ВОПРОС-ОТВЕТ

Десять лет пробыв в Обществе Сторожевой Башни, я не помню ни одного случая, ни одного намека в отношении материальной помощи людям. Где-то в Африке или в Америке после цунами что-то восстанавливают и строят, заодно помогая соседям. Наверно, это неплохо. Но в режиме обычной жизни я не видел ничего подобного, потому что люди за изгородью, вне собрания не считаются объектом какой-либо поддержки. Да и в собрании особого рвения в отношении "обездоленных" не наблюдалось, люди перебивались макаронами, чтобы и дальше служить и служить... И даже сейчас, спустя много лет после моего ухода, мне трудно перестроиться на новый лад и научиться смотреть на людей, не как на объект. Было бы интересно узнать ваше мнение об этом удивительном проявлении "любви"…

Андрей Р., Саратов

На вопрос отвечает Алексей Егоров:

 

Вопрос можно сформулировать так: какова действительная польза Общества «Свидетели Иеговы» как социального института?

Трудность объективной оценки заключается в диаметрально противоположных мнениях об этой организации. Мнение самих Свидетелей о себе в расчет можно не брать, поскольку оно, как и любая самореклама, не может быть объективно по определению.  Что же обещают Свидетели Иеговы, кроме райских кущ, святого духа и истины в последней инстанции? Основные обещания — невиданный духовный рост, искоренение вредных привычек, взаимовыручка, обретение истинной семьи среди соверующих и развитие христианской любви. Основная практика достижения этих целей — многочасовые лекции на собраниях, бесплатная трудотерапия на стройках и уличная агитация, называемая почему-то "проповедью". Все это полностью загружает жизнь верующего адепта, и он перестает думать о своей жизни как о некой личной задаче, неких новых высотах и всестороннем развитии.

Чаще всего люди идут в секту, руководствуясь вовсе не праздным интересом «изучить Библию». Их беспокоят реальные проблемы, с которыми они не в состоянии справиться самостоятельно. Именно этим измеряется социальная эффективность той или иной религиозной группы. Свидетели Иеговы сами объявляют, что НЕ ЗАНИМАЮТСЯ БЛАГОТВОРИТЕЛЬНОСТЬЮ, а значит, людям, ожидающим социальную поддержку, делать в организации "Сторожевая Башня " попросту нечего! Как вы правильно заметили, нищим ОСБ официально не помогает, это даже не является их декларированной целью.

В чем тогда заключается социальная миссия ОСБ? Оно организует людей исключительно в своих интересах. А это значит, что завербованные сами представляют из себя некий ресурс, "дары в виде людей", — а не дары для людей!  Ясно, что подобная практика способна разве что убивать годы жизни верующего человека, ничего не давая взамен, поскольку все его лучшие человеческие устремления будут неминуемо разбиваться о гранитную стену «служения организации».

Один бывший Свидетель Иеговы рассказал, что он всю жизнь пытался осознать и преодолеть свою гомосексуальность, и для этого искренне искал бога в среде Свидетелей Иеговы.  После 15 лет "практики" — теократических собраний и уличных проповедей — в степени его осознанности ничего не изменилось, к букету нерешенных проблем добавился алкоголизм.  Сейчас он говорит: «Никакие проповеди и заповеди не помогут понять, кто ты. Страх заставляет не думать ни о чем личном. Все личное — эгоизм и от сатаны. Еще немного, и я бы реально спился».

Завербованные сами представляют из себя некий ресурс, "дары в виде людей", — а не дары для людей!

О страхе стоит сказать отдельно. Социальный страх порой бывает полезен, заставляя человека не выходить за границы дозволенного. Но невозможно строить жизненную стратегию, исходя их страха. Кто-то сказал, что в любви нет страха. Соответственно, в страхе не может быть любви, а значит, нет и действий, исполненных благодушием. У "Свидетелей Иеговы" единственное социальное будущее, которое они могут предложить окружающим, — Армагеддон, бойня бога. Ужас Армагеддона работает не хуже огненных адских мук. Даже пропагандистский скриншот с видами рая не в состоянии сгладить сковывающие фобии и депрессию "Свидетелей Иеговы". Когда твоя жизнь нисколько не зависит от количества и величины «добрых дел», откуда возьмутся стимулы совершать их, ведь на повестке стоит личное спасение. Добрый самарянин с его странным желанием помочь всем, чем только можно, причем людям, о которых говорят только плохое, нервно курит в сторонке…

Кстати, люди, о которых говорят только плохое, — это отдельная графа в списке фобий члена ОСБ. Для своего успешного существования оно нуждается в образе "Чужака”, и с этой целью скрупулезно конструируется вражеский облик "отступника". Причем концепт отступника не имеет под собой никакой физиологической реальности, это абсолютно виртуальное порождение. Но, тем не менее, социальные технологии против инакомыслящих работают как часы, оправдывая собой репрессии и гонения на любого, кто шагает не совсем дружно в ряд. Жертвоприношение козла, или акт лишения общения — прекрасный регулятор, создающий иллюзию некоего порядка и благочиния на фоне прогнившей бюрократии, массовой депрессии и неслыханной педофилии.

Антон, молодой человек, который вышел из ОСБ и уже более пяти лет принадлежит к другой религиозной организации, оказывает поддержку многим неимущим, собирая для них деньги на продукты и помогая с поиском работы. Он говорит: «Когда на конгрессах и на собраниях били себя в грудь за то, что по просьбе муниципалитета где-то бесплатно убрали мусор на пяти километрах дороги, мне становилось стыдно. И это все добрые дела? Причем дела, имеющие ярко выраженный эгоистичный подтекст, ведь дружить с муниципалитетом — это дело полезное. Однажды один брат увидел, как я дал деньги двум нищим женщинам в подземном переходе. Он сказал мне: "Эти тетки имеют бабок, больше чем ты, нашел куда деньги выбрасывать. Если деньги девать некуда, лучше в пожертвования кинь". Вот такие нравы: ничего не вижу, ничего не слышу и живу в коконе».

Когда Антон посещает родителей, то встречает сестру, которая до сих пор является членом ОСБ. Он видит ее испуганные глаза и как она тенью исчезает в своей комнате, панически страшась любого непроизвольного контакта с родным братом-отступником. Может ли эта еще молодая женщина совершать великие поступки? Способна ли она к искреннему проявлению любви? Увы…

Это плата — плата за воинствующее невежество, за асоциальность и безразличие

Один районный надзиратель говорил: «Я легко могу представить себе человека без рук, без ног, без головы, но я не могу вообразить себе живого человека без веры в Иегову и его организацию — это был бы камень или животное». И такими камнями или животными становятся все, кто окружает Свидетеля Иеговы после его длительного нахождения в ОСБ. Страх перед богом и организацией невидимо, но безостановочно разрушает адептов «праведности» — депрессия диагностируется у абсолютного большинства из них, о чем могут поведать практически все, кто смог вырваться из «любящих» лап ОСБ. И это плата — плата за воинствующее невежество, за асоциальность и безразличие, ставшие неотъемлемой частью «новой личности».

Конечно, эти люди не способны на подвиги. Да какие там подвиги! Они неспособны даже протянуть сторублевку бомжу, посчитав это актом предательства организации — лучше кинуть в ящик для пожертвований, чем камням и животным…

Не принося никакой пользы ни в социальной, ни в педагогической сфере, Свидетели Иеговы являют собой классическую финансовую корпорацию в сфере религиозных услуг, причем весьма скверного качества. Товар покупают, хотя все с меньшим энтузиазмом. Ну а раз так, то какой смысл сравнивать корпоративных работников с добрым самарянином? Смешное сравнение…