Глава из книги "Секс и Свидетели Иеговы"

WATCHTOWER Pictures представляет


В своём романе «Тошнота», философ и писатель Жан-Поль Сартр коснулся сущности «обнажённого бытия, лишённого покровов, которыми обычно скрыты воспринимаемые вещи». Мир, мгновенье назад заполненный светом и красками, может измениться до неузнаваемости, как только срывается пестрое полотно пропагандистского покрова.

Писатель описывает один интересный случай, произошедший в 1787 году неподалеку от Мулена (Франция). На одном постоялом дворе умирал старик, близкий друг Дидро, воспитанный на сочинениях философов. Окрестные священники выбились из сил: старик всячески противился принять соборование – он был пантеистом. Проезжавший мимо маркиз де Рольбон, который не верил ни в Бога, ни в черта, побился об заклад с муленским кюре, что ему не понадобится и двух часов, чтобы вернуть больного в лоно христианской церкви. Кюре принял пари и неожиданно проиграл: больной, за которого маркиз взялся в три часа ночи, в пять утра исповедался, а в семь - почил.

- Неужели вы так сильны в диспуте? – спросил кюре. – Вы заткнули нас за пояс.

- А я вовсе не затевал диспута, - ответил маркиз. – Я просто запугал его… 

Да, порой действительность, а с ней и сокровенные чаяния могут раствориться в мутной воде самой примитивной пропаганды из уст самого обыкновенного шарлатана.

В отличие от политики, религиозные руководители различных сект и культов имеют неоспоримые козыри в деле сотворения «благопристойного» покрова для «обнаженного бытия». В абсолютном своём большинстве их паства уже изначально податлива на психологические манипуляции, поскольку их источником являются заклейменные «печатью Бога» «авторитеты».

Трансформация действительности – есть жизненная необходимость лидеров сект, иначе удерживать своих адептов в лояльном тонусе продолжительное время - желательно, в течение всей жизни - было бы невозможно. Вследствие страха или осознания неминуемых санкций, адепт не в состоянии сорвать покров религиозного словоблудия.

Даже интеллектуально подкованный человек, наподобие старика из вышеописанной истории, будучи в скованных обстоятельствах, вполне может поддаться на шантаж страхом. Именно поэтому немалую часть культов составляют далеко не глупые люди. И многие из них заставляют себя верить в реальность религиозного покрова исключительно под гильотиной боязни.

Это и есть пропаганда, которая меняет мир.

Собственно, в пропаганде нет абсолютно ничего нового. От умело поставленной пропаганды зависят – ни много, ни мало – судьбы политиков и целых государств. Информационные войны, в которых виртуализируется настоящее с её пресным антуражем на куда более захватывающие картинки с идеологической подоплёкой, стали опаснее войн буквальных.

Вероятно, многие из вас помнят те времена, когда в канувшем в века Советском Союзе царила жесткая цензура на всех уровнях политической и социальной жизни – от трудовых коллективов до средств массовой информации.

Но та же картина наблюдалась и за океаном, в Соединенных Штатах Америки. Наиболее яркими примерами этого являются времена маккартизма и «культурной» интервенции в послевоенную Европу.

Еще в 30-х, 40-х годах прошлого столетия спецслужбы США взяли на заметку колоссальный эффект кинопродукции на сознание людей. Волшебная сила искусства, положенная на киноплёнку, становилась стократ волшебней.

Кстати, основатель Общества Сторожевой Башни Чарльз Рассел на благо процветания своей организации так же использовал плоды интеллектуально-культурной деятельности современников. Многочасовая «фотодрама Сотворение», состоящая из слайд-шоу изображений на библейскую тему, привлекала немало уличных зевак, которые в литературе ОСБ гордо именованы «заинтересованными».

После того, как кино стало обыденностью и перешагнуло границы государств, одной из первостепенных задач ЦРУ стало удаление «шероховатостей» в американских картинах на экспорт. Правила игры агентов ЦРУ, ставших штатными сотрудниками известных киностудий, обязаны были принять продюсеры и прочие фабриканты кинопродукции. Даже появился соответствующий термин – «Голливудская формула», включающий в себя идеологические штампы, призванные приукрасить американскую действительность в целях продвижения «американских ценностей».

Например, агент ЦРУ Карлтон Олсоп, работавший под прикрытием в качестве продюсера на студии Paramount в 1940-х годах, писал в своём отчёте: «Удалось убрать из картин американских пьяниц, которые исполняли важные, если не главные роли». Далее он перечислил фильмы, в которых полностью вырезали все упоминания о крепких напитках в тех местах, где речь шла об американском лидерстве, а также сцены пьяных выходок или откровенных попоек журналистов, представителей ряда других профессий, а также самих лидеров.

В 1950 году тот же агент посетил Англию с довольно необычным для американского шпиона заданием. Его интересовала Соня – вдова умершего в том году писателя Джорджа Оруэлла. В задачу Олсопа не входило утешать женщину, но убедить её в передаче прав на экранизацию нашумевшего произведения «Скотный двор». Права были получены, и ЦРУ самолично профинансировало создание одноименного мультипликационного фильма, а также его распространение по всему миру. Это был самый амбициозный проект того времени: 80 художников-мультипликаторов, 750 сцен и 300 тысяч цветных рисунков.

Параллельно над фильмом трудились бюрократы из Совета по психологической стратегии, которые «шлифовали» сценарий, «освобождая» его от массы недостатков «идеологического характера», и в завершенном виде произведение Оруэлла было изменено до неузнаваемости, включая концовку. В оригинале коммунистические свиньи и капиталист неотличимы друг от друга и слились в единое целое на фоне одной грязной лужи. В фильме такое сходство было тщательно завуалировано. По книге «находившиеся в саду животные поочередно переводили взгляд со свиней на людей и обратно и не могли сказать определенно, где люди, а где свиньи». В развязке оставили одних свиней, а «прозападных» фермеров (людей) убрали восвояси.

Следующим лакомым кусочком ЦРУ стало произведение Оруэлла «Тысяча девятьсот восемьдесят четвертый». Перед смертью автор так и не успел оформить права на экранизацию своей антиутопии, и у ЦРУ были развязаны руки. Роман тут же подхватили американские пропагандисты и стратеги как выдающийся антикоммунистический памфлет, игнорируя тот факт, что Оруэлл подвергал жесткой критике злоупотребления по отношению к своим гражданам всех контролирующих государств, независимо от «правой» или «левой» ориентации. Это был призыв против всякой лжи, против всяких хитростей, используемых правительством, против убаюкивающей тупости насаждаемой свыше массовой культуры. В итоге, руками ЦРУ и их оппонентов роман, разоблачающий, в том числе, и американские «ценности», превратился в перманентный гимн антикоммунизму.

При съёмке фильма были «отшлифованы» все мало-мальски значимые детали. Например, ленты участников Антисексуальной лиги, могли ассоциироваться с повязанными через плечо торжественными лентами американских дипломатов, поэтому их заменили на обычные нарукавные повязки. Но самая большая проблема возникла с финалом. Оруэлл оставляет своего героя Уинстона Смита в полной безысходности: он лишается своей человечности и капитулирует перед тоталитарным государством. Необходимо было сделать более «позитивную» концовку, с чем голливудские сценаристы справились блестяще. Например, в британской версии фильма после победоносного возгласа Уинстона «Долой Большого брата!», его расстреливают.

Авторы сценария под руководством сотрудников ЦРУ из-за соображений целесообразности намеренно игнорировали тот факт, что в отношении романа «Тысяча девятьсот восемьдесят четвертый» Оруэлл оставил четкие и недвусмысленные указания, в которых особо распорядился о недопустимости любых манипуляций его произведением. Он однозначно отрицал возможность возвышения человеческого духа над давлением Большого брата. Уинстон был не в состоянии вырваться из-за колючей проволоки тоталитаризма – ему было некуда идти, - и он оказался сломлен: «Борьба закончилась. Он одержал победу над собой. Он любил Большого брата».

А что сегодня?

Достаточно вслушаться в слова нынешнего Президента США Барака Обамы, сказанные им в мае 2014 года на выпускной церемонии в военной академии Вест-Поинт, чтобы понять насколько пропагандистская машина, напичканная новыми гаджетами от спецслужб, набрала свои безжалостные обороты.

В частности, Обама сказал:

«По большинству показателей Америка редко в своей истории бывала сильнее, чем сейчас, относительно остального мира... Выработанные нами ценности вдохновляют лидеров в парламентах и новые движения на площадях по всему миру... Соединенные Штаты были и остаются единственной незаменимой страной.

Однако мир стремительно меняется… Российская агрессия в отношении бывших советских республик тревожит европейские столицы... Наша способность формировать общественное мнение помогла нам сразу же изолировать Россию. Благодаря американскому лидерству мир моментально осудил российские действия... И эта мобилизация мирового общественного мнения и международных институтов послужила противовесом российской пропаганде, российским войскам на границе [с Украиной] и вооруженным ополченцам в лыжных масках.

Я всей душой верю в исключительность Америки… Вы будете представлять страну, на стороне которой выступают история и надежда».

Свою мессианскую речь Обама закончил излюбленной фразой американских политиков: «Да хранит Бог Соединенные Штаты Америки».

На протяжении лета и осени 2014 года Обама без устали повторял ультра-патриотические лозунги на всех без исключения крупных мероприятиях.

Обратите внимание на три ключевых момента его выступлений:

- заявления об уникальности и исключительности "сверхрасы";

- нахождение образа врага, - даже самого надуманного, - вокруг которого должна сплотиться нация;

- отсыл к Верховному Божеству как гаранту и вдохновителю любых действий высшей власти в стране.

Как мы увидим далее, все эти незыблемые пропагандистские штампы нещадно эксплуатируются и бруклинскими стратегами ОСБ.

Американский историк Даниэль Бустин как-то задался риторическим вопросом: «Почему мы должны составлять пятилетний план, когда Бог, похоже, уже составил для нас тысячелетний?»

Читая высказывание многих американцев, кто вершил политику с середины двадцатого века и вплоть до наших дней, складывается впечатление, что речь идёт не о политиках, а об оголтелых миссионерах американизма как высшей формы человеческого развития, что лишь развязывало им руки в деле продвижения собственных интересов.

Однако далеко не все готовы бездумно пожирать столь примитивную, граничащую с нацизмом, идеологию. Например, Джордж Кеннан – ученый, дипломат, архитектор «Плана Маршалла» и отец-основатель ЦРУ в 1993 году публично отрекся от монистского кредо: «Я должен прояснить, что полностью и решительно отрицаю любую и каждую концепцию мессианской роли Америки в мире, отрицаю наш образ учителей и спасителей остальной части человечества, отрицаю все иллюзии нашей уникальности и превосходства, пустую болтовню об особой судьбе или американском столетии».

Стоит заметить, что опросы общественного мнения, проведённые специалистами Квиннипэкского университета США, показали, что более половины граждан страны считают Барака Обаму худшим президентом. 33% респондентов назвали его «самым плохим» главой государства современности. Однако, никакие статистические данные и прочие трезвые веяния не способны застопорить или хотя бы ослабить обороты крайне дорогостоящего механизма под названием «пропаганда американизма».

Это и понятно. И причины здесь не только экономические, хотя они и превалируют. Америка, ставшая «такой как все» - это несуществующая Америка. Пустота…

Общество Сторожевой Башни в своей пропагандистской политике ничем не отличается от американского истеблишмента, и использует всё те же проверенные временем приёмы, даже несмотря на то, что за последнее десятилетие доверие к лидерам ОСБ среди порядка 15-20% рядовых членов стремительно приближается к плинтусу, а роковую роль могильщика играет не столько реальность культового бытия, - она сокрыта плотным покровом пропаганды, - сколько Интернет с его неподцензурностью.

В «Сторожевой Башне» от 15 февраля 2011 года приводился вполне банальный для литературы ОСБ пример с неким Андре, «который долгие годы служил Иегове». Но однажды он заглянул на «отступнический веб-сайт», то есть информационный сайт, с которым, возможно, сотрудничают бывшие Свидетели Иеговы. Что из прочитанного о так возбудило интерес «Андре»  - авторы статьи благоразумно умолчали. Однако не забыли охарактеризовать неподконтрольных им критиков «отступниками», «коварными лжеучителями» и прочими нелицеприятными терминами. Естественно, как того и требуют законы жанра, «Андре» возмутила наглая ложь интернет-лицемеров, и он тут же вернулся "в любящее собрание"...

В данном случае в роли «российской агрессии» предстали люди, досконально знающие реальное положение дел в организации. Что они говорят, какие приводят факты и аргументы – абсолютно неважно, ведь «способность формировать общественное мнение» внутри ОСБ позволяет её лидерам изолировать любого критика просто назвав его дураком.

Итак, принципы, лежащие в основе бруклинской пропаганды, идентичны мировой классике и выражаются в следующем:

- идеализация политических процессов (в Сторожевой Башне это выражено в беспрекословном подчинении решениям руководства как «благоразумного» проводника божественной мысли)

- национализм под маской патриотизма, интеллектуального и иного превосходства (в ОСБ «сверхнации» иеговистов приписываются все мыслимые и немыслимые положительные качества и достижения)*

В СНОСКЕ: К примеру, в «Сторожевой Башне» за 15 апреля 2011 года говорилось: «В эти последние дни Иегова пользуется своей организацией, чтобы вести нас, свой народ, через подобный опасной пустыне нечестивый мир Сатаны. Поэтому среди нас царит единство и любовь, а также мы живем в безопасности». В «Сторожевой Башне» за 15 октября 2004 года так же обращалось внимание на уникальное положение «народа» ОСБ в сравнении с «нечестивым миром»: «Подумаем о духовном рае, в котором мы сейчас живем. В сравнении с тем болезненным состоянием, в котором мы когда-то находились, сегодня мы чувствуем себя духовно исцеленными… Хотя в этом мире, словно в темнице, царит духовная тьма, мы видим свет свободы и Божьей благосклонности».

примат «национальных интересов», которые служат оправданием любых ошибочных и даже преступных действий правительства (в ОСБ национальные интересы заменены выражением «воля Бога»)

идеологическое дозирование информации вплоть до полного игнорирования негативных процессов (в ОСБ замалчивание всех внутренних проблем, начиная с алкоголизма и заканчивая педофилией)

нахождение внешнего врага, против которого, ради собственного выживания, обязана сплотиться нация и который, подобно громоотводу, берёт на себя львиную долю общественного внимания (в ОСБ это дьявол и его «агенты» в лице людей, не принадлежащих «сверхнации»)

дезинформация населения, в том числе с привлечение ложных «авторитетов» и «доказательств», если того требует текущая ситуация (практически вся религиозная литература ОСБ так или иначе является идеологически выверенной дезинформацией)

-  запугивание оппонентов, навешивание ярлыков (в ОСБ любой критик или несогласный определяется как «отступник», «душевнобольной», и т.д. Если критик оказался в среде «сверхнации», то, в зависимости от степени лояльности системе, его ожидают разнообразные санкции).

Последний пункт особенно интересен. У идеологов ЦРУ даже существует профессиональный сленг – атака «ad hominem», то есть пропаганда, взывающая к чувствам и предубеждениям в обход здравого смысла. Как правило, такая пропаганда – в противовес возражениям по существу или объективным данным - выражается в личностных выпадах и прочих вариантах «мочения» оппонента, будь то человек, организация или целая страна.

В риторике лидеров США атака ad hominem присутствовала всегда. Как, впрочем, и теория просачивания (trickle-down theory), суть которой выразил один из сотрудников разведки Адам Уотсон: «Когда вы строите свою работу на предоставлении фактов, ее гораздо сложнее опровергнуть, чем когда вы предоставляете простую пропаганду. Речь идет о демонстрации таких аспектов правды, которые наиболее полезны для вас».

Иными словами, в СМИ вбрасывается доля информации, которую невозможно проследить до источника, но которая выглядит вполне правдоподобно.

В ОСБ этот принцип давно взят на вооружение. Когда они пишут об отказе детям в переливании крови в чрезвычайных ситуациях, то даже те редкие источники, которые указаны в качестве «авторитетов», на поверку оказываются либо адептами культа, либо откровенными противниками данной практики. Озвученные идеологами Сторожевой Башни источники проследить сложно, а для рядового члена - практически невозможно. Как правило, самые смелые заявления (например, об исключительности внутреннего перевода Библии от Свидетелей Иеговы) подкрепляются словами «один учёный сказал» или инициалами лиц, которым оставалось лишь несказанно удивиться вольности бруклинских писак, и потребовать от них элементарных извинений, которых они так и не дождались. Например, два десятилетия ОСБ прикрывалось авторитетом д-ра Джулиуса Мэнти. Сам учёный назвал Библию от Свидетелей Иеговы, которая якобы соответствовала изложенным в его учебнике правилам, «шокирующей пародией», в которой можно найти разве что «еретические убеждения».

Однако, к великому счастью руководителей ОСБ, "паства" всего это так и не узнает…

Иллюстрации журналов, содержание статей и фильмов призваны внушить "овце стада" ту степень религиозного «влияния, близкого которому не имеет ни одно государство мира». Выделенная цитата принадлежит Збигневу Бжезинскому, который, говоря о политическом влиянии США, считал «примитивные масс-медиа» орудием куда более мощным, нежели атомная бомба.

Но давайте проследим идеологические метаморфозы руководителей Сторожевой Башни на примере их собственного произведения – фильма «Блудный сын».

Этот фильм - неудачно переиначенная на бруклинский лад история Симпсонов. Вследствие продюсерского отсева, или кастинга «актёров» из числа наиболее правоверных членов ОСБ (т.н. «пионеров» и сотрудников американской штаб-квартиры), получилась очередная неправдоподобная летопись очередной неправдоподобной семейки Свидетелей Иеговы.

Родители желают, чтобы их «петушки» (жаргон из фильма), двое сыновей (почему-то разных национальностей), не выпали с узкой проторенной дорожки и продолжили скромный семейный бизнес столяра и плотника.

Однако младший сын Дэвид решает устроиться на работу в интернет-маркетинговую компанию. У него появился протеже, некий «чел» Эл (еще один жаргон из фильма), которого правоверный старший брат прямо перед родителями неоднократно характеризует не совсем христианским выражением «лузер». Сценаристам так хотелось выглядеть перед молодым и незрелым зрителем своими в доску, что жаргонизмы посыпались как из рога изобилия.

Естественно, отец семейства в шоке. Если сын начнет работать на себя – жди катастрофы, поэтому в дальнейших его действиях и диалогах вполне просматривается среднестатистический отец-иеговист, монотонно вдалбливающий прописные доктрины и мечущийся между добрым и злым полицейским. В принципе, на этом вся правда и заканчивается.

С одной стороны, свободу самовыражения еще никто не отменял, но с другой – даже незначительный выход из-под контроля семейной кельи, где по утрам разбирают бруклинский «Ежедневный стих», имеет все признаки локального Армагеддона. Если завтра, следуя этимологии фильма, сын скажет, что «ваша религия мне по боку», то родителям ничего не останется, как сказать то же самое, но уже в отношении собственного ребенка.

В случае необходимости родители всегда готовы вычеркнуть сына-отступника из своей жизни. ТАК ГОВОРИТ ИЕГОВА. Но готов ли сын стать независимым от любящей семейки и их великолепной религии? 

Непрофессионализм актёров в «Блудном сыне» можно простить, учитывая особенности кастинга. Благо существует чудесный двадцатый дубль. Можно простить и ужасающую озвучку на русский язык, если помнить, что голоса за кадром принадлежат наиболее лояльным сотрудникам российского офиса ОСБ, чей лексикон и манера произношения вследствие продолжительной ограниченности общения с внешним миром, вполне соответствуют идеалу речи "активного возвещателя".

Но намеренные идеологические ляпы и используемые из фильма в фильм примитивные черно-белые пропагандистские шаблоны, простить крайне сложно. Именно поэтому молодёжь в среде Свидетелей Иеговы в большинстве своём выдерживает не более одного просмотра убогих бруклинских мыльных опер. К тому же многие молодые люди в реальной жизни поступают совсем не по сценарию.

На примере данного фильма идеологические штампы выглядят следующим образом.

На собеседовании Дэвид, у которого, – как и положено настоящему герою КУЛЬТового фильма, - отсутствует какое-либо нормальное образование, заявляет что он «быстро учится» и тут же получает должность, за которую боролась сотня действительно образованных и пригодных претендентов.

Естественно, о ситуации с образованием в среде Свидетелей Иеговы в фильме - ни слова. Как и обо всех остальных проблемах. Например, почему бы не посвятить фильм проблеме суицидов и самоубийств, в том числе и среди молодёжи ОСБ. В документальном фильме «Пробудитесь к реальности», бывшая Свидетель Иеговы из Парижа вспоминает о 12 хорошо знакомых ей людях, которые, будучи членами этой религиозной организации, покончили с собой. Чем не тема для фильма?

Кадр из фильма "Блудный сын"
Кадр из фильма "Блудный сын"

Но на то она и пропаганда, чтобы закрывать «обнаженное бытие» покровом полуправды и лжи.

Тем не менее, редкий член ОСБ не обнаружит в эпизоде с трудоустройством Дэвида откровенный ляп. Обнаружит… и всё равно поверит!

Да, в этом мире сатана готов дать тебе всё, что угодно. Даже престижную высокооплачиваемую работу без биржи труда, без специального образования и вообще без какого либо понимания данной специальности, лишь бы отвести от истины, - подумает «понимающий» адепт, ведь данный лейтмотив – непременный пропагандистский атрибут любого писательского или визуального произведения от Сторожевой Башни.

Первое, что замечает на своём новом месте работы Дэвид – нет, не компьютер и мышку, а восхитительную блондинку, от чего герой теряет способность трезво мыслить. Здесь авторы данного шедевра киноиндустрии вновь, как в своих прежних фильмах из серии «Вопросы молодёжи», использовали заезженный голливудский стереотип красотки 90, 60 на 90, правда, с некоторым эксклюзивным нюансом – их сексуальность обратно пропорциональна их духовности.

Сексапильные Барби в фильмах ОСБ, словно чучело в огороде, призваны отпугнуть потенциальных «отступников» от «нечестивого мира» вне глухих стен Сторожевой Башни. Однако, далеко не факт, что современная молодёжь оценит идеологический промысел КУЛЬТовых сценаристов по достоинству и адекватно

Естественно возникающий вопрос любого зрителя от ОСБ: «Неужели в собрании этот вполне уже созревший мужичок не встретил достойной кандидатуры?»

Кто-то из числа зрителей ответит на него честно, но где-то там, глубоко, про себя. Как говорится, есть в собрании Наташи, но не наши. Для Наташ из ОСБ убийство молодости в бегах по подъездам с журналами в руках – единственная возможность доказать свою духовность перед лицом "любящих старейшин" и бруклинских руководителей, которые, собственно, и финансируют подобные фильмы. Ну а создание семьи и рождение детей – разве в этом счастье?

В принципе, интрига фильма на этом и заканчивается, даже не начавшись. Поскольку фильм называется «Блудный сын», то – по закону жанра – желание «петушка» получить свободу и независимость от «духовно» настроенной семьи и организации в целом обязано обернуться сущим кошмаром. Так всё и получилось. Вторя жаргонизмам фильма, сценаристы устроили парню предсказуемый облом со всеми вытекающими последствиями, да ещё и заставили покаяться в содеянном. С работы его выгнали, «чел» Эл оказался последним подонком, который, в конце концов, загремел в полицию. Сексапильная аля-блондинка, в перерывах между чтением sms от изменившего ей бойфренда, хоть и оказалась не такой сволочью, как Эл, но всё равно мирской до кончиков крашеных ногтей.

Зритель не разочарован. Слава Богу, до секса Дэвид так и не докатился (в отличие от одноименной библейской притчи, авторы фильма ему это не позволили), а значит остался девственником на радость «сёстрам» в собрании.

В момент духовных блужданий в непутёвой голове Дэвида регулярно всплывали «истины» от Сторожевой Башни и даже иногда он пытался их проповедовать, а значит - еще не все потеряно.

Долгожданный хэппи-энд обязан быть. Недолго осталось герою горько плакать под проливным дождем, вспоминая уютную и заботливую атмосферу дома, наполненного членами ОСБ. Ведь только там его ждут и любят. А окружающий мир – чуждое, омерзительное и ненавистное пространство.

Кладбище домашних животных…

В порыве сектанткой пропаганды «здорового» образа жизни, авторы чуть было не забыли, что название их фильма как-то связано с притчей из Библии. В книге Луки 15:13 говорится о младшем сыне, который «собрав все, пошел в дальнюю сторону и там расточил имение свое, живя распутно». В чём же заключалось «распутство» Дэвида? Лишь в том, что он желал жить самостоятельно, зарабатывать на жизнь и получить нормальное образование. И это не удивительно, ведь лидеры ОСБ абсолютно открыто требуют от своих адептов смотреть на высшее образование и романтические свидания как на аналог алкоголизма и наркомании. Таким образом, разгульный и бесшабашный образ жизни младшего сына из притчи Христа приравнивается к желанию искреннего молодого человека учиться и хотя бы на йоту дистанцироваться от религиозного окружения, почувствовать себя независимым от идеологии культа.

Столь откровенно нелепая аналогия - обучение и независимость суть распутство в высшей степени - пожирается членами ОСБ на «ура»…

Далее, согласно библейской притче, младший сын «пошел к отцу своему. И когда он был еще далеко, увидел его отец его и сжалился; и, побежав, пал ему на шею и целовал его».

Но что ждет Свидетеля Иеговы, который вдруг решит вернуться «домой», то есть в ОСБ? Всё что угодно, только не описанное в притче и показанное на экране.

За проявление независимости родители обязаны прекратить с сыном всякие связи, в том числе переписку по электронной почте. Никто не побежит к нему навстречу, а, наоборот, в случае «прозрения», его заставят в течение года и даже многих лет посещать все встречи собрания, ощущая на себе полное игнорирование и даже злобу окружающих «христиан», и все это время каяться в своем «страшном» проступке! Нет, не в разгульном образе жизни – это всё мелочи. Самый страшный грех – отказаться от секты! И такой по-настоящему «блудный сын» будет поставлен перед дилеммой – с родителями и организацией, либо без организации и без родителей.

По правде говоря, если уж кого и можно назвать истинным исполнителем прообраза библейской Притчи, так это родителей, ведь именно они, упоённые и усыпленные спущенной из нью-йоркских кварталов «истиной», являют собой действительный и идеальный образчик «старшего сына».

Поэтому так нелепо и даже издевательски выглядит эпизод, когда главный герой фильма Дэвид начинает проповедовать новым друзьям-компаньонам не о «новом мире» и «Иегове», а о прелестях правового комитета, благодаря которому человека, желающего независимости, «лишают общения» с собственными родителями. Потеряв всякий контакт с близкими людьми, человек может пойти на крайние меры и вернуться в культ ради восстановления семейных отношений. Таким образом, прямой и неприкрытый шантаж каждого неугодного, завернутый в красочный фантик добродетели, вдруг становится главной и единственной темой проповеди героя-иеговиста.

Представить подобную ситуацию невообразимо, поскольку ни один Свидетель Иеговы никогда не затронет подобные скользкие темы внутреннего режима. Так для кого же предназначен столь пугающий эпизод, если не для прозревающей молодёжи?

Единственным намёком на соответствие названия картины и её сути мог бы послужить тот факт, что старший сын стал противиться доброте отца, принявшего «петушка» обратно в дом.

Мог бы послужить, но не послужил, поскольку подобная ситуация так же выпадает в область фантастики.

В библейской притче действия старшего сына понятны – младшенький самым преступным образом прогулял всю причитающуюся ему недвижимость и теперь старшему сыну придется делить свою крышу с этим мерзавцев. Но в фильме от ОСБ сценаристы не позволили Дэвиду даже прикоснуться к красивой девушке, не говоря уже обо всем остальном, включая недвижимость. По сравнению с сыном из Притчи, Дэвид вполне тянет на ангела во плоти. Поэтому агрессивность старшего брата по отношению к Дэвиду выглядит настолько же наигранно и нелепо, как и вся мыльная опера в целом.

В итоге, притча послужила лишь хорошим поводом для отвратительной пропаганды.

Герберт Шиллер
Герберт Шиллер

Автор бестселлера «Манипуляторы сознанием» Герберт Шиллер писал: «Полагать, что продукция кинопромышленности служит только развлечению и не несет идеологической нагрузки, значит сознательно игнорировать одну из наиболее действенных форм культурной [гегемонии]».

Если кто-то сомневается в данном постулате, просто включите видео с продукцией ОСБ. Выводы Шиллера придут на ум сами собой…

Но почему адепт не замечает откровенной подмены понятий? Почему религиозный императив настолько ослепляет и одурманивает?

Магия кино, которую не преминули использовать в своих интересах идеологи американского культа, делает своё грязное дело. Предубежденного, подготовленного зрителя, в который раз, помещают в иную, идеологически выверенную обстановку, хотя, надо признать, у сценаристов ОСБ получается это хуже некуда.

Но, каков адепт, таково и кино.

Здесь срабатывает известный сталинский принцип: «Правда – это то, что отвечает интересам партии». Поэтому глупое и несуразное в определенных кругах обязуется стать верхом интеллекта и здравомыслия.

Бывший Президент США Дуайт Эйзенхауэр как-то сказал: «Когда художники становятся главным оружием пропаганды, прогресс останавливается, а созидание и гений уничтожаются». Вы думаете, этими словами американский лидер решил занять твёрдую позицию защитника свободы и культуры? Вовсе нет. Он был прекрасно осведомлен, что на протяжении второй половины 1950-х годов, то есть его президентского срока, американские художники и прочие деятели проводили по всей Европе выставки и массовые мероприятия с целью пропаганды «американизма» под патронажем ЦРУ и с финансовой поддержки подставных фондов разведки. Этими словами, словно липким покровом, Эйзенхауэр пытался сокрыть «обнаженное бытие» пресной обыденности. Американская пропаганда – это миф, ведь она останавливает прогресс и уничтожает гений, а значит, её не существует… Даже если она финансируется Госдепом и ЦРУ, и даже если в её лоно вовлечена целая армия «художников».

Правда – это то, что отвечает интересам партии.

Чуть выше мы говорили об интригующей судьбе произведений Джорджа Оруэлла. При всём своем многогранном таланте, при всём своём видении сути общественных перипетий, как и многие другие деятели искусств, даже несмотря на иностранное гражданство, он осознанно сотрудничал со спецслужбами США.

В 1949 году он передал в Департамент информационных исследований (отдел ЦРУ под прикрытием) список из 35 лиц, которых он подозревал в самых разных «грехах», в том числе, во враждебности к белым. В этом списке оказался даже актер Майкл Редгрейв, позднее сыгравший в фильме «Тысяча девятьсот восемьдесят четвертый» (по одноименному роману Оруэлла). Будучи крайне подозрительным к каждому человеку, писатель неизменно имел при себе синюю тетрадь формата А2 (в терминологии Оруэлла «списочек»), в которую к 1949 году успел внести 125 имен. Это являлось для него своеобразной игрой наподобие шпиономании. Он был уверен, что за ним установлена слежка, и сам выявлял тех, кто «опасен» для общества.

Оруэлл остался верен своему герою Уинстону, которому тоталитарная система не оставила шансов. «Обнажённое бытие» и покрывающий её беспросветный информационный покров окончательно слились воедино. Ему уже было некуда идти…

Именно поэтому столь примитивная и убогая, но оттого еще более опасная, сектантская пропаганда, на которую брошены миллионы и миллионы долларов, часто оказывается действенней любой тонко разработанной стратегии влияния.

Когда зритель или читатель настолько предубежден, что готов отметать любые разумные доводы, восстающие против приватизированной «истины», ингредиенты и химический состав потребляемой «пищи» не имеет никакого значения.

Блаженный покров «истины» существует только здесь и сейчас, а любые ляпы – от кинематографических до идеологических, - делают «истину» ещё убедительней.

Счастливы верующие, которым нет нужды анализировать объем лжи, который их мозг обязан ежесуточно переваривать в «истину». Это слово встречается в литературе «Сторожевой Башни», словно навязчивое заклинание – десятки тысяч раз…

Они верят в исключительность своей «Америки». Они верят, что они самые динамичные, самые инновационные, самые прогрессивные. Они верят, что на их стороне Бог, история и надежда. И даже тогда, когда всё кричит об обратном, они продолжают верить в истинность собственной лжи.

Американский сенатор Уильям Фулбрайт, говоря о внешней и внутренней политике США, однажды коснулся вопроса «пагубности истины»: «Наши лидеры пренебрегают принятыми правилами, касающимися доказательств и выводов… чтобы упростить нам задачу восприятия определенных фактов в определенных ситуациях. Наша "вера" освобождала нас, как верующих в давние времена, от необходимости эмпирического мышления. Как и у средневековых богословов, у нас была философия. Она заранее давала ответы на все вопросы. Все, что не подходило, быстро объявлялось мошенничеством, ложью или иллюзией… Пагубность заключается не в какой-нибудь откровенной лжи, а в искажении и упрощении действительности, ее обобщении и возвышении до положения открытой истины».

Эти слова в полной мере относятся и к культу «Сторожевой Башни».

Энтони, герой одного из произведений английского писателя Олдоса Хаксли, поговаривал: «Истина – одно из магических слов. Объедините его с волшебством слова "свобода" и получите потрясающий эффект… Умные люди не говорят об истинной истине. Я думаю, что это звучит слишком странно. Истинная истина… истинная истина… Нет, это явно не звучит. И сильно напоминает авитаминозный авитаминоз».

Полный и окончательный авитаминоз, как критический недостаток жизненноважных элементов, пожалуй, лучшее из наиболее мягких сравнений духовного состояния зрителя и читателя от ОСБ.



Единственным корытом истины, или «духовной пищей» для Свидетелей Иеговы служит центр под Нью-Йорком (США). Качество ингредиентов никогда не является темой обсуждения