоположное в суде города Бонхэм, штат Техас, когда слушалось дело о правах владения на местный Зал Царства. Как говорилось в сообщениях, публиковавшихся в газетах Восточного Техаса в феврале 1986 года, «национальный главный отдел в прошлом июне сместил всех старейшин и заменил их четырьмя людьми, приехавшими из других мест» (Dallas Times Herald, 9 февраля 1986 г., р.32). Местные Свидетели Иеговы были возмущены этим решением, и в беспрецедентной попытке бросить вызов власти руководства горстка этих людей подала в суд на приехавших, чтобы захватить власть в собрании. Главным аргументом, который Общество Сторожевой Башни выдвинуло на суде в свою защиту, было то, что организация Свидетелей Иеговы является «иерархичной» (там же), и что местные представители являются «лишь наминальными руководителями или марионетками» иерархии главного отдела (Daily Favourite). Более того, как показывает магнитофонная запись судебного заседания, представители Сторожевой Башни засвидетельствовали, что их иерархия имеет такое же право управлять местными Залами Царства, как и католическая иерархия — управлять поместными католическими церквями.

Признания, сделанные Сторожевой Башней на открытом судебном процессе, оказались гораздо ближе к действительности, чем благочестивые заявления в их литературе. Кстати, в структуре Общества есть много общего с иерархией римской католической церкви.

Аналогом Папы является Руководящая Корпорация, количество членов которой за последние десятилетия менялось от семи до восемнадцати человек. Как Папа управляет Католической Церковью из Рима, так и Руководящая корпорация управляет Свидетелями Иеговы из Бруклина. Резко порицая учение об апостольской преемственности, которое проповедуют католики, Свидетели Иеговы в действительности проповедуют то же учение. С одной стороны, в 1985 году они писали в своей книге «Рассуждения из Писаний» (Reasoning from Scriptures):

Апостольская преемственность

Определение: доктрина о том, что у 12 апостолов есть преемники, к которым по назначению свыше перешла власть... — не Библейское учение (стр.37, выделено в оригинале),

но Свидетели говорят также:

Апостолы и старшие мужчины, находившиеся в Иерусалиме, составляли руководящую корпорацию, которая принимала решения, придававшие первым христианским собраниям единое направление... Сегодня у помазанных Иеговой свидетелей, «верного и благоразумного раба», есть Руководящая Корпорация в их главном отделе в Бруклине, Нью-Йорк («Сторожевая Башня», 1 июня 1986 г., стр.25).

и

В главном отделе Свидетелей Иеговы в Бруклине (Нью-Йорк) находится руководящая корпорация христианских старших мужчин из разных частей земли, которые следят за всемирной деятельностью народа Бога... У членов этой руководящей корпорации, как и у апостолов и старших мужчин в Иерусалиме, есть многолетний опыт в служении Богу. Принимая решения, они, однако, не полагаются на человеческую мудрость. Нет, придерживаясь теократического порядка, они следуют примеру тогдашней руководящей корпорации в Иерусалиме, решения которой основывались на Слове Бога и принимались под руководством святого духа («Ты можешь жить вечно в раю на земле». WTBTS, 1982, стр. 195).

Таким образом, Общество, по сути дела, изображает свою Руководящую Корпорацию современными наследниками апостолов — то же самое, что католическая церковь говорит о своём Папе.

Проследив римско-католическую иерархию по нисходящей, начиная с Папы, мы увидим кардиналов, архиепископов, епископов и местных священников. Точно так же в организации Свидетелей Иеговы есть надзиратели зон, областные надзиратели, районные надзиратели и местные старейшины — все это очень похоже на католическую структуру.

В каждом собрании Свидетелей Иеговы есть один или несколько старейшин, которые наделены духовной властью над своей паствой. Старейшинами обычно становятся семейные мужчины, имеющие мирскую работу, но отдающие много      времени обучению, пастырству и вопросам дисциплины местных Свидетелей. Главный старейшина, называемый председательствующим надзирателем, в свою очередь, подчиняется районному надзирателю, оплачиваемому полновременному служителю, который посещает 16-20 различных собраний своего района, по одному в неделю. Но публично организация заявляет, что «Свидетели Иеговы последовали указанию Основателя Христианства «все вы братья», и среди них нет класса церковнослужителей» («Сторожевая Башня», 1 апреля 1981 г., стр.15).

Несколько районов составляют область, и все районные надзиратели этой области подотчётны областному надзирателю. Он также является оплачиваемым полновременным служителем. Областные надзиратели, в свою очередь, подотчётны надзирателю зоны, который контролирует деятельность всех Свидетелей в отдельной стране — или странах, если небольшие страны по соседству включены в эту зону. Надзиратели зон примерно в ста филиалах по всему миру получают инструкции от Руководящей Корпорации в Бруклине.

При общем количестве членов в восемь миллионов человек, принадлежащих к ста тысячам собраний, иерархия Сторожевой Башни, управляющая такой организацией, является поистине впечатляющей структурой. И все же средний Свидетель будет с жаром отрицать, что в организации есть иерархия и класс духовенства. И он будет действительно верить своим словам, используя оруэлловское двойное мышление, чтобы примирить свои личные знания об устройстве организации с официальной позицией, что иерархии в ней нет.