УРОК 12. ПЕРЕЛИВАНИЕ КРОВИ

Начиная со второго Президента ОСБ Джозефа Рутерфорда, религиозные требования коснулись вопросов медицины.

В период переименования организации в «Свидетели Иеговы» был введён запрет на вакцинацию. В феврале 1931 года в журнале «Золотой век» (сегодня «Пробудитесь!») говорилось: «Прививки – есть прямое нарушение вечного завета, который Бог заключил с Ноем». Иегова «передумал» только в 1951 году. Из-за следования запрету люди намеренно рисковали жизнью и здоровьем, в том числе собственных детей.

В 1967 году членам ОСБ запретили ложиться на операции по пересадке донорских органов. В журнале «Сторожевая Башня» за 15 ноября такая процедура называлась «людоедством». Иегова «передумал» в 1980 году. За эти годы ушли из жизни те, кому требовалась трансплантация.

С 1945 года руководители организации ввели запрет на переливание крови, что также привело к большому числу жертв, в том числе маленьких детей. Как и в предыдущих случаях, паству убеждают, что это - библейское требование. Однако нигде в Библии нет такого запрета. В древности израильтяне, прежде чем съесть мясо животного, выливали из него кровь. Никаких других предписаний не давалось. В Новом Завете вообще отсутствуют запреты в отношении крови.

Свидетели Иеговы приводят стих из библейской книги Деяния 15:19,20, где апостол Иаков рекомендует христианам из не-евреев не вкушать пищи с кровью, чтобы не вызывать лишних ссор с евреями, которые считали подобный рацион греховным.

Такие же споры возникали и по вопросу обрезания. Приходившие из Иерусалима евреи утверждали, что христиане на периферии обязаны исполнять данный обряд. Апостол Павел отправился в Иерусалим, откуда и возникла проблема, чтобы разобраться на месте и купировать ненужные стычки из-за религиозных обычаев. Тогда местные руководители общин вынесли решение, рекомендуя христианам из не-евреев не провоцировать евреев и не употреблять пищи с кровью. Ни о каком приказе, да еще касательно переливания крови, в Библии нет ни слова. В другом месте апостол Павел писал, что христиане могут поступать по-разному, и иногда это приводит к непониманию. Поэтому, вкушая, к примеру, пищу, посвященную другим богам (или с кровью), христианин не должен был делать свой поступок публичным, чтобы не накалять обстановку и уважать совесть других людей (1 Кор. 8:1–13).

Чтобы оправдать очередной смертоносный небиблейский догмат, в литературе Сторожевой Башни часто используются фотографии улыбающихся детей. Таким образом, прививается мысль, что запреты ОСБ несут не трагедии и смерть, а пользу. Например, на обложке журнала «Пробудитесь!» за 22 мая 1994 года были помещены фотографии сразу 26 детей, умерших из-за внушённого родителями и руководством отказа от процедуры переливания. В другом журнале за август 2006 года (стр. 10) статья про кровь также была оформлена с изображением детей. Даже в тематической брошюре «Как кровь может спасти твою жизнь?» (стр. 26) под фотографией ребёнка сказано, что необходимо повиноваться и «не злоупотреблять кровью даже в медицинских целях».

Как уже замечалось, среди «требований Иеговы» были запреты на вакцинацию и пересадку органов. Конечно, они не имели никакого отношения к Библии, а за «Иеговой» стояли циничные и равнодушные к человеческой жизни люди, которые не принесли извинений ни одной из жертв. Сегодня история трагедий продолжается. Родители, которые в чрезвычайных ситуациях лишают своих детей необходимого в таких случаях переливания крови, отказывают им в праве на жизнь.

Информация к размышлению

В одном интервью Виктор Шенкевич, член ОСБ с небольшим стажем в 1,5 года пребывания, на вопрос, согласился бы он на смерть сына из-за запрета на переливание крови, с поразительным хладнокровием ответил положительно. Как правило более "опытные" адепты не идут на интервью и всячески избегают прямых ответов на подобные вопросы. Более того, давать интервью любым средствам массовой информации могут только старейшины (руководители собраний) с учетом специальных писем или после прямого согласования с Центром в Санкт-Петербурге.


Записки анестезиолога-реаниматолога

Малышу не хватило 25 минут...

Шел 1996 год. Я закончил ординатуру, и «летал, не касаясь земли», по приемному отделению экстренным анестезиологом-реаниматологом.

Поступил 3-х летний ребенок с глубокими ожогами. С 5 летним братом чупахались под душем, а 6 летняя сестра переключила раздатку самодельного бойлера на кипяток.

Тяжелючий, в ожоговом шоке. Интубация, катетеризация подключичной вены. Искусственная вентиляция легких, вазопрессоры (препараты, повышающие давление). Клинический минимум и подъем в палату реанимации.

Интенсивная терапия осложнялась тем, что не отходившая от ребенка ни на секунду мама, была из каких-то свидетелей. По ихнем миро понятиям, кровь, плазму и другие ее компоненты от одного мирянина другому переливать ну никак нельзя. Причем, это было настолько категорически, что маманя любые попытки разговора на эту тему пресекала на корню: начинала цитировать писания. Аргументы, что без гемо и плазмо трансфузии дитя погибнет, не имели никакого воздействия. Ни о каких письменных согласиях на данную манипуляцию и речи быть не могло. Письменный отказ был подписан «на лету».

Ситуация патовая: и капать надо, и капать нельзя. Первые сутки на нас еще работало время. Так кровь, а особенно плазму (именно этот компонент крови интенсивно теряется при ожоге), в первые 12 часов терапии не капают. Была слабая надежда, что мамашка отлучится, ведь не железная, и можно будет этим воспользоваться. Но, отлучение это было сверхбыстрым - или в туалет, или погрызть яблоко в фойе.

На время редких отлучек более 10 минут, на смену заступал папа. Он, лежал в ожоговом отделении со страшим 5 летним сыном, не таким тяжелым. Батяня был не только непреклонен, но и каким-то агрессивным.

По инструкции и положениям все формальности соблюдены: надо лечить, но пациент отказывается (Родители запечатлевают документальный отказ от лечения).

Но если бы все в нашей медицине делалось по инструкциям и положениям, крах бы ее наступил бы еще быстрее…

В общем, решились на крамолу. Перелить хотя бы плазму. Но, вот как отвлечь маму малыша.

Совместно с комбустиологами (врач по термическим поражениям), была договоренность. Как только папа отлучится, они под любым предлогом вызывают в ожоговое отделение маму.

Батяня не отлучался. Часы летели, ребенок хужел. В анализах показатели запредельные. Нервоз нарастал.

Первым нервы не выдержали у врача ожогового. Она сказала отцу ребенка, что срочно нужен препарат «Олазоль». Продается в единственной аптеке (на самом деле, продавался в двух и был желателен, но не крайне необходим). Батяня сорвался. Маманю позвали к старшему сыну.

Нам хватило 25 минут.

Но, этого не хватило малышу….