Роман Герасименко

история 3

СПАСИБО АВРААМУ

Будучи Свидетелем Иеговы, я, как и многие другие, никогда не задумывался всерьёз над вопросами, которые лежат на поверхности. Что-то, конечно, меня удивляло и вынуждало задать вопрос кому-то из старейшин, но получив любой ответ, я чувствовал, что мне ответили и, вроде, я удовлетворён. И даже если не всё в ответе было логичным и понятным, всё же, мне казалось, что ответ должен быть именно таким. Ну или почти таким…

Когда я только начал знакомиться с этой организацией, у меня появились вопросы, которые были вполне предсказуемы и Свидетели на них с лёгкостью отвечали. Такие вопросы как «что такое Троица», «что происходит после смерти» и другие. Чуть позже, когда некоторые вопросы стали возникать относительно учений организации, на них тоже следовали стандартные ответы, но не все из них казались мне ясными и вразумительными.

Как-то я спросил одну пионерку: как помазанники ощущают, что они помазанники? Она мне сразу привела пример, который мне уже приводили, но в тот момент я над ним уже мог задуматься. Пример был следующий:

«Вот ты уверен, что ты мужчина?»

«Да», – следовал ответ.

«Так вот они уверены, что они помазанники и будут вместе с Иисусом править на небе», - и с довольной и удовлетворённой улыбкой сестра продолжала на меня смотреть.

Я не сразу понял, что в этом и состоит весь ответ. И всё? Это всё объяснение? Странно, а что здесь объяснено? Я-то знаю, по каким первичным и вторичным признакам я могу определить, что я мужчина. А как помазанники могут объяснить своё предназначение?

Она снова привела мне пример с мужчиной и продолжала настаивать, что большего объяснения я не получу и будь доволен этим ответом. После минут десяти такого обменивания вопросами и ответами я решил просто остановить разговор. Что ж, ладно, я, в конце концов, точно не помазанник, пусть они сами за себя решают. Но повода для сомнения в моей лояльности к общепринятому ответу я дать ей успел, потому что сразу прозвучала фраза: «Рома, никогда не сомневайся в Иегове и его организации», дав мне понять, что ставить под сомнение подобные ответы неправильно. Тогда мне это сошло с рук только потому, что я не так давно пришел в организацию и был ещё духовно «зелёным», а значит, подобные вопросы и сомнения простительны.

Учитывая такой опыт, нечто подобное я уже спрашивал вслух не всегда. Иногда я спрашивал сам себя и, конечно, не получал ответ. Или ответ был заранее известен и вбит на этот случай мне в голову.

На какие-то ситуации с братьями я находил ответ, что они несовершенны и все мы нуждаемся в прощении. На какие-то нестыковки в учениях организации следовало объяснение, что даже если сейчас мне что-то не понятно, в своё время Иегова обязательно мне ответит. Главное - не торопить время и Бога, смиренно ждать его ответа. Известная ситуация для многих. Никакого ответа ты не получаешь, а просто успокаиваешься или даже забываешь о своём вопросе и загружаешься будничными делами и проблемами настолько, что вопросы уходят на задний план и ты к ним не возвращаешься. Психологический метод переключения твоего внимания на другую ситуацию, выгодную другому человеку.

Но, как известно, не всегда методы воздействия на сознание универсальны. Где-то и когда-то это может сработать, но в другой момент времени окажется бесполезным и несвоевременным. Человек растёт, а значит, набирается опыта и знаний. Сам может принимать решения и делать свои выводы из узнанного и прочитанного. Способность человека сопоставлять факты и аргументы тоже поддерживается на опыте и знаниях. Вот и я не стал исключением. Спустя годы пребывания в организации, наступил такой день, когда я столкнулся с противоречием, после которого начался мой период размышления и сопоставления того, о чём я знаю, с тем, что мне кажется простым и логичным. 

Как-то вечером в субботу, как ни странно для себя самого, решил подготовиться к встрече собрания и изучить статью из «Сторожевой Башни», которая будет «разбираться» на следующий день. Раньше до этого нечто подобное я делал нерегулярно и пробегал поверхностно глазами по тексту, просто потому, что зачитывал статью со сцены, и мне следовало знать, о чём идёт речь. Но что-то в этот вечер меня «клинануло» и я решил подготовиться к статье как положено. Взял фломастер в руку, раскрыл статью и настроился открывать все приводимые стихи в абзацах и прочитывать их полностью. Сейчас уже и не вспомню, о чём была сама статья и как она называется, но буквально на втором или третьем абзаце моё изучение упёрлось в стену.

В абзаце говорилось, что Иегова благословлял и поддерживал во всём Авраама и одаривал его богатством и животными. И в скобочках приводились стихи из Бытие 12:10-20 и 20:1-18. Открыл Библию, прочитал эти два места Писания и обалдел от прочитанного. Я помню эти случаи с Авраамом, потому что слышал о них со сцены в собрании или в речах на конгрессах. Может быть, я даже читал их сам, но никогда меня не удивляла разница между тем, что я знаю об этих случаях и тем, что о них записано в Библии. Я всегда воспринимал эти истории жизни Авраама так, как этому учила организация: Иегова защищал Авраама, благословлял его дарами и Авраам сказал правду о том, что Сарра его сестра. И никогда у меня не возникало и тени сомнения, что здесь что-то не так.

Прочитав эти случаи один раз, я стал перечитывать их снова и снова, особенно останавливаясь на тех стихах, где Авраам договаривается с Саррой по поводу того, что она должна сказать и какой «правды» придерживаться, живя в Египте и Гераре. Первой реакцией на прочитанное у меня было удивление: как это я прочитал в Библии то, на что никогда не обращал внимания. Потом следовала реакция возмущения: почему они так поступили с другими людьми, а меня всегда учили, что здесь они правы во всём. И, конечно же, была реакция, что, наверное, я чего-то недопонимаю и трактовка организации всё-таки правильна. Эта нотка сомнений сидела в моей голове ещё долго, пока жизненные события не позволили мне с ней распрощаться.

Прочитав и самостоятельно поразмыслив, я с Библией в руках пошёл в другую комнату к жене и поделился с ней ново-староузнаным.  Долго ещё в тот вечер мы рассматривали эти ситуации с разных сторон, пытаясь понять и оправдать действия Авраама и Сарры. Но факт был налицо. Та, казалось бы, правда, что Сарра была сестрой Аврааму по отцу, меркла, по сравнению с тем, что она являлась его женой. И делать вид, что эти два статуса отношений между людьми равнозначны было бы бессмысленно и не честно. Статус «жена» всегда ближе и важнее, чем статус «сестра». И выдавать одно за другое в угоду себе - значит манипулировать этими положениями. В свою очередь это означает заведомую ложь и сговор ради обмана.

Когда в первом случае Авраам говорит Сарре: «Скажи, что ты моя сестра, чтобы благодаря тебе мне было хорошо, и моя душа была жива», о чём в первую очередь беспокоится Авраам? Он думает о себе, а не о ней. Он заранее знал, что её заберут к фараону по причине её красоты, а его могут убить. Что делать? Как в Египте убежать от голода да еще в живых остаться? Скрыть одну информацию и воспользоваться другой! А выйдя из Египта, снова поменять их местами и жить, как будто ничего не менялось.

Но ведь согласно Библии «жена» - это не просто родственный статус. Это часть другого человека (Бытие 2:24): «…Оба станут одной плотью». К кому ещё данное образное действие может относиться? Брат с сестрой никогда не будут «одной плотью». Даже мать и сын не будут «одной плотью». Напротив, в этом же стихе говорится, что «оставит человек отца и мать и прилепится к жене своей…». Поэтому с такой лёгкостью, то отлепляться, то прилепляться к своей плоти, мне показалось диким и неприемлемым.

В организации меня всегда учили, что при любых жизненных обстоятельствах надо полагаться на Иегову. Никогда нельзя надеяться на себя и при каждой сложной ситуации сразу же молиться о помощи и защите Бога. Так меня учили, так я старался думать и поступать. И такого же отношения я ждал и от других. И уж тем более от тех персонажей в Библии, которые стояли на почётных местах и пользовались непрекословным авторитетом. Среди них был и Авраам. Но здесь в двух схожих по своей сути ситуациях я увидел Авраама не таким уж и праведным. Он не стал в моих глазах и мерзким человеком, но в его поступках я увидел огрехи, за которые сегодня бы его исключили из собрания.

Ведь что сделал Авраам с женой своей Саррой? Они сговорились скрыть более важную информацию и выдать за правду информацию устаревшую и потерявшую свою силу. С помощью этого сокрытия он смог приподняться материально за счёт других, ничего при этом не предпринимая. Ему цари давали всё просто за то, что Сарра - его сестра, как откуп за невесту. Он, прекрасно понимая, с какой целью Сарру забирают во дворец, опять молчит и продолжает скрывать от царя, что она является его женой. В обоих случаях, если бы сам Бог не вмешался в происходящие события с Саррой во дворце, то остаётся только предполагать, чем бы всё закончилось. Но, ни в одном стихе мы не читаем, что Авраам просил помощи у Бога или полагался на него. О том, что всё разрулил Бог, Авраам узнаёт только тогда, когда во дворец его вызывает сам фараон (или царь из второго случая). И каждый раз из текстов Писания видна чистота и обыкновение в действиях царей, когда они брали Сарру к себе. В Бытие 12:18,19 фараон спрашивает: «Почему ты не сказал мне, что она твоя жена? Почему ты сказал: „Она моя сестра“?» В Бытие 20:5 царь Авимелех говорит: «В простоте сердца и в чистоте рук я сделал это», а в 9 и 10 стихах он говорит: «Что ты с нами сделал? Чем я согрешил против тебя, что ты навёл на меня и на моё царство великий грех? Ты поступил со мной так, как нельзя поступать». Затем Авимелех сказал Аврааму: «Почему ты это сделал?»

По сути, фараон и царь Авимелех помогли Аврааму и его близким не умереть в голодные времена. Одарили его по-царски, а он воспользовался их расположением и извлёк корыстную пользу для себя, - как до того как всё раскрылось, так и после этого. То есть, из-за его решения выдать одно за другое пострадали многие люди, а некоторым даже грозила смерть. Уж насколько Авимелех не служитель Бога, но даже он сделал справедливый вывод из произошедшего: ты поступил со мной так, как нельзя поступать. Его слова так и засели в моей голове. Как это так? Божий служитель подставил под ножи стольких людей просто потому, что он подумал, что его могут убить?

А могли бы убить Авраама на самом деле? Была ли эта опасность так очевидна? Из текстов этого не видно. Никто ему не угрожал. Никто не запугивал смертью. В Бытие 20:11 мы читаем:

Авраам сказал: «Я подумал: „В этом месте, вероятно, не боятся Бога, и меня непременно убьют из-за моей жены“». Он, видите ли, подумал! А почему бы не подумать о том, чтобы просить помощи у Бога: пусть он явился защитой, если кто-то захочет тебя убить. Ведь ровно также Бог смог бы явиться во сне к царю и объяснить ему, чтобы тот ничего не делал с Саррой и Авраамом. И тем более, Бог заключил с Авраамом завет и был заинтересован, чтобы с ним и Саррой ничего не произошло. Но даже если Авраам так и думал, то ничего подобного в Библии касательно этих эпизодов я не обнаружил. Утверждать, что просто об этом не написано, но он так думал, - значит дописывать что-то в Библию и оправдывать неправильные действия людей. 

Я ещё долго разбирал по деталям эти случаи. Никак не мог оправдать поступок Авраама и тем более объяснить иное представление этих случаев организацией. В воскресенье на собрании данный абзац, естественно, был прочитан, прокомментирован присутствующими и оставлен позади. Даже стихи не были открыты, так как абзацы были начальными и долго останавливаться на них проводящий обсуждение не хотел. Встреча закончилась, но не закончилось моё размышление над прочитанным.

Во вторник у нас на даче была запланирована баня, на которую были приглашены Илья Гродников (на фото), Максим Ермоленко, Егор Тимохин и старейшина Киселёв Слава со своим сыном Павлом. В понедельник я решил отправить через sms предложение Максу и Илье прочитать эти случаи и потом их обсудить в бане. Но я попросил прочитать их так, будто читаешь их впервые, потому что понимал: они тоже научены смотреть на них с точки зрения организации. Киселёву я такое предложение не отправлял, так как думал, что старейшина точно знает эти тексты. Как потом оказалось, лучше бы я ему отправил сообщение, вдруг бы он прочитал и освежил в памяти эти случаи.

Сначала в баню приехали на электричке Макс и Илья. Киселёв приехал на машине чуть позже, а Егор пришёл с работы самый последний. Мне было интересно узнать мнение тех, кто пришёл первыми и поэтому я их сразу спросил, прочитали ли они эти отрывки. Ответ последовал утвердительный, но разговор продолжился по-разному. Макс как-то сразу ушёл в сторону и в основном слушал, о чём мы беседовали с Ильёй. Интересна была реакция Ильи на мой вопрос. Он сел в кресло и стал, загибая пальцы, говорить, в чём был не прав Авраам. Это было для меня поразительно и удивительно. Ведь я его не просил рассматривать в этих стихах неправоту Авраама, а просто прочитать отрывки и выразить своё мнение. Мне было интересно, что заметят другие, прочитав эти эпизоды, и какая будет у них реакция.

И вот Илья начинает загибать пальцы на руке и говорить всё то, что я заметил два дня назад и о чём думал все эти дни. Он не сказал ничего лишнего и ничего не упустил из того, что было написано. И про враньё Авраама, и про подставу других людей из-за этого вранья. И именно речь шла об обмане Авраама, а вовсе не о так называемой правде, что Сарра - его сестра. Илья хоть и не был женат на тот момент, но понимал, какая разница существует между сестрой и женой, поэтому сразу указал на этот момент, что нельзя смешивать эти два статуса и говорить в удобный момент одно, а в неудобный - совсем другое.

В тот момент, когда мы сидели в предбаннике и делились между собой прочитанным, приехал Киселёв с сыном. Он вошёл, поздоровался со всеми и молча слушал, о чём мы разговариваем. По его движениям и молчанию я понимал, что ему не нравится тема нашего обсуждения, но так как в разговоре мы ничего не позволяли себе лишнего, он просто слушал и не встревал в наш диалог. Заметив его молчание, - что Киселёву не свойственно по его характеру, - я спросил, что он думает на эту тему. Он сделал очень серьёзное и недовольное лицо и повернулся к нам. Сказал, что не согласен с нашим мнением и придерживается мнения организации. Этот ответ немного остудил наш настрой открыто делиться тем, что было у нас на уме. Илья сразу притих и уже не вмешивался в наш с Киселёвым разговор. 

Как такового разговора у нас с ним и не было. Это был скорее спор и явное непонимание слов оппонента. Я никак не мог понять его точку зрения. Впрочем, лично его точку зрения я понял: ни при каких обстоятельствах не прекословить руководящему совету и говорить только то, чему учит организация. А вот логику организационного понимания ситуации Авраама я понять не мог. Как при столь скрупулёзном подходе к правде и лжи можно с такой легкостью выдавать одно за другое? Ведь как не организация, как мне тогда казалось, так явно борется с ложью и старается говорить только правду, даже если она неудобная. Тогда я ещё и знать не знал до какой степени может дойти организация во лжи, подмешивания понятия и стандарты. Всё это я узнал уже намного позже. Здесь же я столкнулся с тем, что организация учит совсем не тому, что написано в Библии. Это не было основным учением ОСБ, таким как учение о «верном и благоразумном рабе» или новом мире с Армагеддоном. Это был рядовой случай поведения служителя Бога. Такой же, как с Давидом, Саулом, Соломоном и другими. Ведь их истории мы рассматриваем с отрицательной стороны, обмусоливаем, приводим в пример и учимся тому, как поступать нельзя. Почему же из случая с Авраамом не вынесен никакой урок, а подано всё так, как будто он поступал только правильно, а злой фараон и царь Авимелех хотели его убить, как только он попадётся им на глаза. Зачем притягивать за уши то, чего вообще не было, и обвинять других в том, чего они могли не совершить.

Когда мы с Киселёвым заговорили по поводу того, соврал ли Авраам или нет, он привёл в пример случай с Раав, которая спрятала разведчиков, а искавшим их людям сказала, что они ушли. Этот случай описан в Иисус Навин 2:1-21. Я ожидал этот пример, так как его часто приводили с целью показать, что ради спасения служителя Бога можно пойти на некоторую ложь. И в данном случае, эта «ложь во благо» будет оправдана и прощена Богом. Такая практика использования лжи в организации Свидетелей Иеговы очень распространена и активно поддерживается. Например, когда необходимо скрыть что-то от руководящих должностей в администрации или просто незнакомого человека. Существует даже стандартная фраза для подобных случаев: «не служитель Иеговы не должен знать то, что может повредить организации Иеговы и его служителям». И хотя в этой фразе напрямую не говорится о том, что можно лгать, все её понимают так, что при достижении своих целей можно пойти на сокрытие определённых моментов и даже солгать, если это потребуется. Совесть человека, идущего на ложь ради спасения брата своего, всегда будет спокойна, так как человека, от которого скрывается правда, он считает не достойным и даже врагом.

Например, когда у нас в Отрадном строился Зал, то в администрации, при оформлении разрешения на строительство, не было указано, что он предназначен для проведения религиозных встреч. Также нигде не указывалось, что это здание будет принадлежать местной организации Свидетелей Иеговы. Всё было оформлено как жилой дом с пропиской человека (на тот момент Киселёва, сейчас не знаю кто). Единственное, что по документам связывало дом со Свидетелями, так это то, что его строительством будет заниматься местная организация Свидетелей Иеговы. Когда подходил к стройке посторонний человек и из любопытства спрашивал, что здесь строится, ему, как правило, отвечали «забор» или «дом», в зависимости от степени этапа строительства Зала. Бывало, что при таких вопросах просто старались уйти от ответа и на вопрос отвечали вопросом: «а почему вы интересуетесь?», тем самым отбивая у человека дальнейшее любопытство. Но это только поверхностная часть так называемой правды строительства. Основная часть мне, как и многим, неизвестна, так как этим занимались в основном старейшины и представители филиала. А уж те хорошо обучены и проинструктированы, что говорить и как подавать документы, чтобы не было лишних вопросов. Практика сокрытия правды и выдачи другой информации за правду в организации Свидетелей хорошо представлена и в написании статей для своей литературы и в речах со сцены, когда, стремясь сокрыть истинную правду о чем-то, прибегают к ловким словесным манипуляциям и крючкотворству.

Но вернёмся к примеру Киселёва. Чтобы самостоятельно оценить, есть здесь ложь или нет, достаточно просто прочитать стихи 4-6, где сказано: «Между тем женщина взяла этих двух человек и спрятала их. Она сказала: «Да, ко мне приходили люди, но я не знала, откуда они (знала). Когда же при наступлении темноты закрывали ворота, эти люди ушли (не ушли). Я не знаю, куда они пошли (знаю). Бегите за ними скорее, и вы догоните их (не догонят)». (Она же отвела их на крышу и спрятала).

Уж не знаю, как читатель воспримет её слова, но мне - как тогда в бане, так и сегодня – они кажутся намерено лживыми. Она сознательно говорила неправду, чтобы как можно дальше отправить преследующих. Мотивация её поступка тоже вполне понятна и записана в Библии. Она верила в силу Бога, который поддерживал народ Израиля, и хотела спасти себя и своих близких, когда иудеи придут в Иерихон. Поступок Раав понятен и объясним. Вопрос в другом. Почему её пример привёл Киселёв? Она не была служителем Иеговы и могла делать всё, что считает правильным. Она беспокоилась о себе, а не только об этих разведчиках.

Приведя свою аргументацию Киселёву, последовал встречный текст по её поступку. Киселёв сослался на стих из Евреям 11:31 где говорится: «Верой Раав, блудница, не погибла с теми, кто не повиновался, потому что приняла разведчиков с миром». Типа Павел по достоинству оценил её веру и поступки. Признав её праведной в той ситуации, он дал повод использовать этот случай всем, кто считает ложь во благо оправданным действием. Значит, согласно слов Павла и Киселёва, обман недостойных людей не считается грехом. Превосходно! Значит, человек может сам для себя определить, кто достоин правды, а кто не достоин и соответственно поступать и говорить. 

Согласиться с такой логикой и мотиваций к поступкам в организации я не мог. Но мог согласиться, что существуют ситуации, когда необходимо солгать или скрыть правду. Я об этом сказал и Киселёву. Конечно, если кого-то из братьев во время гонений будут искать для того, чтобы убить или искалечить, я пойду на обман, как прямой, так и скрытый. Но об этом обмане не стоит на каждом углу сообщать всем, чтобы получить одобрение своим действиям. Это моё решение и я за него отвечаю. Даже при таком обмане, мой поступок будет всё равно неправильным, т.к. обман априори не допустим. Ведь как учат в собраниях Свидетелей, отец лжи – Сатана. И если мы обманываем, то следуем по стопам Дьявола. Чёрно-белые краски в собраниях очень популярны. Именно руководствуясь привитыми в собрании данными красками, я настаивал перед Киселёвым, что обман не допустим в любой форме, а Раав и Авраам именно солгали.

Видя, что на меня не действуют его примеры, и я продолжаю настаивать на своём, Киселёв (на фото) решил воспользоваться своей свидетельской логикой и сказал: «Но ведь мы не читаем, что Иегова осудил Авраама за обман, значит, Бог не считает, что он лгал». Таким образом, он, видимо, хотел показать, что хорошо помнит все эти отрывки из Писания и знает о чём там написано. Но если рассуждать подобным образом, то Бог и не поддержал его в этом обмане, и не похвалил его, когда всё закончилось. Бог просто промолчал или сделал вид, что ничего страшного не происходит. Отсутствие реакции Бога на действия Авраама привели к тому, что Авраам повторил свой поступок во второй раз с царём Авимелехом. И уж делать вывод из того, о чем не написано, будто Бог поддерживал Авраама, мне кажется опрометчиво и неразумно.

После продолжительного нашего с ним разговора, от Киселёва последовала очередная убийственная фраза: «Рома, ты не можешь правильно понять случай с Авраамом, потому что у тебя нет духа понимания Библии». Блеск! Он мне этой фразой намекал, что руководящий совет организации понимает Библию лучше и правильнее всех людей вместе взятых, потому что только у него есть дух понимания от Бога. Это мне было понятно. А для чего здесь дух понимания, когда тут и так всё предельно ясно! Что здесь особенного понимать?! Я прочитал Библию и мне из неё всё понятно. Мне не понятно, почему в организации учат другому.

Когда пошли намёки на моё земное положение, а следом за ними и прямые высказывания, что я заблуждаюсь и не следую руководству раба, прозвучала очередная фраза, которая убила меня окончательно: «С таким мышлением Рома, ты на отступническом пути». Сказана она была таким холодным и металлическим голосом, что мне стало по-настоящему не по себе. Возникло ощущения сна. Не сплю ли я, слыша такие слова от человека, который со мной изучал Библию и говорил всем, что я его духовный сын?

Я на себе почувствовал взгляды всех присутствующих тогда в бане, с некой оценкой меня: до чего же докатился Рома в своих размышлениях. Естественно последовала некая пауза в дальнейшем разговоре и мы просто пошли погреться в парилке. Но то ли все немного «стреманулись» идти греться со мной и Киселёвым, то ли решили оставить нас наедине, но получилось так, что в парилке мы оказались с ним вдвоём. Чувствовалось его напряжение продолжать дальнейшую дискуссию по этой теме и вообще после столь жарких споров настроение к бане у него явно пропало. Но в такой обстановке, тет-а-тет, я решил всё-таки у него спросить, что я не так понимаю, и почему он не может мне напрямую сказать, как есть на самом деле. Киселёв, немного снизив голос, чтобы другие не могли его услышать, произнёс: «Рома, понимаешь, я не могу тебе сказать всего в присутствии этих молодых братьев. Как они отреагируют на то, что я скажу».

Что это значит? У него есть что сказать, но он боится озвучить это при молодых братьях, которые не должны знать всей правды? Или же все мы недостойны её знать и должны довольствоваться тем, чему нас учат, не задавая лишних вопросов? Его ответ мне показался тогда подозрительным и непривычным. Никогда раньше мне так не отвечали на вопросы. А тут явно звучит намек, что есть некая ширма или плотная завеса, за которой скрыта правда. Он о ней знает, но не может рассказать, поскольку кто-то ему дал указания её скрывать.

Его слова очень сильно засели в мою голову. Именно после них я начал задумываться об этой завесе. А что ещё там могут скрывать? Ведь понятно, что вопрос с Авраамом - это мелочь. Могут быть вопросы куда серьёзнее и важнее.

После слов Киселёва я немного почувствовал себя спокойнее и спросил его ещё раз: «Так значит Авраам всё-таки солгал?». Последовал сомнительный ответ в виде слова «немного» и жестикуляцией плечами вверх. Это было что-то вроде прорыва плотины. Фуф! Значит всё-таки я не сумасшедший отступник и то, что я заметил в действиях Авраама, было правдой. Дальнейший разговор был уже не интересен. Мне не хотелось допытываться до Киселёва, почему же он сразу не мог сказать, как есть, а делал вид, что это я чего-то не понимаю. Почему он меня обвинял в начале отступнического пути и отсутствии духа понимания. Всё это уже было не важно. Он признал, хотя и «немного», что Авраам не белый и пушистый, а тоже имеет рыльце в пушку.

Баня, конечно, была подпорчена такими жаркими и опасными разговорами на темы, расходящиеся с трактовкой руководящего совета. Но бани бывают часто и их можно всегда организовать в другой день и в другой компании. А вот таких откровений от старейшины не каждый день услышишь. Ради такого можно пожертвовать приятным временем общения с друзьями. Зато после таких бесед начинаешь понимать, что твой мозг не нуждается в сверхъестественном духе понимания и тебе не нужно на каждый возникающий вопрос из Библии бежать за ответом к старейшинам или пионерам. Достаточно просто прочитать и постараться, включив свои мозги, разобраться в прочитанном.

Этот случай с Авраамом был первым моим исследованием Писания, который заставил меня взглянуть на организацию по-другому. Нет, я не стал проявлять подозрительность или критично исследовать организацию Свидетелей Иеговы. Далеко не сразу я вообще начал глубоко рыться в скрытой правде организации. Всё это было намного позже. Но тогда я ощутил самое важное для себя. Я не совершаю ничего плохого, читая Библию и не соглашаясь с другими в тех формулировках, которые мне пытаются навязать. Я не считаю себя в этот момент отступником. Я и сейчас не считаю себя предателем из-за того, что я исключён из собрания. Я не предавал людей, которые были со мной все эти годы. Я просто не согласен с учениями и политикой организации Свидетелей Иеговы. Мириться с этим я не буду, а вести себя, так как будто я ничего не знаю, - не могу.

Удивительная всё-таки вещь – человеческая упёртость. Ведь если бы тогда в бане Киселёв не настаивал так долго на своей версии произошедшего с Авраамом и Саррой, я бы не смог заметить скрытую ложь, спрятанную за ширмой организации. И дальнейшие мои поиски правды в ОСБ вряд ли бы продолжились. Если бы он в начале разговора сразу подтвердил мои и Ильюхины подозрения, не было бы необходимости продолжать тему про Авраама. А так, из-за упёртости Киселёва, продиктованной инструкциями ВиБРа, была спровоцирована цепная реакция дальнейших поисков и находок. Чтобы разобраться в крупной лжи ОСБ, которую я никогда не воспринимал как ложь до случая с Авраамом, необходимо было разобраться в мелкой лжи. Осмыслить её, набраться смелости и критической активности в поиске правды.

Проводя сегодня параллели в характере и поступке Авраама и Киселёва, я нахожу схожие черты. При принятии своих решений эти два человека не задумывались о людях, которые их окружали. Проявляли к ним холодное и бессердечное равнодушие, игнорируя их чувства и эмоции от пережитого. Думали только о себе и своей выгоде, говоря ту правду, которую они считали удобной на тот момент. Не сожалели о случившемся, а продолжали вести себя так же эгоистично и трусливо, развивая и поддерживая ничтожное отношение к окружающим их людям. Мол, ради своей «правды» можно пренебречь жизнью одного или нескольких людей. Не переживать о том, как повлияют их слова на тех, кто им доверяет. Главное сохранить свою лживую правду и продолжать вести политику беспрекословной «истины». 

Но именно поступок Авраама, соделанный столетия назад и записанный в Библии, сегодня помог мне начать сомневаться в тех людях, которым я доверил свою жизнь. Недальновидная упёртость и фанатизм сегодняшних руководителей организации Свидетелей Иеговы стал инициатором моих действий в глубоком изучении истории организации. Всё это привело меня к двери с надписью «Выход». Забавно, что развернуть меня к этой двери помог Киселёв, но отрыли эту дверь совсем другие люди. Этот человек в моей жизни больше не сыграл никакой роли. Он ни разу не попытался отвести меня от этой двери, а наоборот, своим безучастием усугублял моё отношение к этой равнодушной до людей организации. Поэтому хочется выразить благодарность Аврааму за его антипример и сказать ему спасибо.

история 4

ЛЕГКО ЛЮБИТЬ БРАТЬЕВ В АФРИКЕ

«Даю вам новую заповедь: любите друг друга. Как я люблю вас, так и вы любите друг друга. Потому узнают все, что вы мои ученики, если между вами будет любовь» (Иоанна 13:34,35).

Какие замечательные слова Иисуса! Сколько простоты и смысла в них. Сколько благородных и достойных уважения дел было сделано людьми, которые были научены этой фразой. Кто-то делился последним куском хлеба, недоедая сам, а кто-то даже отдавал свою жизнь ради своего соверующего. А сколько возможностей открывают эти слова, чтобы проявить любовь к своему брату или сестре. Надо лишь быть внимательным и не искать подходящего случая. У каждого из нас свои трудности и проблемы. Достаточно просто интересоваться жизнью соверующих и стараться всячески им помогать.

Писать об этом на листе бумаги очень просто, возможно, просто об этом и говорить, но не так уж просто проявлять любовь на деле. При самых искренних побуждениях сделать что-то для ближнего своего, всегда найдётся масса причин упустить эту возможность. Свои заморочки и бытовые проблемы, трудности на работе, суматоха в решении собственных задач и проблем. К этому добавляются экономические кризисы в стране и нестабильность собственного положения в социуме. И как всегда оно чаще бывает, так и хочется сказать: «Своя рубаха ближе к телу». 

Но читая в литературе Общества Сторожевой Башни различные рассказы о проявлении настоящей любви, стараешься отрезвиться от своих проблем и поставить себе цель – помочь кому-то среди своих единоверцев. Ведь как говорил всё тот же Иисус: «Относись к людям так, как хочешь, чтобы они относились к тебе» (Матфея 7:12). То есть поставь себя на их место и постарайся понять, в чём бы ты хотел увидеть поддержку своих близких. А куда ещё ближе могут быть братья и сёстры в собрании. Ведь именно с ними ты планируешь жить в новом мире и наслаждаться жизнью всю вечность. Нам всегда говорили: «Твоя новая семья – это собрание. Там есть и заботливые пастыри, которые за всеми наблюдают и стараются ко всем проявить любовь. Там же есть и твои самые настоящие друзья, которые никогда тебя не бросят и вытащат из любой проблемы». 

Красиво описываются подобные представления о настоящей дружбе и любви в публикациях Свидетелей Иеговы. Но на деле все далеко не так красочно. Случаи, описанные в публикациях, это скорее и есть все случаи, которые действительно происходят в собраниях. И процент их проявления, явно не соответствует количеству всех Свидетелей Иеговы на Земле. В основном, чем могут помочь братья и сёстры в собрании, так это пригласить тебя в проповедь, чтобы там тебя подбодрить. Пригласить в гости или самим прийти и пообщаться. Или принести что-то из магазина, когда кто-то заболел и не может сходить самостоятельно. Некоторые сёстры, в силу своего характера, интересуются у соверующих, о чём можно было бы за них помолиться перед Иеговой. Такая материнская забота о близких тоже не каждой сестре свойственна. И уж, тем более, она не свойственна мужчинам в собраниях. У старейшин, которые должны быть опорой и защитой, столько «теократических» забот, что если они успевают помогать своим домашним, то уже за это можно было бы поставить им памятник. Чаще всего их собственные семьи испытывают нехватку любви, внимания и заботы от своего же мужа, отца, сына или брата. И куда уж там надеяться простым «овечкам» в загоне, на великое проявление их любви.

Но как я уже говорил, всё индивидуально и не все старейшины чёрствые и бесчувственные. Когда я только пришёл в собрание, застал, как старейшиной Сысоевым Сергеем (он тогда был один старейшина в собрании) было организовано дежурство у одной пожилой сестры. И хотя у неё были родственники, всё же братья и сёстры приходили к ней и помогали чем нужно. На моей памяти это единственное такое дежурство в нашем собрании. Когда Сысоев со своей семьёй уехал в другой город, пришли другие времена и порядки. У руля собрания встали люди, которым была важнее обработка территории собрания и часовая успеваемость возвещателей. Любовь на деле, в их понимании, была в том, что возвещатели должны нести спасающую весть людям и помогать им не погибнуть. А помощь соверующим оказывалась в рамках, предусмотренных указаниями Общества. В лучшем случае пастырское посещение, совместное участие в проповеди и оказание великой чести участвовать в уборке Зала Царства после собрания. 

Когда проводишь много совместного времени с одними и теми же людьми, то волей не волей узнаёшь о тех проблемах и переживаниях которые у них возникают. Стараешься проникнуться их трудностями, чтобы как-то помочь. И делаешь это не потому, что тебя так учат, а потому что ты сам понимаешь, что значит потерять работу и остаться без заработка или столкнуться с непониманием в разделённой семье. А как помочь, если у тебя нет такой универсальной работы, которая бы подошла каждому и ты не можешь убедить родственников своего брата принять твою веру, потому что у них своё видение на религию. Но иногда, само участие в проблемах брата или сестры, помогает им не пасть духом и надеяться на улучшение ситуации. А кому-то необходимо просто выговориться, чтобы его выслушали и не давали никаких советов, ведь он и сам знает, как поступать, только не всё в его силах на тот момент.

В жизни брата Чании Гочи (на фото) в 2008 году произошли перемены, от которых он и его семья испытали калейдоскоп эмоций и проблем. Сам Гоча был родом из Грузии. Переехал в нашу страну в поисках работы и возможности больше проповедовать. В нашем собрании всегда был известен тем, что выполнял норму часов специального пионера, не являясь им. Он не заканчивал Школу усовершенствования служения и никто его не назначал в разные виды служения. Но, не смотря на эти мелочи, он проповедовал по 160 часов в месяц, будучи простым общим пионером. С утра до вечера он ходил по улицам и предлагал огромное количество литературы. Многие его даже просили помочь распространить свои залежавшиеся журналы, и он с удовольствием их брал и распространял. Особыми способностями оратора он не обладал, но искренне рассказывал людям о том, что знал сам и чему его научили в собрании. В прошлом он занимался боксом, о чём свидетельствовали его разбитые и припухшие косточки пальцев на руках. Но по характеру всегда был милейшим и добродушным человеком, к которому хотелось относиться скорее как к ребёнку, чем зрелому мужчине, которому тогда было уже за 40 лет. До того как жениться и переехать с женой в Санкт-Петербург, в нашем собрании он являлся служебным помощником, старался выступать со сцены с пунктами собрания и быть всячески полезным.

Но когда он обзавёлся семьёй и первым ребёнком Давидом, на его широкие плечи упал груз кормильца и отца. Значит, нужно было менять свой образ жизни и подстраиваться под новые условия реальности. О длительных прогулках с журналами стоило забыть. Стать служебным помощником тоже не светило, так как кроме выдающихся показателей проповеди, других способностей как бы и не было. Работа, семья и собрание являлись основными формами его существования. Уехав в Питер, он перестал быть членом нашего собрания, а числился вместе с супругой в одном из питерских собраний. Про него помнили, но не настолько, чтобы вместе встречаться и общаться.

В то время он работал на брата Макарова Сергея (на фото) из нашего собрания и вместе с другими его работниками занимался ремонтом кровли крыш многоэтажных домов. Работа сложная, требующая определённого навыка. Чтобы добраться до работы, ему нужно было каждый день добираться из Питера в Отрадное на метро, а потом на маршрутке. Работы было много, особенно в летний сезон года. Но так как все работы проводились через муниципальные органы и ЖКХ, то в основном деньги за выполненную работу получали спустя некоторое время после окончания работ. Иногда случались и задержки в выплате, но Сергей старался подкидывать работникам из своих денег небольшие суммы, чтобы не ставить их в безвыходное положение. Все понимали и принимали как должное такие задержки, поэтому привыкли к ним и знали, что выплаты всё-таки будут, но чуть позже.

Когда у Гочи с Александрой родился второй сын Миша, то начались более серьёзные проблемы. Ребёнку был поставлен диагноз – ДЦП. К тому же со временем выяснилось, что у Мишутки проблемы со слухом. Порядка 80% слуха у него отсутствовало. Врачи настоятельно рекомендовали семье Чании бороться за здоровье малыша всеми имеющимися возможностями. Необходимы были регулярные сеансы массажа. В то время каждый сеанс стоил 2000 рублей, а таких сеансов нужно было 10. Через несколько месяцев курс повторялся заново. И где хочешь, а 20000 рублей выложи и полож на массажный стол. И это помимо других лекарств, необходимых ребёнку. Александра (ей больше нравится когда её называют Леся) не работала, а всё время находилась с детьми. Устроить в садик Давида они позволить себе не могли, т.к. денег на это у них не оставалось. Родители Леси помогать ей особо не желали, а родители Гочи были в Грузии и сами ожидали от него помощи, но, зная его обстоятельства, не давили на него. До определённого момента.

Настало время младшей сестре Гочи получать высшее образование, на которое ей требовались деньги. И семья Гочи попросила у него выслать им на обучение 20000 рублей. Для них получить образование – это значит дать возможность человеку устроиться в этой жизни. А для Свидетеля Иеговы тратить деньги на высшее образование – верх безрассудства и глупости. Гоча, прикинув свои финансы и вопреки советам Сергея, отправил в Грузию необходимую сумму, рассчитывая, что скоро ему Сергей выплатит задержанную зарплату и всё будет хорошо. Но деньги, как назло задерживали, а тут как раз подходил очередной курс массажа для Миши. Отказываться от массажа и не лечить своего ребёнка? Ведь благодаря курсу массажа они в общем-то и вытащили его из болезни. Что делать? Продали всё, что можно было продать в доме, вплоть до обручальных колец. Кое-как выкрутились, но долги и отсутствие денег оставались.

Как-то встретившись по работе с Сергеем, он мне рассказал о положении дел у Гочи и его семьи. Рассказал и то, что он всячески отговаривал его отправлять деньги в Грузию, так как неизвестно когда поступит оплата за выполненный объект от муниципальных организаций. Но он, хоть и сочувствуя Гоче, всё-таки настаивал на версии, что он виноват сам. Да и кто бы спорил, что виноват! Зная Гочу, я совершенно не удивился произошедшему. Он такой недальновидный человек. Что с ним поделать? Но ведь, несмотря на всё, им нужна помощь, крутилось в моей голове.

- А знают ли другие об этом? – спросил я у Сергея.

- А кому об этом рассказывать? Я ему подкинул немного денег, что мог. А что ещё делать? – ответил Сергей.

Как кому?! Старейшинам нашего и его собрания! Они же могут что-то придумать, чтобы помочь. Мне казалось это настолько очевидным действием, что даже не понимал, почему до сих пор ничего не предпринято.

Оказалось, что Сергей говорил кому-то из наших старейшин, но не получил положительного ответа и оставил эту затею. Ладно, попробую сам, – решил я. Позвонил недавно назначенному в нашем собрании старейшине Широбокову Андрею. Он и его семья приехали к нам из Ташкента, поскольку там за его активную деятельность ему грозила тюрьма (в Узбекистане организация Свидетелей Иеговы запрещена). Кто как не он должен понимать, что значит помочь брату в трудную минуту. И потом, мы с Андреем тесно дружили и часто встречались, так что ему я мог рассказать всё, ну или почти всё. Попросил его, чтобы он поговорил с другими старейшинами в нашем собрании и они совместно что-то придумали. Он мне пообещал, что поговорит и сдержал слово. Но результат этого разговора меня шокировал.

Оказалось, что старейшины выслушав вопрос Андрея, не долго думая, выдали своё «любящее» пастырское решение. Так как Гоча отправил деньги на высшее образование, то, значит, поступил вопреки советам «верного раба». Следовательно, он понимал, что делает и помогать ему сейчас никто не обязан. Собрание не будет ему собирать деньги, поскольку собственными он распорядился не мудро. К этому были приложены цитаты из каких-то писем для старейшин, где оговаривалось, в каких случаях собрание может помочь брату. А Гоча, согласно этих инструкций, не попадал под данные категории. Шикарное объяснение! И ведь не придерёшься! Всё грамотно. Гоча сам балбес и потому сам же и виноват. Пусть же он за это ответит. Пусть поголодает и пусть его семья ощутит, что значит идти против указаний «верного раба». А главное - пусть это прочувствует его годовалый сынишка, которому нужны массаж и дорогостоящие лекарства. Ему, наверное, будет стыдно за своего отца. Ах, какое мудрое решение любящих старейшин! 

Андрей передал мне по телефону вердикт «любви» наших старейшин. Я не верил своим ушам, что те, кто столько лет бок о бок жили и проповедовали с Гочей, сегодня принимают такие решения. Я поинтересовался у Андрея, а что он сам думает по этому поводу. Он мне объяснил, что хотя и хочется помочь брату, но указания сверху тормозят это желание. Вдобавок он лично не знаком с Гочей. А ещё у него и других старейшин сейчас тоже проблемы с финансами.

Так ведь и не нужны большие деньги! Если каждый в собрании скинется по 50 рублей, уже наберётся 5 тысяч. А наверняка, кто-то захочет дать и больше чем 50 рублей, просто об этом никто не знает. Неужели трудно хотя бы по своим книгоизучениям спросить, могли бы братья и сестры помочь? Даже не надо делать специальное объявление в собрании. Просто спросить и всё. 

Я позвонил Киселёву Вячеславу, чтобы лично от него услышать об их решении и всё-таки попытаться переубедить его. Но, поговорив с ним некоторое время, понял, что он и все остальные настроены остаться при своём мнении. Гоча виноват сам, а у нас нет денег помогать ему. Причём это звучало не как сожаление, что у нас нет денег, а если бы были, то обязательно помогли. Сам тон слов и выражения говорили о том, что в ситуации с Гочей им помогать просто «западло». Он поступил не по понятиям организации, значит его можно кинуть. Вдруг кто-то из старших «паханов» узнает, что они помогали такому пацану, что про них скажут? Возможно, в местах не столь отдаленных это звучало бы и правильно, но это же собрание самого Бога! Как мы можем делить людей по понятиям? Поступил правильно – значит поможем, а поступил неправильно – не поможем. Дикая чушь!

Мне стало всё это настолько противно, что я решил сам всё организовать. Раз уж я в тот момент являлся во Мге руководителем книгоизучения, то мог сам спросить у местных братьев и сестёр, что они думают по данной ситуации. Во вторник после книгоизучения я попросил всех задержаться на 5 минут и выслушать мою просьбу. Поведав всем о ситуации с Гочи и его проблемах с ребёнком, а также о том, что он отправил деньги в Грузию на обучение сестры, я увидел удивительную реакцию всех присутствующих. Никто не остался безучастным. Я попросил, что если кто-то хочет помочь, то любая сумма будет уместна. Подошли все. Даже те, кто не знал Гочу лично. Света Михайлова дала 1000 рублей. На что у меня, конечно, была реакция, понимает ли она, что столько денег от неё не требуется. Но она сказала: «Я хочу дать столько». И с серьёзным и уверенным лицом продолжала протягивать тысячу. Зная Свету, насколько она экономная и бережливая до денег, удивление моё было огромным. Неужели даже сёстры, которые живут одни без мужей и тянут на себе ещё воспитание и обучение ребёнка, могут дать столько, а здоровые мужики, не могут дать даже 10 рублей.

Было поразительное раздвоение моего понимания. С одной стороны помогали те, кто не обязан помогать, но не помогали, те, кто обязан это делать. Я никак не мог понять, почему это происходит. Получается, чтобы кто-то тебе помог, тебе вовсе не надо идти к старейшинам. Тебе скорее помогут самые простые и бедные возвещатели. Причём, чем проще человек живёт, тем лучше он понимает трудности других. И смотрит на них не через призму инструкций и указаний, а через своё сердце. Хочет помочь и помогает. А не помогает, тот, кто не хочет помогать.

На следующий день я решил продолжить свою деятельность. Позвонил в Никольское и Отрадное тем братьям и сёстрам, которым мог доверить тайну сего мероприятия. Попросил, чтобы старейшинам не говорили о моей инициативе и помогли Гоче кто сколько может. Короче, к вечеру на собрание приезжали люди, отводили меня в сторонку и передавали мне в руку столь необходимые бумажки для Гочи. Кто-то поддерживал мою эстафету и в автобусе, пока ехали в Отрадное, спрашивали у тех, кому я не позвонил. Подходили многие и давали деньги, кто 100 рублей, кто 200, суммы разные были. Но, что самое удивительное, действительно никто - ни до собрания, ни после - ни словом не обмолвился со старейшинами.

Собрали 3100 рублей, вместе с нашими, конечно. Я заранее подготовил почтовый конверт и после собрания подошёл к Сергею Макарову и отдал ему собранное. На следующий день он увидит Гочу и передаст ему нашу помощь. Деньги получились небольшие, но мне тогда казалось, что дело не в размере суммы, а в готовности братьев и сестёр помочь «бестолковому» брату. Даже несмотря на то, что он сам виноват в своих проблемах, всё равно люди откликнулись и помогли ему. И без всяких там инструкций свыше. Вряд ли кто-то дал деньги только из-за того, что об этом его спросил служебный помощник. Мой авторитет был тогда не выше простого возвещателя. Не старейшина, не пионер, не районный надзиратель. Просто брат.

Спустя некоторое время Гоча позвонил и поблагодарил через меня всех, кто помог. Приятно было слышать, что эта сумма пришлась как раз вовремя. Простейшая вроде ситуация, а столько нашлось бюрократических препонов у любящих пастырей, что складывалось ощущение, что выбиваешь эти деньги в социальных службах. Хотелось спросить старейшин, а нахрена, простите, вы вообще нужны? Чтобы читать нам со сцены речи о любви? Или чтобы пересказывать из «Сторожевой Башни» примеры любви в других странах? Так это мы и без вас можем прочитать! Если вы пастыри, покажите первыми своим примером, что значит любить брата своего. Сделайте это хотя бы на 10 рублей. Но как показал этот случай, они не могут сделать этого даже на рубль. У них нет не денег, а скорее любви. 

Спустя несколько лет у этой истории случилось и продолжение. Осенью 2013 года в Зале конгрессов в Питере проходил районный конгресс. Нужно было решить, ехать на него или нет. Во-первых, у меня были трудности с работой, и денег в бюджете семьи оставалось только 500 рублей. Во-вторых, на тот момент я уже начал задумываться над происходящим в организации, но продолжал оставаться в ней по разным причинам. В-третьих, просто не было желания ехать так далеко, не понятно ради чего. Но всё же решили поехать. На последние деньги заправились бензином и поехали, чтобы, может, в последний раз побывать на конгрессе и всех повидать.

До начала программы, мы, как всегда, стояли и общались с друзьями. Было всё-таки приятно разговаривать с теми людьми, которых мы знали столько лет и с кем дружили. Стояли с нами Макаров Сергей и его жена Лена, а также кто-то ещё из сестёр. И уже в конце беседы Лена, в своей женской сентиментальной манере, спросила нас: «Ну, о чём помолиться за вас?» Настя у меня немного растерялась от такого вопроса: да вроде не о чем молиться. А мне, почему-то, без всякого стеснения захотелось сказать: «Помолись за деньги и за работу». Свою вполне серьёзную просьбу я высказал немного шутя. Лена удивилась столь необычной просьбе. И переспросила: а что не так? Мы ей сказали, что работы пока нет, а на последние деньги приехали на конгресс. Меньше всего мне хотелось в тот момент слушать слова ободрения и жалости. И она не стала их произносить, и вместе с Сергеем удалилась на своё место.

Во время перерыва мы всей семьёй обедали на заднем ряду. Подошли Макаровы и протягивают нам наспех приготовленный конвертик из бумаги. И говорят: «Мы тут побегали, вот собрали кое-что». Мы не сразу поняли что это. Сначала была мысль, что очередная открытка с библейскими стихами. Но оказалось, там лежали деньги. Было конечно, неловко принимать такую помощь. Вроде не это я имел в виду, говоря о молитве про деньги. Но видя их искренние и довольные глаза от совершенного, мы взяли конверт. Там мелкими купюрами было 600 рублей. Уже потом, во время прогулки в перерыве, опять подошли Макаровы и протягивают ещё один конвертик: «А это от нас лично». Ну, это уж лишнее. И без того вы сделали нам приятно. Но всё-таки конвертик они нам в карман положили. Там было ещё 500 рублей одной бумажкой. «Зачем?» - спросил я Серёгу. «Мы помним, что ты помог Гоче и хотим помочь тебе», - коротко ответил он. Хотелось расплакаться от такого. Было безумно приятно ощущать, что есть люди, которым ты не безразличен. А особенно было приятно, что спустя столько лет, кто-то помнил, что было сделано для Гочи и старался сделать тоже самое для другого. В этот раз инициатором любви на деле стал Сергей Макаров, который не поленился, пробежал по залу и спросил у некоторых помощь, прям как я тогда с Гочей. 

Эта ситуация очень сильно тронула нас. Несмотря на то, что тогда наше мнение об организации в целом начало меняться, такие случаи показывали, что дело не только в организации, но и в людях. То, чему учат со страниц журналов, бывает и не столь вредоностным. Проявить любовь к ближнему своему никто не запрещает. Даже наоборот, приветствуется. Но захламление ума братьев и сестёр различными противоречащими друг другу указаниями, приводит к тому, что люди просто боятся сделать что-то от души, от всего сердца. Они автоматически ищут руководства старших мужиков собрания. Не уверенные в своих мотивах и правильности действий, братья начинают теряться и сомневаться. Таким был и я в собрании. Мне тоже казалось правильным обратиться за помощью к старейшинам, ведь они защита и поддержка в собрании. Но оказалось, что они, наоборот, всё только усложняют и ограничивают.

Всё индивидуально. Есть в собраниях хорошие и искренние люди, есть и бесчеловечные. Нельзя судить об организации Свидетелей Иеговы по людям. Об этой организации надо судить по её учениям, как прошлым, так и настоящим. А люди в ней – это жертвы системы. Системы, которая, не разменивается по мелочам, а даёт указания сразу миллионам людей, не вдаваясь в подробности каждого случая. Вот так вышло и с Гочей. Его сразу заклеймили виноватым в том, что он отправил деньги сестре на высшее образование. И дальнейшее рассмотрение его обстоятельств было не целесообразно. Но разве такому учил Иисус своих учеников? Он сказал просто: «Только если будет любовь между вами, все узнают, что вы мои ученики». Не потому, что «между вами не будет косяков и грехов», а если БУДЕТ любовь. Любишь – сделаешь. Не любишь – ничего делать не будешь. Любили ли старейшины нашего собрания уехавшего от них брата Гочу? Конечно! На словах! Но как в таких случаях говорят среди Свидетелей: «Легко любить братьев в Африке». Очень популярная присказка в нашем собрании…