Роман Герасименко

история 5

"ХРИСТИАНСКАЯ" СВАДЬБА

Одно из знаковых событий в жизни любого человека – это свадьба. С этого дня начинается семейная жизнь. Волнительные свадебные моменты тесно переплетаются с моментами счастья и радости. Хочется запомнить каждый момент этого дня. Сохранить его на фотографиях и видеозаписях. Перед самим мероприятием предшествуют недели и даже месяцы подготовки. С кем-то надо договориться, кому-то сообщить заранее, что-то не забыть. А так как это событие происходит у человека не каждый день, вполне вероятно что-то не предусмотреть.

В 2011 году решил жениться младший брат моей жены, Гребнев Пётр (является Свидетелем Иеговы). Он последний в её семье, кто остался холостым и поэтому его все старались женить. Не из чувства необходимости или обязанности, а скорее было желание ему помочь в поиске супруги, так как ему было уже 29 лет и он хотел жениться. Сам он человек нерешительный и до ужаса скромный, даже, наверное, застенчивый. Поэтому подойти к какой-нибудь девушке-сестре и познакомиться, ему очень тяжело. Были разные попытки наладить какие-то контакты с противоположным полом, но все они заканчивались неудачей. И вот, на просторах интернета, в Контакте, он начал переписку с Ирой Арефьевой из Любани (естественно тоже Свидетель Иеговы). Они уже когда-то виделись на конгрессах и общались немного, но это было как-то между прочим. А после встречи на стройке Зала Царства, у них началась переписка и свидания. 

Время конфетно-букетного периода прошло, настало время подготовки к свадьбе. Всё было закуплено, все приглашены и казалось, что свадьба организована идеально. Но это было не совсем так. Никто и не подумал, что от того, кого ты приглашаешь на свадьбу, может зависеть и вся свадьба. Само бракосочетание и прогулки для фотографирования прошли нормально, а вот в зале дома культуры, где арендовались помещения для банкета, было не совсем спокойно. Мы с Настей приехали в ДК как раз к началу банкетной части свадьбы, так как мы не могли оставить маленьких детей с бабушкой на целый день. Мише было тогда два годика, а Дане 6 месяцев и он полностью зависел от мамы. 

Жених в окружении родственников - родного брата Виктора и мужа сестры, то есть меня

Как принято на свадьбах у Свидетелей Иеговы, звучит речь для молодожёнов. И хотя о желании молодожёнов по поводу речи на их свадьбе спрашивает сам старейшина (исходя из чего это не обязательная процедура), но кто же может отказать старейшине выступить перед всеми гостями. Ведь, как считается, это и дополнительное свидетельство неверующим и наставление молодым.

Выступить с речью попросили старейшину Киселёва Вячеслава. А у него обычно сразу срабатывает, как обязательное совмещение обязанностей, желание быть распорядителем пира на свадьбе. Уж не знаю, почему и откуда, но он решил, что тот, кто выступает с речью, становится автоматически распорядителем пира, но звучало именно так. Это он говорил и на нашей с Настей свадьбе и, естественно, повторил на свадьбе Петра и Иры. И хотя ничего подобного в публикациях Общества я на счёт подобной закономерности не нашёл, всё же спорить с ним ни у кого желания не было. По всей видимости, этот порядок он унаследовал от предшествующих ему старейшин, а что-то менять не хотел, да и не задумывался над этим. Может быть, конечно, в каких-то письмах для старейшин есть такая рекомендация, но мне об этом не известно, да и библейского основания для такого порядка вещей я не нахожу. В любом случае, хочешь быть распорядителем пира – будь им. Или как говорят в народе: «назвался груздем – полезай в корзинку».

В журнале «Сторожевая Башня» за 15 октября 2006 г. в статье «Покажите свою веру на деле» говорилось: «На свадьбе в Кане, на которой присутствовал Иисус, был «распорядитель пира», очевидно ответственный служитель Бога (Иоанна 2:9, 10). Подобным образом благоразумный жених выберет на эту роль духовно зрелого христианина. Узнав о пожеланиях и предпочтениях жениха, распорядитель сможет обо всем заранее позаботиться и проследить за ходом свадьбы». В следующем абзаце было ясно сказано: «Из слов распорядителя пира видно, что были случаи, когда кто-то из гостей напивался (Деяния 2:15; 1 Фессалоникийцам 5:7). Поэтому жениху и христианину, которому доверено быть распорядителем на свадьбе, нужно смотреть, чтобы все присутствующие следовали ясному указанию: «Не напивайтесь допьяна вином, от чего предаются разгулу».

Но Слава, либо плохо читал этот выпуск журнала, либо забыл свои прямые обязанности, взятые им добровольно. После произнесения свадебной речи, всё, что он делал как распорядитель пира, так это сидел за столом и вкушал, ничем не отличаясь от других гостей. Осознание, что вокруг все свои и ничего экстраординарного произойти не может, помешали ему быть внимательным и предусмотрительным. 

Усилил положение вещей другой старейшина Шилов Геннадий (на фото), который был на свадьбе в лице заводилы и тамады. Так как свадьба между двух Свидетелей Иеговы, он сразу же в начале увеселительной части программы заявил во всеуслышание, что это «христианская свадьба», а значит, всю честь за эту свадьбу необходимо воздать Иегове Богу. Кто был бы против? Давайте воздадим!

Всё, что было связано с алкогольными напитками на столах, решали сами Пётр и Ира при подготовке к свадьбе. Какие-то советы дали и мы им, опираясь на опыт своей свадьбы шестилетней давности. Но окончательное решение было за ними. Вино, шампанское на столе они посчитали допустимым, а более крепкие алкогольные напитки они решили не покупать и не предлагать гостям. Вспоминая нашу свадьбу, мы знали, что этого градуса на столе было вполне достаточно для веселья и радости. Ведь никто из наших знакомых не пришёл на свадьбу, чтобы напиться и испортить нам и всем остальным настроение. Всех, кто был склонен к злоупотреблению, мы просто не приглашали на нашу свадьбу. Но это было у нас. Здесь же картина была маслом.

Двое из гостей практически сразу, когда можно было перекусить и выпить, достали откуда-то заранее купленные на свои деньги горячительные напитки. Одним из таких гостей оказался Андрей старший брат Петра, который принёс литруху «Мартини». Другой, Алексей, муж родной сестры Иры, принёс литруху водки. Оба они не являлись Свидетелями Иеговы и поэтому, им было абсолютно плевать на какие-то ньюансы с «христианской свадьбой» и возданием чести Богу. Они не стесняясь достали бутылки и поставили их на стол. Между собой они не знакомы и заранее ни о чём не договаривались, но синхронность их действий говорила лишь об одном – они не намерены следовать правилам других и будут делать то, что считают нужным.

Вначале всё это казалось безобидным действием. И хотя все прекрасно всё видели, никто к ним не подошёл и не попросил убрать со стола не предусмотренный алкоголь. Даже когда спустя время, Андрей, ходя по залу, начал предлагать выпить вместе с ним его «Мартини», никто его не остановил. Не надо, наверное, особо объяснять читателю, кто должен был остановить не контролируемый процесс употребления алкоголя. Жених и распорядитель пира. И это не моя прихоть. Именно этого от них ожидали писатели статьи в «Сторожевой Башне» за 1 мая 2000 г. Этого же ожидали и многие гости на свадьбе, которые находились по близости с «непокорными». В этом журнале, в статье «Радостные свадьбы, прославляющие Иегову» особенно чётко говорилось: «В Библии сказано, что там был назначенный «распорядитель пира» (Иоанна 2:8). Этот человек в свою очередь был подотчётен главе новой семьи — жениху. Христиане, родственники новобрачных, должны уважать назначенного Богом главу новой семьи (Колоссянам 3:18—20). Именно ему нужно взять на себя ответственность за то, что происходит на свадьбе. Естественно, жениху стоит быть благоразумным и учитывать по возможности желания невесты, ее и своих родителей. А в случае если родственники настаивают на чем-то, что противоречит желаниям молодоженов, то молодожены могут отказаться от их помощи и устроить свою собственную скромную свадьбу. Тогда не произойдет ничего, что оставило бы у жениха и невесты неприятные воспоминания. В любом случае жених отвечает за то, что происходит на свадьбе». 

Никто даже пальцем не пошевелил, чтобы привести сложившуюся ситуацию, хоть в какое-то соответствие с советами из статьи журнала. Жених был привлечён тамадой в различные игры и конкурсы. И его наблюдательность была рассеяна из-за слишком большого к нему и его жене вниманию. Да и о чём беспокоиться, видимо думал жених, здесь все свои и есть распорядитель пира, который всё контролирует. А чем был на самом деле занят распорядитель? Веселился, общался, кушал и пил. Правильно! Ему вообще нет нужды для беспокойства. Ведь «жених отвечает за то, что происходит на свадьбе». Хорошее взаимодействие и согласованность двух ответственных людей!

Распорядитель пира занимался всем, чем угодно, кроме прямых обязанностей

Так продолжалось какое-то время, пока не начали проявляться плоды посеянного вседозволия. Алексей, мужчина весьма внушительной комплекции, напился и уснул лицом в тарелке. Классическое завершение принятия на грудь слишком большого объёма алкоголя. Интересна реакция на алкоголь другого персонажа свадьбы, Андрея. Он напился, в нем пробудилась мужская сексуальная энергия и он начал ходить по залу с определённой целью. Он подходил к сёстрам-женщинам сзади и прижимал их ягодичные мышцы своей большой рукой. Реакция его жертв была агрессивной, но так как сёстры научены организацией быть смиренными, они быстро успокаивались и, отвесив ему пару возмущённых слов, удалялись в сторону. Андрей же шёл к другой ни о чём не подозревающей жертве.

И всё бы ничего в такой ситуации. Практически на всех свадьбах люди напиваются и ведут себя непристойно. Бывают даже драки между гостями. Но мы не забываем, что свадьба «христианская» и должна воздавать честь Иегове Богу. Читатель, не знакомый с философией Свидетелей Иеговы к нормам морали, может подумать, что ничего из ряда вон и не происходило. Один тихонько спал в тарелке с едой и никого не трогал. Другой ходил и невинно трогал женские попки. Что уж в этом такого?! Может быть, это даже кому-то понравилось? Но! Это «христианская» свадьба!!!

В том же журнале «Сторожевая Башня» за 1 мая 2000 г. говорилось о менее серьёзных огрехах, которые могут произойти на свадьбе: «Если кто-то из неверующих родственников или незрелых христиан станет танцевать вульгарные или чувственные танцы, жениху, возможно, придется сменить музыку или вежливо попросить прекратить танцевать, иначе свадьба может превратиться в бесчинство и стать для кого-то преткновением (Римлянам 14:21)». А тут не музыка и не танцы претыкали многих. Гость ходит и домогается до каждой мягкой стороны гостьи. Что еще могло случиться более приемлемое, чтобы жених и его самоназваный распорядитель начали что-то предпринимать? Может быть должен был начаться акт совокупления прямо на сцене, чтобы уже наконец-то можно было исполнить то, что писалось в журнале, а именно «сменить музыку или вежливо попросить прекратить совокупляться»? Другими словами, прекратить, чтобы кто-то портил свадьбу своим поведением. 

Да, наверное, я перегибаю палку в примерах и параллелях. Возможно. Но если моя совесть и мои нормы понимания морали были затронуты тем, что происходило, то уж куда серьёзнее были затронуты библейские нормы морали и чувство достоинства тех женщин, которые стали жертвами домогательств. И пусть даже это активное сексуальное желание Андрея имело шуточный характер, как можно его оправдать, в контексте «христианской» свадьбы. На этом, явно уже не христианском мероприятии, присутствовало как минимум три старейшины, которых я знаю, и три служебных помощника, включая самого жениха. И никто не предпринял решительных и своевременных действий для наведения порядка.

А как же наш распорядитель пира? К нему подошёл Виктор Гребнев, родной брат Петра, и сообщил о том, что он наблюдает и о чём ему говорят сёстры. По всей видимости, действия Виктора продиктованы были тем, что Пётр занят развлекательными мероприятиями, а Слава, как распорядитель пира, как раз мог бы помочь усмирить неуёмных гостей с той и с другой стороны. На что Слава, как настоящий мужчина и истинный старейшина ответил Виктору: «А почему я, Петя главный по тарелочкам!» Ах, какие «благородные» и внушающие «уважения» слова распорядителя пира!

Зная Киселёва и его манеру уходить от ответственности, я нисколько не удивился его словам. Даже его «тарелочки» мне самому приходилось слышать. Живучесть Киселёва в самых казалось бы патовых ситуациях, приводила меня часто в «восторг» и «зависть». Как удаётся человеку так легко обходить острые углы проблем и оставаться при этом не виновным? Талант по природе, наверное, подкормленный Бруклинскими удобрениями и навозом писем для старейшин из филиала.

Как бы там ни было, с таким разгулом на «христианской» свадьбе пора было завязывать. Виктор, совместно с другими гостями постарался утихомирить и своего брата Андрея и раскопать в тарелке с салатиком Алексея. Их сопроводили в другую комнату немного отдохнуть и потом отправили по домам. «Бесчинство» на свадьбе закончилось, но успело произойти то, что «оставило у жениха и невесты неприятные воспоминания», а вместе с ними и у многих, кто был на такой «христианской свадьбе» и на себе ощутил бесчинствующие руки.

Мне всегда казалось, что называя что-то святым и чистым, надо стараться сохранить святость и чистоту называемого. Что необходимо для этого делать, знает любой человек. Оберегать, защищать, следить, чтобы никто не касался этой чистоты, чтобы никто не опорочил святости. И для этого не нужны инструкции и журналы, которые подскажут тебе, что ты должен делать, а что в твои обязанности не входит. Для этого всего лишь нужно – желание.

Именно это чувство подтолкнёт к действиям, которые будут явны для всех, даже для тех, кто не хочет проявлять уважение к чужой святости и чистоте. Желание воздать Богу настоящую честь и проявить к братьям и сёстрам неподдельную любовь, поможет человеку, старейшине, мужику (нужное подчеркнуть) быстро отреагировать на возникающую пожароопасную обстановку. Но если ты чувствуешь, что ты просто гость и ты должен отдыхать и развлекаться, а кто-то пусть решает проблемы, то тогда конечно, тебе будет безразлично до других людей. И пусть действительно «главный по тарелочкам» жених, разве это снимает с тебя ответственность как распорядителя пира? Можешь ли с чистой совестью сказать, что ты правильно понимаешь своё самоназначение на свадьбе? В силу моего сегодняшнего статуса, вопросы адресованные Киселёву, так и останутся риторическими. 

Как же любят Свидетели Иеговы повторять фразу: «Мы Свидетели Иеговы 24 часа в сутки». Это много раз говорили и мне, когда со мной проводили пастырские посещения и указывали на якобы мои ошибки. И в бане мы должны оставаться «свидетелями 24 часа». И на работе, и в отпуске и даже во сне, мы должны быть всегда «свидетелями». Наши мысли и поступки должны показывать, что мы служим Всевышнему Богу Иегове! Красивые фразы, приводящие в трепет и восторг, от осознания степени ответственности, возложенной на твои плечи. Всё бы ничего от такого осознания. Вот только хотелось бы ещё увидеть на живом примере тех, кто обычно произносит эти помпезные и высокопарные фразы. Что-то редко я наблюдал, как кто-то, говоря красиво со сцены, потом также красиво и активно подтверждал сказанное на деле.

Помню, как тот же самый Киселёв, мне говорил, что я был распорядителем пира в бане, когда молодой брат перебрал с алкоголем и приехал домой с похмельем, из рассказа «Жар после бани». Как он мне разрисовывал, что я должен был заранее узнать, сколько будет алкоголя, следить за его употреблением и ни в коем случае не допустить, чтобы кто-то напился. И хотя я не совсем согласен был и остаюсь с его видением той ситуации, всё же я согласился, что моя вина в этом имеется и я понесу свою ответственность. И в итоге я понёс её.

А что же произошло на свадьбе, где Киселёв сам назвался распорядителем пира и должен был не плясать и развлекаться, а именно заниматься своими прямыми обязанностями? Разве он не видит пропасти между моим и его положением? Мы сидели в бане, где нас никто не видел. На свадьбе же происходящее видели все - и «верующие» и «неверующие». Мы, если и перебрали с алкоголем, никого не трогали и спокойно разошлись по домам. На свадьбе же происходило явное бесчинство и сексуальное домогательство. И главное, мы не называли «христианской баней» нашу редкую возможность собраться с друзьями вместе. На свадьбе были сделаны определённые акценты, по которым должна была проводиться свадьба, задающие высокие нормы к происходящему.

Уверен также и в том, что если бы кто-то из простых братьев или сестёр на свадьбе перебрал бы с алкоголем, то ему или ей уже наследующий день было бы назначено пастырское посещение. И совсем не обязательно, что брат также ходил бы и хватал сестёр за попки, или смиренно лежал бы своей моськой в тарелке. За такое ему бы точно уж светил бы правовой комитет. И с высокой процентной вероятностью, порицание ему было бы гарантировано. Но здесь провинились не простые «смертные» братья. Распорядителем пира был старейшина, а тамадой был другой старейшина. Элитные, неприкосновенные возвещатели праведности в собрании. Кто осмелится донести на старейшин? Кто подойдёт к ним и скажет, что он преткнулся из-за их бездействия или их слов с «тарелочками»? Кто хочет впасть в немилость руководящим должностям в собрании? Разве только тот, кому уже нечего терять и кто не боится последствий выноса такого «сора из избы». Сегодня таким человек стал я. И мною движет даже не стремление выносить сор из собрания, в котором я жил 15 лет, а желание сделать случай на свадьбе публичным и общественным. Ведь о нём даже местные районные надзиратели не знают, так как опять-таки, некому было им рассказать о происходящем. И видимо никогда и не узнают. А за давностью преступлений и административная ответственность уже с них снимается.

Анализируя тогда и сегодня статью из журнала «Сторожевая Башня» за 15 октября 2006 г., мне кажется особенно невероятным отношение Киселёва и жениха на свадебном застолье. Из того, что говорилось в статье ими не выполнено ровным счётом ничего. Благоразумный жених не выбрал на роль распорядителя пира духовно зрелого христианина, но сам христианин себя же на эту должность и назначил. Распорядитель не поинтересовался о пожеланиях и предпочтениях жениха и не смог обо всем заранее позаботиться и проследить за ходом свадьбы. Жених и христианин, которому доверено быть распорядителем на свадьбе, не контролировали, чтобы все присутствующие следовали ясному указанию: «Не напивайтесь допьяна вином, от чего предаются разгулу». Было сделано и не сделано всё, чтобы хорошие советы из статьи в журнале пошли прямиком в корзину, а на свадьбе происходило бесчинство и разгул. Христианская свадьба была омрачена неумеренным употреблением алкоголя, а святость и честь Богу, как всегда не воздавалась. 

Что меня особенно тогда беспокоило, помимо перечисленного выше, так это то, что домогаясь до сестёр, Андрей давал дурной повод для хулительных слов в адрес всей организации. Ведь там находились и работники Дома Культуры, которые наблюдали за происходящим. У одной сестры, которая тоже ощутила на себе ощупывание, на свадьбе был неверующий муж. К счастью, а может и нет, он к тому моменту уехал домой и не видел, как его жену трогает посторонний мужчина. Всё это сильно тогда впечатлило меня. Мне казалось не допустимым, даже невероятным, то, что происходило. Если бы мне рассказали, что нечто подобное случилось в другом собрании, я, скорее всего, тогда этому бы не поверил. Сегодня, зная всю ущербность мышления в организации Свидетелей Иеговы, я понимаю, что этот случай настолько же безобиден, как если бы кто-то в собрании сказал «блин». Но даже на это слово, лайтмат, существует масса увещательных слов и выражений, а вот на действия или, точнее, бездействия старейшин никаких альтернатив не существует. Как известно «рука руку моет», и если один старейшина оступился, то другой его не сдаст.