ВОПРОС-ОТВЕТ


Рассказ девушки, которая много лет провела у Свидетелей Иеговы, но так и не успела креститься:

- Я работаю в Усть-Ижоре (Ленинградская область), и каждый раз, когда я возвращаюсь с работы, в том же автобусе едет Свидетель Иеговы. Я очень хорошо его знаю... Он занимает ответственную должность в собрании. И каждый раз, когда мы попадаем в один и тот же автобус, у него в руках джин-тоник. Всегда! Если смотреть на это непредубежденно, то едет человек и едет. Никаких проблем. Но, учитывая, что вся грязь и все сплетни о нас [бывших СИ] распространяют исключительно те, кто является членами этой организации, то я хотела бы поделиться не сплетней и не грязью, а самым обыкновенным наблюдением за ответственным членом Сторожевой Башни... Он часто встречается в нашем поселке с пакетом спиртного в руках тем, кто когда-то был у Свидетелей Иеговы. Джиник и прочее – постоянный его духовный попутчик к дому. Хочется дать совет магазину «Пятерочка»: продавать клиентам черные пакеты, а не прозрачные, сквозь которые хорошо виден суперланч действующих Свидетелей Иеговы. Но почему они так спиваются? Я знаю ответ на этот вопрос, но не перестаю задавать его...

АЛКОГОЛИЗМ В ОСБ

Татьяна, рассказавшая все это, безусловно, права. К сожалению, алкоголизм – бич этой организации. Если говорить о религиях в целом, то Свидетели Иеговы в этом отношении резко отличаются от большинства своим прямо таки демократическим подходом.

Журналы Свидетелей Иеговы кричат о кристальной нравственности членов организации, хотя темы алкоголизма поднимаются практически ежегодно.

Например, в журнале «Сторожевая Башня», вышедшем в далеком 1988 году говорилось: «Христианин принимает во внимание, какое влияние его привычка пить может оказать на других. Нет сомнения, что на этом основании христианских надзирателей, служебных помощников и пожилых женщин предупреждают не быть «пристрастными к вину». Даже если кто-либо, казалось, может переносить большое количество алкоголя, он должен особенно стараться быть умеренным в выпивке, чтобы не влиять отрицательно на кого-либо другого… Не уместно также пить спиртных напитков перед христианскими сходками или во время публичного проповеднического служения».

Статья была проиллюстрирована призадумавшимся над бокалом спиртного мужчиной, в котором, согласно контекста, читателю было бы нетрудно распознать среднестатистического «проповедника» в галстуке. Интересно, о чём он думал, гипнотизируя крепленое?

Если проблема алкоголизма актуальна для «христианских надзирателей, служебных помощников и пожилых женщин» у Свидетелей Иеговы, то что говорить об остальных членах «христианских сходок»? Тем не менее, представить картину, когда старейшина, служебный помощник или пожилая сестра с трудом выговаривают фразы, борясь со свежим перегаром, к сожалению, очень даже возможно.

Однако, это одна из тех крайне редких статей, в которой, пусть и завуалированно, но все-таки признавалась данная проблема в среде Свидетелей Иеговы. После 1988 года подобные откровения на страницах изданий ОСБ стали исчезать. Статьи на тему алкоголизма приобрели нейтральное звучание: проблема подается как свойственная «злому миру», хотя между строк большинство Свидетелей Иеговы читают совсем иное, а на память приходят конкретные лица с джин-тониками, пивом и водкой.

Чтобы объять масштабы проблемы, стоит, хотя бы, прислушаться к воспоминаниям человека, не только участвовавшего в строительстве Центра Сторожевой Башни под Санкт-Петербургом, но и переводчика пилотного издания библии ОСБ на русский язык («Перевода нового мира»). Вот что он писал: «Многие в филиале (особенно во время его строительства) снимали напряжение спиртными напитками; иностранцы пили много, поэтому некоторых за пьянство отправляли домой. Один брат рассказывал, что днем его работой был сбор пустых бутылок из-под спиртного из жилых зданий и дальнейшая их утилизация. До приезда в Солнечное он и не думал, что существует столько марок крепких напитков».

Этот бывший «вефилец» вспоминает, что бутылки приходилось собирать мешками.

Но пьют в среде Свидетелей Иеговы даже целыми семьями. В некоторых письмах наших читателей рассказывается о сценах откровенного алкоголизма. Например, Светлана из Ленинградской области была неприятно удивлена, когда, набрав номер старейшины, трубку сняла его не вполне адекватная жена. "Она была пьяной, - вспоминает Светлана. - и когда я попросила к телефону старейшину, та сказала буквально следующее: извини, мы тут решили расслабиться".

И так случалось неоднократно - ответственные лица и их жены "расслаблялись" после тяжелых теократических будней. Кстати, в книге Елены Варлей "Отражение души" приводится один из подобных эпизодов.

Но почему среди членов культа так много пьют?

Причины две. Во-первых, так сложилось исторически. С одной стороны, подчеркивается важность "умеренности" в спиртном, что звучит, по меньшей мере, странно. О какой умеренности может идти речь в среде «истинных христиан»? Либо пить (и то не «слаще» легкого вина), либо не пить. Однако пили (и спивались) даже руководители организации, причем стопкой баловались не только мужчины, но и женщины, жены руководящих работников вплоть до членов Руководящего совета ОСБ.

А во-вторых, пьянство – есть естественно следствие существования в этой квазирелигиозной субкультуре.

Чтобы более подробно пояснить обе причины, предлагаем отрывки из книги «Свидетели Иеговы. Некуда Идти», приведённые ниже.

Организация медленно, но уверенно эволюционировала в культ, который можно охарактеризовать как «зона свободного движения алкоголя». Статья из журнала «Сторожевая Башня» за 15 ноября 2014 года (стр. 17) – лишнее тому подтверждение:

 «В некоторых странах наши единоверцы в умеренном количестве принимают алкогольные напитки за едой перед встречами собрания».

«Совесть многих христиан вообще не позволяет им употреблять алкогольные напитки перед участием в любом виде священного служения. Однако в каждой стране своя культура». 

 Таким образом, руководство Общества Сторожевой Башни официально признало, что алкоголь принимается членами организации не только во «внетеократическое» время (для "расслабления"), но даже перед официальными мероприятиями. Столь, мягко говоря, халатное отношение к принятию алкоголя особенно удивительно на фоне бесконечных упоминаний о своем превосходстве над «людьми из мира Сатаны». Особенно удручает, что переливание крови детям в чрезвычайных обстоятельствах лидеры ОСБ называют грехом перед Богом, а дальнейшая алкоголизация адептов – это именно то, чему «Иегова улыбается» (ср. «СБ» 15.12.2014, стр. 31)

Стоит заметить, что всего лишь 10 лет назад в журнале «Сторожевая Башня» за 1 декабря 2004 года (стр. 21) говорилось: «Воздержись от употребления алкоголя непосредственно перед тем, как идти на христианскую встречу, а также когда ты участвуешь в служении или выполняешь другие теократические обязанности». Однако сегодня новый «свет истины» позволяет членам ОСБ принимать на грудь даже в таких ситуациях.

Алкоголь и теократические обязанности

 

Служебный помощник Даниэль Дженсер из США – участник IT-проектов Сторожевой Башни по созданию специальных компьютерных программ. На фото он на дальнем конце стола. Вот как он комментирует данное фото: «Одна из долгих, пропитанных алкоголем ночей во время создания веб-сайта для международного конгресса в Сиэтле».

ОТРЫВКИ ИЗ КНИГИ "НЕКУДА ИДТИ" (в сокращении)

Начало алкоголизму в ОСБ положил его второй президент Джозеф Рутерфорд, пришедший к власти путем внутренних интриг. Алкоголизм Рутерфорда – это не предположение, а притча во языцех, настолько детально поведанная история, что сомневаться в ней может только окончательно предубежденный человек. Об этом свидетельствовали как члены организации прошлого, так и современные авторы многих трудов о Свидетелях Иеговы. В книге Джеймса Пентона «Отложенный Апокалипсис» довольно подробно описываются некоторые детально документированные моменты пьяных выходок «самого великого человека». Пентон пишет: «Хотя Свидетели Иеговы сделали все возможное, чтобы скрыть пристрастие Судьи к выпивке, оно слишком печально известно, чтобы его игнорировать. Бывшие служащие Нью-Йоркской штаб-квартиры Сторожевой Башни в подробностях помнят его опьянения и хмельные оцепенения. Другие рассказывают о том, как порой из-за опьянения было трудно заставить его произнести речь на сцене. В Сан-Диего (Калифорния), где он провел свои зимы с 1930 года до самой смерти, пожилая дама до сих пор говорит о том, как она продавала ему большие количества спиртного… Но, пожалуй, самым изобличающим примером его пьянства служит открытое письмо бывшего надзирателя канадского филиала Сторожевой Башни Уолтера Сэлтера».

Сэлтер был близким другом и доверенным лицом Судьи, но в 1936 году порвал с ним, а 1 апреля 1937 года издал открытое письмо, в котором описал одну из функций канадского филиала Общества, а именно – нелегальная поставка спиртного для личных нужд Президента. Сэлтер закупал «виски по 60 долларов за ящик, ящики коньяка и других спиртных напитков, не говоря уже о бесчисленных ящиках пива, и все на деньги Общества». Вся провизия исправно отсылалась лично Рутерфорду, поскольку, как пишет Сэлтер, «бутылки или двух спиртного было недостаточно; все это было для Президента, и ничто для Президента не было в достаточной мере». Касаясь разгульного стиля жизни Рутерфорда, Сэлтер резюмирует: «И о, Господи, он [Рутерфорд] настолько храбр и его вера в Тебя так велика, что он устраивается за четырьмя стенами, или окружает себя буквально вооруженными телохранителями… и посылает нас навстречу врагу от двери к двери, в то время как сам ходит от стопки к стопке, и говорит нам: если мы не будем повиноваться, то будем уничтожены».

С точки зрения социального положения и личного комфорта Сэлтер вполне справедливо сравнил Судью с князем или индустриальным бароном. Безусловно, рядовым Свидетелям Иеговы подобный «новый мир» в действии даже не снился, и о реальном образе жизни Судьи знали лишь служащие бруклинского центра и ближайшие соратники, некоторые из которых, по примеру Сэлтера, сделали тайное явным.

Рутерфорд не стеснялся публично осуждать введенный в США «сухой закон» как заговор дьявола и духовенства. После 1929 года, когда он дал новую трактовку стихам из Римлянам 13:1-3 и объявил мирские правительства как не имеющими власти от Бога, высокие должностные лица Общества стали частенько принимать у себя сотрудников канадского филиала в Торонто, откуда контрабандой доставлялось спиртное. Новая трактовка Писания ставила государственную власть с ее «сухим законом» в зависимость от амбиций Рутерфорда, тем самым, служа оправданием для противозаконных действий. Некоторые из ответственных лиц Общества возражали и пытались повлиять на ромовые возлияния вождя. Но Рутерфорд был далеко не тем человеком, кто способен слушать. Алкоголизм явно не входил в список смертных грехов! Как пишет Пентон: «В то время выпивка стала частью культа мужественности, в который нередко посвящались новые работники», и на спиртное смотрели сквозь пальцы.

Даже спустя многие годы после смерти Рутерфорда, служащие штаб-квартиры в Бруклине продолжали делать открытия о личности этого человека. Например, одна из работниц центра Барбара Андерсон нашла персональные фотографии второго Президента, которые произвели на нее «неприятное и отталкивающее» впечатление. Она вспоминает: «Рутерфорд был в гладком, темном, однотканном обтягивающем купальном костюме без рукавов, покрывающем его до бедер, одежде, популярной в конце 20-х и в 30-х годах… Я никогда не забуду фотографию, на которой было изображено лицо Рутерфорда, снятое совсем близко. Он был на расстоянии примерно 30 см от камеры с высунутым изо всех сил языком; он показался мне нетрезвым».

Пьянство и вульгарный язык Теократа довели до белого каления не один десяток ответственных лиц организации. Например, в 1939 году разразился настоящий скандал, когда Рутерфорд изгнал из «князей» очередного «злого отступника».

В то время юрисконсультом Общества был Олин Мойл. Он приехал в бруклинскую штаб-квартиру в 1935 году и четыре года верой и правдой отстаивал в судах дела Свидетелей Иеговы. Однако будни центрального офиса оказались куда более интригующими, чем какие бы то ни было судебные слушания. В июле 1939 года он выступил против нравов, царящих в верхах, направив Рутерфорду личное письмо с требованием отставки. В нем выражалось возмущение откровенным алкоголизмом, оскорбительным поведением, жестоким обращением с персоналом, гневливостью и вульгарностью вождя. Нравы, царящие в Вефиле (штаб-квартире), Мойл охарактеризовал как крайне низкие. В итоге Рутерфорд не придумал ничего лучшего, как изгнать возмутителя спокойствия вместе с его семьей. Но история этим не закончилась. Поскольку критика Мойла не осталась не замеченной, Рутерфорд устроил настоящую кампанию по дискредитации бывшего высокопоставленного служителя. В ход пошел даже журнал «Сторожевая Башня». В номере за 15 октября 1939 года разгневанный Рутерфорд, по обыкновению путая себя со Всевышним, разразился продолжительной тирадой. В частности он писал: «Христос вверил Иуде конфиденциальные вопросы, и тот доказал свою неверность, снабдив врагов тем, чем они могли воспользоваться и воспользовались против Господа. Он, кто оклеветал братьев Господа, оклеветал самого Господа, и конец такого известен». Статья была подписана лично двумя будущими Президентами Общества и рядом других высокопоставленных лиц во главе с Рутерфордом.

----- // ------

В истории Сторожевой Башни немало подобных шокирующих историй, связанных с алкоголизмом. Например, одним из трех лидеров ОСБ на момент смерти Рутерфорда, являлся, по выражению Джеймса Пентона, «высокий, красивый и способный адвокат» Ковингтон, избранный позднее вице-президентом. Однако его «попросили» покинуть этот пост, и, хотя он продолжил свою деятельность в штаб-квартире в Бруклине на других должностях, но впоследствии спился, и ему пришлось долгое время лечиться от алкоголизма.

Многие сторонние комментаторы не раз обращали внимание на то, что среди Свидетелей Иеговы довольно широко распространено пьянство. Конечно, журналы организации не обходят тему разумного взгляда на алкоголь, но порой от них мало толку - срабатывает закономерная реакция людей на продолжительное нахождение в состоянии эмоционального стресса.

«Рудерфордизация» превратила выпивку среди членов организации в дело незазорное, и даже преемник Рутерфорда, Нейтан Норр, которого многие характеризовали как отличного управленца, считал за необходимость держать спиртное в рабочем кабинете. Как, впрочем, и многие другие чиновники Сторожевой Башни. Как замечает в книге «Отложенный Апокалипсис» Джеймс Пентон, «у нескольких видных вефильцев, включая жену члена Руководящего совета и жену старшего члена Служебного Комитета Общества, были проблемы с алкоголизмом». Алкоголь стал привычным атрибутом для немалого числа тех, кто полновременно служит на благо организации.

На уровне собраний на «тихое» пьянство ее членов, в том числе и старейшин, часто закрывают глаза. Когда анализируешь множество сообщений на эту тему, то создается впечатление, что среди Свидетелей Иеговы есть немало тех, кто из-за долгого времяпровождения в «теократическом» бункере страдает чем-то вроде клаустрофобии. Но вместо того, чтобы покинуть помещение, они намеренно заставляют себя в нем оставаться, начиная действовать при этом неадекватно. Вот что рассказал бывший член организации Николай Завьялов: «Еще до того, как стать Свидетелем Иеговы, я был в полном смысле этого слова трезвенником. Поэтому мне сразу бросилось в глаза то, что даже служебные помощники и один старейшина из моего собрания слишком часто баловались алкоголем. Я не раз попадал в ситуацию, когда звонишь ответственному брату, а трубку берет он или его жена далеко не в лучшем состоянии. Один брат вообще фактически спился, но зато каждую субботу он старался находить время для проповеди всем собранием. И его считали вполне соответствующим библейским нормам… У меня были сомнения в отношении учений, и я делился ими с некоторыми из собрания. Так вот, тот брат [который пил], и еще несколько человек, говорили мне: «Виси [т. е. оставайся], только не уходи». Эти люди «висели», но мне этого уже не хотелось».

Жить в мире сюрреализма далеко не всем дается легко. И логичным завершением карьеры «пионера» вполне могут стать проблемы в семье, расстройства психики, хроническая депрессия и даже суицидальные наклонности. Американский специалист в области психологии Джерри Бергмен заявил: «За время работы лечащим врачом в ряде психиатрических клиник я сталкивался со многими Свидетелями Иеговы и обнаружил, что большинство из них страдают тяжелыми эмоциональными расстройствами: шизофренией, глубокой депрессией, алкоголизмом и другими заболеваниями. Кроме того, я изучил научную литературу и обнаружил явные подтверждения тому, что уровень заболеваний психики среди Свидетелей Иеговы превышает среднестатистический».

Далеко не все могут безболезненно адаптироваться к новой роли «проповедника правды», и кому-то приходиться учиться быть им только там, где тебя окружают соверующие. Если учесть, что в ОСБ самый страшный грех – прослыть «отступником», то есть лицом, отвергающим установки элиты, то можно себе представить состояние адепта, желающего хотя бы иногда изолировать себя от «любящего братства». Имея всего грамм независимости от организации, такой человек научен воспринимать практически любое свое деяние как грех.

Игнорируя потребности личности, надевать на себя робу от «раба» не всегда комфортно. Кто-то подсаживается на психотропные средства, кто-то становится замкнутым или находит разрядку в тихом алкоголизме, а кто-то прыгает с верхнего этажа здания. В своей работе Дмитрий Евменов коснулся некоторых случаев самоубийств среди членов культа: «Статистические исследования показывают, что… число самоубийств среди Свидетелей Иеговы в два раза превышает уровень среди не членов секты. При этом, в первую очередь, страдают люди с обостренной совестью. Сектант, пытавшийся броситься с крыши в городе Сан-Франциско, но которому помешала полиция, рассказал, что мысль о суициде появилась у него от осознания комплекса вины перед организацией Иеговы». Как отметил Дмитрий Евменов, Свидетель Иеговы «действует определенным образом лишь потому, что так написано в «Сторожевой Башне» и уверен в гибельности любых попыток поступать иначе.

Хотя, удивляться особенно нечему, если приходится существовать в системе, где романтические свидания и получение высшего образования приравнены к тому, что, собственно и является следствием такого существования. То есть алкоголизму. В «Нашем Царственном служении» за июль 2011 года (стр. 2) говорится: «Готовы ли [ваши дети] к тому, что их будут побуждать получить высшее образование, ходить на свидания, употреблять алкоголь и наркотики? Скажут ли они просто, что это запрещает их религия, или смогут объяснить свои убеждения?... Почему бы не посвятить такому обсуждению один или несколько вечеров для семейного поклонения?»