РОССИЯ: СТРЕФЫ, КИЛКИ И ОБВОДЫ

«Подробная отчетность, снятие с учета, постановка на учет и прочее - все это очевидные признаки политической организации-партии, а не религиозной общины. В традиционных религиях нет подобного управления верующими».

(Головинский межмуниципальный суд, Москва)

Если кратко коснуться деятельности Свидетелей Иеговы на территории России, то повествование можно начать с 1940-х годов, когда, в результате присоединения к СССР западных территорий, включая Западную Украину, Молдавию и прибалтийские республики, появились вполне сформированные и централизованные общины. Хотя и Рассел, и Рутерфорд предпринимали попытки кинуть якорь в Восточной Европе, а в России и на Украине до сих пор существуют движения «расселистов» и «рутерфордовцев», тем не менее, какой-либо организованной деятельности в те годы еще не было.

В саге Анатолия Иванова «Тени исчезают в полдень» (на основе которой был снят одноименный многосерийный фильм) довольно подробно рассказано об иерархической структуре управления низовыми ячейками организации в условиях коммунистического запрета: «Краевой комитет – высший руководящий орган "Свидетелей Иеговы" в стране… "Краевому комитету" подчиняются два окружных зональных "центра" – западный и восточный, на которые разделена территория Советского Союза. Каждому "центру" подчиняются так называемые "стрефы", или "обводы", объединяющие "Свидетелей Иеговы", проживающих в одной или нескольких областях. "Стрефам" подчиняются "отделы", осуществляющие руководство "Свидетелями Иеговы" одного или нескольких районов. "Отделы", в свою очередь, состоят из "групп", объединяющих низовые кружки ("килки") иеговистов одного или нескольких населенных пунктов. Все "килки", "группы", "отделы", "стрефы" и окружные зональные "центры" возглавляются более или менее опытными организаторами со значительным стажем подпольной работы – так называемыми "слугами". Члены "краевого комитета" считаются высшими "слугами" "Свидетелей Иеговы". "Слуга" нижестоящей организации имеет связь со "слугой" только первой вышестоящей. Но чаще всего он не знает ни имени, ни фамилии своего вышестоящего "слуги", так как связь осуществляется преимущественно через "пионеров" (курьеров)».

Несмотря на то, что деятельность организации на территории СССР в послевоенные годы была запрещена, Свидетели Иеговы продолжали распространяться, как правило, за счет арестов и последующих высылок в глубинные поселения страны. В романе «Архипелаг ГУЛаг» Александр Солженицын рассказывает о встречах со Свидетелями Иеговы в сталинских лагерях: «В большой столовой по графику шли богослужения всех религий. Иеговисты дали волю своим правилам и отказались брать в руки оружие, делать укрепления, стоять в караулах. Они подолгу сидели, сдвинув головы, и молчали. (Заставили их мыть посуду)».

Солженицын также вспоминает об одном военном, который «дал клятву Иегове, что если только останется жив - будет ревнивым верующим, выполнять точно святой закон». Впоследствии «дома он сурово выполнял все обряды и молился - по советской неизбежности тайно».

 «Мама потеряла Яна». На воле, как, впрочем, и в условиях лагерей и поселений, существовала строжайшая конспирация, которой могли бы позавидовать многие спецслужбы. Бруклинские инструкции воспринимались как «глас Божий» и изучались буквально наизусть. Например, так называемые «Организационные указания для возвещателей Царства» являли собой образчик директивы для осуществления подпольной работы. Не удивительно, что советские ячейки ОСБ воспринимались властью исключительно в политическом ракурсе. Как выразился один из советских чиновников, «если бы иеговизм был религией, то хватило бы и одной Библии, а иметь Библию никто не запрещает».

В книге «Именем Бога Иеговы» ее авторы Эдуард Бартошевич и Евгений Борисоглебский подробно разбирают «Организационные указания»: «Область делится на 20 районов. Район на 20 групп, а группы на маленькие группки. Вся страна делится на несколько частей, которые имеют слугу, работающего нелегально. Этот слуга-брат имеет связь со слугой от каждой области и передает ему наедине по одному экземпляру "Башни стражи" [в те годы название «Сторожевой Башни»]. Слуга области имеет связь наедине с каждым слугой района и наедине передает ему один экземпляр "Башни стражи". Слуга района размножает "Башню стражи" по количеству групп. Имея связь наедине с каждым слугой группы, передает ему по одному экземпляру "Башни стражи". Слуга группы размножает "Башню стражи" для каждой группки ("килки") и вручает по одному экземпляру. Слуги группки размножают "Башню стражи" для каждой семьи, имеют связь наедине с каждым братом от семьи и вручают ему один экземпляр… Все журналы "Башни стражи" пишутся только от руки, не на машинке».

Таким образом, сталкиваясь с учением Свидетелей Иеговы, будущий адепт должен был воспринимать конспирацию как неотъемлемую часть религиозной деятельности. Печатание на машинке вполне могло быть приравнено к подпольной типографской печати, а копирование материала от руки позволяло переписчику лучше его изучить. Кроме того, к переписыванию номеров «Сторожевой Башни» привлекались и дети, которые со школьной скамьи не только впитывали бруклинские «истины», но и становились в положение нелегалов, нарушающих закон.

По поводу отчетов в «Указаниях» сообщалось следующее: «Отчеты собирать наедине. Каждый брат, ответственный за свою семью, собирает отчеты от своих членов семьи, которые не должны знать, что он делает дальше с отчетами. Он отдает отчет наедине слуге группки. Слуга группки собирает отчеты втайне от всех братьев и передает слуге группы наедине. Слуга группы… отдает слуге района. Слуга района… передает их слуге области и т. д.»

В индивидуальных отчетах отражался десяток показателей, в том числе количество изученных публикаций и время их изучения. Они зашифровывались и отправлялись за океан. Касаясь строгой секретности, Бартошевич и Борисоглебский пишут: «Некоторые из верующих рассказывают, что им иногда случайно приходится слышать, как в разговорах между собой "слуги" организации перебрасываются фразами бытового характера — о созревании овощей, наступивших затруднениях в пекарне, о маме, проливающей слезу по Яну, пропавшему без вести… В числе условных обозначений, включенных в ныне действующий шифр, чаще всего встречаются: людвина — "служба царства"; овощи — отчет о деятельности иеговистов; Ян — журнал "Башня стражи"; Мама — руководящий орган, например "краевой комитет"; пекарня — нелегальная типография; пища, фрукты, хлеб — иеговистская литература».

Особое место в «Указаниях» было отведено «пионерам», которые осуществляли курьерские функции, в том числе с заграницей: «Пионеры-курьеры все время заботятся об охране тайны и должны скрывать, что они являются курьерами. Они не должны сообщать, что сегодня или завтра выезжают в теократическую командировку».

В бытовых условиях вся литература надежно пряталась в специальных тайниках. Например, в подушках, элементах мебели, бревнах, столбах, обшивке зданий, как в случае тайника в одном из явочных домов Иркутской области (на фото).

Вездесущий КГБ. Известно множество случаев, когда в среде членов организации возникали серьезные разногласия и даже расколы на уровне «краевого комитета». Причиной могли служить не только крайности во взглядах, но и махинации отдельных ответственных «братьев» в распределении собранных с паствы материальных ценностей, в том числе золотых украшений. Хотя в этом отношении у Свидетелей Иеговы есть своя версия событий. В «Ежегоднике» за 2008 год (стр. 133) говорится: «В КГБ убедились, что открытое преследование не может ослабить рвение Свидетелей. Поэтому хитростью и обманом они стали сеять среди братьев семена недоверия к ответственным братьям и организации в целом. Одним из действенных методов КГБ было внедрение в собрания опытных агентов. Некоторым агентам даже удалось занять в организации ответственное положение».

Однако, как замечает автор книги «Иллюзии Свидетелей Иеговы» Василий Коник, разногласиям способствовали не столько КГБ, сколько «борьба за власть между руководителями организационных звеньев Свидетелей Иеговы». В начале 1960-х годов пробруклинский «краевой комитет» получил не только реальную оппозицию, но и так называемых «нейтралистов», не желавших примыкать ни к одной из сторон.

Другой причиной для раскола явился возврат в 1962 году к прежнему пониманию термина «высшие власти». Это изменение вызвало настоящий переворот, поскольку утверждать, что высшими властями из Послания Римлянам 13:1 являются не Бог и его Сын, как учили до этого, а государственные правительственные органы (в данном случае - коммунисты) – значит не только вернуться к классической трактовке от так называемого «номинального христианства», но выступать против самого Бога. В итоге, в середине 1960-х годов местные собрания стали перед дилеммой: «новое понимание» – это ошибка, саботаж или очередная «истина от Иеговы».

Василий Коник называет еще одну причину внутренних катаклизмов - провал очередного пророчества о конце мира в 1975 году. В своей книге «Тайны религиозных миссий» (1980) он подробно описывает происходившие в те годы события: «В связи с пророчеством часть введенных в заблуждение Свидетелей Иеговы, в том числе в нашей стране, воздерживались от строительства жилья, приобретения домашних вещей. Некоторые из верующих, проживающих в сельской местности, в 1975 году отказались от заготовки на зиму продуктов для себя и кормов для домашних животных, продавали имущество… Так, проживающие в поселке Веселый Иркутской области Константин Семенюк и Михаил Гринюк к осени 1975 года зарезали весь домашний скот, продали мясо, а также овощи и топливо, заготовленные на зиму».

Действующий член организации Игорь Зиновьев, который родился в семье Свидетелей, вспоминает: «В нашем городе Свидетели Иеговы проживали в основном в частном секторе. В течение нескольких лет перед 1975 годом почти никто не ремонтировал свои дома, не достраивал и не реконструировал их. А если кто-то делал какие-либо совсем уже необходимые работы, это сразу осуждалось ревностными братьями, и, особенно, сестрами. Многие подростки перестали ходить в школу. Были случаи, когда школу бросали в десятом, последнем классе. А какой смысл учиться и тратить время на то, что скоро будет уничтожено?

Из нашего города очень многие семьи разъехались в разные регионы. Но перед 1975 годом некоторые стали возвращаться, чтобы все эти события не застигли их вдали от собрания. Братья приехали, распродав свое имущество, и ютились у родственников. Настолько же все это было реальностью для них! По домам Свидетелей почти каждый день ходили особо ревностные сестры и распространяли последние новости. Приносили газетные и журнальные вырезки статей, где прямо или косвенно подтверждалось, что человечество стоит на пороге грандиозных проблем. Особенно помню разворот "Литературной газеты" с броским подзаголовком о том, что в 1975 году человечеству грозит экологическая катастрофа. С этой статей носились как с Библией!»

В итоге, очередной пророческий конфуз обернулся утратой доверия к Обществу и поспособствовал отходу части верующих и расколам на местах.

«Выпекаем хлеб». Типографии (или «пекарни») – это отдельная глава в истории ОСБ и предмет особой гордости. В «Ежегоднике Свидетелей Иеговы за 2008 год» (стр. 144-146) приводится рассказ Стаха Савицкого: «В 1955 году в нашем доме была организована подпольная типография… Около двух месяцев мы копали под крыльцом нашего дома яму для помещения размером 2 на 4 метра… Эта типография проработала до 1959 года. В 1957 году брат, ответственный за размножение литературы, спросил у меня: „Не мог бы ты поработать в типографии? Надо печатать хотя бы 200 журналов в месяц". Сначала я печатал 200, потом 500… Приходя с работы, я спускался в типографию. Спать почти не удавалось… Вентиляции почти не было, поэтому было трудно сушить готовые листы. Напечатанные журналы я отвозил ночью в город Тулун в 20 километрах от дома. Дальнейший их путь мне был не известен».

В повести Юрия Усыченко «Черный крест» рассказывается об одном из братьев-сирот, кто выполнял типографскую работу. После длительного нахождения в подземном бункере и надышавшись парами типографских выбросов, парень стал психически неадекватен. «Старшие братья» решили этот вопрос полюбовно, придав «Генке» статус «мученика за веру»: «Только одного не учли мы — рассудка человеческого. Хоронился Генка при фонаре, без света дневного, хоронился, потом замолчал, работать перестал. День молчал, два, три — что, думаем, такое? Неделю молчит, тут уж дело ясное. Вот беда-то! Посовещались мы, ночью его из типографии тихонечко вывели, в машину посадили, сюда привезли. Стемнеет — к психбольнице поедем, у дверей оставим. Нельзя иначе, не век же его держать... Тем более — никого у Генки нету, отец помер».

На рисунке Свидетеля Иеговы Николая Дубовинского хорошо видно, каким образом обустраивался подземный бункер для типографии тех лет. Слова автора иллюстрации приведены на страницах журнала «Сторожевая Башня» за 15 октября 2015 года (стр. 15): «Мой первый „рабочий кабинет" находился в бункере во дворе дома моего старшего брата Дмитрия. Бывало, что я не выходил наружу две недели подряд. Если керосиновая лампа гасла от нехватки кислорода, я ложился и ждал, когда помещение наполнится свежим воздухом… Работа в подпольной типографии была гораздо тяжелее пребывания в тюрьме!.. Из-за пребывания под землей у меня был бледный цвет лица, и он сразу выдавал, чем я занимался. Поэтому при первой же возможности я подставлял лицо солнечным лучам. Жизнь под землей сказывалась на моем здоровье. Однажды я не смог попасть на важную встречу с братьями, потому что из носа и рта у меня шла кровь».

В книге Эдуарда Бартошевича и Евгения Борисоглебского «Именем Бога Иеговы» приводится эпизод из истории нелегальных типографий в Томской области: «Подполье располагало необходимым типографским оборудованием, приспособлениями для изготовления типографского шрифта и большим количеством матриц. Все это в значительной мере изготовлялось кустарным путем самими участниками подполья, которые специализировались на печатной технике. Некоторые детали оборудования, как потом оказалось, были выкрадены иеговистами, поступавшими с этой целью на работу в государственные типографии... Один из тайников был устроен в дровах на соседнем дворе, владелец которого не был связан с подпольем».

Быт подполья. Нередко случались общественные слушания и суды, в которых ответчиками выступали представители ОСБ. Например, в 1959 году, во время судебных слушаний в селе Усолье-Сибирское (Иркутская область) родственник 28-летней активистки организации требовал вернуть своих внуков: «Она запирает [детей] в квартире, и мы с женой через форточку передаем ребятишкам пирожки, так как в дом не войдешь. Теперь она стала закрывать и ставни, так что ребятишки и днем сидят в темноте».

На самом деле, в те годы подобные крайности веры наблюдались повсеместно. На бытовом уровне запрещалось чтение газет, прослушивание радио, просмотр телевидения, посещение танцев, кино и театров. Многие из членов организации не получали полного среднего образования, а школьники сталкивались с тотальным контролем верующих родителей, внушающих им близость страшного дня Армагеддона и гибель всех неверных Иегове. Во многом нравы отдельных общин складывались из видения проблемы поместными «старшими братьями» и «слугами».

Несмотря на конспиративное существование членов ОСБ, советской власти все-таки удавалось бороться с «американской сектой», возвращая в общество и трудовые коллективы сотни верующих. Множество статей и книг 1950-1980-х годов повествуют о психологических проблемах и трудностях реабилитации, с которыми сталкивались бывшие члены организации. Например, в газете «Советская Молдавия» (за 13 июня 1976 года) приводился рассказ Марии Гангурян: «Родилась я в семье Свидетелей Иеговы. В школе мне разрешили проучиться только год, чтобы я умела читать и писать. Потом отдали в иеговистскую студию. Муштра на занятиях в группе, вдалбливание страшных пророчеств сделали свое дело. Я стала покорной… Не имела права веселиться и смеяться... Под запретом были кино, клуб, книги, журналы, телевизор. Всю жизнь я прожила словно в яме без света и воздуха. И вот, наконец, окунулась в настоящую человеческую жизнь, совсем не похожую на прошлую. Мы с мужем дважды получали бесплатные путевки на ВДНХ в Москву, где принимали участие в празднике народных талантов. Там подружились с интересными людьми, познакомились со столицей, первый раз побывали в театре, открыли для себя многие сокровища искусства в музеях. И детей стала приобщать к своему мастерству. Они уже многое умеют. В общем, я была счастлива».

Однако счастье продлилось недолго, поскольку с подачи «старших братьев» к супругам стали наведываться члены общины и принуждать их бросить работу. А когда те отказались, исключили их из организации. Мария Гангурян продолжает: «Но Свидетели Иеговы не успокоились… Наконец, им удалось вновь затянуть мужа к себе. Он потребовал и моего возвращения в секту. Но я не хочу возврата к прошлому». В итоге, ее 60-летний супруг подал на развод.

Многие из членов организации тех лет верили, что большинство проблем в их среде связано с отрывом от Бруклина. В брошюре «Свидетели Иеговы в России» говорится: «На протяжении всех этих беспокойных лет Свидетели Иеговы ждали того времени, когда они смогут свободно поклоняться Богу в своей родной стране. Они все снова и снова бесстрашно пытались добиться официального признания. Например, 9 июня 1949 года Свидетели Иеговы, действующие от имени своих соверующих на всей территории Советского Союза, направили ходатайство в Министерство внутренних дел СССР в Москве. 16 августа 1949 года делегация Свидетелей Иеговы в Москве представила копию этого ходатайства на рассмотрение заместителю председателя Президиума Верховного совета СССР».

Однако, как пишет Эдуард Бартошевич, в данной акции не было никакого смысла. Все предложения Совета по делам религиозных культов согласовать бруклинскую петицию с действующей Конституцией страны двумя посланными делегатами заранее отвергались. С одной стороны, понять их позицию несложно: некоторые положения учений никак не могли быть адаптированы под советское законодательство (например, о военной службе). Но была и другая сторона медали. Рядовые члены все чаще требовали предпринять хоть какие-то шаги по легализации, но консервативно настроенные «слуги» имели другую точку зрения. В их понятии существующая общественная формация представляла собой сатанинское зло, и состояние борьбы с ней рассматривалось не иначе как путь истинного христианства. Поэтому утверждение, будто Свидетели Иеговы «все снова и снова бесстрашно пытались добиться официального признания», не соответствует действительности.

Предпринятая под давлением низов попытка регистрации 1949 года сыграла на руку именно консерваторам, поскольку ее провал позволял еще больше демонизировать действующий в стране режим и оправдывать существование сложной агентурной сети под религиозной вывеской. По горячим следам «краевым комитетом» была распространена резолюция, суть которой - по сохранившимся записям одной из участниц Марии Веретельник - сводилась к следующему: «Братья должны и дальше получать указания, как вести работу, чтобы она была успешной. Для этого необходимо больше подполья, больше конспирации, используя в работе наиболее верных людей».

Стоит заметить, что, несмотря на конспиративность и изолированность, атмосфера отдельных собраний того времени все-таки была гораздо более свободной, нежели сегодня. Игорь Зиновьев, который уже более 40 лет является членом организации «Свидетели Иеговы», вспоминает: «На нашей встрече все вопросы обсуждались свободно. Каждый мог поделиться интересной мыслью из Библии или литературы. Часто способные братья выступали с темами, которые они же сами и сочиняли – без какого-либо руководства извне и без обязательных сегодня тезисов. Если у кого-то возникало желание спеть какую-нибудь любимую нами песню, мы пели именно ее, а не ту, которую следовало. Если бы любой Свидетель Иеговы, пришедший в организацию после перестройки, побывал на собрании того времени, он бы решил, что находится на сходке одной из ложных религий. Большинство "старожил" организации с ностальгией вспоминают те времена, когда отсутствие регламента и "теократического" порядка с лихвой компенсировались дружеским общением и импровизированными речами, не прошедшими идеологической цензуры, и потому понятными и естественными. Но потом, с началом перестройки, в собрания были назначены специальные братья из близлежащих западных стран. Старая гвардия была смещена – а вместе с ней пришел официоз и бюрократия. И сегодня во всех собраниях Свидетелей Иеговы одна и та же холодная и официальная атмосфера душной религиозной казармы и муштры. Назвать современные встречи "радостной встречей соверующих" не поворачивается язык. Всего за 20 лет атмосфера собраний кардинально изменилась! Я вижу причину этого в религиозной власти. Чем больше рычагов влияния имеет власть на верующих, тем более централизованной и бюрократизированной становится система, максимально сокращая простор для развития».

Перестройка. В период горбачевской перестройки журнал «Сторожевая Башня» стал выходить параллельно с английским изданием, в цвете и дважды в месяц. После марта 1991 года, когда организация получила официальное признание властей, в страну хлынул поток литературы. На тот момент активных членов насчитывалось немного - около 16 тысяч. Сразу же начался активный поиск участка для строительства филиала Общества. В 1997 году под Санкт-Петербургом, на территории бывшего пионерского лагеря площадью 10 гектаров земли, был переоборудован и выстроен заново комплекс зданий для работы и проживания руководителей, переводчиков, служащих и обслуживающего персонала. Было решено отказаться от строительства типографии и пользоваться прежними схемами доставки литературы из США, Италии, Германии, Финляндии и Японии. Согласно официальному отчету, только за 2006 год на территорию России было ввезено 700 миллионов экземпляров русскоязычных публикаций. Если не брать в расчет английский, испанский и португальский языки, русский стал абсолютным лидером в деле религиозной экспансии ОСБ. Каждый месяц российский филиал Общества принимает не менее 200 тонн литературы и курирует переводы на более чем 40 языков постсоветского пространства.

Сразу после регистрации было организовано проведение крупных ежегодных конгрессов. Для некоторых из них арендовались дорогие объекты, как например, «Ледовый Дворец» в Санкт-Петербурге. Однако, по словам старейшины, который неоднократно был ответственен за сбор и оформление пожертвований, такие мероприятия не только окупаются, но и приносят хорошую прибыль. На конгрессах ящики для добровольных пожертвований встречаются буквально повсюду и во время программы неоднократно звучат призывы «поддерживать дело Царства» материально.

Неизменной частью программы областных трехдневных конгрессов является раздача новой бруклинской литературы и видеофильмов. Также Свидетели Иеговы с нетерпением ждут костюмированной драмы, участвовать в которой привлекаются и дети. Драмы основываются на каком-либо библейском эпизоде, и путем домысливания диалогов создается эффект осовременивания, когда пророк Моисей или царь Давид начинают говорить, используя терминологию ОСБ, а апостол Павел или его ученик Тимофей рассуждают на уровне статей из «Сторожевой Башни».

Также ежегодно проводятся дополнительные районные и специальные конгрессы, на которых особое внимание заостряется на «местных потребностях», побуждая делегатов не плыть по течению с миром, а неустанно проповедовать и не оставлять собраний. В отличие от областных, эти конгрессы менее помпезны, хотя их настроенность и содержание речей неизменны. Большинство звучащих тем переходят из конгресса в конгресс с использованием стандартного набора библейских ссылок.

В сентябре 1999 года в Санкт-Петербурге состоялось открытие первого в России Зала конгрессов, который в совокупности с прилегающими помещениями способен вместить более 2000 человек. На открытии присутствовали не только руководители российского филиала, но и 81-летний член Руководящего совета Даниел Сидлик, выступивший с двумя специальными речами (умер в 2006 году). После строительства филиала в Солнечном, это самый амбициозный проект Общества на территории России.

Сомнительный прогресс. Если коснуться современной статистики, то в 2016 году на территории России «проповедовали» 170 тысяч Свидетелей Иеговы, которые относились к 2300 собраниям. Начиная с перестроечных лет, этот год стал первым, когда рост численности членов организации ушел в минус. Даже 4000 крестившихся не смогли компенсировать количество людей, покинувших российскую зону ОСБ. Среди влившихся в организацию немалое число родственников Свидетелей, особенно подросших детей.

В среднем с 2001 по 2016 год ежегодно крестилось около 6300 человек. Таким образом, в 2017 году число членов организации должно было достигнуть примерно 235 тысяч. Получается, что за это время 65 тысяч человек либо покинули ОСБ самостоятельно, либо были изгнаны. В это число может входить и количество умерших, но даже в этом случае оно не станет заметно меньше. Иными словами, если брать средний показатель, в 2017 году российский филиал лишился практически 100% своих приверженцев от числа крещеных (в 2011 году этот показатель был в два раза меньше). Безусловно, такая тенденция выявляет наличие деструктивных процессов и неумение работать с паствой. А своей проповедью Свидетели Иеговы не столько находят новых «овец», сколько компенсируют собственные убытки.

Стоит заметить, что – согласно отчетам, – начиная с 2000-х годов с уменьшением количества российских «пионеров» увеличилось среднее число потраченных на прозелитизм часов – более 46 миллионов, из них более двух миллионов часов – это лепта «пионеров» (около 30 тысяч человек, каждый из которых обязан проповедовать не менее 70 часов в месяц). Еще около трёх миллионов часов – вклад «подсобных пионеров» (по 50 часов в месяц). Среднее число, на которое советуют ориентироваться рядовым «возвещателям» на местах – не менее 10-15 часов в месяц.

Если проанализировать эти цифры, то можно прийти к следующему выводу. Традиционный упор на «проповеди по домам» и усиление негласной политики «спасаемся делами» делает свое дело – наблюдается значительное увеличение часов работы рядовых членов при непропорционально низком результате. Однако, явная неэффективность применяемых методов (по сравнению с 2001 годом, в 2017 году при увеличении на треть часов проповеди, количество крестившихся сократилось более чем вдвое) руководством организации оправдывается тем, что проповедь нужна уже сама по себе. Как сказано в книге «Организованы, чтобы исполнять волю Иеговы» (2005, стр. 94), «в служении ты будешь часто рассказывать о своей надежде другим, и благодаря этому она укрепится». «Не забывайте, что, независимо от реакции людей на нашу проповедь, она прославляет Иегову и играет важную роль в осуществлении его намерения. Вскоре те, кто не повинуется благой вести, подвергнутся "суду и наказанию"… Те, кого причислят к "козлам", будут "навечно истреблены"» («Сторожевая Башня» за 15 марта 2012 года, стр. 11).

При этом в брошюре «Исследовать Писания каждый день» (2012, стр. 4) приводится следующая ремарка: «На самом деле тех, кто руководствуется Библией в жизни, очень мало – они составляют лишь около 0,1 процента населения земли». Учитывая, что Свидетели Иеговы составляют те самые 0,1 процента мирового населения, выводы очевидны: все остальные земляне в любом случае попадают в разряд «козлов».

Члены организации должны понимать, что проповедь неразрывно связана с такими понятиями как «счастье», «удовлетворение» и даже «смысл жизни». Более того, без проповеди достигнуть всего этого невозможно. В «Нашем царственном служении» за февраль 2002 года (стр. 8) говорилось: «Исполнение воли Бога, невзирая на отклик людей на участке, приносит нам душевный мир, удовлетворение и счастье, которые невозможно получить другим способом. Наша жизнь приобретает значение и смысл».

Любой, даже незначительный рост всегда преподносится как явное благословение Всевышнего. Например, в книге «Основательно свидетельствуем о Царстве Бога» (2009, стр. 7) говорится: «Ты участвуешь в грандиозном расширении дела проповеди о Царстве! То, что удалось достичь в этом деле во всем мире, не что иное, как чудо». При этом гораздо более грандиозный рост численности в других религиозных объединениях в разряд чудес не попадает.

Поэтому неудивительно, что существует такой дисбаланс между потраченными усилиями и результатом. Традиционно внушаемая пастве идея «служить ради служения» способствует не столько росту, сколько повышению дисциплины (или фанатизму), что выражается в раздутых показателях потраченного на прозелитизм времени. Чем больше проповедует среднестатистический Свидетель Иеговы, тем меньше сил у него остается для «мирских» устремлений и когнитивного восприятия действительности.

Книга «Организованы, чтобы исполнять волю Иеговы» (2005, стр. 87,109,111,113) доносит следующие важные истины: «Подсобным, общим и специальным пионерам, а также миссионерам нужно посвящать служению определенное количество часов. Возвещателям собрания также следует отдавать приоритет интересам Царства и прилагать все усилия, чтобы, соответственно своим личным обстоятельствам, делать в служении как можно больше… Окажемся ли мы верными в исполнении своей обязанности проповедовать? Будем ли мы отдавать приоритет интересам Царства, чтобы совершать свое служение в полной мере?.. Кто готов расширить свое служение, пожнет еще больше радости!.. Некоторые служат подсобными пионерами во время отпуска. Крещеные возвещатели, которые учатся в школе, могут служить подсобными пионерами на каникулах».

Поэтому жителям России и дальше придется слышать настойчивый стук в свои двери. Членам организации не оставили иного выбора, кроме как ходить, ходить и еще раз ходить. В книге «Организованы, чтобы исполнять волю Иеговы» (стр. 99,100) указана цель проповедников «благой вести»: «Изучающие Библию будут делать духовные успехи и расти к зрелости, если мы помогаем им признать, что это - организация Иеговы, и стать ее частью. Важно объяснить им, что для этого нужно... Начиная обсуждать Библию с интересующимся человеком, сразу же обрати его внимание на то, что Иегова исполняет свою волю на земле через организацию».

Как сказано далее, крайне важно, чтобы человек все больше «ценил организацию Иеговы». Если кто-то не желает «стать частью» или «ценить» ОСБ, то можно посоветовать во время следующего визита проповедника попросить его занести вашу квартиру в «Карточку участка» с пометкой «категорический отказ». Такие квартиры обычно обходят редко и с опаской.

Атеизм на страже ОСБ. Сегодня ОСБ прибегает к различным методам обработки населения, которое в большинстве своем устало от навязчивого прозелитизма стучащих в дверь проповедников. Одним из приоритетных способов насаждения своей идеологии является культивирование имиджа религии, традиционной для России. С этой целью Общество сотрудничает с некоторыми авторами, публикуя их книги, содержание которых нисколько не отличается от текстов из журнала «Сторожевая Башня». Как правило, эти труды не достигают широкого читателя, а распространяются через собрания или российский филиал в поселке Солнечное (Санкт-Петербург).

Один из авторов, Сергей Иваненко еще в 1996 году встречался с российскими руководителями от ОСБ и посетил стройку филиала в Солнечном. Спустя всего четыре месяца еженедельник «Московские новости» опубликовал его статью под названием «Надо ли бояться Свидетелей Иеговы?», в которой автор буквально осыпает членов организации самыми подобострастными комплиментами. В частности он пишет: «Среди Свидетелей Иеговы нет пьяниц… Все Свидетели Иеговы максималисты, которых не устраивают религии, признающие компромисс с греховным миром. Им неуютно там, где надо верить в авторитеты… где существует разделение на иерархов и послушную массу… Свидетели Иеговы известны во всем мире своим безукоризненным законопослушанием… Преданностью библейской истине, готовностью жертвенно отстаивать свои убеждения Свидетели Иеговы могут быть примером для своих сограждан. Другой вопрос: готово ли наше общество обеспечить конституционные гарантии свободы совести для организации, столь радикально и бескомпромиссно отстаивающей библейский подход ко всем вопросам жизни?»

Эта же статья была перепечатана на страницах журнала «Пробудитесь!» за 22 августа 1997 года. После успешного начала совместной деятельности, Иваненко приглашают в Соединенные Штаты. Поездка оказалась плодотворной и в 1999 году на свет появилась книга под названием «О людях, никогда не расстающихся с Библией». В предисловии к ней говорится: «Автор – религиовед с более чем двадцатилетним стажем, не являющийся Свидетелем Иеговы и стремящийся объективно осветить многогранную деятельность Свидетелей Иеговы в России, размышляющий о значимости их миссии в современном мире».

Резюмируя по этому поводу, Владислав Троицкий, - автор книги «Помазанники» в организации "Свидетели Иеговы"», - написал: «Анализируя позицию автора, можно заметить его гармоничное сотрудничество с организациейНадо ли обычному человеку лететь на какое-то время в США для того, чтобы после этого изложить учения Общества?... Исследовать учение организации вполне можно в собственном кабинете. Теперь Свидетели Иеговы организованно предлагают на улице и по домам эту книгу, и говорят: "Познакомьтесь, что говорит о нас религиовед с 25-летним стажем. Заметьте, сам он не является Свидетелем Иеговы!"… Могут ли Свидетели действительно рекомендовать книгу С.И. Иваненко, как книгу религиоведа с 25-летним стажем?.. Мог ли человек 25 лет изучать то, что в течение по крайней мере 20 лет убежденно отрицал, в данном случае, - существование Бога? Можно привести некоторые цитаты из работы С. И. Иваненко "Актуальные проблемы атеистического воспитания учащихся средних ПТУ": "Нельзя недооценивать вред религии в условиях социалистического общества, ибо она... не утратила своей главной функции - быть опиумом народа" (стр. 20)… "Религиозная мораль обрекает верующего на пассивное ожидание "милостей свыше", безропотное подчинение "воле господней" (стр. 10). "Воспитание детей в духе религиозных предписаний, в страхе перед богом неблагоприятно сказывается на их развитии" (стр. 20). "Это тем более важно, что многие юноши и девушки... плохо представляют себе вред религии..." (стр. 19)».

Таким образом, еще недавно пламенный атеист и коммунист, а ныне – литературный компаньон ОСБ, предстает в образе «религиоведа с более чем двадцатилетним стажем». Через журнал «Пробудитесь!» (8 июня 1998 года, стр. 27) автор удостоился искренней похвалы: «Сергей Иваненко заслуживает восхищения и уважения за свои бесстрашие и желание рассказать о Свидетелях Иеговы только правду». Но, помимо ОСБ, у Иваненко есть и другие «истинные религии» - секты, с которыми он тесно сотрудничал и о которых писал «только правду». Например, о сайентологах и «Фалунь Дафа».

В 2000 году вышла следующая «эпохальная» книга, теперь уже Николая Гордиенко - «Российские Свидетели Иеговы: история и современность». На обложке красуется вид российского филиала с высоты водонапорной башни. Его работа также анонсирована как «неангажированная религиоведческая информация», которая преподносится Свидетелями Иеговы как труд независимого авторитетного ученого с богатым опытом религиоведения.

Публикации Общества не преминули эксплуатировать Гордиенко в своих интересах. Так, в «Ежегоднике» за 2008 год (стр. 251) можно прочитать: «Некоторые религиоведы понимают, что учения Свидетелей Иеговы основаны исключительно на Библии. Доктор философских наук, профессор Российского государственного педагогического университета имени А. И. Герцена, Гордиенко Н. С. говорит: "По существу, под видом критики Свидетелей Иеговы критикуется Библия"».

Как и предыдущий автор, в свое время Гордиенко был бескомпромиссным пропагандистом атеизма. Сегодня писать об атеизме уже не модно – денег на этом не заработаешь. А выпуски книг для Свидетелей Иеговы – дело полностью окупаемое, поскольку обеспечением печати и распространением занимается организация, имеющая в России полторы сотни тысяч потенциальных читателей и превосходную финансовую базу.

В книгах от Иваненко-Гордиенко не затрагивается ни одной сколь-нибудь острой темы. Зато в них содержится такое количество стандартных культовых тезисов, что для немалого числа самих же Свидетелей Иеговы дочитать их до конца не хватило никаких сил. Отсутствие какого-либо личного мнения или хотя бы намека на мыслительный процесс, отличный от журнала «Сторожевая Башня», буквально режет глаз. Так, по поводу наименования организации «Свидетели Иеговы», Гордиенко пишет: «Это название кардинально отличает истинных христианских поклонников Иеговы от всех претендующих на то, чтобы сегодня называться христианами» («Российские Свидетели Иеговы: история и современность», стр. 15). Иными словами, «неангажированный религиовед» уверен, что если ты не называешься «Свидетель Иеговы», то христианином тебе не быть.

На странице 91 Гордиенко заявляет о правомерности отказа родителей перелить кровь детям в случае необходимости: «Юристы знают, что международные и российские правовые нормы предоставляют человеку самому решать и за себя, и за своих несовершеннолетних детей вопрос о выборе способов лечения». При этом автор ни слова не говорит об отсутствии выбора у самих Свидетелей Иеговы и их детей, и тех санкциях, которые ожидают оступившихся, кто принял решение спасти умирающего ребенка и в критической ситуации дать согласие на трансфузию.

Как «истинный» религиовед, Гордиенко не допускает критического анализа и искренне восхищается всем, что инициирует руководство ОСБ. Выпуск в 1996 году так называемой «Библии Макария» он определяет как «беспрецедентную акцию» (стр. 39), хотя, как мы увидим позднее, это издание «беспрецедентно» только в одном – на поверку оно явилось литературным суррогатом! Более того, Гордиенко лично выступил на созванной по этому поводу пресс-конференции и объявил, что выпуск «Библии Макария» предпринят «в общих интересах» россиян.

Подводя итог скопированным из литературы ОСБ умозаключениям, Гордиенко убежденно заявляет: «Искажение [воззрений Свидетелей Иеговы], усугубленное напраслиной, не только обижает верующих (в данном случае Свидетелей Иеговы), но и порочит того, кто занимается столь явно недостойным делом» (стр. 103). То есть, критика в адрес ОСБ названа «порочащим» и «недостойным делом». Остается лишь удивляться, как «неангажированный религиовед» мог написать такие слова!

Иногда те редкие авторы, кто вступает в защиту ОСБ, в сотрудничестве с чиновниками организации выдают поистине поразительные перлы. Например, Александр Штамм в газете «Голос Азии» за 15 ноября 1991 года писал: «История организации давняя и уходит корнями в первые века нашей эры – времена возникновения первых христианских собраний». И хотя это согласуется с догматикой ОСБ, более нелепого утверждения в отношении младорелигии придумать невозможно. В брошюре «Свидетели Иеговы в России» (1995, стр. 13) выдержки из статьи А. Штамма были использованы в качестве наглядного примера того, «что думают о Свидетелях Иеговы другие люди».

Пока себя не похвалишь… Итак, современная организация, выйдя из душного подполья, сменила тактику конспирации на укрепление имиджа «традиционной российской религии», используя для этого «неангажированные» мнения. Руководство российского филиала Свидетелей Иеговы делает многое, чтобы реабилитировать себя в глазах общественности и предстать в качестве несправедливо попранной, гонимой и оклеветанной религии. Например, в «Сторожевой Башне» за 1 мая 2011 года (стр. 18) была опубликована статья, повествующая о всероссийской акции членов организации по раздаче буклета, в котором указывалось на нарушение их прав и свобод. В статье, на фоне цитат Президента России Дмитрия Медведева, приводились стандартные для подобных материалов отзывы сочувствующих россиян: «В Татарстане, где люди в основном исповедуют ислам, одна пожилая женщина взяла буклет и поинтересовалась, о чем он. Когда ей объяснили, что в нем затрагивается вопрос о правах и свободах человека в России, она воскликнула: "Наконец-то кто-то обращает на это внимание! Ведь сейчас Россия в этом отношении вернулась к прежним дням, как при Советском Союзе. Спасибо вам большое. Молодцы!"»

Согласитесь, довольно странная реплика для религиозного неполитического издания.

А вот другие отзывы: «В Челябинске женщине предложили буклет, но она сказала: "Мне уже дали такой буклет, и я с ним ознакомилась. Я полностью на вашей стороне. Я не знаю другой такой религии, которая защищала бы свою веру так организованно. Мне нравится, что вы опрятно одеваетесь и что вы всегда тактичны. Видно, что у вас есть твердые убеждения. Мне кажется, с вами Бог"». В Санкт-Петербурге одного мужчину, который получил буклет, спросили, понравилось ли ему прочитанное. Он ответил: «Да, когда я читал, у меня все тело покрылось мурашками, я даже заплакал…»

Конечно, такие примеры не могут не тронуть сердце рядового члена ОСБ. Он должен верить, что любые инициативы, исходящие из филиала, имеют оглушительный резонанс. У кого-то тело покрывается мурашками и льются слезы, а другие анонимы восхищаются буквально всем, в сердцах восклицая: «С вами Бог». Было немало случаев, когда российские руководители Свидетелей Иеговы побуждали паству писать в свою защиту письма официальным лицам государства без упоминания принадлежности к религии. Необходимо было создать эффект массовости, когда случайные наблюдатели проявляют свою озабоченность за судьбу «истинных христиан».

Как заявлено в пресс-релизе Общества в честь годовщины официальной регистрации, для руководства российского филиала «радостно наблюдать, сколько духовно изголодавшихся людей смогли за эти 20 лет обрести знания о Боге». В то же время, от лица российских Свидетелей Иеговы звучат слова о том, что государственными органами развернута «кампания по нарушению их прав». В «Ежегоднике Свидетелей Иеговы» за 2012 год (стр. 41) опубликован комментарий по поводу очередной победы Свидетелей Иеговы в Европейском Суде по правам человека: «Российские власти так и не исполнили это постановление Суда. Вместо этого они нашли новые способы, как преследовать Свидетелей».

К сожалению, ни в пресс-релизе, ни в «Ежегоднике» не нашел отражения тот факт, что строительство мест поклонения под названием «Залы Царства» часто было сопряжено с намеренным обманом тех самых государственных органов. Как мы увидим далее, требуя от властей честности и исполнительности, местные Свидетели Иеговы далеко не всегда желают применять те же идеалы в отношении самих себя. А двойные нормы, нередко практикуемые всемирным руководством организации, вполне благодатно прижились и на российской почве…