Часть 1: ИСТОРИЧЕСКАЯ трансМИССИЯ

«В мире существует множество самых разных организаций... Но есть одна организация, которая разительно отличается от других. Слово Бога, а также многочисленные факты показывают, что эта организация - Свидетели Иеговы» 

(«Организованы, чтобы исполнять волю Иеговы», стр. 5)

Согласно «Ежегоднику Свидетелей Иеговы» за 2017 год, в 240 странах мира насчитывается чуть более 8 миллионов членов этой организации. Каждый седьмой из них - «пионер», кто посвящает проповеднической деятельности огромное количество личного времени (50 часов в месяц и более), а суммарно на эту работу расходуется почти два миллиарда часов жизни ее членов. Каждый год в организацию вливается около 250 тысяч новых «возвещателей Царства».

Анализируя статистику, можно подумать, что Общество Сторожевой Башни процветает. Но это только на первый взгляд. Позднее мы убедимся, что цифры подводят к одному и тому же неутешительному выводу – организация испытывает застойные явления, природа которых вполне очевидна и уходит своими корнями в прошлое. Поэтому подсчетами и выводами мы займемся чуть позже, а пока давайте окунемся в историю, без которой понять текущую политику ОСБ просто невозможно.

В принципе, проблема современного Свидетеля Иеговы заключается в незнании собственной истории. После опубликования книги «Кризис совести» (1983), автором которой стал Реймонд Френц, бывший член Руководящего совета (высшего органа управления Свидетелей Иеговы), руководство организации было вынуждено придать огласке ряд нежелательных фактов. Френц публично обнажил многие из кровоточащих ран системы, а последовавшие за этим тысячи безответных звонков и писем в Бруклин (Нью-Йорк), где располагалась штаб-квартира Общества, заставили высшее звено власти издать специальные труды по истории организации, предназначенные исключительно для внутреннего потребления. Не удивительно, что история в них преподносится однобоко и нечестно, а порой и вовсе замалчивается. Самым значительным трудом стала книга «Свидетели Иеговы – возвещатели Царства Бога» (в дальнейшем - «Возвещатели»), изданная в 1993 году (на русском языке - в 2005 году), а так же основанный на ней видеофильм «Вера в действии» (2010 год).

Многие из тех, кто сталкивался со Свидетелями Иеговы, отмечают, что они охотно признают ошибки прошлого и несовершенство своих лидеров. Однако, как мы увидим далее, рядовые члены склонны мыслить двояко – говорить одно, и быть убежденным совершенно в ином, что весьма характерно для любого авторитарного культа. Руководство ОСБ разработало целую систему оправдательных аргументов, суть которых сводится к следующему: нивелировать значимость лжепророчеств и организационных промахов, списать их на коллективные плечи паствы, которая раньше что-то неправильно понимала, и облечь в позитивную форму, как нечто, придавшее импульс дальнейшему развитию.

Например, лидеры ОСБ через свои издания заявляют, что им нет нужды скрывать прежние анонсированные, но не сбывшиеся даты. Но, как заметил один комментатор, «они признавали свои ошибки уже после того, как предсказанные ими даты не исполнились. А что же ещё оставалось делать? Если вор, которого поймали с поличным, признается, что он украл, - свидетельствует ли это о его честности?»

Но, даже несмотря на подобные оправдательные пассажи, большинство компрометирующих фактов в литературе Общества отсутствует. И причиной тому – их изобличающий характер, способный спровоцировать в рядах членов организации утрату доверия. Что, собственно, мы и наблюдаем в последние несколько лет.

Итак, именно анализ истории, как ничто иное, поможет понять, кем является современный Свидетель Иеговы с точки зрения системы взглядов и практической деятельности. 

Начало деноминации положил Чарльз Тейз Рассел (1852-1916). Он есть тот, кто для рядовых Свидетелей Иеговы, с одной стороны - Альфа и Омега, а с другой – мистер Икс. Его мировоззрение - одна из самых больших тайн для современного члена организации. Многие знали Рассела как человека увлеченного, открытого и приятного в общении. Однако именно он породил необратимые процессы, которые впоследствии будут негативно сказываться на развитии основанного им движения, и сведут на нет первоначально заявленные ориентиры.

КАЗУИСТИКА РАССЕЛА

«Чарльз Тейз Рассел – первый президент Общества Сторожевой Башни, чьей вере нам стоит подражать» 

(«Сторожевая Башня» за 1 декабря 1993 года, стр. 17)

Чарльз Рассел родился в феврале 1852 года в Питтсбурге (штат Пенсильвания, США) и с самого младенчества впитывал религиозное протестантское мировоззрение. Он воспитывался в пресвитерианских традициях, однако впоследствии присоединился к конгрегационалистам.

Пресвитерианство зародилось в Шотландии (откуда были выходцами родители Рассела) и проповедовало отказ от посредничества духовенства в отношениях человека с Богом, а также утверждало священнический статус общины, где пресвитеры осуществляли функции с согласия всех верующих. Конгрегационалисты тоже выступали за свободу от тирании духовенства, но их видение независимости было куда более широким. Например, провозглашалась автономия каждой приходской общины, не признавалась разница между мирянами и «духовниками», и даже отрицалась необходимость в официальной церкви как таковой, поскольку «организации подразумевают бюрократию». Нет сомнений, что идеология Рассела во многом базировалась на впитанных им ценностях конгрегационализма.

Юный Рассел получил скромное образование в государственных учебных учреждениях и под руководством репетиторов. Уже в семилетнем возрасте мальчик не раз слышал пожелание матери, чтобы тот стал Пастором, но сам Чарльз мечтал о стезе миссионера. Впоследствии он разочаровался в учениях своей церкви, покинул ее и начал исследовать различные религии, особенно восточные. Ранняя смерть младшего брата и матери, а так же братоубийственная Гражданская война в США (1861-1865) и ее социальные и экономические последствия не могли не повлиять на рациональную веру молодого человека. Все чаще его посещали сомнения в отношении христианства.

С 11-летнего возраста отец привлек молодого Рассела к ведению дел в семейном бизнесе – магазине мужской одежды, и уже вскоре использовал его как агента по закупкам. Рассел стал полноправным компаньоном отца, а растущее семейное предприятие приносило многомиллионную - по сегодняшним меркам - прибыль.

Джозеф Рассел, отец Чарльза, еще до рождения детей, вследствие экономического кризиса, был вынужден иммигрировать из Ирландии. В те времена самым популярным продуктом питания стал картофель, и не менее трети всех угодий страны выделялись именно под него. А поскольку сажали один и тот же сорт, это привело к неожиданным и ужасающим последствиям, когда фитофтороз, - болезнь, передаваемая грибковыми микроорганизмами, - уничтожила все посевы. В 1845 году разразился «картофельный голод», который и заставил Джозефа Рассела вместе с женой и многочисленными родственниками искать лучшей жизни в «земле обетованной» - Соединенных Штатах Америки.

В 1846 году Джозеф обосновался в Питтсбурге. Здесь у него рождаются трое детей – два мальчика и девочка (Чарльз был вторым ребенком и любимцем отца). Довольно быстро он входит в контакт с местной масонской ложей (в Питтсбурге их насчитывалось не менее пятидесяти, практически все шотландско-ирландского происхождения). Именно связь с масонами позволила Джозеру успешно развивать бизнес по пошиву элитной мужской одежды в период экономической разрухи, наступившей после Гражданской войны в США. Предприятие приносило огромные прибыли, и Джозеф был несказанно счастлив, когда к нему присоединился юный Чарльз.

Но успехи на материальном фронте не угасили духовых исканий юноши. Переломным моментом в жизни Рассела стала встреча с адвентистами в 1869 году (Адвентистская христианская церковь, не путать с современными Адвентистами Седьмого Дня). Представители движения Второго пришествия (Джонас Уэнделл, Джордж Сторрз, Нельсон Барбер) оказали позитивное влияние на уже было разочаровавшегося в религиях юношу. Вскоре молодой Рассел пригласил своих друзей на совместные исследования Библии. Позднее он писал: «Должен признать, что я в долгу перед адвентистами… этого оказалось достаточно, чтобы — не без помощи свыше — укрепить мою пошатнувшуюся веру в боговдохновенность Библии… я непрестанно буду благодарить Господа за то, что тогда он повел меня в нужном направлении». 

И тут же Рассел заметил: «С помощью адвентистов я не постиг ни единой истины, зато они помогли мне увидеть, в чем я заблуждался, а это подготовило меня для Истины» (ср. «Возвещатели», стр. 44). Эти слова были написаны им спустя 30 лет после начала религиозной деятельности, то есть принадлежали человеку, обладавшему абсолютным влиянием на тысячи жителей Северной Америки, кто присоединился к уже довольно известной религии. И все-таки анализ учений и даже внешняя атрибутика богослужений Сторожевой Башни выявляют поразительное сходство с адвентистами.

Религиозный плагиат. Например, идея праздновать Вечерю Господню раз в год 14 нисана по еврейскому календарю, а также негативизм к религиозной системе («Вавилону Великому») исходили от Джорджа Сторрза. На самом деле Рассел заимствовал у адвентизма в целом, или же у его отдельных независимых представителей, так много, что впору говорить о плагиате. Основные учения (об искуплении, невидимом пришествии Христа, духовном и физическом воскрешении, восстановлении райской земли и т. д.), во многом скопированы у представителей адвентизма. Но главное, у них взята вся хронология, а ведь именно даты, как ничто другое, особенно притягивали воспаленное воображение верующих. И по сей день, Свидетели Иеговы имеют отправной точкой своих вероучений 1914 год – тот самый, что был высчитан привычным для них способом, но адвентистами. 

Конечно, влияние отца также не могло пройти бесследно. Рассел, который был очень привязан к нему, не раз бывал в масонских Залах (впоследствии места поклонения Свидетелей Иеговы будут названы Залами официально). На всех без исключения изданиях Общества Сторожевой Башни Рассел неизменно станет помещать масонские символы, чаще всего «Ордена Тамплиеров» - одной из самых влиятельных лож. Некоторые знаковые учения также перекочуют из масонства, в том числе использование имени «Иегова», что изначально практиковалось «вольными каменщиками», пирамидология, о которой мы поговорим чуть ниже, и многое другое.

В 1844 году адвентистское движение столкнулось с серьезным кризисом. Многие были разочарованы тем, что обещанное на тот год пришествие Христа так и не состоялось. Двадцать лет спустя в своем журнале «Вестник утра» («Herald of the Morning») Нельсон Барбер заявил, что Христос все-таки вернулся на землю, но невидимо для человеческих глаз. В 1876 году Рассел знакомится с идеями Барбера, материально поддерживает его издание и назначается помощником редактора. Учение о невидимом пришествии Христа, которое невозможно обосновать конкретными библейскими стихами без применения ряда абстрактных умозаключений, тем не менее, становится доминантой.

Свои расчеты о дате пришествия Нельсон Барбер опубликовал в «Вестнике утра» в октябре 1875 года, когда Рассел был всего лишь читателем этого журнала. Барбер использовал хронологию англичанина Джона Брауна, опубликованную в 1823 году. По версии Барбера, именно в 1914 году следовало ожидать наступления апогея невидимого присутствия Христа, когда он полностью возьмет управление землей в свои руки. И после того, как Барбер пригласил Рассела к сотрудничеству, 1914 год продолжал занимать знаковое место в системе их богословия. 

В 1879 году вышел первый выпуск журнала «Сионская Сторожевая Башня и вестник присутствия Христа», который 27-летний Рассел начал издавать самостоятельно. При этом новорожденное издание не только содержательно, но и чисто внешне копировало печатные органы адвентистов. Журнал, известный сегодня как «Сторожевая Башня», первоначально имел в своем названии слово «вестник», характерное именно для адвентистских изданий. И не просто «вестник», но «вестник присутствия Христа», которое, как верил Рассел, - и учили адвентисты, - началось невидимо в 1874 году.

Барбер становится «отступником». Создание собственного журнала было связано с несогласием Рассела и Барбера по вопросу искупительной жертвы Христа. В книге Общества Сторожевой Башни «Возвещатели» (стр. 132), а также в видеофильме «Вера в действии» (часть 1) история с «разводом» преподносится как событие чрезвычайной важности. Согласно сценарию фильма, Рассел не только разрывает с Барбером прежние связи, но и выбрасывает в мусорный бак литературу, еще вчера признаваемую им за истину. Авторы статьи из «Сторожевой Башни» за 15 декабря 1986 года (стр. 11) сравнили Барбера с «антихристом, отвергающим Отца и Сына». В статье говорится: «Когда ранний соверующий исследователя Библии Чарльза Т. Рассела отверг жертву искупления, Рассел отказался от общения с ним и начал издавать [«Сторожевую Башню»]. Отступники, отвергающие Христа, не имеют Иегову своим другом. Но мы, открыто "исповедующие Сына, имеем и Отца", находясь в одобренном взаимоотношении с Богом». Таким образом, разрыв Рассела с Барбером изображен как эпохальная победа света над тьмой и истины над ложью. 

Стоит заметить, что Барбер никогда не отвергал идею выкупа, не соглашаясь с отдельными ее постулатами. Кроме того, как пишет Джеймс Пентон в своей книге «Отложенный Апокалипсис», Барбер был не согласен с рядом умозаключений самого Рассела. Тот утверждал, что все, кто почиет «в Господе» до 1878 года, незамедлительно воскреснут на небо, и Барбер это категорически отвергал. К тому же, Рассел не считал, что Церковь (или 144000) нуждается в посреднических услугах Христа. Как мы увидим далее, вскоре он откажется от столь причудливого взгляда, но позднее вновь вернется к нему, чем вызовет раскол среди ближайших соратников.

Барбер не представлял адвентистское движение, он являлся всего лишь независимым священнослужителем и руководил собственной группой. Его взгляды – не более чем частная точка зрения. Поэтому создание образа, будто лишь «Свидетели Иеговы неизменно отстаивали библейское учение о выкупе», бессмысленно, поскольку схожая интерпретация этого догмата сохранена у большинства протестантских течений, в том числе и адвентистов, и они придерживаются ее до сих пор. К тому же, подчеркнуто негативная оценка Нельсона Барбера в литературе ОСБ выглядит, по меньшей мере, странной, ведь именно его хронологические расчеты 1914 года без каких-либо купюр сегодня «неизменно отстаивают» Свидетели Иеговы, а вот взгляд Рассела на искупительную жертву претерпел значительные изменения. 

Разрыв отношений не обошелся без скандала. Джеймс Пентон пишет: «Рассел обвинил Барбера в растрате денег, которые он – Рассел – вносил и рассматривал как свои личные». Издатель «Вестника утра», в свою очередь, нашел обвинения против новоиспеченного редактора «Башни», что вылилось в «сражение бывших партнеров за поддержку тех, кто получал эти два журнала, поскольку их читателями были одни и те же люди». И действительно, поссорившись с Барбером, Рассел предприимчиво не забыл «позаимствовать» у прежнего компаньона списки всех подписчиков.

Носитель тайного знания. Созданный в 1870 году кружок «по изучению Библии» в литературе ОСБ подается как точка отсчета современной теократии. Например, в журнале «Сторожевая Башня» за 15 января 2006 года (стр. 24) мы читаем: «Приблизительно в 1868 году Чарлз Тейз Расселл начал тщательно исследовать основные вероучения христианских церквей и обнаружил в них ряд расхождений с Писанием. Вместе с несколькими искателями истины Расселл образовал в Питтсбурге (США, штат Пенсильвания) группу по исследованию Библии. Теперь, спустя почти 140 лет, служители Иеговы возросли в знании и любви к Богу и его Слову».

Однако нигде не сказано ни слова о том, кто же они такие – «несколько искателей истины». В эту группу входили родственники Чарльза – его отец Джозеф и родная сестра Маргарет (которая впоследствии вместе с двумя дочерями займет должности в штаб-квартире организации). К кружку примкнула также поклонница Чарльза, его будущая жена и автор первого Устава Общества Сторожевой Башни - Мария. Впоследствии её сестра Мелинда станет новой женой Джозефа после смерти Анны Элизы, матери Чарльза. Таким образом, благодаря кружку по «изучению Библии» отец и сын, которые всегда были близки друг другу, смогли лучше познакомиться с будущими женами – родными сестрами.

Итак, созданный кружок представлял собой семейный клан, где Джозеф, безусловно, имел особый авторитет. Однако его больше интересовало не теологическое изыскание, а будущее сына – духовное и материальное. Было решено создать собственный орган печати для придания своим идеям публичного размаха, благо средств для этого искать не пришлось. 

Поначалу далеко идущих планов по формированию полноценной религии у Чарльза Рассела не было. Его взгляды в ту пору вообще были подчеркнуто демократичными, без налета величия, хотя уже тогда он не отрицал, что его «определенным образом направляет Бог». И этому, не в последнюю очередь, способствовали родственники. Джозеф всячески поощрял религиозные устремления сына, который, в свою очередь, с интересом относился к масонским взглядам отца. Сестра Маргарет буквально боготворила брата. Позднее, когда она займет место в штаб-квартире новой организации, её будут предприняты активные поездки в поддержку новоявленного Пророка. Например, будучи в штате Огайо, в местечке Пут-Ин-Бэй, она публично заявила об особом «избрании» Чарльза, его предназначении для религиозной деятельности «прежде своего рождения». Всяческая моральная поддержка и финансовая независимость явились тем плацдармом, который позволил Чарльзу открыть совершенно новую страницу своей жизни.

Первые пророчества. В качестве цели Рассел провозгласил независимое исследование Писания. Подобные благородные цели ставили перед собой многие из активных протестантов, давших начало новым религиозным движениям, и в этом Рассел был не одинок. Идеологической подоплекой в большинстве случаев служили ценности протестантской Реформации. Следует заметить, что для США XIX века вспышки религиозной экзальтации - печать времени. Сменяющие друг друга экономические кризисы приводили к массовому разорению фермеров и усилению безработицы в городах. И в этой обстановке неуверенности постоянно находились провозвестники конца света. Религиозные вспышки в ряде случаев охватывали население целых штатов, и наибольшее распространение получили секты, вероучение которых было связано с ожиданием второго пришествия Христа.

Согласно утверждениям Рассела невидимый приход Христа должен был наступить в 1874 году, а четыре года спустя, в 1878-м, все последователи Спасителя стали бы очевидцами его вмешательства в дела земли, падения «ложных религий» и воскрешения на небо верных христиан. Конечно, ничего подобного не произошло, поэтому с началом издания журнала «Сторожевая Башня» особый упор в пророчествах сместился на 1881 год, который должен был наступить совсем скоро. С ним также связывали надежды, что верные служители будут вознесены на небеса.

На фоне тиражируемых пророчеств росло число подписчиков журнала. В мае 1881 года «Сторожевая Башня» даже анонсировала точную дату, когда Рассел и его последователи примут духовные тела – после 2 октября того же года. А поскольку вновь ничего не произошло, постепенно акцент сместился на «адвентистский» 1914 год. Например, во втором томе «Исследования Писаний» (1889) говорилось: «Это означает ожидание великих событий, ожидание того, что в течение ближайших 26 лет все существующие правительства будут свергнуты и распадутся».

Какие бы истины и даты не копировал и не «открывал» Рассел, но именно активная пропаганда хронологии невидимого, - а значит бездоказательного, - прихода Христа, духовного воскрешения и конца мира имела колоссальную побудительную силу для присоединения подготовленной социальными условиями публики к вновь образованной религиозной группе. Постоянное заигрывание с датами создавало вокруг Рассела ауру носителя тайного знания, тем более, что он неустанно подчеркивал незыблемость установленных им дат. Например, в книге «Да придет царствие твое» (1891), он писал: «Второе пришествие мессии состоялось точно в октябре 1874 года... битва великого дня произойдет в 1914 году… Бог рассчитывает время точно, идеально точно… К концу 1914 года полностью исчезнет то, что Бог называет Вавилоном, а люди называют христианским миром». В «Сторожевой Башне» за июль 1894 года Рассел со всей определенностью заявлял: «Мы не видим основания менять даты — да и не могли бы их изменить. Мы верим в то, что это Божьи сроки, а не наши. Имейте в виду, что 1914 год означает не начало, а конец времени бедствий». 

Если Рассел рекламировал 1914 год как «конец времени бедствий», то современная организация «Свидетели Иеговы» давно отказалась от этих «Божьих сроков» и утверждает прямо противоположное: 1914 год – это «время начала», а не конца «бедствий». Как бы то ни было, упор на датах и сроках был и остается визитной карточкой ОСБ.

Библия от сатаны. Назвать подобное хронологическое манипулирование ошибкой одного только Рассела нельзя. Заниматься вычислением дат конца мира - это коллективный «ляп» многих религиозных групп. И хотя вполне можно допустить искренность веры Рассела в отношении собственных откровений, однако казуистика, которую он допускал в вычислениях, поражает воображение. Многие даты и сроки остались адвентистскими, а вот доказательства обросли поистине фантастическими подробностями. В ход пошел каждый дюйм египетской пирамиды Хеопса, которая, как пояснял Рассел, явилась воплощением «божественной мудрости» и «Библией в камне». При этом использовались детальные наглядные схемы, призванные добавить словам пущей убедительности. Вся эта мешанина дат, библейских сносок и непостижимых подробностей называлась «Божиим планом веков».

Здесь стоит заметить один немаловажный аспект. Египетская пирамида являлась важнейшим идеологическим символом масонов. К примеру, «Орден Тамплиеров» связывал возведение Пирамиды Хеопса и Храма Соломона с собственной историей. И до сих пор – как символ «вольных каменщиков» - пирамида фигурирует на долларах США. А в масонской книге «Знаки и символы людей древности» Великая Пирамида названа «первым и по сегодняшний день самым грандиозным Храмом масонов в мире». Нет сомнений, что религиозное мировоззрение Чарльза формировалось под влиянием масонских взглядов отца.

Рассел настолько увлекся Пирамидой, что эта тематика не сходила из его произведений до самой смерти. Более того, он самолично совершил две поездки в Египет, чтобы убедиться в точности своих расчетов. В книге «Да придет Царствие твое» (1891) пирамиде посвящено почти семь десятков страниц. В частности в главе 10 Рассел писал: «Свидетельство Божьего очевидца и пророка в камне - Большая пирамида в Египте… Голос этого чудесного "Свидетеля" возрождает в памяти слова нашего Господа: "Сказываю вам, что если [ученики] умолкнут, то камни возопиют" (Луки 19:37-40). Каждый дюйм этого массивного сооружения красноречиво свидетельствует о мудрости, силе и милости нашего Бога. Прочно заключенные в этом цельном скалистом сооружении контуры начертаний великого Божьего Плана смогли устоять в течение четырех тысяч лет, готовые дать свое свидетельство в условленное время». 

Несмотря на явную бездоказательность аргументов, Рассел, не переставая, пропагандировал свои тезисы. Современное Общество Сторожевой Башни очень часто пользуется подобным безапелляционным методом преподнесения «библейских истин», когда читателя лишают права воспринимать информацию критически, ссылаясь на авторитет Писания.

Одно из изданий «Божьего плана веков» было оформлено в языческом стиле с изображением крылатого солнечного диска, встречающегося не только в египетской мифологии, но и у масонов, к которым так тяготел Рассел

Стоит заметить, что в течение 50 лет учение о пирамиде являлось базой для всей хронологии Общества. Например, по расстоянию от «входного коридора» пирамиды до «входа в яму, изображающую великую скорбь и погибель», составляющих 3416 дюймов, определялась дата «начала времени скорби» (1542 год до н. э. + 3416 лет, что, без учета отсутствия нулевого года, привело Рассела к «пророческому» 1874 году).

Лишь в 1928 году, когда стало очевидно, что ни одна из анонсированных Расселом дат не сбылась, его преемник Джозеф Рутерфорд решил похоронить «Библию в камне». В журнале «Сторожевая Башня» за 15 ноября 1928 года он писал: «Логичнее прийти к выводу, что Большая пирамида в Гизе, равно как и прочие пирамиды тех мест, а также сфинкс, были построены правителями Египта и под руководством Сатаны Дьявола... Затем Сатана вложил свое знание в мертвый камень, который можно назвать Библией Сатаны».

Таким образом, легким движением руки «Библия в камне» превратилась в «Библию Сатаны», а хронология Общества лишилась своего фундамента. 

В журнале «Сторожевая Башня» за  1 января 2000 года (стр. 9,10) современные авторы ОСБ сообщают следующее: «Некоторые Исследователи Библии с головой ушли в измерение разных параметров пирамиды». Однако это были не «некоторые Исследователи Библии», а лично основатель организации. Далее авторы пишут: «Иегове не нужен памятник из камня, построенный языческими фараонами и содержащий демонические астрологические знаки». Если соединить два этих предложения, то мы неминуемо придем к единому выводу: по словам самих же писателей Сторожевой Башни, Рассел занимался откровенным демонизмом.

В течение полувека чертежи внутреннего устройства «Великой пирамиды» являлись основным наглядным пособием для последователей Рассела, как доказательство невидимого прихода Христа  

Первый Президент. Рассел продолжал неутомимо писать статьи для своего журнала и издал множество книг. Наиболее известной его работой являются шесть томов «Исследования Писаний». Вокруг новоявленного Пастора (так называли Рассела со времен первого кружка) собиралось все больше интересующихся людей. Кружки читателей «Сторожевой Башни», или Исследователей Библии, увеличивались числом, что требовало нового подхода.

В 1881 году была зарегистрирована корпорация «Общество Сионской Сторожевой Башни и трактатов». В соответствии с приобретенными акциями первым Президентом стал банкир из Пенсильвании Уильям Конли. Отец Рассела Джозеф занял должность вице-президента, а сам Чарльз - секретаря-казначея. Такая ситуация продлилась до 1884 года, когда Чарльз Рассел принял бразды правления в качестве Президента Общества. С тех пор именно его считают первым Президентом, а личность друга Джозефа, банкира Конли, до начала 1990-х годов оставалась не афишируемой. Первый Устав Общества был написан супругой Рассела Марией, которая также активно поддерживала начинания мужа. 

Хотя согласно законодательству корпорация имела Совет директоров (в состав которого вошла и Мария), все находилось под абсолютным контролем Чарльза Рассела. В «Сторожевой башне» за 1 декабря 1916 года, то есть сразу после его смерти, было опубликовано завещание, в котором он передал Обществу права на свои труды, «давая ясно понять, что при жизни будет полностью контролировать все интересы этих публикаций, а после смерти дела должны вестись в соответствии с его пожеланиями».

Либеральный Пастор. Взаимоотношения с другими кружками (собраниями) Исследователей Библии строились на демократических принципах. В своей книге «Вера на марше» (1957) Александр Макмиллан (ведущий сотрудник штаб-квартиры ОСБ) пишет: «В основном Рассел оставлял право решать, как выполнять свои обязанности, лично каждому». Руководители собраний выбирались на местах, а группы действовали относительно автономно. Критика в адрес Пастора хотя и не приветствовалась, но не приводила к каким-либо карательным санкциям. Джеймс Пентон в книге «Отложенный Апокалипсис» задается вопросом: «А что если наблюдалась ересь? Те, кто был не согласен с большинством, могли просто сформировать другой кружок и при этом остаться в Обществе Исследователей Библии до тех пор, пока не отрицают фундаментальные верования. При этом, оставив бывший кружок, они не должны были вмешиваться в его деятельность».

Комментируя стих из библейского Послания к Римлянам 14:5, где говорится: «Иной отличает день ото дня, а другой судит о всяком дне равно. Всякий поступай по удостоверению своего ума», в книге «Новое творение» (стр. 326-328,449,450) Рассел сделал следующий вывод: единство важно, но не ценой доктринального однообразия, выявляя, таким образом, терпимость к инакомыслию.

Даже водное крещение не являлось абсолютной необходимостью, если человек имел возражения. По сути, девизом ранних Исследователей Библии служили слова из «Сторожевой Башни» за апрель 1894 года: «В главном – единство, в мелочах – милосердие». В понятие «главное» входило признание Христа как господствующего Царя и Искупителя.

Рассуждая о вопросах дисциплины и конфликтных ситуациях, Рассел писал: «Слово Господа не утверждает суда старейшин или кого-то еще». Он был уверен, что принцип из Матфея 18:15-17 и есть единственное незыблемое указание Господа, иначе «это станет возвратом к временам средневековой инквизиции». В этом библейском отрывке говорится: «Если же согрешит против тебя брат твой, пойди и обличи его между тобою и им одним… если же не послушает, возьми с собою еще одного или двух, дабы устами двух или трех свидетелей подтвердилось всякое слово; если же не послушает их, скажи церкви».

Иными словами, Рассел считал, что любые трудности в христианской общине необходимо разрешать путем открытого диспута, а не административными методами. Современная организация «Свидетели Иеговы» учит совершенно иному подходу. Под словами «скажи церкви» (собранию) рядовые члены должны понимать «скажи представителям церкви», то есть старейшинам, которые, в отличие от времен Рассела, не избираются, а назначаются сверху («Сторожевая Башня» за 15 июня 2009 года, стр. 24). При этом не наделенные властью верующие не имеют права голоса, а процедура разбирательств проводится при закрытых дверях. Таким образом, полностью игнорируется принцип из Матфея, глава 18, что, по словам Рассела, является «возвратом к временам инквизиции».

Совершенно очевидно, что на первых порах основатель движения желал исключить любое насильственное действие, ставя во главу угла христианскую свободу. Однако многие Исследователи Библии желали, чтобы их движение было персонифицировано, приобрело все отличительные особенности настоящей религии с собственным брендом, а не просто разбросанные по стране читатели литературы Рассела. Кажется поразительным, но сам Пастор был первым противником такой идеи. В «Сторожевой Башне» за 15 сентября 1895 года он писал: «Остерегайтесь организации. В ней нет абсолютно никакой необходимости. Библейские правила — единственные, которые вам понадобятся. Не старайтесь господствовать над совестью других и не позволяйте другим брать верх над вашей».

Даже 14 лет спустя в книге «Новое творение» (1909) такой взгляд был подтвержден: «Является или нет человек  новым  творением,  будет проверяться не по тому, был ли он членом какой-либо земной организации, но был ли он в единстве с Господом». В «Сторожевой Башне» за февраль 1884 года Рассел рассуждал по поводу наименования движения: «Каким именем можно назвать эту Церковь? Мы ответим: именем того, кто основал и дал ей начало — Христа…. Мы не признаем никакого другого имени… Мы называем себя просто христианами и не воздвигаем никакой преграды между собою и любыми другими людьми, которые верят в упомянутый Павлом краеугольный камень».

Позднее, в 1915 году, Рассел вспоминал: «Как-то раз ко мне зашел пастор реформаторской церкви. Он поинтересовался, как я руковожу своей церковью. Я сказал ему: "Брат, у меня нет никакой церкви… есть только одна церковь. Если Вы принадлежите той церкви, значит принадлежите и нашей". Он удивленно посмотрел на меня и сказал: "У Вас есть организация. Сколько в ней приверженцев?" Я ответил ему: "Мне это неизвестно - мы не держим списки членов… Их имена написаны на небесах"».

Эти свободолюбивые слова вполне соответствуют духу и букве Библии (Деяния 11:26; 2 Коринфянам 1:24). Более того, они показывают, что Рассел и его единомышленники не признавали себя единственной организацией Бога, и не думали, что только они смогут достичь «Божьей благодати». Организационное устройство - в привычном для современного Общества Сторожевой Башни понимании – рассматривалось как потенциальная опасность духовной свободе. 

Сегодня в ОСБ не только «держат списки» всех своих членов, но и аккумулирует у себя постоянно пополняющуюся информационную базу детальных отчетов каждого из них. Существуют также «списки» членов, изгнанных из организации, причем подробные протоколы сохраняются даже после их смерти.

Виток самомнения. В либеральных рассуждениях Рассела присутствовал и меркантильный интерес. По этому поводу в книге «В поисках христианской свободы» Реймонд Френц приводит слова Рона Фрая, в прошлом районного надзирателя Свидетелей Иеговы: «Небольшая группа последователей [Рассела] не имела долгой истории. Утверждая, что у Бога не было постоянно существующей организации на земле — монолитного христианского собрания, что Бог ведет дела по-другому, они старались приуменьшить значение того, что у них самих не было организации с продолжительной историей. Таким способом единомышленники Рассела могли (в собственных глазах) принизить статус существующих на земле церквей, у которых своя история была, и успокоиться по поводу отсутствия истории собственной».

Такая оценка имеет право на существование хотя бы потому, что реальные шаги Рассела, особенно в последние годы жизни, говорят об укреплении авторитарного стиля руководства. И приведенная выше цитата Пастора, датируемая 1915 годом – всего лишь стремление выдать желаемое за действительное, поскольку к тому времени организация уже имела кое-какую историю, и ее вектор движения изменился.

Будучи широко известным, в июле 1906 года, отвечая на вопросы читателей «Сторожевой Башни», Ч. Т. Рассел писал: «Истины, представленные мною как глашатаем Божьим, не были открыты мне в видении или во сне… Но эти явственно раскрывающиеся истины не явились плодом человеческого воображения или остроты восприятия; они явились потому, что настало назначенное Богом время; и если бы я не стал говорить, и не нашлось бы никого другого, сами камни возопили бы об этом».

В октябре 1906 года в «Сторожевой Башне» Рассел высказал мнение своих «друзей», которым приписывалось следующее убеждение: «У Господа должно быть не несколько каналов для распространения истины, а только один… [Сотрудники] получили знания о настоящей истине напрямую из литературы Общества Сторожевой Башни… Поэтому они с радостью сотрудничают в качестве «соработников» в делах Общества, считая, что таким образом они отзываются на руководство Божьего провидения и на указания из Божьего Слова. Они убеждены, что те, кто поступает иначе, противятся Божьему слову, сопротивляются делу жатвы и сами навлекут на себя погибель».

Итак, изменение в приоритетах более чем очевидно. С одной стороны, Рассел со знанием дела объясняет недостатки организации как таковой, но тут же дает понять, что он (или Общество) – эксклюзивный «канал истины». И хотя структура власти была еще далека от того, чтобы называться авторитарной, начало процессу, против которого когда-то так яростно выступал Пастор, было положено. В «Сторожевой Башне» за 15 сентября 1910 года перу Рассела принадлежало утверждение, что «люди не могут распознать Божьего плана, изучая Библию саму по себе», и «если человек отложит мою книгу [«Исследования Писаний»] и попытается читать одну только Библию, то через два года окажется во тьме». «Шесть томов моей книги, – писал Рассел, - это не просто комментарии к Библии, но сама Библия».

В ранее процитированном журнале «Сторожевая Башня» за 1 октября 1906 года Рассел уверенно заявлял: «Проигнорировать данное Господне руководство и при личном изучении Библии не принимать во внимание посланного Господом учителя — значит бесчестить Господа, пославшего учителя, и отклонять Его помощь… Это равнозначно тому, как свинья идет валяться в грязи, а пес возвращается на свою блевотину… Тома "Исследования Писаний" практически и есть Библия в упорядоченной, систематизированной форме. Изучение Библии [без его книг] часто вызывает пустые споры, разногласия». 

В этой связи автор книги «Царство культов» Уолтер Мартин выразил следующую мысль: «Культовые системы стремятся подпереть сверхъестественным любые свои заявления, направленные на управление рассудком их последователей». В данном случае, Рассел без каких-либо колебаний обожествляет свои труды, приравнивая их к откровениям свыше. Подобные заявления можно расценить не иначе как нескромные и безответственные. Однако, если взять в руки любой номер современной «Сторожевой Башни», то в них обязательно найдутся очень схожие мысли о божественном предназначении и уникальности организации и ее руководства.

Укрепление власти. Публикуемые и реализуемые на практике взгляды Рассела, - по природе человека открытого и доброго, - в последние годы его жизни заложили основу для централизации власти, идеологического контроля и карательных санкций. Наступала эра доктринального диктата под вывеской «Теократическая Организация». Принятие учений Библии на основании личного понимания становилось невозможным. «Истина» уже не лилась с ее страниц живительной влагой, а «спускалась» директивами из кабинета вождя. Без публикаций Общества Библия стала бесполезной и даже опасной (с ней можно «уйти во тьму», она «вызывает пустые споры и разногласия»). Именно такой подход и реализуют современные Свидетели Иеговы!

Началом централизации власти можно назвать 1894 год, когда произошел первый серьезный раскол в организации. Несогласные выдвинули обвинения против Рассела в жестком доминировании и даже привлекли на свою сторону его супругу. Пастор стремился снизить градус недовольства и сплотить разрозненные и потенциально вольнодумные кружки Исследователей Библии, «спаять» их в религиозный монолит. Для этой цели был предусмотрен институт пилигримов (или разъездных надзирателей), в обязанность которых входило регулярное посещение отдельных кружков верующих.

В книге Свидетелей Иеговы «Возвещатели» (стр. 222) по этому поводу говорится: «Были приняты меры, чтобы хорошо подготовленные представители Общества стали посещать собрания более регулярно, помогая Исследователям Библии расти в познании истины, больше ее ценить и сближаться с соверующими». Но эти слова не отражают основной цели нововведения. Если раньше на местах допускались доктринальные отступления, то теперь появилась «помощь» в насаждении единообразия.

Уже в следующем 1895 году всем кружкам будет рекомендовано изучать труды Рассела под общим названием «Исследования Писаний», которые 15 лет спустя сам же автор назовет «более важными, чем Библия». А в «Сторожевой Башне» за январь 1913 года Рассел будет критиковать тех, кто преподносит перед последователями собственное теологическое видение, идущее вразрез с его трудами, поскольку «это не мысли Христа, апостолов и пророков».

В 1905 году Рассел произвел на свет очередное «изобретение» - так называемые «Верийские Исследования», где стих за стихом разбирались разные части Библии. Свободное обсуждение Писания заменялось пересказом рассуждений одного человека. Более того, «Верийские Исследования» стали частью Библии. Согласно книге «Возвещатели» (стр. 606), «в 1907 году Исследователи Библии выпустили свое издание "Библии короля Якова", в котором имелось приложение под названием «Верийские исследования Библии»… включавшее в себя краткие комментарии к стихам из всех частей Библии, а также ссылки на публикации Общества Сторожевой Башни, в которых давалось более полное объяснение. Примерно через год вышло издание с расширенным приложением».

Из глубоко личной духовной книги, Библия все больше становилась технической литературой культа, где каждый стих требовал дополнительных пояснений и инструкций. Принцип самодостаточности Писания, изложенный во 2 Тимофею 3:16,17, потерял актуальность. Политика современной организации «Свидетели Иеговы» не просто придерживается той же логики, – что Библия без публикаций Общества бесполезна, - но базируется на ней. Несмотря на то, что в литературе ОСБ часто звучат призывы читать Библию, а на здании типографии в Бруклине когда-то были записаны слова «Читай Божье слово, Библию, каждый день», на практике личное понимание не может отличаться от изложенного в публикациях. Если размышление над Писанием приведет Вас к выводам, не согласующимся с пониманием высшего руководства, и об этом станет известно, Вы будете обязаны либо отказаться от них, либо вас исключат из организации.

Как видим, характерная для Рассела терпимость к инакомыслию постепенно дала трещину. В его руках сосредотачивался все больший контроль над верой и волей адептов, и уже после смерти этот вектор станет преобладающим.

Несбывшиеся «обещания Создателя». Рассел дожил до 1916 года и воочию убедился, что ни одно из его пророческих предсказаний не сбылось, а их было более тридцати. Даже 1914 год, на который возлагались колоссальные надежды, не принес ничего, кроме разочарований. Поэтому Рассел продлил срок «окончания времени бедствий» до октября 1915 года, «ведь ошибка не может быть слишком большой», а перед смертью указал на новую дату – 1918-й. Военные действия в Европе, кажется, подавали, пусть призрачный, но намек на подвижки в исполнении пророчеств. Однако дальнейшие события поставили крест на всех без исключения надеждах. 31 октября 1916 года новоявленный пророк умирает, а два с половиной года спустя закончилась и Первая Мировая война, но не апокалипсисом, а Версальским мирным договором.

В предсмертных трудах Рассел предпринял настойчивые попытки оправдаться. В работе «Свидетели Иеговы. Влияние милленаризма на поддержание религиозной секты» Мелвин Керри поясняет, что Рассел «начал отрицать свою вдохновленность и заявлял, что его предсказания были основанными на вере и поэтому могли быть ошибочными, при этом продолжая утверждать, что библейские доказательства настолько очевидны, что "вера в хронологию становится по сути знанием"».

В октябре 1916 года в предисловии к новому изданию книги «Время близко», Рассел постарался приуменьшить значимость того, что его предсказания относительно 1914 года оказались неверными: «Это была естественная ошибка, в которую мы попали, но Господь все изменил так, что это оказалось благословением для Его народа. Мысль о том, что Церковь будет собрана в славе до наступления октября 1914 года, без сомнения, оказала очень стимулирующее и освящающее влияние на тысячи людей, каждый из которых может за это славить Господа — даже из-за ошибки».

Таким образом, вина за лжепророчества перекладывалась не только на коллективные плечи последователей, но и на самого Господа, который путем ошибок ведет свой народ. В этой связи интересна интерпретация собственной истории Обществом Сторожевой Башни. В книге «Возвещатели» (стр. 62) приводятся слова Рассела, написанные им в феврале 1916 года: «Мы не желали исполнения своей воли, и, когда в октябре 1914 года наши ожидания не оправдались, мы были рады, что Господь не изменил Своего Замысла в угоду нам».

Вырывая цитаты Рассела, элита организации желает создать впечатление, будто все обозначенные им «Божьи сроки» были настолько незначительны, что их неисполнение могло только обрадовать. Но стоит вспомнить и другие высказывания. Например, из «Сторожевой Башни» за 1 октября 1906 года: «Проигнорировать данное [Расселом] Господне руководство — значит бесчестить Господа, пославшего учителя». Подобных высказываний множество, и все они никак не вяжутся с пространным и откровенно запоздалым заявлением о несовершенстве Пророка.

В книге «Возвещатели» далее говорится: «Исследователи Библии не "водворились" на небе в октябре 1914 года. Тем не менее времена язычников в том году все же закончились». То есть лжепророчества, имевшие фундаментальное значение, интерпретируются в совершенно чуждом ракурсе. Предсказанные «водворение на небеса» и разрушение всей структуры человеческого общества - явления эмпирические, то есть их вполне можно было бы наблюдать воочию. Поскольку ничего из этого не произошло, а игнорировать факты невозможно, ОСБ приходится максимально принижать пророческий статус откровений. Членам организации предлагается верить, что в 1914 году произошло нечто более важное – не обещанный конец света, а окончание гипотетических «времен язычников» и начало «последних дней», которые длятся уже более ста лет. 

В журнале «Сторожевая Башня» за 1 мая 1998 года (стр. 14) говорилось: «По мере приближения 1914 года помазанные христиане стали отделяться от вероломного христианского мира… проповедуя надвигающийся конец "времен народов". Однако, ничего столь эфемерного «помазанные христиане» не проповедовали. Суть их вести сводилась к вполне конкретным «обязательствам» Создателя. В современных публикациях Свидетелей Иеговы даты, провозглашенные Расселом, либо умалчиваются, либо упоминаются вскользь. И начало подобной идеологии самооправдания было положено последними годами жизни Провидца.

Долгий развод. И все-таки, последние годы жизни Чарльза Рассела могут вызвать только искреннее сочувствие. Семейные проблемы, внутриорганизационные разногласия и критика извне не могли не повлиять на душевное равновесие и физическое здоровье уже не молодого мужчины.

Постоянные тяжбы с женой не закончились даже после развода. Женщина, многие годы публично защищавшая мужа, стала его первым заклятым врагом. Мария Рассел занимала пост помощника редактора «Сторожевой Башни», но в 1886 году покинула его из-за разногласий с мужем, однако до 1900 года оставалась в Совете директоров. С 1897 года Чарльз и Мария стали жить раздельно и только спустя почти десять лет (в 1906 году) Мария Рассел добилась официального развода.

Взаимоотношения Чарльза и Марии изначально носили, мягко говоря, не совсем стандартный характер. Когда-то, в период деятельности кружка по изучению Библии, Мария была искренней последовательницей Пастора. Считается, что причиной их разрыва был недостаточный интерес Чарльза к физической близости. С первых дней семейной жизни между супругами реализовывалось соглашение на основе их понимания стиха из Евангелия от Матфея 19:12, где говорится: «Ибо есть скопцы, которые из чрева матернего родились так; и есть скопцы, которые оскоплены от людей; и есть скопцы, которые сделали сами себя скопцами для Царства Небесного». Такой подход к семейной жизни в принципе исключал интимные отношения и, как ни странно, превращал брак в подобие целибата. Об этом совершенно откровенно было заявлено в отчете о смерти Чарльза Рассела в журнале «Сторожевая Башня» за 1 декабря 1916 года. Но этот многозначительный факт так и не попал в книгу «Возвещатели», анонсированную как «откровенная история об организации», так как ее основной автор Карл Адамс после совещания с Руководящим советом вынес вердикт, что «подобная информация может вызвать в стаде преткновения».

При разводе супругов адвокатом Марии было выдвинуто обвинение, что она «лишена одного из главных удовольствий жизни». Однако существует мнение, что истинной причиной размолвки явилось не слабое либидо мужа, а подчеркнуто феминистские наклонности Марии, которая желала большей власти, поскольку была образованней, чем супруг, считала себя недооцененной, и требовала печатать свои статьи без внутренней цензуры.

Мария действительно была далеко не тихой домохозяйкой, но все-таки приписывать ей крайности, – как делают современные ревизионисты от ОСБ, – было бы несправедливо. Известно, что во время слушаний Мария была удовлетворена в иске, поскольку сумела убедительно доказать, что ее бывший супруг виновен в систематических оскорблениях и распространении сплетен по поводу ее властолюбивых наклонностей. Также Расселу было предъявлено обвинение в неподобающем поведении с несовершеннолетними девушками. Пастор действительно имел привычку сажать на колени и гладить детей, однако далеко не все были в восторге от подобного проявления христианских чувств.

Хотя соглашение об «оскоплении» - дело абсолютно добровольное, не вызывает сомнений, что Рассела гораздо больше интересовала религиозная карьера, нежели семейная жизнь. Безусловно, Мария была сексуально неудовлетворенной женщиной, которая к тому же часто проявляла ревность, когда ее муж отдавал душевное тепло, силы и время другим женщинам, - в том числе совсем юным, - в качестве заботливого Пастора. Кроме того, его взгляд на секс как на недуховное занятие был широко известен среди Исследователей Библии и немалое число наиболее верных движению верующих строили свою семейную жизнь по принципу: хоть мы и семья, но спим отдельно.

На нездоровых отношениях супругов не раз играли те, кто был настроен оппонировать Расселу. В 1894 году его обвинили в доминировании и деспотизме, а Мария какое-то время занимала сторону несогласных, но вскоре стала активно защищать мужа и заявила, что их брак вполне счастливый. Именно в то время – в 1895 году - Мария назвала супруга «верным и благоразумным рабом» из библейской книги Матфея 24:45-47. Наравне с мужем, Мария считала себя частью «верного раба» по аналогии с тем, как у тела есть две руки и ноги, а у головы - два уха. Удивительно, но учение о «верном и благоразумном рабе» станет краеугольным камнем организации «Свидетели Иеговы», от которого и по сей день зависит легитимность религиозной власти.

Кажущаяся идиллия супругов просуществовала не долго, и уже в 1897 году произошла окончательная размолвка. Теперь, как утверждала Мария, ее муж превратился в «злого раба». В дальнейшем Рассел поставил жесткие условия, при которых было бы возможно возвращение жены. Ну а Мария, в свою очередь, устроила мужу публичный суд общины, на котором обвинила его в нечестности и жестокости. Она не только настраивала против Рассела отдельные кружки Исследователей Библии, в том числе и чисто женский, где выступала перед аудиторией, но также выпускала и распространяла трактаты с разоблачениями «деспотичного Пастора», и в качестве доказательств использовала их частную переписку, чем не на шутку разгневала бывшего возлюбленного. 

В Библии, в Первом Послании Тимофею 3:5 говорится: «Ибо, кто не умеет управлять собственным домом, тот будет ли [заботиться] о Церкви Божией?» Именно эти слова легли в основу многих обвинений против Пастора как «безответственного семьянина». Надо признать, что в 1906 году, сразу после развода, Рассел описал многие из своих семейных перипетий. Однако целью его откровений было не желание раскаяться и исправить положение, а, по большому счету, оправдаться перед паствой, дабы развенчать наиболее устойчивые мифы. Например, он умолчал об отказе выплатить своей бывшей жене денежную компенсацию, хотя являлся при этом обладателем большинства акций собственного предприятия.

В своем завещании от 1907 года Рассел написал: «Я передал Обществу Сторожевой башни все свое личное имущество (кроме небольшого персонального банковского счета… приблизительно на двести долларов, которые должны быть выплачены моей жене, если она переживет меня)». Вряд ли Президента Общества можно охарактеризовать словом «щедрый», тем более что столь незначительная сумма, равная стоимости двадцати акций Общества, могла стать реальностью лишь в случае его смерти. Кстати сказать, после кончины Рассела его преемник Джозеф Рутерфорд найдет в его кабинете тайник, о котором в штаб-квартире ходили легенды. В нем находилось золото, эквивалентное 70 тысячам долларов, и 30 тысяч долларов наличными. Помимо этого были обнаружены правительственные облигации на сумму 62 тысячи долларов. На сегодняшний день стоимость тайника составила бы не менее 5 миллионов долларов, причем без учета роста цен на золото. Всё это богатство позволило Рутерфорду скупить в личное пользование крупную недвижимость. 

В книге «Возвещатели» авторы ОСБ, касаясь эпопеи с разводом Расселов, описывают Марию в самых темных тонах. Более того, на странице 646 сообщается, что во время похорон Пастора непокорная супруга все-таки принесла «запоздалые извинения». Столь невероятный вывод основан на воспоминаниях одной из участниц похорон, якобы заметившей, как Мария, спрятав лицо за вуалью, положила возле гроба ландыши, обвязанные лентой, на которой кто-то успел прочитать слова: «Моему любимому мужу». Из всей этой истории в журнале «Сторожевая Башня» за 1 августа 1994 года (стр. 22) делается вывод: Мария по-прежнему признавала Пастора своим мужем. Желание Общества преподнести Марию, как глубоко раскаивающуюся в содеянном, вполне понятно. Но факты биографии никак не соответствуют выводам организации. Между возможным присутствием Марии на похоронах и ее отношением к бывшему супругу нет никакой связи.

Новые бунты. В 1909 году произошел второй мощный раскол - выход из Общества нескольких сот человек, образовавших отдельное течение. Если раньше Рассел порвал с Барбером на основании несогласия с трактовкой искупительной жертвы, то теперь уже были принципиально несогласные с самим Пастором, не желающим уступать оппонентам. Как пишет Джеймс Пентон, Рассел, заняв непримиримую позицию, «способствовал возникновению сектантства, против которого так настойчиво выступал».

Он стал утверждать, что, как Иисус, так и «члены тела Христова» (всего 144000) одинаково участвуют в посреднической искупительной работе. Нечто подобному он учил еще во времена Барбера, но впоследствии отказался от данной трактовки. Логика рассуждений была такова: Новый Завет не касается человечества до тех пор, пока все члены Церкви, или «тела Христова», не умрут жертвенной смертью, чтобы воскреснуть на небесах и объединиться с Господом. Иными словами, ценность искупительной жертвы будет действовать с момента объединения «головы и тела», а сами 144000 не нуждаются ни в каком посреднике. Такой взгляд на учение об искуплении и в целом на Новый Завет повергнул в шок многих ближайших соратников, и теперь настало время спасать это учение от самого Рассела.

Стоит заметить, что учение об искупительной жертве в современной организации «Свидетели Иеговы» схоже с поздними взглядами Рассела, хотя и обросло массой необыкновенных подробностей. Например, считается, что только 144000 «помазанных духом» состоят в Новом Завете. В отличие от всех остальных, они «объявляются праведными и становятся чистыми» перед Богом уже сегодня («Сторожевая Башня» от 1 января 2007 года, стр. 23). Утверждается, что весь Новый Завет записан прежде всего для них.

Вторым камнем преткновения для соратников Рассела стала его необычная клятва, данная в 1908 году. Джеймс Пентон пишет, что «развод Пастора привлек внимание к вопросу о надлежащем поведении между мужчинами и женщинами среди Исследователей Библии», поэтому Рассел принес публичную клятву, смысл которой заключался в следующем: он обещал вести себя наедине с женщиной так, как если бы они находились на публике, всячески избегая оставаться с ней в одном помещении, если дверь не будет открыта настежь. Подоплекой «обета Господу» служили слухи о заигрывании с молодыми особами и супружеской неверности Рассела. И хотя никаких доказательств этому никогда не предъявлялось, против клятвы никто бы не возразил, если бы не одно «но». Рассел потребовал принести подобную клятву каждого полновременного и частично занятого представителя Общества и членов семьи Вефиль (штаб-квартиры). Более того, все эти люди в письменной форме должны были известить Рассела о том, что дали такой обет, и их имена были бы внесены в специальный список, доступный для ознакомления. Кто-то так и поступил, но оказалось немало тех, кто рассматривал подобную идею как завуалированную форму выкручивания рук на предмет лояльности Пастору. Это была последняя капля терпения двух сотен его соратников. Было образовано новое движение «Защитники Нового Завета» (апологеты), и ее участникам Рассел предложил остаться в лоне Исследователей Библии. Однако для них это было уже неприемлемо. Таким образом, ставшие более чем очевидными процессы централизации и унификации, неминуемо приводили к оппозиционным настроениям.

В это почти невозможно поверить, но суть клятвы, которую соратники Рассела рассматривали как выкручивание рук, является обычной практикой современных Свидетелей Иеговы. Для мужской части собрания считается обязанностью «всячески избегать оставаться с женщиной в одном помещении, если дверь не будет открыта настежь», поскольку общение наедине может спровоцировать сексуальное влечение. В «Сторожевой Башне» от 15 сентября 2006 года (стр. 26) и 15 октября 1996 года (стр. 17) говорилось: «Когда старейшине необходимо поговорить с сестрой наедине, он делает это на виду у других, например в Зале Царства… Старейшинам следует быть особенно осторожными, когда они помогают сестрам в собрании. Посещая [дома] сестру, нуждающуюся в совете и утешении, старейшине не следует оставаться с ней наедине». 

Следуя обету Рассела, журнал «Сторожевая Башня» за 15 ноября 1991 года (стр. 22) напоминает, что «обнять сестру по-отцовски» также является крайне опрометчивым поступком: «Наблюдалось, что некоторые старейшины обнимали сестру по-отцовски. Но они могли обманывать самих себя, так как вместо чисто христианской братской любви такой жест мог бы быть вызван романтическим импульсом». И хотя подобные правила лишь подливают масла в огонь, заставляя мужчину думать не столько о «совете и утешении», сколько об обеспечении условий, при которых не произойдет непреднамеренного соития, все-таки дух и буква Рассела живет и процветает. Даже в специальной книге, предназначенной для подготовки ко вхождению в организацию, есть напоминание: «Старейшина никогда не должен проводить обсуждение с желающей креститься сестрой наедине» («Организованы, чтобы исполнять волю Иеговы», 2005, стр. 217).

Святой или Мошенник? Часто, касаясь деятельности Рассела, немалое число авторов называют его искусным мошенником и шарлатаном от религии, а в качестве аргумента приводят историю с чудо-пшеницей. Эта история берет начало в 1911 году, когда два Исследователя Библии пожертвовали Обществу чуть более 1000 литров «особо производительной» пшеницы. Рекламу напечатали в «Сторожевой Башне» и в итоге было выручено 1800 долларов «на дело Общества». Однако проданный мутант оказался совсем неплодоносным. Сторонники Рассела считают, что Пастор ничего от этой сделки не получил и был полностью в ней уверен, поскольку считал, что чудо-пшеница является знамением будущих райских условий на земле. Он даже подал иск на одну из бруклинских газет, обвинивших его в откровенном обмане, но в итоге проиграл дело.

Двусмысленность ситуации состоит в том, что, во-первых, возбудив дело о клевете, Рассел потребовал ни много ни мало 100 тысяч долларов за нанесенный ущерб, чем лишь усугубил положение в глазах критиков. Во-вторых, нанятые специалисты исследовали рекламируемое «пятикратно увеличивающее производительность чудо-зерно» и пришли к единогласному выводу о том, что проданная культура крайне неплодоносна. В итоге, опровергнуть вердикт газеты, что религиозный культ Пастора - это путь к выкачиванию денег, не представилось возможным.

Ближайший соратник Рассела, казначей Общества Ван Амбург отказался взять груз ответственности на себя и дать откровенные показания своей роли в этой истории, а она была далеко не последней. Ван Амбург заявил на суде, что Общество «не отвечает за свои расходы ни перед кем, кроме как перед Богом». Суд счел подобные высказывания как отказ признать вину, а Расселу ничего не оставалось, как ретироваться. Стоит добавить, что после смерти Рассела Ван Амбург станет верным сторонником следующего Президента Общества Джозефа Рутерфорда, и финансовые дела ОСБ будут вестись втайне не только от «внешних», но даже от собственного Совета директоров.

Следующей напастью стало так называемое кругосветное путешествие. В фильме Общества Сторожевой Башни «Вера в действии» Рассел представлен как облаченный в головной убор туриста величайший проповедник всех времен и народов, давший начало международной проповеди благой вести. Однако все было далеко не так изящно.

На протяжении столетий проповедованием Евангелия на языках многих народов занималось немалое число христианских движений, и изображать Рассела неким миссионером-универсалом, значит принижать мотивы и достижения других религиозных групп. Но в миссионерстве Рассела действительно была некоторая «изюминка».

Существуют убедительные доказательства, что в ряде мест его проповедь явилась не чем иным, как форменной бутафорией. Как писала в те дни газета «The Brooklyn Daily Eagle», «здоровье Пастора не подходило к климату Бруклина», и он предпринял поездку вокруг света. Сделав первую остановку на Гавайях для дозаправки судна углем, Рассел не выступал перед публикой. Однако газеты, с которыми были заключены контракты, тут же опубликовали длинные пассажи о его проникновенных речах, которые местное население слушало с чрезвычайным вниманием. В книге «Царство культов» Уолтер Мартин уточняет подробности: «Известно, что у «пастора Рассела было богатое воображение, но, оказывается, он способен еще и выступать с воображаемыми проповедями… Желая получить более точную запись выступления пастора, The Brooklyn Daily Eagle отправил телеграмму редактору газеты Hawaiian Star, издающейся в Гонолулу, и получил ответ: "На ваш запрос от 19 декабря о пасторе Расселе, в течение нескольких часов находившемся в Гонолулу с библейским студенческим комитетом по изучению зарубежных миссий, сообщаем, что ни с какими речами он не выступал. Уолтер Т. Смит, редактор газеты"». И это была далеко не единственная фиктивная миссия.

В 1913 году Рассел столкнулся с новой напастью в лице Пастора баптистской церкви Росса, который нанес ему сокрушительный удар, сделав при этом инициатором собственного разоблачения. Расселу не помог даже пламенный юрист Джозеф Рутерфорд, ставший впоследствии его преемником. Росс не просто осмеял очередного религиозного Мессию, но заявил о «губительном антибиблейском и антихристианском учении человека без образования».

Сначала Рассел утверждал, что все высказывания Росса – гнусная клевета. Но, поскольку присяга в суде подразумевала рукоположение на Библию и клятву говорить «правду и ничего, кроме правды», то вскоре Пастор встал перед нравственной дилеммой. Когда его попросили опровергнуть утверждение Росса о его – Рассела - полной некомпетентности в знании систематического богословия и оригинальных библейских языков, Рассел стал утверждать, что, конечно же, знает древнегреческий алфавит. Когда ему показали список греческих букв, Рассел заявил: «Я не уверен, что смогу их назвать». После некоторой запинки ему пришлось признать, что он совершенно не знаком с греческим алфавитом, не говоря уже о языках, в том числе латинском и иврите. Как комментирует данный инцидент Уолтер Мартин: «Пастор вынужден был признать, что солгал. И неважно, признает "Сторожевая Башня" его вину или нет. "Пастор" под присягой дал заведомо ложные показания. Можно ли доверять учению такого человека?»

Также Рассел утверждал, что он был официально рукоположен в священники. Однако Росс указал на лживость данного заявления, с чем заявитель категорически не согласился. И хотя титул «Пастор» - личное изобретение Рассела времен кружка по изучению Библии (еще до первых номеров «Сторожевой Башни»), лишь после дополнительных вопросов он признал, что никогда рукоположен не был. Когда вопрос коснулся его аморального поведения по отношению к жене, – о чем Росс также не преминул упомянуть, - Рассел заявил, что не считает себя разведенным и не обязан выплачивать жене какую-либо компенсацию (при этом официальный развод с присуждением компенсации состоялся почти семь лет тому назад). Поэтому решение суда присяжных было вполне предсказуемым.

Карл Адамс, курировавший работу над книгой «Возвещатели» (1993), имея на руках информацию о столь значительном - с точки зрения общественного резонанса – событии, не посчитал нужным внести ее в труд по «откровенной истории организации», а ведь судебный процесс не сходил с первых полос многих газет.

Можно по-разному интерпретировать данную судебную тяжбу, но остается без ответа один вопрос: зачем вообще Рассел ввязался в процесс, зная наверняка, что желчные выпады Росса, тем не менее, легко доказуемы. Отношения Рассела с женой вызывали смятение даже в близких к нему кругах, а эпизод с «чудо-пшеницей» вообще превращал в посмешище. И все-таки, он пошел в схватку, в которой ему грозил беспрецедентный нокаут. Рассел знал, что не был достаточно образован для проведения теологических исследований и не имел официальных полномочий для присвоения титула «Пастор».

Свидетели Иеговы утверждают, что образованность не играет никакой роли в духовных вопросах. Наверное, это так, если речь идет о рядовом члене очередного культа. Но на суде Росс обратил внимание на квалификацию не ученика-культиста, а основателя религии. От человека, который претендовал на всестроннее понимание Писания, а также уверял в своем особом предназначении, ожидались как минимум определенные лингвистические познания, достаточные для доказательства своих теорий. Однако у Рассела не было таких знаний, а многие из скопированных им адвентистских и масонских идей не имели очевидной доказательной базы, зато неплохо вписывались в нарисованную Пастором эсхатологическую картину. 

Анализируя множество самой разнородной информации о судебных тяжбах Рассела, трудно не согласиться с общим для большинства исследований тезисом: «Человек самоуверенный и болезненно реагирующий на критику». Заявление Рассела в «Сторожевой Башне» от 15 сентября 1910 года по поводу того, что «если человек отложит мою книгу и попытается читать одну только Библию, то через два года окажется во тьме», как нельзя лучше убеждает критиков в своем нелестном мнении.

Скупые воспоминания. В далёком 1879 году, в своем первом выпуске журнала «Сионская Сторожевая Башня» за  1 июля Чарльз Рассел писал: «Мы должны признавать истину, независимо от того, где мы её нашли и какой смысл она несет. Истина, преподнесенная самим Сатаной, такая же истина, как и высказанная Богом». До сих пор многие спорят, что он имел в виду?

Вероятно, ответить на этот вопрос поможет другой номер «Сторожевой Башни», вышедший сразу после смерти Пастора (1 декабря 1916 года, стр. 365). В нем приводится подробный рассказ Мента Стаджена, который присутствовал при смерти Рассела. Умирающий многократно попросил его сделать Римскую Тогу – одежду мужчин в Древнем Риме. В этой одежде проводятся ритуалы масонов высокого ранга. В ней же они принимают смерть. Мент выполнил просьбу Рассела и сделал ему подобие тоги из листов бумаги, зная, что её «носили римские чиновники и жрецы». Когда последние листы были скреплены булавкой, обессилевший Пастор «лег на кушетку, закрыл глаза и лежал передо мной словно в саване, совершенной картиной смерти» - вспоминает автор. Последняя воля Рассела была исполнена – наравне со своим отцом, он умер как истинный масон. 

В 1919 году в Питтсбурге, на кладбищенском участке, принадлежащем Обществу, вблизи могилы Рассела установили знаковый памятник – миниатюру египетской пирамиды, - той самой, по которой Рассел выводил божественные даты и сроки – словно немое напоминание о неудавшихся пророчествах и несбывшихся надеждах. Прогуляться к этому символу масонских тайн вы можете и сегодня…

А как обстоят дела в наше время? Помнят ли Свидетели Иеговы о своем основателе так, как, например адвентисты - о Елене Уайт, пропагандируя ее труды, написанные задолго до начала деятельности того же Рассела?

С одной стороны, редкими упоминаниями о нем современная организация Сторожевой Башни создает образ прогрессивного религиозного деятеля. С другой - похоронены все без исключения его труды, а это около 50 тысяч страниц машинописного текста. В лучшем случае он удостаивается коротких, вырванных из контекста цитат, поэтому сегодня для большинства Свидетелей Иеговы Рассел - почти инопланетянин. Основанная им издательская компания не печатает ни одну из его многочисленных книг, они не изучаются и не обсуждаются. Причина проста: его лжепророчества и их обоснования дискредитируют организацию, срывая с нее гностическую ауру избранности, а большинство высказываний Пастора сегодня посчитали бы верхом ереси, достойной немедленного изгнания («лишения общения»). Пользуясь отсутствием у рядовых членов неотфильтрованных внутренней цензурой знаний, информационный вакуум с легкостью заполняется суррогатом, призванным преподнести Пастора как одного из Свидетелей Иеговы, только с бородой.

После смерти Рассела его преемник Джозеф Рутерфорд потрудился перенести на новую религию не только основные учения, но и колоссальные ошибки, и предал анафеме многочисленные высказывания основателя, не согласующиеся с идеей усиления авторитарной власти.

Вот лишь одна из наиболее характерных цитат, наглядно демонстрирующая в каком ракурсе Чарльз Рассел представлен в литературе ОСБ: «Рассел и присоединившиеся к нему поняли также, что присутствие Христа будет невидимым, в духе. Времена язычников — период времени, когда верховная власть Бога не была представлена каким-либо правительством на земле,— должны были закончиться в 1914 году. Тогда на небе было установлено Царство Бога. Все эти учения характерны сегодня для Свидетелей Иеговы» («Свидетели Иеговы объединенно творят волю Бога по всей земле», стр. 8).

К сожалению, всё, что написано в этом абзаце - ложь. Образ Рассела, как прогрессивного религиозного деятеля, открывшего несомненные истины, характерные для Свидетелей Иеговы, нуждается в основательной корректировке. Например, учение о «невидимом присутствии Христа» Рассел не «понял», а скопировал у адвентистов, как и хронолию 1914 года. Сам 1914 год указывал на «конец» - все человеческое правление и церкви обязаны были сгинуть с лица Земли. Согласно учению Рассела, - на основании скрупулёзного исследования главного масонского символа, - «установление Царства Бога» произошло в 1874 году. Даже спустя 6 лет после смерти Провидца, в  1922 году, во время конгресса в Сидар-Пойнте, его преемник Рутерфорд, прежде чем воскликнуть: «Возвещайте Царя и его царство!», спросил у публики: «Верите ли вы, что Царь славы присутствует с 1874 года? Верите ли, что за это время он провел жатву 

В фильме «Вера в действии» авторы предусмотрительно опустили эти слова. А ведь согласно им Исследователи Библии призывались нести в массы ложные пророчества, автором которых являлся Чарльз Рассел.

«Искренние люди…» Создавая «собрание свободных людей», многие вновь возникающие религии – независимо от того, во что они верят - совершали одну и ту же ошибку. В конце концов, они приходили к жесткой иерархии, приданию особого статуса, по сути, обожествлению верхушки руководителей и, как следствие, идеологическому прессингу. Установки элиты требовали обеспечения их исполнения, иными словами, наличия силовых структур. С увеличением концентрации власти гипотетические добродетели неминуемо отходили на задний план.

В итоге произошло то, что и должно было произойти - небольшой семейный кружок «по изучению Библии» явился стартовой площадкой для развития в последующие 45 лет доктринальной системы одного человека. Он стал Провидцем и Глашатаем, дарующим «истинную духовную пищу». И хотя Рассел не заставлял во что бы то ни стало верить в свою теологию, а стремился убеждать, а позднее и «аргументировано» критиковать, но время свобод истекло.

Как пишет в своей работе «Новые книги откровения» Чарльз Фергюсон, «земля изобилует «мессиями»… которые пророчествуют и обещают правильно расположить в космосе вашу душу с помощью культовой религии. Каждый такой "мессия" заявляет о себе как о новом богоявлении, окружает себя группой ревностных апостолов… и затем сломя голову бросается на спасение истины от эшафота».

Рассел тоже обещал «правильно расположить в космосе душу» путем скорого воссоединения с Господом. Он тоже «бросался на эшафот», защищая инспирированную им «истину». Однако его неожиданная смерть оставила в душах последователей растерянность и неопределенность. Как жить дальше?

В фильме Общества Сторожевой Башни «Вера в действии» на этот вопрос отвечает член Руководящего совета Дэйвид Сплэйн: «Было очевидно, что Иегова уже выбрал эту организацию, потому что за ней стояли верные, искренние люди».

Если Всевышний Бог избрал именно это объединение в качестве единственной истинной религии только на основании того, что в него входили «верные и искренние люди», то возникает вопрос: неужели такие люди настолько серьезный дефицит, что их не нашлось ни в одной другой религиозной среде?

Но анализ дальнейших событий заставляет задать уже не один, а массу вопросов. Например, почему для продвижения своих интересов Бог использовал не кроткого и смиренного – подобно Христу – человека, а неуемного до власти, страдающего алкоголизмом, неуравновешенного тирана? 

Итак, два месяца спустя после смерти Рассела у руля крепко обосновывается его личный адвокат – сорокасемилетний Судья Джозеф Рутерфорд. Если Рассел построил для Свидетелей Иеговы теологический фундамент, то Рутерфорд скроил все здание, став творцом организационной политики Общества Сторожевой Башни.