ПОЛИЦИЯ «ДУХОВНОГО РАЯ»

«Наше смирение проявится в послушании. Необходимо смирение ума, чтобы быть послушными "тем, кто берет на себя руководство" в собрании, а также следовать указаниям, исходящим от организации Иеговы» 

(«Сторожевая Башня» за 15 февраля 2015 года, стр. 7)

Представлять будущий новый мир без боли и горя, в полной материальной обеспеченности – это, конечно, не плохо. Как известно, золотой век грезился всем поколениям и нациям. Однако, одно дело – попасть в рай, так сказать, по индивидуальной путевке, и совсем другое – вместе с какой-нибудь организацией. Трудно представить себе будущее, где останутся жить приверженцы конкретной идеологии и системы управления.

В юмористической зарисовке «Дневник выжившего в Армагеддоне», ее автор в легкой манере доносит важную мысль: если машину ОСБ с ее политикой пропаганды и контроля перенести в светлое будущее, то получится нечто среднее между абсурдом и кошмаром. Главный герой описанной истории - выживший в Армагеддоне член организации - подробно ведет дневник, комментируя увиденное и услышанное в условиях райского блаженства. В один из дней на бумагу ложится следующая реплика: «Жизнь становится все более невыносимой. Старейшины бомбардируют нас каждый раз новыми предписаниями и правилами. Нам говорят, что мы должны вести скромную жизнь в священном служении. Никакие отклонения или же дискуссии на эту тему не допускаются. У меня впечатление, что перед Армагеддоном у нас было больше свободы. Никогда не думал, что буду тосковать по старому миру».

Конечно, эти записи, как и трагический финал автора дневника – лишь плод воображения, религиозное фэнтези. И все-таки, эти видения гораздо более реалистичны, чем многое из того, что было обещано в передовицах «Сторожевых Башен» и имело свойство хронически не сбываться.

Система контроля и модель управления начали зарождаться еще при основателе деноминации Чарльзе Расселе. И хотя какие-либо санкции в те времена еще не практиковались, в последние годы жизни Пастор все больше тяготел к силовым методам. Однако его природная открытость и добродушие не позволили ему превратиться во властного тирана. Зато это вполне удалось его преемнику.

Джозеф Рутерфорд не страдал преизбытком скромности, и жесткой рукой вымел из общин весь демократический «мусор». В 1931 году, после переименования движения «Международные Исследователи Библии» в организацию «Свидетели Иеговы», все, кто еще не покинул эту религию, ожидая восстановления прежних свобод в поклонении, остались ни с чем. А чтобы минимизировать внешнее влияние бывших «соверующих», как наиболее реальную угрозу власти, в низы было спущено Первое правило от ОСБ: «Все, кто от нас ушел – злые отступники и враги теократии!»

Следующий Президент Общества Нейтан Норр (а точнее его правая рука Фредерик Френц) систематизировал политику «лишения общения», и с тех пор страх быть изгнанным за десятки правонарушений довлеет над каждым Свидетелем Иеговы.

Кажется, нет ничего плохого, когда организация избавляется от развратных элементов, ведь это способствует чистоте «расы», и психологически влияет на потенциальных нарушителей морали. Именно в таком ракурсе мера «лишения общения» и представлена в ОСБ. Более того, она называется не профилактической, а любящей мерой. И абсолютное большинство рядовых членов в этом никогда не сомневались. Кроме тех, кто непосредственно с ней столкнулся.

Если бы все происходило действительно так, как об этом пишется в изданиях Общества, то не было бы никаких проблем. Но за красивыми фразами о святости и чистоте скрываются цели куда более прозаичные и далекие от христианской морали.

Лишение общения

Искаженное Писание. В журнале «Сторожевая Башня» за 15 июля 1995 года (стр. 25-27) была опубликована статья под названием «Лишение общения — любящая мера?» В ней утверждалось: «Крещеные служители Иеговы, которые преднамеренно избрали безнравственный образ жизни и отказываются исправиться, должны рассматриваться как нераскаивающиеся и потому недостойные находиться в христианском братстве (Сравни 1 Иоанна 2:19). Этим лицам нельзя позволять оставаться в чистом христианском собрании и таким образом разлагать его. Их следует исключать. То, что исключать занимающихся безнравственными делами, правильно, можно показать на следующем наглядном примере: ввиду растущего числа нападений на учащихся и жестоких преступлений против них, в некоторых школах взяли за правило "исключать без права восстановления учащихся, которые применяют оружие или угрожают его применить",… чтобы защитить тех учащихся, которые желают получить образование».

Во-первых, стоит остановиться на использованном в цитате библейском стихе из Первого Послания Иоанна 2:19, где говорится: «Они вышли от нас, но не были наши: ибо если бы они были наши, то остались бы с нами; но они вышли, и через то открылось, что не все наши».

На основании этого стиха в книге «Возвещатели» (стр. 187) утверждается: «В I веке некоторые оставляли веру и начинали распутную жизнь. Другие отходили, следуя учениям отступников (1 Иоан. 2:19). Подобное происходит среди Свидетелей Иеговы и в наше время. К сожалению, в последнее время ежегодно приходилось исключать из собрания десятки тысяч нераскаивающихся грешников. Среди них были и видные старейшины».

Если принять во внимание библейский контекст, то нетрудно заметить, что авторы ОСБ намеренно игнорируют смысл стихов из 1 Иоанна. Буквально в предыдущем стихе (1 Иоанна 2:18) говорится: «Дети! последнее время. И как вы слышали, что придет антихрист, и теперь появилось много антихристов, то мы и познаем из того, что последнее время», а во 2 Иоанна 7 апостол поясняет понятие «антихрист»: «Ибо многие обольстители вошли в мир, не исповедующие Иисуса Христа, пришедшего во плоти: такой человек есть обольститель и антихрист».

Таким образом, речь идет не о «распутном поведении» и «учении отступников», а об отрицании Христа как такового. В первом веке это было актуально, ведь весть о Христе только начинала свое существование. Но вряд ли хоть кто-то из сотен тысяч, прошедших через жернова «правовых комитетов» современного ОСБ, являлся антихристом, «не исповедующие Иисуса Христа, пришедшего во плоти».

Во-вторых, стоит обратить внимание на крайне некорректную - как это часто бывает - аналогию, использованную авторами вышеприведенной статьи. Дело в том, что учащиеся, исключенные из школ, не испытывают никаких социальных последствий. Они не теряют контактов с семьей, могут продолжать общаться с прежними школьными друзьями и даже восстановиться в другой школе. Зато катастрофические последствия удаления из собрания Свидетелей Иеговы испытали на себе сотни и сотни тысяч людей, кто называет меру «лишения общения» не иначе как бесчеловечной. Причем эти люди не «применяли оружие» и не «угрожали его применить».

Вот лишь некоторые примеры из реальной практики Общества:

Гэри Шмитт из Западной Австралии был изгнан из организации из-за несогласия с доктринами. В итоге его жена была поставлена перед «духовным» выбором: сохранить семью или остаться «беззаветно преданной» Сторожевой Башне. Она выбрала второе и подала на развод. Подобная «христианская» альтернатива – разрушить собственную семью ради мнимого «элитарного» единства в ОСБ – кажется невероятной. Однако лидеры организации всячески подталкивают паству поступать именно таким образом (ср. «Сторожевая Башня» за апрель 2017 года, стр. 7).

В своей статье «Пристальный взгляд на Свидетелей Иеговы» Гэри Шмитт пишет: «К сожалению, большинство Свидетелей, особенно новообращенных, пребывают в полном неведении об этой ситуации. Послушание организационным инструкциям гарантирует, что они будут максимально ограждены от душевной боли и горя несчастных жертв. Потенциальным адептам, с кем Свидетели проводят "изучение", не сообщается об ужасающих последствиях переоценки взглядов после своего крещения. Если они обнаружат в себе неспособность соглашаться с каким-либо даже незначительным пунктом доктрины, они столкнутся с перспективой духовного изгнания и изоляции. И действительно, согласно установкам Сторожевой Башни, даже думать как-то иначе представляет собой дух отступничества».

Лишение общения в ОСБ оправдывается стихами из 1 Коринфянам 5:9–11, где сказано: «Я [апостол Павел] писал вам не сообщаться с тем, кто, называясь братом, остается блудником, или лихоимцем, или идолослужителем, или злоречивым, или пьяницею, или хищником; с таким даже и не есть вместе».

Обратите внимание, как этот стих комментируется в некоторых изданиях Общества в отношении «лишенных общения»:

«Если бы какие-то семейные дела требовали некоторого контакта [с изгнанным лицом], он определенно ограничивался бы минимумом, что было бы в согласии с Божьим предписанием "больше не общаться с тем", кто упорно грешит» («Наше Царственное служение» за август 2002 года, стр. 4).

«В Библии христианам заповедуется: "Не сообщаться… и не есть вместе". Разве этот библейский закон жесток и унижает достоинство? Только подумайте: когда закоренелого преступника отправляют в тюрьму за нарушение закона, разве это считается жестокостью и бессердечием?» («Пробудитесь!» за 8 сентября 1996 года, стр. 26).

Таким образом, Общество Сторожевой Башни подтверждает то, в чем никогда не признается вслух: в 1 Коринфянам Павел говорит о людях со стойкой безнравственной репутацией, то есть о тех, «кто упорно грешит», выявляя себя как «закоренелого преступника». Контекст стихов подтверждает это. Апостол приводит в пример человека, который долгое время имел интимный контакт с собственной мачехой при живом отце. Христиане первого века собирались в частных домах, часто при накрытых столах, и было бы странно, к примеру, причащаться в компании с таким откровенно аморальным типом. Однако в ОСБ этот стих применяется ко всем без разбора, даже если человек согрешил всего единожды за всю свою жизнь, согласился на переливание крови или сомневается в учениях организации. Казуистика настолько велика, что в «Сторожевой Башне» за 1 ноября 2004 года (стр. 30) стих из 1 Коринфянам 5:11 применяется даже к тем, кто любит плотно покушать: «Тех, у кого переедание вошло в привычку, христиане рассматривают точно так же, как и запойных пьяниц. Ни пьяницы, ни те, кто переедает, не могут принадлежать к христианскому собранию… Переедание — это проявление жадности».

По поводу 1 Коринфянам, 5-ой главы, в книге «В поисках христианской свободы» Реймонд Френц писал: «Апостол говорил об образе жизни, о характерных качествах и особенностях поведения человека, о его нравственной сущности… Не так уж и трудно решить, является ли человек, которого мы хотим пригласить к себе домой явной опасностью для нашей семьи и детей». Как заметил Френц, ОСБ «использует это апостольское наставление, чтобы оправдать существование своей сложной и формальной системы надзора», когда «духовные пастыри» собрания исполняют роль «сыщиков, прокуроров, судей и исполнителей приговора».

И совершенно не научены поддерживать и проявлять доброту и любовь в отношении оступившихся людей.

В целом, такой подход к «согрешившим» выявляет фундаментальную проблему Общества – ее общины построены не по принципу взаимной поддержки и братства, а на чисто формальных установках! Посудите сами, для чего нужна религия, если она ожидает от своих чад доведённого до автоматизма послушания и «совершенства», а в случае инцидента инициирует судебное разбирательство? В одной из притч Христа обращается внимание на потерянную овечку, которая для пастуха становится дороже всего стада. Не в этом ли смысл христианской религии – помочь каждому оставаться с Христом несмотря ни на что? И может ли страх перед судилищем по-настоящему изменить сердце человека, особенно если этот страх инициируется мощной организацией?

Татьяны Скакун столкнулась с тем, что ее мужа лишили общения за «блуд». Причем после того, как он сразу же сознался во всем жене и старейшинам. Татьяне стали звонить члены собрания и старейшины с настойчивым «советом» бросить мужа. Но она не пожелала разрушить семью, после чего от нее отвернулись практически все. Лишь несколько человек, кто хорошо знал супругов, поддерживали ее. Муж Татьяны, видя беспрецедентное вмешательство членов ОСБ в семью, не пожелал возвращаться в собрание и даже решил обратиться в Прокуратуру, но передумал. В течение двух с половиной лет Татьяна ощущала лишь ледяные взгляды «сохристиан» и упреки старейшин, после чего она решила уйти. Напоследок председательствующий надзиратель собрания сказал ей: «Когда уходит один – сатана забирает и другого. Теперь ты с сатаной!»

Татьяна вспоминает: «Я очень хотела укрепить семейный очаг. Мне было больно слышать: "Твоя вера проверяется, с Богом ли ты или пойдешь за мужем". Для многих я стала прокаженной. И со временем эта ситуация только обострялась, хотя я и старалась делать все, как меня учили: "Ты больше служи"… К тому же мой сын – тоже Свидетель Иеговы - решил учиться в колледже вдали от собрания. Но почему-то желание сына получать образование многим не понравилось. Мне говорили: "Скоро новый мир, молодым надо больше служить, ставить цели подсобного пионера. Есть столько возможностей, но только не идти в этот мир". Получается, мы сделали неправильный выбор. Конечно, сын уже не мог приезжать на все встречи. Это стало темой очередного осуждения. Я все больше переставала получать от собрания радость, потому что осуждение за сына и мужа буквально витало в воздухе. Часто я приезжала домой со слезами. А сын утешал: "Все будет хорошо, я же рядом". Однажды, когда мой муж увидел, как я плачу, он спросил: "Зачем тебе все это надо? Неужели Бог такой формалист, что не сможет поддержать тебя без этих людей?"

С каждым днем, размышляя и оценивая ситуацию, я все отчетливее понимала, что в отличие от "семьи-организации", Бог не может стать для меня чужим. Если раньше я много лет прослужила пионером, то теперь я чувствовала, что выдохлась, переживая столь грубое вмешательство в мою жизнь и – за редким исключением – отсутствие какой-либо поддержки. Я ни на кого не обижаюсь, дело не в обиде. Просто не понимаю, почему все, чему меня учили, и что я сама доказывала в проповеди другим, - что только в организации Свидетелей Иеговы может быть чистота и любовь, - оказалось ложью. Стоило чему-то случиться в моей семье, как мы стали обременительны и неугодны. Было ощущение, словно все только и ждали: "С ней все ясно – скоро уйдет, она уже чужак". Господи, но я этого действительно не хотела! И все-таки шаг в пропасть - выход из организации – я и мой сын совершили. Я боялась этой пропасти. Но оказалось, что другая жизнь гораздо лучше. Здесь нет надзора и косых взглядов, нет руководства людей, которые могут вдруг взять и отвернуться, не вспомнив ничего из того доброго, что было. Нет пустых глаз, в которых читается осуждение.

Но жизнь продолжается. В нашей семье остались согласие и сопереживание. Мы с мужем очень любим друг друга, как и должно быть в настоящей семье. Я поняла, что счастье в семье – это не продукт организации, а наше естественное состояние сердец, потому что мы оба желаем этого. Дорогой наш сын продолжает учиться, и мы ему в этом помогаем. Недавно за хорошее обучение колледж предоставил ему возможность посетить Вашингтон и Нью-Йорк, и он очень хочет продолжить свое образование. И все, что я могу сказать сегодня – это: "Спасибо, Боже, что ты всегда был со мной и не оставляешь меня!"»

Почему таким, как Татьяна, приходится испытывать унижения и бесчувствие? Потому что верующий человек, желающий развивать взаимоотношения с Богом, пытается достичь этой цели через авторитарную систему. Махровый конформизм, то есть пассивное, некритичное принятие господствующего порядка и норм в замкнутом пространстве Сторожевой Башни, превращает людей в черствых формалистов, когда суд безоговорочно торжествует над милосердием (Иакова 2:13). Здесь вспоминаются слова богослова Нормана Нэйджела: «Церковь там, где средства благодати. Мы верим именно в это — не больше и не меньше. Они extra nos, а потому несомненны. Мы не вправе ничего менять или прибавлять. Мы не можем допустить, чтобы этой уверенности был нанесен урон акцентом на что-либо человеческое — будь то власть пап, епископов или пресвитеров, дисциплина или степень освящения. Средства благодати не подлежат ни нашему суду, ни нашей власти».

Урезанное детство. Выход или удаление из организации является крайне болезненной процедурой, потому как ОСБ заставило своих членов порвать все внешние дружеские связи и наработать их исключительно в собственной среде. Прежние мирские друзья и приятели, кто не «принял весть о Царстве», рано или поздно должны были стать в лучшем случае знакомыми, с которыми тесный контакт невозможен. Причем это касается не только взрослых, но и их детей, которые еще не являются Свидетелями Иеговы.

Во многих журналах Общества приводятся примеры «счастливых» молодых людей, кто понимает, как же важно «дружить с теми, кто по-настоящему любит Иегову» («Сторожевая Башня» за 1 мая 2009 года, стр. 31). В книге «Секрет семейного счастья» утверждается, что родителям «не нужно вместо детей выбирать им друзей» (стр. 95), и тут же, на страницах 96 и 97 говорится прямо противоположное: «Но мало просто учить детей избегать плохих друзей. Помогайте им находить хороших. Один отец рассказывает: "Мы всегда стараемся придумать что-то взамен. Например, когда в школе захотели, чтобы наш сын записался в футбольную команду, мы с женой и сыном сели и стали размышлять, почему это было бы не очень хорошо — из-за новых товарищей, которые у него появились бы. Но затем мы предложили ему пригласить несколько детей из собрания и ходить всем вместе в парк играть в футбол. Вопрос был решен"».

Заметьте, что родители увидели опасность в «новых товарищах», даже не зная их, то есть интуитивно, на уровне подсознания. Любой, кто «не любит Иегову» – потенциально опасен для духовности и нравственности. В итоге, члены ОСБ вместе со своими детьми варятся в одном общем котле.

Более того, в последнее время детей поощряют как можно скорее становиться полноценными адептами организации, отдавая себя в ее полное распоряжение. Например, в «Сторожевой Башне» за 15 июня 2011 года (стр. 5) родители поощрялись побудить детей креститься, показывая им разницу между нахождением в организации и «миром Сатаны». В журнале говорилось: «Мир Сатаны — источник трудностей. Родителям нужно помочь своим детям понять это различие».

В итоге, с ранних лет ребенок становится зависимым от культовой идеологии, разделяя людей на своих (в собрании) и чужих (в мире сатаны). Впоследствии, когда он вырастет и сделает выбор в пользу «мира», ему придется крайне трудно, поскольку социум долгое время будет ассоциироваться у него со злом, а прежние контакты, в том числе и с родителями, будут прерваны. А виной всему окажется… бассейн. Не войди ребёнок в этот злосчастный бассейн, и проблем будущего не случилось бы.

При этом представителями ОСБ факт активного вовлечения детей в культовую среду всячески отрицается. К примеру, в «Сторожевой Башне» за 1 февраля 2012 года (стр. 19) была опубликована рамка под заголовком «Обманутые дети?», в которой утверждение, будто «Свидетели Иеговы заставляют своих детей принять свою веру» называется мифом. Далее мы читаем: «Следуя библейскому указанию, Свидетели Иеговы стараются взрастить в своих детях любовь к Богу… Однако они понимают, что, когда их ребенок вырастет, он сам решит, какую религию исповедовать».

Но ничего подобного в этой религии не происходит! Дети подвергаются систематической идеологической обработке. Многие статьи в «Сторожевой Башне» призывают «юных не медлить с крещением». К примеру, в номере за март 2016 года говорилось: «Если ты юн и подумываешь о крещении, ты достоин похвалы! Быть крещеным Свидетелем Иеговы — большая честь. Кроме того, крещение необходимо, чтобы стать христианином и обрести спасение… В Библии не сказано, что креститься могут лишь взрослые». В том же журнале на странице 12 приводился пример «одного 24-летнего брата», который «принял крещение, когда был еще ребенком. Он говорит: "Конечно, если бы я крестился позже, на тот момент я еще лучше понимал бы значение этого шага. Однако решение посвятиться Иегове защитило меня. Я не стал стремиться к мирским целям"».

В итоге непонимание «значения этого шага», спровоцированного влиянием на психику ребенка культовой среды, приводит к катастрофическим последствиям.

Показателен пример Евгения Агафонова из Новгородской области. Его история наглядно показывает, почему немало молодых людей уходит из собраний Свидетелей Иеговы. И с чем они при этом сталкиваются. Он рассказывает:

«В 1994 году, когда мне было всего два года, моя мама стала изучать Библию со Свидетелями Иеговы. Она брала меня и двух моих сестренок на собрания. Какое-то время на собрания также ходили мои дядя и бабушка.

Мое непонимание организации началось, когда мне было 12 лет, и бабушка перестала посещать встречи из-за болезни ног. И что удивило - ни один брат не пришел, чтобы поддержать ее духовно.

В 15 лет я крестился. Как любого подростка, меня одолевали многие вопросы и непонятные чувства. Я думал, что после крещения Бог поможет мне разобраться в себе. Я верил в Бога, чувствовал к нему благодарность за то, что он создал нас и окружающий мир. Но в момент крещения я ничего не испытал. Ни радости, ни каких-либо других чувств, и лишь с улыбкой на лице принимал поздравления. Единственное, что испытывал – растущее непонимание этой организации.

Через два года, во время совместных изучений, начались ссоры с мамой. Я напрямую задавал вопросы братьям в собрании, и они смотрели на меня, как на несмышленого малыша или отступника. Например, я спрашивал: "Откуда появился Бог? Даже время создано, но кто создал Бога с его устремлениями и желаниями?" Начались косые взгляды, со мной избегали общаться, а я не понимал из-за чего. Мне было очень тяжело, почти три года я испытывал состояние глубокой депрессии. А в июле 2010 года пошел… в армию. Через три месяца меня исключили из собрания, но мне было это совершенно безразлично.

Когда я вернулся, братья из собрания попытались поговорить со мной по поводу восстановления. На что я сказал: "Нет, мне это не надо!" Неожиданным последствием для меня стал разрыв отношений с сестрами. Когда к родителям приезжает старшая сестра, то всячески избегает меня. А для средней я тоже как будто не существую. Получилось, что они отказались от меня. Но почему-то виноватым остался я. Они говорят: раз ушел из собрания, то значит сам от нас и отказался. Все это настолько глупо! И еще я не понимаю, почему вместо поддержки, Свидетели Иеговы ищут виновных. Для чего все это?»

Рассказ Евгения поднимает целый пласт проблем. Во-первых, очевидно, что увеличение численности организации за счет детей Свидетелей Иеговы неразумно хотя бы потому, что они еще дети. Они не готовы стать частью системы, ведь между понятиями «детство» и «служение организации» есть колоссальная разница. И во-вторых, еще даже по-настоящему не начавший свой жизненный путь человек может столкнуться с карающим религиозным вердиктом, который будет преследовать его всю жизнь. Таких детей лишают не только детства, но и полноценной будущей жизни, поскольку впредь им предстоит ощущать на себе презрение самых близких людей.

Семья как системный сбой. Как и в истории с Евгением, при любых, даже мнимых «правонарушениях», вместо помощи и человеческого отношения, тут же инициируется суд («правовой комитет»), состоящий из трех старейшин, кому поручено расследовать «преступление» и выявить «степень раскаяния» осужденного. В специальной книге для старейшин «Пасите Божье стадо» описаны сотни правовых ситуаций и программа действия руководителей собрания. Ежегодно эта книга пополняется «уточнениями», когда старейшины встречаются с районными и областными надзирателями, получают от них последние директивы центра и старательно вписывают их в свой учебник по «пастьбе стада». Если кратко резюмировать суть множества внутренних правовых инструкций, то можно сказать следующее: каков бы ни был грех, как долго бы его не скрывали и какой бы психологический и физический урон он не нанес пострадавшим или третьим лицам, главное – убедиться в преданности «согрешившего» своей организации, что является эквивалентом раскаяния. В противном случае он станет изгоем, и в собрании лишь кратко сообщат, что такое-то лицо больше не является Свидетелем Иеговы.

Причины «правового комитета», детали его проведения, расследование и прочие аспекты дела рядовым членам никогда не объясняются и остаются запротоколированными в засекреченных документах собрания. Краткая справка об инциденте отправляется в Управленческий центр Общества для внутренней статистики, которая также никогда не публикуется. Единственное, что может наводить на мысль о причине отлучения - это сплетни. Не удивительно, что абсолютное большинство членов ОСБ бояться «правовых комитетов» как черт ладана. Считается позором, если человек проходил через такое судилище. После сообщения о «грехе» проводится внутреннее расследование, которое вполне может затронуть посторонних лиц и лишь увеличить степень коллективного осуждения. А от решения «правового комитета» будет зависеть будущее адепта, и в первую очередь будущее его семьи.

Вот что говорится по этому поводу в статье «Оставайтесь преданными Богу, когда родственник лишен общения» («Наше Царственное служение» за август 2002 года, стр. 3,4): «Семейные узы могут быть очень крепкими. Поэтому преданность христианина Богу подвергается испытанию, когда его спутник жизни, ребенок, один из родителей или другой близкий родственник исключается из собрания или отрекается от общения… Слова Иисуса, записанные в Матфея 18:17, тоже имеют отношение к данному вопросу: "Пусть он [исключенный] будет тебе как человек из другого народа и сборщик налогов". Люди, слушавшие Иисуса, знали, что иудеи в то время держались в стороне от язычников и избегали сборщиков налогов как отверженных. Таким образом, Иисус дал своим последователям указание не общаться с исключенными из собрания… Но требуется больше. В Божьем Слове написано, чтобы мы "даже не ели с таким человеком" (1 Кор. 5:11). Следовательно, мы избегаем также дружеского общения с тем, кто был исключен… В "Сторожевой башне" подчеркивалось относительно исключенного или отрекшегося от общения: "Прежние духовные узы были совершенно расторжены. Это так даже по отношению к его родственникам, включая родственников, живущих с ним в одном доме"».

Представить нечто подобное в качестве практики христиан первого века не представляется возможным. На основании чего ОСБ делает вывод, что исключенное лицо не достойно семейной любви? Все приводимые в таких статьях сноски на Библию не выдерживают никакой критики и нуждаются в дополнительном исследовании, которое рядовой верующий никогда не проводит. Например, использованный в данной цитате стих из книги Матфея, глава 18 применяется ОСБ в отрыве от контекста и буквального смысла. Полностью слова Христа из Матфея 18:15–17 звучат так: «Если согрешит против тебя брат твой, пойди и обличи его между тобою и им одним; если послушает тебя, то приобрел ты брата твоего; если же не послушает, возьми с собою еще одного или двух, дабы устами двух или трех свидетелей подтвердилось всякое слово; если же не послушает их, скажи церкви [собранию, ПНМ]; а если и церкви не послушает, то да будет он тебе, как язычник и мытарь».

В «Сторожевой Башне» за 15 июня 2009 года (стр. 24) эти стихи комментируются следующим образом: «В Библии иногда говорится, что "собрание" решает определенные правовые вопросы (Матф. 18:17). Однако в действительности эти вопросы решают только старейшины — как представители собрания. Принимая решение, старейшины не советуются со всеми членами собрания, чтобы узнать мнение каждого».

Во-первых, речь в этом библейском отрывке идет явно о каком-то серьезном проступке против личности, а не о нарушении поместного регламента чьей-либо организации. Во-вторых, совершенно непонятно, где в этом тексте Свидетели Иеговы обнаружили старейшин, если совершенно четко оговаривается, что в случае конфликта нужно решить проблему лично или с привлечением общины. Христос не сделал даже намека на существование каких-либо «старейшин, которые не советуются с членами собрания». Имеют ли право те, кто называет себя христианами, утверждать, что, если в Библии «иногда что-то говорится», то это не всегда соответствует «действительности»? И наконец, в-третьих, как вообще этот библейский текст можно отнести к взаимоотношениям супругов, родителей и их детей, как это делается авторами приведенной выше публикации?

И в довершение бесконечного ряда правил и формальностей, в той же статье приводился поразительный по цинизму случай: «Выслушав речь на районном конгрессе, один брат и его сестра поняли, что им нужно изменить отношение к своей матери, которая была лишена общения уже шесть лет и жила отдельно. Сразу после конгресса брат позвонил матери и, заверив ее в их любви, объяснил, что они не будут больше с ней разговаривать, кроме случаев, когда требуется лично обсудить важные семейные дела». И хотя история с матерью закончилась почти как в сказке (она радостно вернулась к детям в ОСБ), но неужели во всем этом бесчувственном фанатизме есть хоть капля христианства, когда проявлением любви служит отказ поддерживать и общаться с собственной матерью? Поистине, фарисеям времен Христа было бы чему поучиться!

В журнале «Сторожевая Башня» за 15 января 2007 года (стр. 20) даются дополнительные уточнения к сотням ранее опубликованным нормативам: «Если с исключенным из собрания [совершеннолетним ребенком, проживающим с семьёй] нужно решить важные семейные дела, то родителям-христианам следует общаться с ним только в случае необходимости. Когда христианские пастыри выносят решение о наказании оступившегося ребенка, было бы немудро не соглашаться… Заступаясь за ребенка, вы не оградите его от Дьявола и даже подорвете свое духовное здоровье».

Иногда у головного офиса Свидетелей Иеговы в Бруклине (США) проходят пикеты бывших членов ОСБ. На одном из них демонстранты несли плакаты следующего содержания «Сторожевая Башня – убийца!», «Убита Руководящим советом» и т. д. Одна из участниц примером из своей жизни пояснила суть столь откровенных надписей: «Общество Сторожевой Башни запретило общаться со мной двум моим детям и пятерым внукам. Какая организация, называющая себя христианской, запретила бы видеться с собственной бабушкой и матерью?»

Другая пожилая женщина, лишенная когда-то общения, многие годы не видела оставшихся в ОСБ детей и не знает, как выглядит внук, родившийся два года назад. И таких случаев сотни тысяч. В «любящей мере лишения общения» эти люди увидели жестокую и расчетливую политику религиозного экстремизма. Один из участников пикета у здания бруклинского центра был изгнан из организации в глубоко преклонном возрасте за несогласие с учениями. Он сказал: «Заберите у меня все: деньги, имущество, дом. Только верните мне мою семью!»

Любовь членов Сторожевой Башни достигает такого «совершенства», что они вполне могут не прийти даже на похороны собственных родителей, детей и внуков, некогда имевших глупость вступить в эту секту. В книге «В поисках христианской свободы» Реймонд Френц опубликовал письмо женщины, чья мать не приехала похоронить собственную внучку и даже не прислала соболезнований по поводу ее трагической кончины. Она вместе с другими членами семьи, братьями этой женщины, всячески игнорировала вышедшую из организации дочь, у которой после трагедии на руках осталось четверо детей.

Профессор истории Эдмунд Грасс написал более десятка книг, посвященных разоблачению культов. В молодости он провел десять лет в организации Сторожевой Башни, поэтому «кухня» ОСБ ему хорошо знакома. Он рассказал:

«В 40-х годах Свидетели ходили но домам точно так же, как они это делают сейчас. В 1940 году мы жили в городке близ Лос-Анджелеса. Однажды к нам домой пришла женщина-Свидетельница, которая рассказала о близости Армагеддона и начала изучать со мной и моей матерью публикации Общества. Мне же в то время было всего семь лет, и я соглашался с тем, что говорили моей матери… Акцент делался на том, что до Армагеддона осталось всего несколько месяцев, — об этом было конкретно сказано в журнале "Сторожевая Башня" за 15 сентября 1941 года».

В возрасте 17 лет Эдмунд перестал посещать собрания Свидетелей Иеговы, поступил в христианский колледж и стал глубоко исследовать теологию. Он вспоминает:

"Меня официально лишили общения через 21 год после моего ухода из организации. Это произошло после того, как я опубликовал две брошюры, которые начали ходить по рукам. Вскоре ко мне домой пришли три джентльмена из местного Зала Царства и спросили, не я ли был автором этих брошюр. Я ответил, что на брошюрах стоит мое имя, и я не собираюсь отрекаться от своих слов. К тому времени я уже окончил колледж и семинарию и 11 лет работал преподавателем! О том, что меня лишили общения, я узнал лишь потому, что обратился в Общество за разъяснением одного вопроса, а мое письмо вернулось с короткой припиской: поскольку Вы лишены общения, мы не станем отвечать на Ваши вопросы. Потом до меня дошли слухи о том, что я, узнав о лишении общения, якобы "рыдал, как ребенок". [Обо мне говорили] "Мы знаем, почему он ушел. Ему просто захотелось власти". В общем, всякую чушь… Мой опыт не был печальным в том смысле, что я шел от заблуждения к истине. Но он был печальным в том смысле, что мои отношения с матерью порвались. Я для нее был сыном сатаны. Те, кого я считал своими друзьями и знакомыми, отвернулись от меня, но я нашел новых друзей и знакомых. Это очень важно. Нужно сознавать, что все, кого ты знал по прошлой жизни, в основном отвернутся от тебя, потому что ты станешь для них persona nоn grata. Но Бог приведет в твою жизнь новых друзей, во сто крат лучше прежних».

Сегодня лидеры ОСБ закручивают гайки фанатизма еще туже. В вышедших в 2016 году двух видеофильмах членам организации даются установки на изгнание детей из дома. Провинившегося перед религиозной властью ребенка следует полностью игнорировать, не отвечая даже на телефонные звонки. На экране все это мракобесие приправлено редкими слезами «горюющих» родителей и оптимистичным музыкальным сопровождением.

Невозможно достойно покинуть ОСБ. За каждым актом «лишения общения» члены культа обязаны видеть не беспардонное вмешательство в личную жизнь и не холодный расчет руководства, а исключительную заботу о духовности и нравственности. Например, в рассмотренной нами выше статье «Лишение общения — любящая мера?» приводится стандартный наглядный пример: «Старейшины старались помочь женщине, которую мы назовем Анна, но она стала курить, пить и принимать наркотики. Она не раскаялась, поэтому ее исключили из собрания. Но вскоре Анне стало не хватать любящего братства чистого собрания Иеговы… Она признается, что не совсем понимала, какую большую заботу старейшины оказывают в отношении сбившихся с пути… Впоследствии ее приняли обратно, под защиту любящего собрания. Теперь Анна вновь поддерживает высокие нравственные нормы Иеговы. Благодарная за любовь, проявленную старейшинами, она, кроме того, замечает: "Вы даже не представляете, как сильно мне помогли христианские публикации"».

Подобной примитивной пропаганды вполне достаточно, чтобы рядовой адепт лишний раз удостоверился как мудро и дальновидно следовать «библейским» установкам. Но никто, кроме старейшин так и не узнает истинной причины изгнания. Никто не задаст лишних вопросов. Никто даже не подумает поинтересоваться, а действительно ли изгой заслужил своей кары? Кем он является сегодня? Можно ли о нем говорить как о безнравственном человеке? Идея о том, что данная мера является «любящей», засела в сознании членов ОСБ, словно клещ. Даже если человек был изгнан за безнравственность, а после этого всю свою жизнь будет являться примерным семьянином, ничем не хуже Свидетелей Иеговы, все равно – он навсегда останется аморальным типом, недостойным человеческого отношения. Имея такой подход к людям, Свидетели Иеговы даже не замечают, как возвели в ранг добродетели бесчувствие и жестокость. И «смиренно» позволяют своим учителям заглушать собственную совесть.

В приведенном выше примере говорится о женщине Анне, которая буквально деградировала на глазах, став «курить, пить и принимать наркотики». Такие крайние примеры призваны помочь рядовому члену осознавать, насколько оправдана мера «лишения общения». И самое главное, насколько ужасно изгнанные будут чувствовать себя в этом безбожном мире без «любящего братства». Конечно же, им не будет хватать «духовной» литературы и поддержки старейшин, и единственное, что им остается - вернуться в «любящее собрание».

«Грешник», не желающий во время «правового комитета» выявлять ожидаемой от него лояльности – враг! Не вернувшийся после исключения обратно в лоно организации – враг! Ушедший из-за несогласия хотя бы с одним из многочисленных учений ОСБ – враг! Тот, кто поддерживает хоть какие-то контакты с изгнанными – враг! Ребенок, приютивший «лишенных общения» дееспособных родителей – враг! Жена и муж, не согласные с вмешательством иерархии ОСБ в их семейную жизнь – враг и враг! Список можно продолжать бесконечно…

Именно поэтому многие панически боятся любых резких телодвижений. Самая страшная реальность, с которой может столкнуться каждый Свидетель Иеговы – это вовсе не гибель в Армагеддоне. Армагеддон – это выстрел хлопушки по сравнению с тем, когда человек теряет близких и родных!

В своей книге «Пленники идеи» Дон Камерон назвал одну из глав таким образом: «Невозможно достойно покинуть организацию Сторожевой Башни». В частности, он пишет: «Руководящий совет приложил немало усилий, чтобы выход из Организации стал болезненным процессом, который ломает жизнь человека. Достойно уйти из нее невозможно. Цепочка рассуждений, которую внушают Свидетелям, основана на вере в "Божью Организацию", и выглядит примерно так: "Поскольку Общество является Организацией Бога, ни у кого не может быть законного основания ее покинуть"».

Встреча «блудного» сына и «праведного» брата. Некоторые иллюстрации в литературе ОСБ наглядно демонстрирует полное отсутствие выбора для изгнанных или покинувших организацию. Их семейная и социальная жизнь может наладиться только тогда, когда они «одумаются» и «обратятся к старейшинам за помощью для восстановления в собрании». Жизни вне организации для них существовать не может – это непреложная истина. И если кто-то желает попробовать вкусить независимости, то сама же организация сделает все, чтобы осложнить существование столь дерзкого адепта.

Например, иллюстрация из журнала «Сторожевая Башня» за 15 ноября 2008 года (стр. 15) изображает сцену из описанной в 15-ой главе Евангелия от Луки притчи о блудном сыне. Она относится к статье под названием «Помоги им вернуться без промедления», лейтмотивом которой служит любимый стих Свидетелей Иеговы из книги Иоанна 6:68 «К кому нам идти? У тебя слова вечной жизни». Конечно, говоря эти слова, апостол Петр имел в виду приход к Христу, а не в ОСБ. Но Свидетели Иеговы никогда не задумываются об этом, поскольку прийти к Христу, пройдя мимо стен Сторожевой Башни, невозможно, даже если следовать через параллельную галактику.

Текст к иллюстрации гласит: «Размышление над притчей может побудить человека вернуться в собрание». В статье говорится: «В этой притче рассказывается о том, что молодой человек растратил свое наследство, живя разгульно. Со временем ему опротивела распутная жизнь. В животе у него было пусто, он тосковал по дому, и в конце концов он решил вернуться домой. Заметив его еще издали, отец очень обрадовался, побежал к нему, бросился ему на шею и нежно поцеловал. Размышление над этой притчей может побудить человека, которого отнесло в сторону, вернуться в собрание. Поскольку этой системе осталось существовать недолго, ему нужно возвратиться "домой" без промедления».

Опять-таки, Общество использует эту притчу исключительно в извращенной форме. Во-первых, речь идет не о какой-то организации, а об отношении человека с Богом и доносит крайне простую мысль: путь к Богу всегда открыт. Во-вторых, далеко не все исключенные ведут «распутную жизнь», и многие из них проявляют себя гораздо более нравственными, нежели Свидетели Иеговы. В-третьих, сами же авторы статьи утверждают, что «заметив блудного сына еще издали, отец очень обрадовался, побежал к нему, бросился ему на шею и нежно поцеловал». Ничего подобного ОСБ не практикует и все обстоит с точностью до наоборот.

Если лишенный общения человек вдруг по каким-то причинам решил вернуться в собрание (например, чтобы наладить отношения в семье), ему предстоит долгий – как правило, не менее года – путь унижения. Он будет обязан посещать как можно чаще все встречи общины (как показатель степени раскаяния и готовности слушаться) и в тягостном напряжении ждать решения старейшин о его восстановлении. Но и после этого нет никаких гарантий, что наиболее правоверные адепты не отнесутся к нему с опаской.

Через что должен пройти изгой, решивший «вернуться домой», можно проследить из рассказа молодой женщины Юлии, которая в 2009 году была «лишена общения» в одном из собраний Германии:

«Однажды я набралась смелости говорить вслух, что какие-то учения понимаю по-другому. Очень хотелось с любовью донести это до братьев, но меня начали вызывать на собеседования и правовые комитеты, и после запугиваний и предупреждений, в конце концов, исключили из организации. Это было страшным ударом! Я то впадала в депрессию, то мечтала, чтобы на утро не проснуться вовсе. Я не понимала, как у Иеговы может происходить такое в организации. Истина, свобода и просто любовь ставились на сотое место, потому что на первом всегда было послушание "верному рабу" и единообразие. Никого не интересовало, что я люблю Бога! Для своего собрания, где провела восемь лет, я просто умерла. Ни один из "друзей" так и не позвонил мне, никто не поинтересовался, что случилось. Я несколько недель смотрела на телефон и думала, что такого не может быть, чтобы вот так, все как один забыли о человеке. Однажды я даже проверила провода у телефона - не отключен ли он.

Недели через три я перестала ждать звонка, а позже поняла: я не просто не существую для своих дорогих сестер, для них я – отступник, предавший Бога. Про меня говорили: "Она духовная блудница, таких как она раньше камнями побивали". И все это из-за моего желания открыто обсудить проведение Вечери и хронологию Общества.

Обидно сейчас читать слова некоторых Свидетелей Иеговы, что исключенные живут в свое удовольствие, и рады отделаться от собрания, чтобы не разделять гонений. Это ложь! Лишение общения стоило мне здоровья и за всю свою жизнь я не переживала большей боли, унижения и отвержения, ни один "мирской" человек никогда не доводил меня до нежелания жить. А Свидетели Иеговы это смогли!

В конце концов, я восстановилась в собрании и у меня есть опыт, которым я хочу поделиться, если кто-то думает, что Христу угодны такие унижения. С чем сталкивается Свидетель Иеговы, желающий восстановиться?

Во-первых, это полное равнодушие и игнорирование собранием. Обычно я сидела в машине до самого начала собрания, чтобы не видеть, как все от меня отворачиваются. Подруги могут стоять рядом и делать вид, что меня не существует, и, проходя мимо, стараются  изогнуться и случайно не задеть даже краем юбки. Тебя старательно обходят, не глядя в лицо. Дети научены сторониться и не замечать тебя, словно ты - пустое место. Они так хмуро проходили мимо, хотя всего три месяца назад, до лишения общения, прижимались и щебетали, рассказывали про оценки и показывали свои наряды. Даже служебный помощник считал, что не может со мной разговаривать и написал мне записку: мол, твои журналы лежат там-то. Как будто он умрет или заразится, если подойдет и поговорит со мной. Короче, удовольствие посещать собрание - никакого!

Во-вторых, как правило, в Зале Царства рядом с тобой никто не садится. Когда я перепутала время собрания и пришла из-за холодной погоды на 15 минут раньше, то никто не решился сесть со мной рядом. Казалось, что там, где я сижу, приземлился НЛО, не оставив ничего живого. Я всегда сидела одна, никто не здоровался, меня не существовало.

В-третьих, ты физически ощущаешь состояние страшной депрессии. Конечно, восприятие всего этого зависит от характера – у натур чувствительных и эмоциональных почти сразу возникает желание на собрание никогда больше не приходить и прекратить эту "пытку восстановлением". Часто после собрания я плакала, как только садилась в машину, где меня никто не мог увидеть. Когда ехала домой, то почти не видела дороги. И постоянно ощущала нежелание жить и продолжать испытывать эти унижения.

В-четвертых, у многих Свидетелей Иеговы существует мнение, что при восстановлении члену собрания помогают старейшины. Но все это – ложь! За девять месяцев моего лишения общения ни один из старейшин не пытался мне помочь или просто поговорить. Хотя я говорила им, что употребляю антидепрессанты и долго не выдержу, что мои силы на исходе. Помощь мне оказали тем, что передали журнал о депрессиях и посоветовали обратиться к врачу. Хотя им было понятно, что эмоциональная травма была вызвана исключительно таким бесчеловечным отношением собрания, но никто и не собирался что-то менять в подходе.

В-пятых, процесс восстановления занимает не меньше полугода, а чаще - год. Через полгода можно попробовать написать ходатайство на восстановление, которое рассматривается старейшинами. Во время назначенного ими комитета нельзя возражать или оправдывать себя, потому что этим можно только продлить себе наказание еще минимум на полгода. Нужно во всем признавать себя виновным, и, конечно, объяснить, почему ты вел себя так "неправильно". На моем комитете по восстановлению один старейшина извлек листок, где конспектировал мои слова, когда исключал меня из собрания. И теперь он их зачитывал, спрашивая: "Как ты сегодня на это смотришь"? От меня потребовали абсолютного молчания. Я должна была пообещать ни с кем и никогда не разговаривать о своих несогласиях с учением. А также ждать и еще раз ждать правильных объяснений "верного раба". Все это вызывало чувство безысходности и безнадежности, давило и душило эмоционально. Такой "духовный рай" никакой радости не приносил.

В-шестых, после восстановления те, кто меня старательно обходили, чтобы не задеть краем юбки, вдруг начинали обнимать. Мгновенно подруги вспомнили о моем существовании, но осталось сильнейшее ощущение скованности и неловкости. Хотя в журналах говорится оказывать любовь восстановившемуся члену собрания, все это обычно выражается в том, что с тобой просто начинают здороваться. Как правило, чтобы найти общение и уничтожить глубокое чувство отчужденности, мне самой приходилось обходить всех, чтобы попытаться наладить отношения.

И, наконец, восстановленный в собрании может сталкиваться с внутренней дилеммой. При разговорах мне приходилось поддерживать утверждения, будто "только у нас братство и любовь", хотя в это я уже совершенно не верила. Иногда меня преследовал страх: что же случится с моей семьей, когда дети вырастут и станут Свидетелями Иеговы. Не заявят ли они, что раз ты, мама, не веришь в "верного раба", мы "будем общаться с тобой только в крайнем случае", как об этом говорится в журналах "Сторожевая Башня"? (например, за февраль 2011 года).

Вспоминая мои мучения и душевные унижения во время лишения общения, я определенно извлекла один важный урок. Мне не хотелось, чтобы мои дети стали ТАКИМИ христианами! Я не могла верить в одно, а проповедовать другое, и спустя еще полгода окончательно вышла из ОСБ. Второй раз меня лишили общения незамедлительно, буквально в течение двух часов после того, как я рассказала старейшинам о моей позиции».

Если уж использовать аналогии с притчей о блудном сыне, то собрание Свидетелей Иеговы с поразительной точностью копирует действия совсем другого персонажа, а именно, старшего брата блудного сына. С позиции ОСБ, старший брат поступил действительно «теократически», не желая замечать проштрафившегося родственника, и не понимая, как можно переживать за него, бежать к нему, бросаться на шею и вообще забыть обо всем на свете ради этого изгоя. Именно такой подход реализуют Свидетели Иеговы. Ради т. н. «блудного сына» никто не собирался закалывать «откормленного теленка», чтобы «есть и веселиться» (Луки 15:23), напротив, для него уже заранее приготовлена «пытка» восстановлением. Но абсолютное большинство членов организации никогда не признают в себе «самовлюбленную праведность». Установки, инициированные американскими теологами, воспринимаются ими как высший эталон морали. Поэтому в вышеприведенной статье о блудном сыне очередной счастливый адепт организации, много лет проведший вне ее стен, с восхищением восклицает: «Мне не хватало любви и руководства…  организации… Я в самом деле вернулся домой. И хочу от всего сердца поблагодарить все собрание за любовь, теплоту, терпение и заботу, которую они ко мне проявили».

Но все эти лестные слова не стоят и выеденного яйца, и доказательством тому служит пример Юли и сотен тысяч других.

Трактуя притчу о блудном сыне самым нелепым образом, авторы статей не забывают о главном – факторе страха. «Размышление над этой притчей может побудить человека, которого отнесло в сторону, вернуться в собрание. Поскольку этой системе осталось существовать недолго, ему нужно возвратиться "домой" без промедления».

Но разве блудный сын вернулся к отцу из чувства страха или в ожидании конца света? Не потому ли, что осознал: с Отцом (Богом) ему гораздо лучше (Луки 15:17). Эта притча совершенно не ассоциируется с какой-либо организацией или мировым апокалипсисом.

«Счастливые» родители выброшенных детей. Идея безальтернативного «спасительного бункера» сквозит буквально во всех статьях на тему «лишенных общения». Например, в журнале «Сторожевая Башня» за 1 сентября 2006 года (стр. 17) публиковалась статья «Когда близкий человек оставляет Иегову». В ней приводятся слова «одного старейшины», который «вспоминает время, когда [«лишенная общения»] дочь его жены четыре года не общалась с ними». Но описанная ситуация надумана. «Дочь его жены» никак не могла не общаться с родителями, поскольку запрет общаться исходит от организации, и именно родители обязаны инициировать прекращение контактов с совершеннолетними детьми. Если бы даже дочь звонила правоверной матери ежеминутно, ей бы все равно не удалось пообщаться с ней! Старейшина говорит: «Порой даже в счастливые моменты к радости примешивалась горечь. Когда я дарил жене что-нибудь или мы ехали с ней на выходные в какое-нибудь красивое место, она могла разрыдаться, вспомнив, что ее дочь не может радоваться с нами».

Обратите внимание на крайне странное эмоциональное состояние этой матери. Она могла разрыдаться, потому что… «дочь не может радоваться с нами». И причина этому лишь одна - ребенок не в ОСБ, и родители не имеют права восстановить с дочерью диалог.

Чтобы утешить тех, кто из-за религии потерял собственных детей, авторы статьи напоминают: «Иисус сказал, что его весть принесет разделение в некоторые семьи». И предлагаются три волшебные таблетки для исцеления: «глубокое изучение Библии» (эта фраза всегда ассоциируется у адептов со штудированием своей литературы), «посещение встреч собрания», и, конечно же, «активное участие в проповеди». Приводятся примеры семей, отказавшихся от общения с собственными детьми, зато ставшими «пионерами»: «Кен и Элинор, чьи взрослые дети ушли из собрания, устроили свои дела так, что смогли переехать в местность, где больше потребность в возвещателях Царства, и служат там полновременно. Это помогает им иметь объективный взгляд на вещи и не быть поглощенными печалью».

Но кто инициатор этой печали? И какой может быть «объективный взгляд» у родителей, ради религии предавших анафеме собственных детей, и ищущих утешение в сотнях часах блуждания с бруклинской литературой? Каким более-менее мягким выражением можно охарактеризовать таких родителей?

Далее в статье приводятся слова Кена: «Когда наши дети ушли из истины, я думал, что они словно умерли. Но после того как умерла моя родная сестра, я стал смотреть на это по-другому. Я рад, что мои дети не умерли буквально и что Иегова дает им возможность вернуться к нему».

Но что если для детей понятия «Бог» и «ОСБ» уже не идентичны? Что если они более не желают связывать свое будущее с этим культом? Стоит ли удивляться, что после столь насыщенной «теократической» жизни, когда сильнейший эмоциональный стресс заглушается безостановочной и однообразной религиозной деятельностью, немалое число членов ОСБ попадает в кабинеты психиатров, а кто-то бросается с моста?

А если какой-нибудь «поглощенный печалью» родитель вдруг подумает винить в своих напастях представителей ОСБ? На такой случай авторы статьи напоминают следующее: «Относитесь с уважением к дисциплинарным мерам от Иеговы. Если к вашему родственнику в собрании были применены дисциплинарные меры, помните, что эти установления исходят от Иеговы и служат на благо всем, в том числе и согрешившему. Поэтому не позволяйте себе критиковать ни старейшин, принимавших участие в решении вопроса, ни само решение. Помните, что самый лучший результат достигается тогда, когда мы поступаем в согласии с установлениями Иеговы. Противодействие им лишь ухудшает ситуацию».

Затем, сравнивая старейшин собрания с пророком Моисеем, авторы добавляют: «Нужно уважать и поддерживать решения, принятые теми, кто наделен теократической властью, в том числе и сегодня».

А если кого-то из таких родителей обуревают мысли выскочить из локомотива ОСБ вслед за детьми? Для них тоже нашелся дельный совет: «Помните, вы не решите проблемы, оставив Иегову». Иными словами, воссоединение семьи – это не решение проблемы.

В той же статье была опубликована специальная рамка с подзаголовком «Если ты оставил Иегову». В ней говорится: «Если по какой бы то ни было причине такое произошло [т. е. «тебя лишили общения»], то под угрозой находятся твои отношения с Иеговой и твои перспективы на вечную жизнь… Не забывай, что буря Армагеддона быстро приближается. К тому же жизнь в этой системе коротка и полна неопределенности. Человек не может быть уверен даже в том, будет ли он жив завтра… Один брат, узнавший, что смертельно болен, сказал: "Болезнь не застала меня врасплох — я служу Иегове полновременно [т. е. не менее 70 часов в месяц], у меня чистая совесть. И это приятное чувство"».

Обратите внимание, насколько частная жизнь и семейное счастье человека игнорируются и растаптываются. Родители, по сути, отказавшиеся от собственных детей, возводятся в ранг духовных, верных и имеющих чистую совесть! Нагнетается страх перед грядущим Армагеддоном, и параллельно звучат призывы в оставшееся время уйти с головой от проблем в монотонную «жизнеспасающую деятельность». Разрастающийся сорняк организации беспощадно губит на своем пути не только такие общечеловеческие ценности, как неприкосновенность личной жизни, но саму свободу совести и вероисповедания, поскольку верующему, находящемуся вследствие разрыва родственных отношений в состоянии психологического стресса, даются четкие и безапелляционные установки на отказ от любого противодействия.

Более того, если рассматривать практикуемый организацией карантин на общение с собственными членами семьи, то ее действия вполне подпадают под статью Уголовного кодекса, а именно – шантаж. Например, в «Сторожевой Башне» за 15 апреля 2012 года (стр. 12) приводится следующий случай:

«Рассмотрим лишь один пример, который показывает, что, если члены семьи верно следуют указаниям Иеговы не общаться с исключенными родственниками, это приносит хорошие плоды. Один молодой человек был исключенным из собрания более десяти лет, в течение которых его отец, мать и четверо братьев "больше не общались" с ним. Иногда он искал возможности проводить время с семьей, но все члены семьи проявляли твердость, избегая с ним любых контактов. После того как его восстановили в собрании, он сказал, что ему очень не хватало общения с родными, особенно по вечерам, когда он оставался один. Он говорил, что ему было бы достаточно даже небольшого общения с ними. Но так как никто из членов семьи не поддерживал с ним никаких отношений, горячее желание снова стать частью семьи было одной из причин, по которой он решил восстановить отношения с Иеговой».

Поистине, более изощренно извратить смысл Писания уже невозможно! Нигде в Библии нет и намека на «указания» Бога «не общаться» с родственниками, в том числе исключенными из какого-либо культа. Организация, гордящаяся возвращением адепта после того, как на протяжении десяти лет она шантажировала его собственной семьей, заслуживает лишь одного определения – деструктивной секты.

В журнале «Сторожевая Башня» за 15 января 2013 года (стр. 16) говорится: «Глубокая печаль, вызванная тем, что родной человек покидает Иегову, вполне естественна. "Я думала, что не перенесу этого, — говорит одна сестра, чью дочь исключили из собрания.— Почему она оставила Иегову? Мне казалось, что я виновата в этом, и поэтому корила себя". Если вы решите обидеться, то отдалитесь от Иеговы. Что на самом деле нужно члену семьи, которого вы любите, так это увидеть, что для вас Иегова выше всего, в том числе выше семейных уз… Не ищите оправданий, чтобы общаться с исключенными из собрания членами семьи, например, по электронной почте».

Когда читаешь эти строки, то невозможно отделаться от мысли, что слово «Иегова», так нещадно эксплуатируемое авторами подобных статей, вызывает стойкое отвращение. Некий «Иегова», запрещающий общаться с детьми даже по E-mail, выглядит поистине чудовищем. Но гораздо чудовищней люди, стоящие за этим словом!

В журнале «Сторожевая Башня» за 15 апреля 2015 года утверждается, что «исключение из собрания близкого родственника» - прекрасная «возможность сблизиться с Иеговой и укрепить дружбу с ним». Далее на странице 29 приводятся слова Хулиана: «Когда объявили, что наш сын исключен из собрания, мир словно рухнул. Он был старшим ребенком и мы были очень близки, многое делали вместе. Он всегда был примерным сыном и стал вести себя ужасно. Моя жена все время плакала и я не знал как ее утешить. Мы никак не могли понять, неужели мы были плохими родителями?»

Согласно доктрине ОСБ, «хороший родитель» - это тот, кто довел детей до бассейна для крестящихся. Соответственно, любой их отход воспринимается наподобие взрыва атомной бомбы. По словам Хулиана, ребенок вдруг «стал вести себя ужасно», что означает лишь одно - молодой человек решился на собственный выбор. Но в статьях об этом молчок. Зато сообщается, что сын Хулиана спустя десятилетие всё-таки не выдержал разрыва с семьей и вернулся в ОСБ, теперь уже в качестве старейшины.

Всем будущим «Хулианам» авторы статьи настоятельно советуют поразмышлять над таким примером: «Двое мужчин отправились зимой в поход. Один из них сильно устал, замерз, и его клонит в сон. Если он уснет лежа на снегу, то умрет. Ожидая прибытия спасателей, его товарищ время от времени бьет его по щекам, чтобы не дать ему заснуть. Хотя такие действия причиняют боль, они могут спасти жизнь».

Этот пример, абсолютно оторванный от конкретной проблемы, обязан побудить всё новых и новых «Хулианов» «бить [детей] по щекам», отрекаясь от них на десятилетия и вплоть до гробовой доски.

Общество аморале. Система «правовых комитетов», инициирующих «лишение общения», имеет мало общего с борьбой за «облико морале». Сотни тысяч были изгнаны за то, что не соглашались с «новым светом истины», который впоследствии сама же организация благополучно гасила или до неузнаваемости модернизировала. Кто в этой ситуации был «духовно нечист» - люди, которым разрушили жизнь, или Организация-мать, до которой поздно доходит, что она вновь накормила своих чад отвратительным зельем. Или тысячи других, кто, будучи молодыми людьми, совершили религиозное правонарушение, а вместо элементарного терпения и помощи получали от ОСБ пинок в виде «лишения общения» с собственными родителями.

Сегодня большинство из этих людей – замечательные жены и мужья, ответственные отцы и матери, но и десятилетия спустя они продолжают быть изгоями в глазах даже самых близких людей. Неужели все это можно оправдать борьбой за коллективную нравственную чистоту, когда совершенно очевидно неумение и нежелание всех ступеней властной иерархии ОСБ мыслить вне магического слова «организация», чтобы совершать обыкновенные поступки: понимать, прощать, помогать, любить и плакать с теми, кого жизнь выбивает из колеи! Абсолютное большинство из тех, кого вымели жесткой метлой «теократии», вовсе не те люди, которых, согласно словам апостолов Павла и Иоанна, не стоило бы приглашать домой и садиться с ними за общий стол. Как раз наоборот!

Сотни внутренних инструкций, превращающих социальную и семейную жизнь уже никак не связанных с организацией людей в настоящий кошмар, выглядят со стороны не иначе как запоздалая месть: «Мы не говорим о духовном с исключенными из собрания и не общаемся с ними… Простое приветствие может быть первым шагом к беседе и, возможно, даже к дружбе с кем-нибудь… Нужно избегать всякого общения… Богобоязненные члены семьи больше не могут поддерживать с ним духовное общение… Богобоязненные члены семьи не ищут поводов или оправданий для общения с исключенным родственником», и так далее («Сохраняйте себя в Божьей любви», 2008, стр. 207-209).

Все эти «любящие» наставления давно уже можно выпускать отдельными томами. Организация намеренно запускает цепочку целенаправленного разрушения семьи. И до тех пор, пока изгой вновь не вернется в секту, не пройдет «карантинный» режим «восстановления» и не будет соответствовать формальностям системы, само существование такой семьи останется под очень большим вопросом.

Многие «лишенные общения» жены и мужья не выдерживают незримого присутствия в собственном доме «благоразумного раба», когда даже супружеский долг может нести печать аморальности: «праведный» встречается в кровати с «неправедным». Не удивительно, что немалое число браков трещит по швам, не выдерживая тяжелой религиозной атмосферы. Кто-то спивается, а кто-то стремится объяснить «верующей» половине всю абсурдность ситуации, и, в конце концов, расплачивается за это разводом.

«Лишенные общения» не-Свидетели. Но рука «раба» вполне может достать даже ту семью, где членом ОСБ является лишь один из супругов. С одной стороны, Общество подчеркивает важность проявлять любовь к «неверующему супругу» (имеется в виду тот, кто никогда не был в рядах ОСБ, в противном случае это уже «отступник» или «лишенный общения»). При этом организацией указывается направление вектора «любви». Например, в журнале «Сторожевая Башня» за 15 августа 1990 года (стр. 22) говорится:

«Многие мужья не любят, чтобы жены учили их. Тебе следует быть изобретательной. Кикуио умела хорошо пользоваться публикациями Общества Сторожевой Башни. Она говорит: "Как только приходил с почтой мой журнал Пробудитесь!, я просматривала темы, которые могли бы интересовать моего мужа. После этого я молилась о том, чтобы у него нашлась возможность прочитать их". Она оставляла журнал в ванной комнате и каждый день точно смотрела на страницы, чтобы видеть, читал ли он одну из статей. Если, по-видимому, он дальше не читал, она клала другой журнал. Муж Кикуио сегодня служебный помощник и пионер». Далее в статье приводились другие случаи чудесного «исцеления» спутников жизни, кто сегодня «радостно служит».

Но что, если муж не интересуется религией, не собирается читать оставленные в туалете журналы и уж тем более в его планы не входит «служение» ОСБ? Согласно брошюре «Что требует Бог?» (стр. 17), «жена может решиться уйти от мужа, если он… яростным сопротивлением препятствует ей поклоняться Иегове». Но понятие «яростное сопротивление» - крайне расплывчатое. В него может входить все, что угодно. Например, если муж запрещает брать детей на собрания, выступает против нахождения религиозной литературы в доме или хождения жены по квартирам. В итоге, как правило, правоверные Свидетели считают такую семейную жизнь препятствием их «теократическому служению» и бегут к старейшинам.

По сути, «лишение общения» происходит в отношении лиц, никогда не являвшихся членами ОСБ. Вот что рассказал Виталий из Санкт-Петербурга:

«Моя жена стала заниматься со Свидетелями Иеговы тайно, не поставив меня в известность. Я узнал об этом, когда в нашей спальне тумбочки были битком набиты литературой Сторожевой Башни. На стене появился календарь Свидетелей Иеговы. Рядом я решил повесить икону, но жена её просто выбросила из квартиры. Детей она водила на собрания так же тайно. Все мои просьбы не вмешивать религию в нашу жизнь оказались безрезультатными, поскольку, как оказалось позднее, старейшины давно уже заменили меня, мужа, в жизни моей супруги. Она делала так, как говорили эти чужие для семьи люди, игнорируя все мои доводы».

И таких «лишенных общения» не-Свидетелей прирастает с каждым днём.

Духовная Кама-сутра. На отношении ОСБ к браку и сексу (как неотъемлемой составляющей брака) можно без труда проанализировать ее полицейскую модель.

Начиная со времен Рассела и вплоть до 1972 года принцип из Матфея 19:19 считался самодостаточным. На основании этого стиха развод супругов был возможен только в случае сексуальной измены (греч. «порнеа»). Однако, с 1973 года в литературе Общества слово «порнеа» стало приобретать столько оттенков, что впору говорить о параноидальном отношении Свидетелей к браку в целом. Если раньше «порнеа» относилась исключительно к действиям сексуального характера вне брачных уз, то теперь она пришла в семью. Причиной для развода могли служить насильственные действия мужа на брачном ложе, любые «неестественные» позиции и оральный секс. Членам организации предписывалось соблюдать положения Моисеева закона, который запрещал сексуальные отношения в период менструации. В итоге на собраниях регулярно стали звучать разъяснительные речи, от которых добрая половина присутствующих, краснея, опускала головы. Теперь каждый Свидетель Иеговы, желающий практиковать любовные игры с супругом, должен был сто раз подумать, не обидит ли он своими действиями Всевышнего и наблюдающих со стороны ангелов.

Свидетели должны были забыть не только о Кама-сутре, но и мастурбации. Особенно тяжело пришлось молодым людям, кого Общество непрерывно поощряло не торопиться вступать в брак, а посвятить молодые годы «служению Иегове». Каждый акт мастурбации должен был неминуемо приводить к угрызениям совести, а провинившемуся ничего не оставалось, как открыться перед старейшинами.

Да и сегодня на этот «грех не к смерти» обращается очень пристальное внимание. К примеру, в вышедшей в 2011 году книге «Ответы на твои вопросы» (стр. 178,179) говорится: «Мастурбация — это проявление эгоизма. Человек целиком погружается в свои ощущения, сосредотачиваясь исключительно на самом себе. Те, кто занимается мастурбацией, воспринимают лиц противоположного пола лишь как средство удовлетворения сексуальных желаний. Эгоистическое мышление, связанное с привычкой мастурбировать, может стать преградой для здоровых отношений в браке».

То есть молодой человек, в котором кипят гормоны, должен воспринимать мастурбацию как молот, разрушающий его правильный взгляд на противоположный пол и семейную жизнь. Чувствуя себя эгоистом, юноша или девушка ощущает непреходящее чувство вины, которое названо авторами книги «богоугодной печалью».

Но, вероятно, самый креативный взгляд на мастурбацию отражен в «Сторожевой Башне» за 15 августа 2016 года (стр. 12). В нем говорится: «Вступив в брак, человек может удовлетворить свои половые желания, которые в противном случае переросли бы в привычку мастурбировать». Иными словами, брак – это альтернатива мастурбации. Но разумно ли заводить, так сказать, живого человека ради борьбы с «рукоблудием»?

Остается непонятным ответ еще на один на вопрос: зачем вообще руководители Сторожевой Башни касаются столь деликатных вопросов, при этом запрещая вступать в брак с посторонними для организации лицами и регулярно подчеркивая плюсы безбрачия?

Таким образом, еще с 1970-х годов прошлого века организация начала душить себя собственными руками. Многие обращались к старейшинам – совершенно чужим для семьи людям – с просьбой объяснить, является ли определенное сексуальное действие в браке достойным христианина. Жены, сгорая от стыда, доносили на мужей, которые желали «непотребного». Юноши и девушки, опустив глаза, рассказывали руководителям собрания, как им стыдно, что они опять «поиграли» с собой. И хотя со временем политика «стерилизации» была смягчена, ее последствия ощущаются и сегодня. Члены организации научены отдавать брачный долг без того, чтобы впадать в «непристойность». Супружеская жизнь настолько подчинена трезвому рассудку «божьего служителя», что о каких-либо сексуальных заигрываниях и экспериментах не может идти и речи. Как следствие, немалое число семейных пар сталкиваются с серьезными проблемами и распадаются.

Добродетельное стукачество. Рассказ о полицейской системе ОСБ был бы неполным, если не коснуться темы доносительства, как показателя психологической обусловленности Свидетелей Иеговы.

Публикации Общества довольно часто напоминают пастве о важной роли «стукачества». Например, в статье для молодежи в журнале «Пробудитесь!» за декабрь 2008 года (стр. 19) говорилось: «Настоящий друг не станет закрывать глаза на нехристианские поступки… У тебя может возникнуть вопрос: "А не стану ли я тогда „стукачом“?.. Подумай, как поможет твоему другу то, что ты сообщишь о его грехе"».

В журнале «Пробудитесь!» за 22 января 1996 года (стр. 16,17) также давались подобные наставления: «Может случиться и так, что друг признается тебе в серьезном проступке. Он даже может попытаться взять с тебя слово молчать… Умалчивание о проступке может убить его духовно и неблагоприятно повлиять на собрание. Поэтому ты обязан позаботиться о том, чтобы старейшины собрания узнали о случившемся. (Сравни Левит 5:1.)»

Далее в статье приводились случаи о конкретных доносительствах. Вот один из них: «Джонни вспоминает о своем друге: "Я был поражен, узнав, что он живет с девушкой. В том доме жили также другие парни, которые пили и курили". Джонни попросил своего друга выйти к нему на улицу и затем убедительно посоветовал искать помощи у старейшин собрания».

В данном случае сам Джонни не пил и не курил, но, тем не менее, совершал не менее ужасный проступок – «жил с девушкой». Поиск брачного спутника не в пределах ОСБ относится к тяжким грехам, напоминая этим ветхозаветное устройство древнего Израиля. Такая политика направлена на минимизацию любого внешнего влияния. К тому же, подобные браки нередко заканчиваются выходом адепта из ОСБ.

В качестве библейской основы используется стих из 1 Коринфянам 7:39, который на поверку оказывается всего лишь отеческим советом апостола Павла вдове: «Если муж умрет, жена свободна выйти замуж за кого хочет, только в Господе». ОСБ трактует этот стих как приказание для своих членов искать брачного спутника исключительно в границах организации. Если Вы прочитаете полностью Первое Послание Коринфянам, главу 7, то убедитесь, что апостол Павел не вводил никаких приказов, а лишь высказывал свою точку зрения. Причем выражение «только в Господе» подразумевает не какую-либо организацию, а верующего в Христа человека. Иными словами, Павел советовал оставаться вдовам безбрачными, но, если они этого не желали, то, для их же пользы, им стоило находить брачного спутника среди людей, признающих Христа. Однако, из-за поместного регламента ОСБ, многие молодые люди не могут найти вторую половину или рассматриваются как «неисправимые грешники» только за то, что позволили себе полюбить кого-то не из родовой кельи. Причём от членов собрания, кто знаком с ситуацией, ожидается безоговорочное доносительство.

О ситуации с молодёжью в рядах ОСБ можно судить по журналу «Сторожевая Башня» за 15 марта 2015 года (стр. 31), где приводится пример Билла, который «признается, что ему нравились некоторые девушки не из собрания», «но он никогда не позволял таким чувствам развиваться». «Почему? – спрашивают авторы статьи и сами же отвечают: - Это было бы первым шагом к тому, чтобы "впрячься в неравное ярмо с неверующими", а Билл не хотел так поступать».

Чем занимался Билл, пока не нашлась жена? «Годы пролетели так быстро! – восклицает он. – Я провел их служа Иегове пионером». В итоге, спустя каких-то три десятилетия он нашел-таки жену-сестру. Билл говорит: «Теперь я счастлив: мы вместе ходим в служение».

Этот пример мог бы показаться шокирующим, если бы не его банальность для страниц нью-йоркских публикаций.

Стоит заметить, что отношение к т.н. «блуду» чаще всего двояко. Допустим, парень заинтересовался «мирской» девушкой. В этом случае его ждёт неминуемое изгнание и разрыв с семьёй. Если бы он имел тайные интимные отношения с «сестрой», проблема бы решилась гораздо проще, ведь в отличие от «внутренних», «внешние», или «мирские» - это раковые клетки, готовые поглотить каждую пядь «духовного рая».

К примеру, в свое время в Якутию специальным пионером был послан Свидетель Иеговы из Санкт-Петербурга. В период «служения», у него случился половой контакт с «сестрой». На «правовом комитете» спецпионер поклялся жениться на теократическом сексуальном партнере, и этого было достаточно, чтобы, лишившись должности, тем не менее, не потерять прежние связи, в том числе с родственниками. А еще до «комитета» новоявленная пара столкнулась с волной слухов и доносительством.

«Стучать» на соверующих и даже членов собственной семьи для Свидетелей Иеговы совершенно естественно. Например, если кого-то одолевают серьезные сомнения относительно учений и практики организации, то откровенный разговор с «братом» может легко обернуться «правовым комитетом». В журнале «Сторожевая Башня» по поводу сомнений пишется довольно часто: «Если в ваше сердце закралась хоть капля сомнения в Иегове, его Слове или организации, постарайтесь быстро устранить ее… Преданно подражайте Петру, который решительно заявил: "Господи! к кому нам идти?"» («Сторожевая Башня» за 1 февраля 1996 года, стр. 23,24). «Сатана пытается отвести нас от правильного пути, сея в нас сомнения относительно правильности того, чему мы научились» («Сторожевая Башня» 15 сентября 2002, стр. 17).

Помня о дьявольской природе сомнений, любой из Свидетелей Иеговы, столкнувшийся с сомневающимся в реалиях «духовного рая», будет обязан как-то реагировать, чтобы не стать пособником «заблуждений». Абсолютное большинство тех, кто был удален из организации по идеологическим причинам, прошли через жернова «правовых комитетов» именно вследствие доносительства, в том числе ближайших родственников.

Часто доносы совершаются «по привычке», не имея под собой совершенно никаких оснований. Например, один из бывших членов ОСБ вспоминает, как однажды, когда члены собрания пошли проповедовать, он решил провести время с друзьями, а в дверь постучала «ревностная возвещательница»:

«Я не "подстраховался" и встретил ее в дверях с бокалом пива. Мне даже в голову не пришло спрятать бокал, поскольку был уверен, что мне нечего стыдиться. Однако "любящая" сестра посчитала иначе, ведь она проповедовала, а я прохлаждался. Об этом она рассказала приехавшему позднее районному надзирателю, и тот провел со мной разъяснительную беседу. По его словам, "кое-кто в собрании" считает, что я не показываю должного христианского примера. И это меня заставило задуматься: организация никогда не помнит прежних жертв ради нее. Она ждет лояльности сейчас, сию минуту, и ее память устроена так, что любым твоим мнимым проступком с удивительной легкостью стираются все предшествующие файлы».

Доносительство, и как следствие, пересуды и склочность, являются абсолютно естественным результатом «гармоничного» развития ОСБ. В условиях, когда система административной власти своим полицейским контролем над личностью и семьей выявляет недоверие к собственной пастве, было бы наивно ожидать от них доверия друг к другу. И хотя на собраниях Свидетелей Иеговы часто звучат высокие слова о братолюбии, на деле многие члены общины остаются для рядом сидящего в Зале Царства не более чем знакомым. Их объединяет только преданное исполнение великой миссии Организации. Ну, а мера «лишения общения», в свою очередь, лишь укрепляет членов ОСБ в желании вести жизнь «тихую и незаметную, в смиренном служении». Они знают, что умалчивание о чьих-то прегрешениях (в том числе мнимых) – есть соучастие в грехах.

Удивительно, но доносительство ожидается даже в отношении тех, кто уже не является частью собрания. В журнале «Сторожевая Башня» за 15 апреля 1991 года (стр. 23) было помещено требование: «Если Свидетель в служении по домам или другим образом узнает, что в территории живет исключенный, то следует сообщить об этом старейшинам». Целью является идентификация «опасного» лица. Было немало случаев, когда «лишенный общения» или его семья уезжали из района проживания ради того, чтобы не сталкиваться с членами местного собрания Свидетелей Иеговы, и начать жизнь с чистого листа. Однако бдительность «возвещателей» на новой территории вполне может нарушить эти планы.

Порой нахождение компромата против кого-то в собрании становится навязчивой идеей. В ход идут не только сплетни и пересуды, но и слежка. Например, в 1987 году греческий филиал Общества организовал акцию по дискредитации Свидетелей Иеговы, которые встречались для обсуждения Библии в частном порядке. За домом, где проходили встречи, велась продолжительная слежка с привлечением нескольких автомобилей и видеосъемкой, а также с участием представителя филиала ОСБ. В итоге, автомобиль с видеооборудованием был остановлен полицией. На конфискованных видеозаписях фигурировали все входящие и выходящие из дома. «Детективный роман» широко освещался в прессе и завершился судебными разбирательствами в связи с нарушением неприкосновенности частной жизни. На суде представители ОСБ открыто лгали, всячески уходя от ответа. Не удивительно, что по окончании процесса окружной прокурор заявил: «Не думал, что какая-нибудь христианская организация будет призывать своих членов лгать».

В этой нашумевшей истории адепты, участвовавшие в незаконной слежке, были настолько ослеплены идеями организации, что без каких-либо колебаний пошли на пренебрежение прав и свобод многих людей, желавших независимого обсуждения Писания.

Причем подобные случаи не являются крайними. Практика слежения за неблагонадежными – довольно распространенное явление. Полина Мухина из Новгородской области, которая начала обсуждать Библию с одним мужчиной, рассказывает: «Я считала этого человека настоящим другом, но в собрании мое знакомство восприняли как атомную угрозу и стали держать "на замечании", грозя лишить общения… За мной началась слежка, причем в прямом смысле этого слова – местные пионеры сидели в засаде с биноклем и выжидали, с кем я пойду, куда и во сколько, а затем – докладывали старейшинам. Они верят, что если мужчина и женщина остались наедине, то все это непременно оканчивается сексом. Получается, что Свидетели Иеговы грешнее всех остальных, поскольку все остальные вполне способны на дружбу и поддержку. Здесь же дружеских отношений между мужчиной и женщиной не бывает! Первое время меня очень возмущало недоверие и сплетни. Было впечатление, что тебя валяют в грязи посреди собрания».

Подобная история произошла и с Еленой. Эта молодая женщина стала жить с мужчиной, которого любила с юности. Под руководством старейшин началась массированная слежка за квартирой. И хотя, в конце концов, «жертву» удалось выследить в тот момент, когда она заходила в подъезд, а в окнах квартиры горел свет и там явно кто-то находился, «жертва» не дала себя запугать, заявив «следопытам», что вмешательство в личную жизнь чревато обращением в Прокуратуру. Свидетелей Иеговы как след простыл, а молодая семья родила двоих детей и по-настоящему счастлива семейной жизни.

И похожих историй со слежкой и прослушкой вам могут рассказать во многих собраниях

Двойные стандарты. Трепетно нарисованная ОСБ картина «духовного рая» на поверку оказывается пропагандистской фальшивкой. При всем своем желании, система «теократического» зомбирования и контроля не в силах стать источником духовного освежения. Она автоматически отсеивает все, что входит в диссонанс с ее программой.

В предыдущей главе приводились случаи педофилии в организации. Когда летом 2002 года пятеро Свидетелей Иеговы выступили в программе «Эн-Би-Си Дейтлайн» и представили доказательства, что организация скрывает факты насилия над детьми от правоохранительных органов по указанию юридического отдела Общества Сторожевой Башни, их тут же «лишили общения». Представитель Общества по связям с общественностью Дж. Р. Браун заявил журналистам, что «эти пятеро могли быть лишены общения за прелюбодеяние или воровство». Заметьте, как легко высокопоставленный чиновник ОСБ манипулирует понятием «лишение общения». Поскольку «правовые комитеты» закрыты и никоим образом не подотчетны собраниям, официальная причина удаления никому не известна. Именно поэтому не составило труда навесить на изнасилованных в организации людей ярлыки «прелюбодей» и «вор».

Порой «лишение общения» постигает человека в момент, когда его преступления становятся широко известны общественности. Случай с педофилом Кано - прекрасное тому подтверждение. Этот любитель несовершеннолетних мальчиков оставался в организации до момента ареста органами правопорядка, и был «лишен общения» только после вердикта суда, хотя о его деятельности было хорошо известно еще до всех этих событий.

Кано встречался с несовершеннолетними подростками, предлагая им совместный секс. Его взяли с поличным, когда вместо подростка на связь с ним вышел агент правоохранительных органов. Кроме эпизодов с развратными действиями, была доказана его причастность к установке скрытых камер в мужских туалетах аэропорта О'Хэйр с целью записи и слежения за молодыми мальчиками и мужчинами, пользующимися писсуарами. Ранее более полутора десятилетий Кано являлся членом «семьи Вефиль» и старейшиной в Уолкилле (Центр Свидетелей Иеговы в США). Покинув Вефиль, он остался в ранге старейшины одного из собраний.

Другой случай с Анджелой Монтгомери также повергает в шок. Она служила пионером в разных собраниях в США, и во всех местах ее пребывания старейшины знали, что она совращала двоих своих сыновей и других детей из семей Свидетелей Иеговы. Бывший муж Анджелы, покинувший организацию, лично предупреждал старейшин о том, что рядом с ними находится мать-педофил. Но никто не собирался внимать словам отца-отступника. В мае 2015 года она была приговорена к сорокалетнему тюремному заключению, но до последнего момента представители ОСБ не только поддерживали свою «духовную сестру», но и – в лице юриста Сторожевой Башни Энтони Монтойя – угрожали следователям судебными тяжбами, если они не прекратят свое расследование. Причем на суде были озвучены лишь некоторые эпизоды. Многие другие случаи развращения Анджелой детей даже не приобщались к делу и похоронены в недрах «единственной истинной».

Такие случаи ОСБ старается максимально затушевать. И опять же, наличие в собраниях проблемы растления детей преподносится удивительно лаконичным языком: «Серьезную слабость, которую человек проявил, в будущем придется учитывать. Если он, по всей видимости, раскаивается, его будут поощрять расти духовно, участвовать в проповеди и даже будут давать поручения в Школе теократического служения, а на служебной встрече — неучительские задания. Однако это не значит, что он будет пригоден занимать в собрании ответственное положение… Человек, о котором известно, что он был растлителем несовершеннолетних, непригоден к ответственной должности в собрании — ради защиты наших детей. Кроме того, он не может быть пионером и заниматься любым другим специальным полновременным служением» («Сторожевая Башня» за 1 января 1997 года, стр. 28,29).

Но какая разница, будет ли или нет педофил «пионером», старейшиной или прочим представителем номенклатуры Сторожевой Башни? Это никоим образом не может являться наказанием! Доступ к детям все так же открыт, и организация лишь втягивает себя в порочный круг поруки с педофилами, не желая действовать в этих обстоятельствам столь же решительно, как и с теми, кто всего лишь не согласен с каким-либо учением, желает спасти умирающего ребенка и соглашается на переливание крови, или допустил несравненно менее «серьезную слабость», но не достаточно раскаялся. По сравнению с «отступниками», и даже жертвами педофилии, сами педофилы оказываются в удивительно привилегированном положении!

Пять человек из описанного выше примера были лишены членства только за то, что пытались разоблачить члена организации, который в детстве их изнасиловал. Этих людей моментально лишили «свободы слова» и обвинили в смертных грехах только ради того, чтобы ни один член организации уже не смог с ними контактировать. Эти люди стали врагами системы, в то время как на пожертвования своих адептов организация продолжала защищать педофилов! За это время только в Австралии число изнасилованных детей членами собраний Свидетелей Иеговы превысило тысячу.

Христос и мобильник. Политика двойных стандартов и обеспечение контроля проявляет себя в самых неожиданных сферах. Например, в письме «Всем советам старейшин» от 12 декабря 2008 года давалась информация относительно конфиденциальности переговоров членов организации. Создается впечатление, что это не религиозная организация, а полноценный филиал ЦРУ:

«Дорогие братья! Мы рады предоставить вам новые указания в отношении беспроводных микрофонов, беспроводных телефонов и мобильных телефонов. Этим письмом отменяется письмо всем советам старейшин от 16 апреля 1992 года (англ.). То письмо следует изъять из папки собрания для руководящих писем и уничтожить. В отличие от встреч собрания и конгрессов, где в общем нет ничего конфиденциального, некоторые наши встречи носят конфиденциальный характер. Например, в Зале Царства под руководством филиала проводится школа для старейшин и служебных помощников. В таком случае, пользоваться беспроводными микрофонами нельзя. Иногда старейшинам необходимо обсуждать конфиденциальные вопросы по телефону. Теперь такие разговоры можно вести по беспроводному цифровому телефону. Нельзя пользоваться беспроводными аналоговыми телефонами, потому что они не обеспечивают необходимой конфиденциальности. Если вы не знаете, цифровой ли у вас беспроводный телефон, воспользуйтесь лучше проводным телефоном. Мы просим вас удостоверяться в том, что вы не пользуетесь беспроводным аналоговым телефоном. Большинство сотовых операторов связи уже заменили старые аналоговые сети на более защищенные цифровые. В системе цифровой связи передается закодированный сигнал, который, как считается, недоступен для тех, кто хочет прослушать телефонный разговор. Поэтому можно пользоваться мобильными телефонами, когда звоните в филиал или обсуждаете конфиденциальные вопросы с другими старейшинами. Об особо важных вопросах лучше беседовать лично, а не по телефону. Мы уверены, что вы проявите благоразумие и проницательность, решая, каким образом вам поступить (Пс. 101:2; Матф. 10:16, 17). Мы молимся о том, чтобы Иегова обильно благословил ваше верное и самоотверженное служение на благо собрания. Заверяем вас в нашей горячей христианской любви. Ваши братья, Управленческий центр Свидетелей Иеговы в России».

Конечно, немыслимо представить, что нечто подобное мог инициировать основатель христианства, и даже не потому, что в те времена еще не было микрофонов и телефонов. Такие совершенно конкретные схемы действий, приправленные для приличия библейскими сносками, являются лучшим доказательством, что Обществу всегда было что скрывать, и ее деятельность далека от открытого христианского благовестия. Например, было что скрывать во время строительства Залов Царства. Есть что скрывать, когда речь идет о причинах и деталях «лишения общения». Есть что скрывать, когда «проводится школа для старейшин и служебных помощников» и другие специальные встречи, на которых даются все новые и новые вводные по эксплуатации собраний, обеспечению роста и внутреннего режима. Есть что скрывать в отношении педофилии и других преступлений, которые не должны просочиться в прессу.

Контроль проповедью. Анализировать полицейскую систему управления ОСБ можно бесконечно. Даже метод проповеди Свидетелей Иеговы также напрямую связан с системой контроля. Люди, к которым они приходят, порой могут владеть информацией об истории и реалиях организации. Были случаи, когда, согласившись на подобную дискуссию, некоторые Свидетели Иеговы начинали всерьез сомневаться и порывали с культом. Дабы предотвратить независимый обмен мнениями, членам Сторожевой Башни привито убеждение, что проповедовать надо исключительно парами, якобы это наиболее «библейский метод».

В этой связи интересный случай произошел с Николаем Саловым. На первом же «изучении Библии» перед ним был поднят важный этический вопрос. В книге для изучения говорилось: «Друзья и родственники из самых лучших побуждений могут препятствовать тебе изучать Библию, но Иисус сказал: "Итак… кто отречется от Меня пред людьми, отрекусь от того и Я пред Отцем Моим Небесным"» («Познание, ведущее к вечной жизни», стр. 22). Оппонент Свидетеля обратил внимание на некорректность такого подхода. Исходить из принципа – это моя новая семья, и никто мне не указ, – довольно странно и даже глупо. Ты еще не знаешь о новой «семье» ровным счетом ничего, а уже готов игнорировать близких тебе людей. К тому же, есть большая разница между понятиями «отречься от Христа» и прекратить изучение со Свидетелями Иеговы.

В книге «Рассуждая со Свидетелями Иеговы при помощи Писания» (стр. 14) Рон Роудс также обратил внимание на этот тактический нюанс: «Когда друг или родственник новообращенного Свидетеля действительно пытается его переубедить, Общество Сторожевой Башни как бы оказывается истинным пророком, что в свою очередь пробуждает в новообращенном еще большую преданность Обществу. Кроме того, этот друг или родственник отныне четко ассоциируется с нападками сатаны, и в дальнейшем новообращенный Свидетель едва ли будет его слушать, о чем бы тот ни говорил. Подобные предостережения Общества Сторожевой Башни – очень эффективный способ удержать новообращенных в организации».

После обсуждения этого момента, дискуссия с Николаем коснулась истории и учений ОСБ. Он вспоминает: «Я сразу догадался, что имею дело с бывшим Свидетелем Иеговы, но как-то постеснялся спросить. В следующий мой приход он сам рассказал о себе. По работе он переехал из другого города. Это был очень интересный и образованный человек, от которого буквально веяло уважением к Писанию. У меня была дилемма: либо идти к старейшинам и объяснять ситуацию, чтобы они были в курсе нахождения на нашей территории отступника, либо приходить к моему соседу инкогнито. Свидетели Иеговы не должны проповедовать в одиночку. Но в тот день, когда я пошел в запланированную проповедь, у меня не было пары. Наш первый разговор меня очень заинтриговал, поэтому я все-таки решился пойти вновь».

Если бы рядом с Николаем был кто-то из «своих», то разговор бы никогда не зашел в русло разоблачений. Здесь сработал бы проверенный временем предохранительный механизм, когда в присутствии «брата» или «сестры» Свидетель Иеговы начинает всячески защищать свою организацию-мать, игнорируя любые аргументы. В таких ситуациях пара проповедников обычно не задерживается, а старается быстрее закончить разговор и ретироваться. В данном случае Николай мог спокойно обсудить самые острые вопросы. Через полгода «изучение Библии» закончилось его изгнанием из ОСБ. Теперь, встречая на улице членов собрания, на его приветствие они опускают головы и стараются как можно быстрей пройти мимо, а иногда даже переходят на другую сторону дороги.

«Запатентованный» Свидетелями Иеговы метод проповеди является дополнительным клапаном для сдерживания «отступнической ереси». Все это – реалии «духовного рая». «Рая», в котором незримо присутствует вездесущее око «раба» (независимо от персоналий «помазанников», осевших в нью-йоркской штаб-квартире). Назначенные ими старейшины старательно следуют все новым и новым инструкциям, и количество придуманных за многие годы правил такое множество, что его поистине можно назвать великим. Нет, пожалуй, ни одной области деятельности, которую бы не затронули «любящие наставления» Общества.

Кадр из фильма "1984"
Кадр из фильма "1984"

Домогающийся любви аппарат. По большому счету, ОСБ – это организация, для которой История – это бесконечно переписываемое прошлое в угоду настоящему. Ложь – это прогрессивная ступень духовного понимания. Правосудие – средство контроля и запугивания. Чувства – коллективная субстанция, требующая корректировки. И здесь никак нельзя избежать аналогий с романом Джорджа Оруэлла «1984». В одном из эпизодов главному герою Уинстону откровенно заявили: «Любовь, дружба, радость жизни, смех, любопытство, храбрость, честность – всего этого у вас уже никогда не будет. Вы станете полым. Мы выдавим из вас все до капли – а потом заполним собой».

Описанная в романе тоталитарная система в лице Старшего Брата – доведенная до совершенства форма идеологического террора собственных граждан. Конечно, Обществу Сторожевой Башни еще далеко до уровня Старшего Брата в силу хотя бы того, что ОСБ - всего лишь религиозная структура. Но, в принципе, мир описанный Оруэллом универсален, и не важно, идет ли речь о религии или политике, странах или континентах, поскольку в нем удивительно точно обнажены все основополагающие и незыблемые законы власти, тяготеющей к Абсолюту.

Описанная тоталитарная система, конечно же, не способна полностью лишить человеческое существо «любви, дружбы, радости жизни, смеха, любопытства, храбрости и честности», но ей вполне под силу внушить суррогат этих чувств, «заполнить собой». Главное, чтобы самое выдающееся, присущее только человеку, чувство любви было направлено в «правильном» направлении. Строптивый Уинстон слышит голос своих надзирателей: «"Вы исправляетесь. В интеллектуальном плане у вас почти все в порядке. В эмоциональном же никакого улучшения у вас не произошло. Скажите мне, Уинстон, – только помните: не лгать, ложь от меня не укроется, это вам известно, – скажите, как вы на самом деле относитесь к Старшему Брату?" "Я его ненавижу". "Вы его ненавидите. Хорошо. Тогда для вас настало время сделать последний шаг. Вы должны любить Старшего Брата. Повиноваться ему мало; вы должны его любить!"»

Любовь, направленная к власти – это и есть та цель, достигнув которой элита вполне заслуженно может вешать себе ордена, потому что вместе с любовью придет и ненависть. Ненависть к таким как Уинстон, оступившимся и отрекшимся от системы. «Что нам делать, чтобы отступники нас не обманули? Внимать совету из Слова Бога». Учения системы трансформированы в «учение Христа». Слова элиты - в «Слова Бога». Это постепенное, - неделя за неделей, от журнала к журналу, - настройка чувств и эмоций до уровня «среднего партийца».

«Мы сторонимся [отступников], держась подальше от их доводов… Потому, что мы любим организацию… Мы не оставим организацию» («Сторожевая Башня» за 15 февраля 2004 года, стр. 17).

Система ТРЕБУЕТ закрыть глаза на все! Система буквально ДОМОГАЕТСЯ преданности и любви! В «Сторожевой Башне» за 1 мая 1992 года (стр. 21) члены ОСБ призывались «крепко, непоколебимо держаться теократической организации». «Нам нужно быть тесно связанными с организацией».

Тесная, почти интимная связь – это и есть любовь! ТЫ должен все «больше любить… организацию» («Ежегодник», 1996 год, с. 18).

Но система не просто требует любви – она и есть само ее воплощение! Это «исполненная любви организация» («Объединены в поклонении», стр. 11).

«Исполненная любви» полицейская система - это и есть Новый мир в действии!

Добро пожаловать!

ПОСТСКРИПТУМ

«Никакие упущения или ошибки старейшин не могут служить оправданием нашего нежелания повиноваться. Иегова не благословляет непослушание и мятеж» 

(«Сторожевая Башня» за 1 апреля 2007 года, стр. 30)

«Партийцу не положено иметь никаких перерывов в энтузиазме. Он должен жить в постоянном неистовстве – ненавидя внешних врагов и внутренних изменников, торжествуя очередную победу, преклоняясь перед могуществом и мудростью партии…

Партиец, как и пролетарий, терпит нынешние условия отчасти потому, что ему не с чем сравнивать. Он должен быть отрезан от прошлого так же, как от зарубежных стран, ибо ему надо верить, что он живет лучше... Но несравненно более важная причина для исправления прошлого – в том, что надо охранять непогрешимость партии. Речи, статистика, всевозможные документы должны подгоняться под сегодняшний день для доказательства того, что предсказания партии всегда были верны. Мало того: нельзя признавать никаких перемен в доктрине и политической линии. Ибо изменить воззрения или хотя бы политику – это значит признаться в слабости. А если факты говорят обратное, тогда факты надо изменить. Так непрерывно переписывается история. Эта ежедневная подчистка прошлого, которой занято министерство правды, так же необходима для устойчивости режима, как репрессивная и шпионская работа, выполняемая министерством любви… В каждое мгновение партия владеет абсолютной истиной; абсолютное же очевидно не может быть иным, чем сейчас…

 Двоемыслие означает способность одновременно держаться двух противоположных убеждений. Партийный интеллигент знает, в какую сторону менять свои воспоминания; следовательно, сознает, что мошенничает с действительностью; однако при помощи двоемыслия он уверяет себя, что действительность осталась неприкосновенна… Партия пользуется намеренным обманом, твердо держа курс к своей цели, а это требует полной честности. Говорить заведомую ложь и одновременно в нее верить, забыть любой факт, ставший неудобным, и извлечь его из забвения, едва он опять понадобился, отрицать существование объективной действительности и учитывать действительность, которую отрицаешь, – все это абсолютно необходимо… Тому, кто правит и намерен править дальше, необходимо умение искажать чувство реальности…

Это причудливое сцепление противоположностей – знания с невежеством, циничности с фанатизмом – одна из отличительных особенностей нашего общества. Официальное учение изобилует противоречиями даже там, где в них нет реальной нужды…

Даже в названиях четырех министерств, которые нами управляют, – беззастенчивое опрокидывание фактов. Министерство мира занимается войной, министерство правды – ложью, министерство любви – пытками, министерство изобилия морит голодом. Такие противоречия не случайны и происходят не просто от лицемерия: это двоемыслие в действии. Ибо лишь примирение противоречий позволяет удерживать власть неограниченно долго…

Свобода – это рабство… Бог – это власть!» 

Джордж Оруэлл, «1984»

«Старший брат следит за тобой» - гласит плакат на улицах воссозданного Оруэллом мира. Даже интимная жизнь находилась под строгим контролем «старшего брата» 

(кадр из фильма)