ИСТОРИЯ  ДЖОЗЕФА  УИЛТИНГА  (1932-2003)

ЦАРСТВО, КОТОРОЕ НЕ ПРИШЛО

ПУБЛИКУЕТСЯ С ИЗДАНИЯ 2000 г. В СПЕЦИАЛЬНОЙ СОКРАЩЕННОЙ РЕДАКЦИИ ДЛЯ «НЕКУДА ИДТИ»

Прежде всего, я искренне надеюсь, что ни мои слова, ни мой опыт не будут истолкованы как некая месть, или результат горестных разочарований, или охота на ведьм, нацеленная против Свидетелей Иеговы. Тем не менее, я должен признать, что испытывал такие чувства, когда осознал, что в течение нескольких десятилетий оказался обманут ложным и изменчивым учением об Иисусе и Его так называемом «Втором пришествии». Первоначально моей реакцией были горечь и негодование по отношению ко всем, кто ввел меня в заблуждение и даровал ложную надежду. Однако сейчас у меня осталось только горячее желание помочь Свидетелям Иеговы.

Общество Сторожевой Башни изображает меня как отступника. По всей Норвегии распространяются слухи о том, что я был виновен в растрате и «обмене женами», то есть фактически вел развратную сексуальную жизнь. Поскольку никто не осмеливается открыто выдвигать подобные обвинения, мне не дают возможности «доказать» их лживость. И хотя многие Свидетели Иеговы могут вполне искренне решить поприветствовать меня, они не осмеливаются на такой шаг, потому что это запрещено лидерами, заклеймившими меня «злым рабом». Свидетели, которые всё-таки общались со мной, рисковали лишиться общения.

О чем эта книга? Это не учебник о верованиях Свидетелей Иеговы. Мне кажется, что нет необходимости углубляться в теологию Сторожевой Башни, поскольку на эту тему написано много хороших книг. Эта книга обращена не только к «верующим», но и ко всем, кто хотел бы понять, в чем заключается выверенный способ убедить людей перестать думать самостоятельно. Я чувствовал потребность описать, каково это — принадлежать к тоталитарному движению, и какие негативные и часто трагические последствия это может иметь для человека.

В наше время мы видим, что такие движения, как Свидетели Иеговы и прочие современные религиозные культы путем непрекращающейся критики других церквей и общин «убеждают» своих собственных членов в том, что именно они — и только они — являются хранителями Истины. Бог открывает свои секреты и намерения жителям этой планеты только через них. Когда люди превозносят себя и предпочитают истолковывать Библию в соответствии со своими собственными взглядами, вместо того чтобы смиренно «пребывать в откровении Иисуса», результатом могут оказаться только заблуждения, ложные ценности и притеснение других людей.

Собственное мнение Общества Сторожевой Башни стало настолько значительным, что оно смешалось со Словом Божьим. Чтобы Библия «согласовалась» с их доктринами, они игнорируют последовательность или смешивают тексты, которые не имеют ничего общего друг с другом. И особенно печально, когда абсолютно не учитывается период времени, в который они были написаны, поскольку во многих отношениях это имеет решающее значение для понимания. Фактически, Свидетели Иеговы (и другие, например, мормоны) создали свой собственный «перевод Библии», который, как они утверждают, является точным. Первоначальный текст был искажен, чтобы соответствовать собственным доктринам Общества Сторожевой Башни. Таким образом, перевод очень предвзят, и показывает, как далеко могут зайти некоторые культы, чтобы сохранить контроль над своими членами. Нет ни одного признанного библеиста, который бы поддерживал перевод Свидетелей. Напротив, он подвергается жесткой критике, как крайне неудовлетворительная работа. Как писал известный британский ученый Х. Роули, «это оскорбление Божьего слова».

Лидеры Общества Сторожевой Башни объявили себя «оракулом» в горячем стремлении сохранить контроль над умами своих членов, и они утверждают, что являются «Божьим каналом» для людей на земле. Руководство сохраняет полный контроль над поведением каждого Свидетеля — над их мыслительными способностями, эмоциональным жизненным фоном и даже над тем, какую информацию необходимо доносить. Аппарат, который следит почти за каждым их шагом, держит под присмотром от колыбели до могилы.

Мы можем избежать подобной ошибки, признавая себя несовершенными людьми. Мы должны принять слово и учение Библии, а не доктрины созданной человеком организации. Любая вдохновленная людьми доктрина должна быть подтверждена Библией, и нам нужно иметь тот же настрой, который восхитил Павла в собрании в Верии.

Не все традиционные доктрины имеют одинаково прочную библейскую основу. Есть место для разногласий. Многие честные и искренние христиане пришли к разным выводам, но когда вопрос имеет второстепенное значение, следует уважать мнения друг друга, а не критиковать. Нет никаких сомнений в том, что определенные части Библии являются довольно расплывчатыми и неясными, создавая трудности для исследователя. Часто именно в этих неоднозначных и сложных моментах Свидетели Иеговы готовы дать точный ответ, который поражает многих людей. Быстрые, рациональные ответы на проблемные вопросы являются торговой маркой культа. На самом деле это общая тенденция всех культов, а не только Свидетелей Иеговы.

Я рад, что прошло несколько лет с момента моего выхода из ОСБ и завершения этой книги. Время развеяло негативные чувства, которые у меня могли остаться к Свидетелям Иеговы, и придало мне более сострадательный настрой. Я понимаю, что многие из лидеров Сторожевой Башни были введены в заблуждение. Не стоит представлять отдельных членов движения бесчеловечными или относиться к ним как к врагам. Опасность представляет само движение.

Техника Свидетелей Иеговы для поиска новобранцев напоминает голодного хищника. Во время охоты хищник выбирает свою жертву из числа старых, слабых или больных животных, или тех, кто отклонился от основного стада. Свидетели Иеговы «выслеживают» людей, которые оказываются в жизненном кризисе или испытывают депрессию, чувствуют себя одинокими и т.д.

Я считаю это трусливым, отвратительным нравственным поведением, когда хитрые религиозные лидеры Общества Сторожевой Башни (и других сект) эксплуатируют людей, которые по тем или иным причинам находятся в трудной ситуации и не могут защитить себя. Вместо того, чтобы дать таким несчастным руку помощи для достижения лучшей жизни, они делают их рабами на службе гигантской и богатой корпорации. Те, в свою очередь, не получают абсолютно никаких материальных вознаграждений, а лишь смутное обещание возможной вечной жизни в «раю». При условии, конечно, что они станут лояльно подчиняться «большому брату» из Нью-Йорка. Общество Сторожевой Башни обогащается финансово за счет своих приверженцев, требуя от них работать даром.

Когда я думаю о Свидетелях Иеговы и наблюдаю, как они выполняют свое трудное задание, ком подкатывает к горлу. Но что касается закоснелых лидеров, которые целенаправленно и демагогически эксплуатировали мою жизнь на протяжении почти 40 лет, мне трудно умолчать. Я определенно придерживаюсь мнения, что религиозное сообщество становится разрушительным, когда оно контролирует мысли, поведение, чувства и информацию. Оно разрушительно, когда решает, какую медицинскую помощь вы можете получать или в каких социальных программах участвовать.

Общество Сторожевой Башни все еще провозглашает себя единственной истинной религией на земле. Чтобы удержать своих членов, оно должно отчаянно придерживаться своих чрезвычайно жестких правил и установок. Чтобы произвести впечатление на «мир» и успокоить недовольство внутри организации, ОСБ иногда приоткрывает дверь и делает так называемые послабления. Например, теперь членам разрешается обращаться за помощью к психиатрам. Также кому-то стало возможным получить высшее образование. Но если бы вы пристально присмотрелись к местному собранию и спросили, сколько из них пользуются новыми «свободами», вы бы удивились тому, насколько ничтожен процент таких людей. Ведь по рассуждениям Свидетелей Иеговы, было бы глупо приходить в тесное соприкосновение с миром, который в любом случае находится под угрозой.

Голландская поговорка гласит: «Лиса может потерять свою шубу, но только не хитрость». То же самое можно сказать и об Обществе Сторожевой Башни. По сути, за десятилетия ничего не изменилось, и поэтому мы должны продолжать предупреждать людей.

Но не только в ОСБ происходят печальные события. В христианском мире часто царит путаница, так что вопрошающие души порой пребывают в растерянности. Немалое число христианских лидеров виновны в различных формах тирании против своих собратьев-христиан. Но, хотя в книге я критикую католическую, протестантскую и другие церкви, считаю простых христиан в этих церквах моими братьями и сестрами по вере. Я предостерегаю от системы, а не от людей.

Человек никогда не должен отказываться от своего права мыслить самостоятельно.

1. ДЕТСТВО

Я родился в 1932 году в городе Херлен, на юге Голландии. Мои родители были католиками, как и большинство жителей этого региона. Я был самым младшим в семье из шести детей.

Весь наш район окружали объекты угольной промышленности. Здесь никогда не было тихо. Днем и ночью слышались стуки железнодорожных составов, перевозящих уголь в города и порты Голландии. Но еще больший шум исходил от подъемников и грузовиков, работающих на шахтах. Таким образом, постоянный грохот стал частью нашего существования, фактором жизни.

Отец и два старших брата работали на шахте. Это означало бесконечные ночные смены и опасности, которые влек за собой такой труд. Мы жили в одном из уютных, просторных домов, которые государство сдавало в аренду шахтерам, и это было одним из немногих преимуществ у горняков того времени.

Каждое воскресенье моя семья посещала мессы в католической церкви. Отец был верным прихожанином, всегда показывал хороший пример, но не слишком давил на нас, если мы не хотели идти. С другой стороны, я не могу вспомнить, чтобы моя мама когда-нибудь приходила в церковь. Позже она несколько раз признавалась мне, что ей трудно поверить в Бога.

Безрадостное детство моих родителей и тяжелая социально-экономическая ситуация в Голландии в период между войнами оставили свой след. И мать, и отец сохранили очень плохое, негативное отношение к обществу, в котором они выросли. Несмотря на их доброту, тепло и любовь, им было трудно передать детям какое-либо чувство защищенности или семейных ценностей, поскольку они сами этого не испытали.

Я часто прогуливал школу. Каждый приход туда вызывал во мне чувство страха. Во мне был заложен негативный взгляд на окружающий мир. Отношение было таково: «Всё бесполезно, церковь и общество коррумпированы, так что сдайся на волю обстоятельств, ведь власти управляют нашей жизнью». Я считаю, что мое прошлое и окружение оказали большое влияние на будущее отношение к политике, религии и обществу в целом, а также на выбор, который я сделал позднее, будучи взрослым.

И вот началась война. Немцы прошли через границу и в мае 1940 года неожиданно захватили Голландию. Мне было тогда восемь лет, и помню, как сидел у дороги, ведущей от немецкой границы, когда десятки тысяч солдат и масса военной техники устремились в страну.

Одна из наших соседок плакала, потому что ее мужа забрали в армию, и я заметил, как были напуганы многие другие. Но не все. Семья Шнеллер и другие немецкие семьи по соседству вывесили флаги со свастикой, создав тем самым очень напряженную атмосферу на нашей улице. Было несколько случаев, когда мать не могла скрыть свою антипатию к нацистам, и однажды получила письмо от немецкой леди со строгим предупреждением следить за языком, иначе она окажется на пути в один из концентрационных лагерей в Германии.

Даже мои самые ранние воспоминания из детства включают отношения с Богом. Я жаждал Бога, который мог бы создать мир на земле и изгнать немцев из Голландии. Но, хотя мама и папа являлись католиками, дома о Боге почти не говорили.

В 1942 году мама тяжело заболела, и мне пришлось жить в монастыре, который служил детским домом. Моих старших братьев и сестер также несколько раз отправляли в детский дом, и отец организовывал это через католическую церковь. Я оставался в детдоме в течение года, и сначала чувствовал себя в безопасности, ведь монахини были так добры. Но вскоре подвергся бомбардировке и этот район. Я вернулся домой в 1943 году. Маме стало лучше, и она казалась достаточно сильной, чтобы заботиться о нас, детях.

Каждый день напоминал о войне. Воздушные бои могли происходить прямо над нашими головами. Ребятня часто выходила посмотреть на разбитый самолет. Тела летчиков, разрезанные пополам, выглядели ужасно.

Моя семья все еще ходила в церковь, слушала проповеди и усердно принимала участие в церковных ритуалах. Несмотря на это, Бог никогда не являлся для меня чем-то реальным. Изучение катехизиса католической церкви наизусть было важной частью школьной программы, и нас учили, что католическая церковь — единственный путь человечества к спасению. Директор школы, правоверный католик, не раз бил меня перед классом за «духовную» неуспеваемость.

К 1944 году ситуация была очень нестабильной на всех фронтах, а атмосфера крайне напряженной. Немецкая армия отступала, многие солдаты выбрасывали свое оружие, и я играл в стрельбу по мишеням из их винтовок. Оглядываясь назад, я понимаю, что это был в полном смысле слова «дикий запад». Теперь я снова сидел у той же дороги и наблюдал, как немецкие солдаты бежали в обратном направлении, к границе. Они носили длинные зеленые шинели, которые почти касались земли. Их лица выражали самые страшные тревоги, отчаяние и безнадежность.

В полукилометре от нашего дома был мост. Когда немецкие войска отступили, они установили мины, чтобы остановить возможное продвижение американских военных. Но позади оказались несколько немецких подразделений, и однажды ночью прогремели взрывы и послышались жуткие крики мужчин. Отчаянные вопли и плач продолжались всю ночь, но никто не смел выходить на улицу, пока не рассвело.

На следующее утро мы, ребята, выбежали посмотреть, что же произошло. Повсюду были разбросаны люди, многие сожжены до неузнаваемости. Некоторые лежали с оторванными руками и ногами, но сильнейшее потрясение на меня произвели тела на колючей проволоке — в последний момент солдаты бросились на это ограждение и нашли смерть. Ни один ребенок не должен подвергаться чему-либо подобному. Такие картины оставляют глубочайший шрам, и забыть этого уже невозможно.

Американская армия вошла в наш район в середине сентября 1944 года, и теперь освобождение юга Голландии стало реальностью. Но потребовалось еще восемь месяцев, чтобы освободить остальную часть нашей маленькой земли. Я помню, как однажды у нас дома находились несколько американских солдат, и в знак благодарности мы отдали им свои кровати, а сами спали на полу. Позднее я осознал, насколько подавленными чувствовали себя многие из солдат в этой военной неразберихе. Когда ночью тысячи пехотинцев загружались в грузовые автомобили и большие транспортные средства-амфибии, я слышал, как некоторые из них громко рыдали. Пока я стоял на улице и смотрел вслед, я тоже плакал. И торжественно пообещал Богу, что никогда за всю свою жизнь не приму участия ни в одном военном конфликте.

На следующий день стали приезжать составы с мертвецами. Мой старший брат Вилли, которому тогда исполнилось 16 лет, помогал хоронить их. Десятки тысяч союзных солдат так и остались в нашей земле. Эти горькие переживания повлияли на мои религиозные чувства в отношении католических и протестантских церквей. Встреча с реальным, суровым миром лишили меня иллюзий и веры в церковь как представителя Бога. Я считал, что церкви могли помешать своим членам принять участие в конфликте, но на самом деле они сделали всё наоборот.

Война всё ещё продолжала держать страну в своих тисках, ведь заработная плата не выдавалась, а в магазинах было шаром покати. Продовольственных карточек редко хватало на то, чтобы хоть как-то накормить голодных детей. Моя одежда была изношена, и я ходил босиком. Мне было стыдно, и не покидало чувство собственной никчемности. Но голод — не тетка, и вскоре от притаившейся где-то гордости не остается и следа.

Не было иного выбора, кроме как отправиться из города в деревню, чтобы попрошайничать. Многие фермеры ничего не могли дать мне, говоря, что у них нет еды. Попадались пару мест, где мне давали кусочек хлеба, но я должен был съесть его сразу, чтобы уверить хозяев, что не буду продавать его на стороне.

Безумие войны породило во мне страх перед властями, а участие традиционных церквей в этих конфликтах ослабило веру. В возрасте, когда я должен был наслаждаться беззаботным существованием, я уже начал размышлять над серьезными вещами: почему Бог допустил столько злодеяний? Почему Он не вмешался? Еще одним «вкладом» в негативное отношение к церкви стал тот факт, что если кто-то желал решить определенные житейские вопросы, при этом являлся постоянным прихожанином и имел тесные связи со священником, то мог рассчитывать на помощь. Любой, кто честен перед собой, мог без труда обнаружить процветающую коррупцию, двойные стандарты, лицемерие и злоупотребление властью. Например, моему брату дали долгожданное повышение на шахте только после того, как он перешел из протестантизма в католическую веру.

Итак, мой опыт во время и после войны сильно повлиял на мои взгляды на церковь и человечество в целом, причем далеко не в лучшем направлении. Конечно, как я узнал позднее, не все священники и чиновники католической и протестантской церквей были согласны с Гитлером. Многие из них не молчали и, как следствие, были уволены со своих постов и подвергнуты преследованиям. Некоторые были брошены в немецкие концлагеря и погибли.

2. ЗНАКОМСТВО

Это было в прекрасный летний день сразу после войны. Я наблюдал за небольшой группой людей, которые стучали в двери домов на нашей улице. Настал наш черед, и мама открыла дверь. Я с интересом слушал, что происходит. Они говорили о Царстве, которое придет, и сказали, что земля станет раем. Им не оказали особого приветствия, скорее наоборот. Я видел, как мать высмеивала их, и это подзадоривало некоторых детей, стоящих позади с камнями в руках. Мне стало не по себе, я почувствовал стыд за поведение мамы, за то, что она с таким презрением обращалась со Свидетелями.

Две вещи я подметил особенно. Я был впечатлен тем, что у них хватило смелости постучать во все двери, и, во-вторых, мне показалось, что они были готовы к насмешкам, так как не реагировали на них. Оба эти впечатления оказались теми важными факторами в цепочке умозаключений, которые впоследствии приведут к тому, что я стану Свидетелем Иеговы. Во многом эти люди напомнили мне о моей собственной ситуации в школе; их преследовали, но им удалось перенести это с высоко поднятыми головами.

Две сестры Марджье и Занна, а также их старший брат Томас с соседней улицы стали Свидетелями Иеговы. Я очень хорошо знал сестер, так как мы были одногодками. Также стал Свидетелем один из моих прежних одноклассников, Тони Грунсвен.

Так кто же они? Мне это было непонятно. Я знал священников и католиков и мог оценить критику в их адрес. Но я не видел причин для клеветы, звучащей в адрес Свидетелей Иеговы.

Когда Свидетели организовали конгресс в соседнем городе Венло, толпа во главе с католическими священниками попыталась воспрепятствовать этому событию. Был арендован один из залов, но владельцу пришлось разорвать контракт. Тогда Свидетелям удалось арендовать большой шатер. Местные священники собрали настоящую банду хулиганов, и во время вступительной речи на конгрессе они кричали, вызывая большое беспокойство. Докладчик, который также являлся юридическим советником Общества Сторожевой Башни в Голландии, объявил через громкоговорители, что, согласно законодательству, это преступление, и потребовал, чтобы полиция арестовала католических священников, ответственных за данные деяния. Священников увели и впоследствии даже осудили.

Кроме того, стали распространяться слухи о том, что Свидетели Иеговы бродили по ночам в белых простынях, спрашивая людей, готовы ли они умереть. Конечно, эта история совершенно не соответствовала действительности, а ответственными за слухи оказались все те же католики. Естественно, что все эти события не содействовали лучшему к ним отношению. В итоге, дружественные чувства к Свидетелям только усилились.

 Около дюжины людей из соседнего района были арестованы и отправлены в немецкие концлагеря, потому что были связаны со Свидетелями Иеговы. Те, кто выжил и вернулся, обычно оказывался недееспособным. Сначала я не мог понять, какова была причина таких арестов, но постепенно всё стало ясно. Немцы расценили Свидетелей как угрозу, поскольку они не только отказывались участвовать в войне, но даже от альтернативной гражданской службы, которая рассматривалась как нарушение христианского нейтралитета. В принципе, истинная причина преследования Свидетелей во время войны заключалась не в том, что они не брали оружие, а в запрете Общества Сторожевой Башни на любую гражданскую службу, вследствие чего они становились бесполезными для властей. Такая политика ОСБ привела к тому, что тысячи Свидетелей претерпели смерть в концлагерях, — что было совершенно необязательно. Я не знал этого в то время, но позже осознал этот факт.

Также позднее я обнаружил, что лидеры Свидетелей Иеговы абсолютно необоснованно ставили тысячи людей в безвыходное положение из-за своих непреклонных требований, например, касательно отказа от переливания крови и трансплантации органов. Таким образом, на пустом месте бессовестные руководители плодили мучеников. Чтобы получить определенную власть, финансы и влияние, целенаправленно инициировались сотни судебных процессов, зачастую по незначительным делам. Чтобы привлечь к себе внимание, было сочтено необходимым создать враждебную атмосферу, провоцируя обвинительные заключения и создавая при этом впечатление преследования. Это была и есть принципиальная политика Общества Сторожевой Башни, направленная на то, чтобы навлечь на себя ненависть каждого. Многие нелепые запреты Свидетелей Иеговы, такие как празднование дней рождения и других праздников, по-видимому, были введены намеренно. Таким образом, Свидетели производят впечатление мучеников за веру. Привычка стучать в двери людей в самое нежданное время, например, рано утром в воскресенье, кажется мне еще одним сознательно выбранным методом поддержания «ненависти» в живых.

Сегодня хорошо известно, что Свидетели Иеговы преследовались в гитлеровской Германии. С другой стороны, общеизвестно, что Общество Сторожевой Башни поначалу пыталось умиротворить Гитлера. Оно даже поддержало его гонения на евреев! Это факт, о котором лже-историки ОСБ предпочитают «забыть». Чтобы освежить их память, я приведу краткое резюме того, что на самом деле произошло.

В 1929 году президент Рутерфорд написал книгу под названием «Жизнь», которая являлась проеврейской. Однако он очень быстро изменил свое отношение к евреям, опубликовав в 1932 году новую книгу под названием «Оправдание», где говорилось, что «евреи до сих пор не раскаялись в преступном деянии, совершенном их предками» (т.е. распятии Христа). В 1933 году Рутерфорд и Норр отправились в Берлин, где поспешно был организован конгресс.

Присутствовало 7000 немецких Свидетелей, и был принят документ, в котором ОСБ заявило о поддержке национал-социалистического правительства Гитлера, в том числе касательно отношения к евреям. Эта в полном смысле антиеврейская резолюция была напечатана тиражом в 2,1 миллиона экземпляров с целью распространения среди правительственных структур и населения.

Несмотря на неловкие попытки ОСБ оправдаться, можно вспомнить хотя бы «Ежегодник Свидетелей Иеговы» за 1974 год, где написано, что многие участники Берлинского конгресса были разочарованы «Декларацией». Истина состоит в том, — помнят это Свидетели или нет, — Общество Сторожевой Башни всегда было очень прогерманским.

Но Гитлер не поверил сказанному в документе. Может быть, потому что чуть ранее, в книге «Правительство», опубликованной в 1931 году (датское издание, стр. 298), Рутерфорд заявил, что «Правительство Соединенных Штатов — самое совершенное правительство на этой земле». И лишь когда Гитлер начал преследование Свидетелей, ОСБ решилось на осуждающие заявления. 

3. НЕ БУДУ СОЛДАТОМ

Как я собирался объяснять властям, что не пойду в армию? А ведь призыв был не за горами — в 1948-м или 1949 году. В годы, последовавшие за Второй мировой войной, я так много думал о пацифизме, что был готов принять почти все, чтобы избежать воинской службы.

Я продолжал встречаться со Свидетелями Иеговы. Их было трудно избежать, так как они всегда ходили от двери к двери и останавливали людей на улицах, предлагая свои брошюры. В 1949 году я отправился в море и некоторое время плавал на норвежских судах. Я встречал Свидетелей Иеговы в разных частях света, и все они усердно занимались тем же самым. Однажды я провел ночь в небольшом отеле в США и нашел на тумбочке копии «Сторожевой Башни» и «Пробудитесь!». Я также видел членов ОСБ в Нью-Йорке. Этот опыт убедил меня, что Свидетели Иеговы имеют мощную международную организацию, и мое уважение к ним возросло.

Я получил призывные документы, как только мне исполнилось 18 лет, и поскольку я находился в море, мне пришлось вернуться в Голландию. Я снова был дома и тут же начал искать Свидетелей Иеговы. До этого я уже познакомился с некоторыми книгами и брошюрами, а также за последние три года много читал Библию, и это придало мне чувство большей радости и уверенности, но страх перед религией как институтом всё ещё был силен.

Однажды утром в понедельник я постучал в дверь бывших соседей, живущих теперь поодаль, о которых говорили, что они Свидетели. Мистер Бишоп открыл дверь, впустил меня, и я сразу увидел, что у него в гостях знакомые мне посетители. Марджье и ее муж Хенк. Хотя они были очень удивлены, завидев меня, но тепло поприветствовали. Марджье была очаровательна, и ее бледно-голубые глаза горели огнем. Мы не встречались с тех пор, как я уехал в Норвегию. Хенк тоже был хорошим человеком, но, к сожалению, здоровье его сильно подводило. Мы обсудили массу вопросов, и время пролетело незаметно. Хенк и Марджье сказали мне, что у них есть книга, которую они изучали дома каждый вторник, и пригласили меня присоединиться. Вскоре я собирался вернуться в Норвегию, но согласился на встречу.

На следующий день, утром во вторник, я постучал в их дверь. У них было четверо детей, все девочки. Гостиная занимала не более 25 квадратных метров, в центре установили стол и расставили стулья. Я понял, что буду не единственным гостем, и вскоре стали приходить все больше людей и занимать свои места. В итоге собралась группа из десяти человек, в том числе двое детей лет десяти. Последним пришел молодой человек в костюме и галстуке, которому было около двадцати. Он сел на самый стратегически важный стул, во главе стола, и я понял, что он руководитель. Я был немного разочарован, ведь Хенк был и старше, и более зрел. Позже я узнал, что руководитель группы имел лучшую репутацию среди Свидетелей, потому что он был более ревностным проповедником от двери к двери, чем Хенк.

Все открыли свои портфели и вытащили красные книги, Библии и сборники песен. Они начали петь мелодию, совершенно чуждую мне, без какого-либо инструментального сопровождения. И слова, и ритм напомнили немецкие боевые песни, которые я часто слышал во время войны. После песни «дирижер» начал молиться Иегове, поблагодарив его за то, что ему было разрешено стать одним из его воинов и что он принадлежал к теократической организации Иеговы.

Во время обсуждения поднимались руки — совсем как в школе. Один за другим все присутствующие отвечали на вопросы по абзацам книги. Некоторые формулировали ответы своими словами, другие зачитывали прямо из текста. Я заметил, что большинство из них подчеркнули фразы, содержащие ответы, красным или синим карандашом.

Этот метод очень напомнил мне школу, но когда я увидел выражения лиц присутствующих, то понял, что они воспринимают это гораздо серьезнее. Позже я осознал, что с помощью такого метода лидеры Общества Сторожевой Башни смогли достичь нескольких психологических целей. Ведь еще до того, как кто-то пришел на собрание, нужно было прочитать каждый отрывок несколько раз, чтобы подчеркнуть правильные ответы. Затем вместе с группой материал зачитался вновь и тщательно обсуждался. Руководитель строго придерживался предмета книги и не позволял говорить ни о чем другом.

Через час собрание завершилось еще одной песней и короткой молитвой. Тут я заметил, что руководитель заговорил с двумя девушками. Он был страстно поглощен печатным листом бумаги под названием «Информатор». Из разговора я узнал, что девочкам поручали задания на следующую встречу. В этот момент Марджье повернулась ко мне и осторожно спросила:

— Джозеф, ты сможешь остаться подольше?

—  Да, конечно, — ответил я, представляя кофе и кусок пирога. Однако разговор перерос в нечто иное.

— В ближайшем будущем мир станет свидетелем войны, — начал Хенк. — Ужасная битва Армагеддон уничтожит всех, кто не признает имя Иеговы, и нам, возможно, придется снова скрываться.

Я не понял, что он имел в виду.

—  Частные встречи очень важны в том случае, если собранию придется уйти в подполье. Если это должно произойти, то лучше встречаться небольшими группами, тогда места для встреч можно оперативно менять.

—  Да, но теперь нет никакой опасности, — вопросительно произнес я.

—  Мы не знаем, когда враг может нанести новый удар. Насколько нам известно, церковь и власти могут следить за нами даже сейчас.

Это звучало как первая страница дешевого шпионского романа. Истерия, вызванная холодной войной, в сочетании со страхом перед новой войной, распространилась во многих частях Европы. Атомная бомба была еще одной опасностью, и все знали, что Сталин представлял наибольшую угрозу миру. Но здесь Хенк и Марджье предупреждали меня об опасности от нашего народа! Я действительно не мог понять, о чем они говорили, но стеснялся спросить.

Сталин на рисунке из журнала «Пробудитесь!» за 8 сентября 1952 г.
Сталин на рисунке из журнала «Пробудитесь!» за 8 сентября 1952 г.

—  Джозеф, ты конечно же заметил, что члены группы прибыли один за другим или по нескольку человек с интервалом в несколько минут.

Но что в этом особенного? Когда у нас бывают гости, они никогда не приходят одновременно.

— Когда люди приходят в разное время — это выглядит менее подозрительно для врага. Мы также готовим еду и питье, хотя во время изучения мы обычно не едим. Зато если на нас внезапно нападет враг, это будет выглядеть как приятная встреча друзей.

Мысль о еде вызвала мгновенную реакцию, но пришлось разочароваться — в этом отношении никто не проявил активности. Хенк и Марджье продолжали объяснять разные темы, хотя я не становился мудрее. Одна «истина» казалась невероятней другой, но, оглядываясь назад, я должен признать, что верил всему, что слышал. Я видел своими глазами, насколько злобными могут быть католики и протестанты, и воспоминания о войне всё ещё оставались слишком болезненными.

В последующие недели у меня состоялось много разговоров с Марджье, Хенком, руководителем группы и другими членами собрания. Прошло несколько подобных групп в частных домах, и каждая называлась «служебной». В своей книге «Борьба с культовым контролем сознания» Стивен Хассен писал, что для сохранения группы необходим внешний враг. А поскольку у каждого в группе общий противник, то чувство солидарности усиливается, и, таким образом, лидерам удается подорвать доверие к любому, кто не входит в группу.

Это означало и проверку новичков, к которым прикреплялся Свидетель с большим стажем «в истине». Каждый месяц руководитель группы должен был отчитываться перед «служебным надзирателем», который требовал регулярного отчета о проделанной работе. Он собирал еженедельные сводки от каждого члена группы, и они передавались далее. После их тщательного изучения, шла обратная связь в отношении тех, кто нуждался в «помощи», поскольку у них оказывалось наименьшее количество часов работы от двери до двери. К тому же, руководитель группы должен был посетить дом каждого члена, чтобы дать индивидуальный совет в том, как улучшить свое служение Иегове, или, другими словами, уделять больше времени на неделе продаже «Сторожевой Башни» и «Пробудитесь!».

Я помню, что после третьего или четвертого визита служебный надзиратель пришел, чтобы сообщить наши показатели часов. Он также показал схему, где было указано количество часов, которые собрание потратило на проповедь в разных районах и на заинтересованных людей, и сколько книг и журналов продано за каждый месяц текущего года.

— Эта диаграмма — барометр собрания, — сказал он. — Это показатель того, сколько любви каждое собрание имеет к Иегове.

Позже я узнал, как эти «служебные схемы» использовались. Каждый месяц «результаты» отправлялись в штаб-квартиру Общества Сторожевой Башни, и два или три раза в год собрание посещал один из разъездных «надзирателей». На основании этих данных они точно знали, где использовать кнут. Кроме того, эта практика обнаруживает еще один феномен Свидетелей Иеговы и большинства других деструктивных культов — спасение и вечная жизнь связаны с работой на культ, а не с милостью Бога. Многие члены собрания были очень обескуражены той критикой, которой они подвергались со стороны «пасторов». Они делали все возможное, но этого никогда не было достаточно. Они обязаны «работать усерднее ради спасения». Милосердие — слово, чуждое Свидетелям, и сегодня я очень сомневаюсь, знает ли кто-нибудь из них, что оно в действительности означает!

Из книги для изучения я узнал, в какие «истины» я должен верить:

— «Познание» Иеговы ведёт к вечной жизни в раю (не вере в Иисуса, как учит Библия); Иисус идентичен Архангелу Михаилу и является первым творением Бога;

— В 1914 году установлено Царство Бога, а Сатана сброшен с небес;

— Новый завет — это не личный завет между Богом и теми, кто верит в Него, а завет между Богом и теократической организацией, представленной избранными 144 000, которые пойдут на небеса;

— «Великое множество» будет жить вечно на земле, и они не включены в новый завет;

— У Бога есть теократическая организация, так что все должно быть организованно;

— Старейшины избираются Иеговой и Иисусом с помощью святого духа, поэтому имеют право требовать послушания;

— «Последние дни» начались в 1914 году, и в течение жизни поколения, которое жило тогда, наступит Армагеддон и уничтожит всех, кто не стал Свидетелем;

— Дети с раннего возраста должны быть обучены выполнять работу «от двери до двери». Родители несут ответственность за обучение, иначе они погибнут в Армагеддоне, если будут пренебрегать этой обязанностью (это относится и к детям);

— Враги Бога будут истреблены, а те, кто искренне верит в Иегову, возможно, спасутся;

— Как мы можем выжить в Армагеддоне? Изучая Библию с помощью надежных библейских пособий, посещая встречи и делясь приобретенными знаниями от двери до двери.

Если говорить о будущем, то, думаю, большинство предположит, что в Новом Мире Свидетели Иеговы будут иметь определенную степень свободы. Однако, это не так, потому что не входит в планы Общества Сторожевой Башни. На встречах для председательствующих надзирателей я узнал, что ни один Свидетель не сможет решить для себя, где бы он хотел поселиться. Зато мы, старейшины, станем «князьями», как сказано в Библии, и будем решать подобные вопросы. Еще в 1928 году в своей книге «Правительство» президент Рутерфорд четко разъяснил этот «факт». В главе 9 (стр. 262; в датском издании 1931 года) он писал: «Эти верные люди или князья будут видимыми представителями Божьего правления на земле. Они станут высокопоставленными руководителями народа».

Также отмечалось, что Свидетели Иеговы вечно смогут наслаждаться радио. Очевидно, что многие в «новом мире» не будут знать «истину», и поэтому Господь использует радио, чтобы достичь их всех (стр. 306). Людям не нужно будет страдать под тяжелым налоговым бременем. Вместо этого Свидетели Иеговы могут рассчитывать на «уплату разумных налогов» (стр. 307). Они также будут счастливы, что не исчезнет безработица, ведь «каждый будет обязан выполнять полезную работу» (стр. 309). Однако Обществу Сторожевой Башни придется избавиться от своих акций, поскольку спекуляция будет запрещена (стр. 309). Все сорняки будут уничтожены, и Господь научит, как это сделать (стр.310).

Я мог бы добавить больше «благих вестей», так как уверен, что все это ново для читателя. Только представьте, как нам несказанно повезет, что мы вечно сможем платить разумные налоги, которые лидеры Свидетелей Иеговы смогут использовать на всеобщее благо! Просто фантастика!

В следующий раз я приехал на изучение книги, и там присутствовали пять человек. Руководитель произнес короткую молитву, после чего мне дали «район» для обработки, где нужно было посетить каждое домовладение. Я был взволнован, но всё-таки выполнил свою задачу. Это было крайне сложно. Раньше я говорил о Библии с людьми, которых знал. Теперь же пришлось стучать в двери совершенно незнакомым людям, представляться Свидетелем Иеговы и продавать их книги и брошюры. Проповедническая работа состояла в том, чтобы доносить учения Сторожевой Башни о Царстве, чего я раньше никогда не делал. Но я сам поверил этой проповеди, и вначале это помогало.

В течение следующих недель я проводил каждый вторник в «полевом служении», как Свидетели Иеговы называют визиты «от двери до двери». Однако прошло несколько недель, и я обнаружил, что больше не ощущаю той же радости, как в начале. Я был удивлен и разочарован. Решил поговорить с Хеннесом Пайпером, служебным надзирателем нашего собрания. Я обратился к нему еще и потому, что восхищался им, ведь из-за своих убеждений он провел несколько лет в немецком концлагере. Я поведал о той радости, которую испытывал, когда рассказывал другим о своих открытиях и самостоятельно изучал Библию, но теперь мне не хватало того импульса. Конечно, у него был ответ, но он оказался слишком безличным, чтобы можно было применять его в отношениях между людьми.

—  Джозеф, дух Божий, действующая сила привела тебя в его организацию. Поскольку ты был одинок, без связи с его видимой организацией, он дал тебе особую силу и привел тебя к ней. Та же радость вернется, если ты тщательно изучишь литературу и присоединишься к народу Бога, посещая все собрания.

На данном этапе выданный рецепт против ослабевающего энтузиазма был принят и стал панацеей от всех проблем в последующие годы.

Во время моего короткого пребывания в Голландии я посетил Хеннеса несколько раз. У него была жена и пятеро детей, но они не проронили практически ни слова, пока я гостил у них. Зато Хеннес оказался очень разговорчив. Порой мне приходилось его перебивать, чтобы вообще что-то вставить. Этот человек был поглощен собой и своими успехами, очень напорист и ужасно упрям. С другой стороны, он был очень опытен и именно от него я узнал многое о Библии и доктринах Свидетелей Иеговы.

По словам Хеннеса Пайпера, Иегова действовал не через отдельных людей, а через «верного и благоразумного раба». Любое заявление руководства штаб-квартирой считается исходящим от Бога, и любой, кто откажется принять его как слово Божье, будет исключен. Отсюда следует, что «руководящий орган» занимает уникальную позицию, поскольку они единственные, кто может понимать и толковать Библию. Каждая догма, исходящая от «руководящего органа», принимается независимо от библейской точки зрения по данному вопросу. Когда-то Чарльз Рассел писал нечто подобное: «Люди не способны увидеть Божественный план при самостоятельном изучении Библии. Если кто-то откладывает "Исследование Писаний"… и читает одну только Библию, то через два года он уйдет во тьму. С другой стороны, если бы он просто читал "Исследование Писаний" с их ссылками и не прочитал ни единой страницы Библии, он был бы во свете».

Пайпер объяснил мне, какую роль «верный и благоразумный раб» из Бруклина играет для всех людей на земле. Это «Божий канал», поэтому абсолютно необходимо оставаться в контакте с «организацией Бога», и это намного важнее, чем читать и размышлять над Библией самостоятельно. Пайпер очень ясно дал понять, что я должен делегировать всю работу по исследованию лидерам из Бруклина. Он сказал, что многие пророчества Организации уже исполнились, и Рассел предупреждал мир о Первой мировой войне за 40 лет до ее начала. Он посоветовал изучить публикации «Сторожевой Башни» и стать ревностным проповедником. Таким образом, я снова бы обрел мир и радость. Я принял его советы, так как не мог противопоставить никаких разумных аргументов.

Мне действительно доставляло удовольствие читать литературу Свидетелей Иеговы, но это не могло сравниться с той радостью, которую я испытал ранее, читая Библию. Удовольствие, которое я теперь ощущал, можно сравнить с чувствами ученика, которому приходится много учиться, изучая интересующую его светскую литературу. Вскоре я уже знал, во что мне следует верить, а во что верить уже нельзя.

Это еще раз показывает степень использования прикладной психологии. Контроль информации является очень важным, если не самым критичным элементом этого процесса. Знакомясь исключительно с односторонней информацией, и, в то же время, будучи занятым служением Обществу, у меня не было возможности получать «вредоносную» информацию. Или, другими словами, информацию, которая могла бы разоблачить ОСБ. Здесь для моих читателей, возможно, зазвонят несколько колокольчиков, если они знакомы с книгой Джорджа Оруэлла «1984».

Я стремился вернуться в Норвегию, однако не мог, поскольку не урегулировал проблему с воинской службой. Вскоре меня вызвали в военный лагерь. Я провел там три дня, проходя обычные физические и психологические тренинги. Однако в первый же день я совершенно ясно дал понять, что отказываюсь от службы по соображениям совести. Я говорил исключительно о Библии и своих чувствах разочарования по поводу военной системы. Я действительно не знаю, что на самом деле решило проблему, но факт остается фактом, — меня отчислили из лагеря. 

4. ВСТРЕЧАЮ ЖЕНУ

Я решил навестить своего старого друга Пола, с которым мы вместе ходили в море. Он тоже приехал в Голландию, и я надеялся, что мы сможет вернуться в Норвегию. Я отправился в Гронинген, где жил Пол, и моим спутником в этом путешествии стал Свидетель Иеговы Хендрик Меекс, который уже в течение нескольких лет являлся пионером Общества Сторожевой Башни. Сначала мы навестили Пола, а затем отправились в соседний городок к семье Ван Бруг.

В то время Джелли, которая позднее станет моей женой, исполнилось всего 15 лет. Я в каком-то смысле потерял рассудок, увидев её, и всё происходившее вокруг не особо запечатлелось в памяти. Большую часть недели мы вместе катались на велосипедах, играли в гандбол. Я действительно влюбился в неё, но продолжение романа было невозможно в силу её молодости. Я хорошо помню, как сказал ей в шутку, что она должна постараться как можно быстрее вырасти, чтобы я смог вернуться и забрать ее.

Хотя я наслаждался компанией Джелли, но не пренебрегал и своей работой в ОСБ. Я удостоверился, что выполнил требуемую норму для Свидетелей, и присутствовал на собраниях и группах изучения. Это было очень счастливое время, я обрел новые силы и смелость. Мой дух и энтузиазм пребывали на пике.

Я кратко расскажу о семье моей жены. Оба её родителя первоначально принадлежали к голландской реформатской церкви, и тесть служил дьяконом. Его часто задействовали в качестве помощника пастора, каждый день за обеденным столом читалась Библия, а перед каждым приемом пищи произносилась молитва.

Семья вела трезвую пуританскую жизнь. Религиозная практика оказала влияние на многие стороны их быта. К примеру, по воскресеньям нельзя было вязать или ездить на велосипеде. Девочкам не разрешалось носить брюки, а волосы должны были заплетаться в косички. У членов реформатской церкви были большие семьи. У родителей Джелли родилось 10 детей, пять мальчиков и пять девочек, из которых она сама была самой младшей. Моей теще стукнуло 46 лет, когда родился ее последний ребенок, и она была безмерно рада, что природа положила на этом конец её репродуктивности.

Тесть, которого звали Ян, родился в 1896 году. В молодости он собирался стать учителем, но его родители не смогли оплачивать обучение. В конце концов, он связал себя с молочной фермой. Когда тесть стал дьяконом, то отвечал за распределение еды среди бедных. Несколько других церковных дьяконов и старейшин являлись фермерами, и в эти трудные времена часто проявлялась жадность, когда те отказывали в пище бедным и голодающим братьям. Это очень разочаровывало Яна.

Двое из его сыновей в возрасте 17 и 19 лет уехали на фермы в Германию, но вернулись оттуда с разной степенью психических расстройств, потеряв всякую веру как в общество, так и в церковь. Младший из них остался инвалидом на всю жизнь. Травмы, полученные старшим сыном, носили иной характер. Война и насилие порождали атеистов, и он стал одним из них. Безумие войны и непосредственное участие в ней церквей развеяли всякую веру. По его словам, церковь не должна была молчать, и по этому вопросу мы с ним были солидарны. Старший сын питал настоящую ненависть, он мог стучать в стену и орать, проклиная всё вокруг.

В этот особенно удручающий момент Свидетели Иеговы постучали в дверь. Он выказал им всю мощь своего негодования к христианскому миру и обществу. Такая ненависть парня оказалась как нельзя кстати, поскольку за семьдесят пять лет своего существования представители Общества Сторожевой Башни всегда были пионерами в деле выражения подобного неприятия, оставалось лишь использовать момент в своих интересах. Они согласились с его протестами и подкинули дополнительную порцию бензина в пылающий огонь, сказав, что миром, — в том числе христианским, — правит сатана и в ближайшем будущем Бог уничтожит весь этот «безбожный мир». Разрушение начнется именно с христианского мира, который, как утверждали Свидетели, несёт ответственность за все несчастья на земле.

Свидетели Иеговы продолжали посещать семью, подпитывая благодатную почву. Они цитировали свои публикации, где говорилось, что «христианский мир — самая соблазнительная форма видимой организации сатаны, и во время битвы Армагеддон он будет полностью уничтожен без всякой пощады». Слушатели были очарованы.

Раз в неделю вся семья из двенадцати человек плюс два Свидетеля Иеговы садились за стол в гостиной и изучали книгу «Дети». Однако тесть вскоре осознал, насколько глубок теологический раскол между догмами Свидетелей Иеговы и традиционным христианством, и неоднократно пытался остановить «вразумления», но всякий раз появлялась жалость к проводящему изучение. Они были впечатлены его рвением и готовностью жертвовать. Он проходил 15 километров, чтобы присутствовать на изучении, а потом возвращался обратно. Они не делали отличия между человеком и его миссией.

Этого человека звали Ян де Йонг. Он являлся «специальным пионером», что позволяло ему получать сущие гроши от Общества, но взамен он должен был ходить от двери к двери 150 часов в месяц, в дополнение ко всем другим обязанностям в собрании. В то время обычные «пионеры» трудились безвозмездно по 100 часов в месяц, а единственным их преимуществом являлось приобретение литературы ОСБ по сниженным ценам. Пионеры и районные надзиратели не имели никакой страховки, и часто не могли позволить себе даже госпитализацию. Болеть было опасно, поскольку ОСБ не несло никаких обязательств перед ними.

Как и другие активисты Свидетелей Иеговы, Ян де Йонг поддерживал себя, работая неполный рабочий день один или два раза в неделю, а оставшуюся часть времени проповедовал. Впоследствии вся моя будущая семья будет заражена рвением пионеров. Оба моих зятя и девять из десяти детей станут активными Свидетелями Иеговы, несколько детей — пионерами. Со временем дети выйдут замуж за других Свидетелей Иеговы, и сегодня, считая детей и внуков, более пятидесяти членов моей семьи активно работают для культа. Некоторые из числа мужчин занимают руководящие должности в организации.

Трагическая часть этой истории заключается в том, что «заботливая» политика Общества Сторожевой Башни лишает нас возможности соприкасаться с семьей. ОСБ запрещает им разговаривать с нами. К сожалению, нас считают мертвыми. Не потому, что семья этого желает, но им не оставили выбора, если они и дальше хотят оставаться Свидетелями Иеговы. Если они свяжутся с нами или позволят нам связаться с ними, то сами будут изгнаны как «отступники».

Но вернемся к моему тестю. Он посещал собрания как реформатской церкви, так и Свидетелей Иеговы. И это имело последствия. Церковный совет неожиданно совершил ужасную ошибку — они исключили его вместе со всей семьёй из церкви. Он был крайне раздосадован, что его жену и всех десятерых детей изгнали без какой-либо предварительного обсуждения. Это лишь подтверждало пропагандистские утверждения Свидетелей Иеговы относительно «дьявольской» сущности церквей. Таким образом, данное событие обеспечило плодородную почву, в которой культ смог прорасти и укрепиться, вторя тому факту, что «деструктивные культы быстро используют слабости традиционных церквей».

Сразу после моего визита в семью Ван Бруг, я решил вернуться в Норвегию. Другой голландский Свидетель Иеговы, Хендрик Мейкс, поехал со мной, поскольку был сыт по горло угольными шахтами. Я купил билеты на пассажирский корабль, который доставил нас из Амстердама в Ставангер. Сразу по прибытии я отправился в полицейский участок, чтобы узнать адрес одного из руководителей местной общины Свидетелей Иеговы Вигго Маркуссена.

Маркуссен и его жена — очень гостеприимная пара, и на первые несколько месяцев мы остановились у них. И Вигго, и его жена Карен, были очень усердными в служении, трое их прекрасных детей, все девочки, ежедневно участвовали в деятельности собрания. Мы много говорили об «истине», и в этот период я становился все более и более внушаемым.

Маркуссен был харизматичным человеком, вдохновляя своим неугасимым энтузиазмом. Он требовал многого не только от других, но и от себя, и таким образом являлся типичным лидером. Я заразился этим задором, но вся эта движуха, связанная с ежедневными встречами и проповедями, в дополнение к моей повседневной работе на фабрике, привела к полнейшей изможденности. Уже через три месяца я страдал от бессонницы, мысли путались, и я часто ощущал прилив крови к голове, отчего появлялось сильнейшее потоотделение. Все это беспокоило меня, и я навестил доктора, который, конечно же, не обнаружил никаких физических аномалий.

Позже я узнал, что это один из самых эффективных методов, который обеспечивает контроль над разумом другого человеком. Стивен Хассен писал: «Психологическая дезориентация может быть весьма эффективной. Лишение сна является одним из самых заурядных и плодотворных методов, которые можно использовать, чтобы сломить человека». Я цитирую Хассена, потому что, прочитав его книги, смог осознать всю свою жизнь в качестве Свидетеля Иеговы.

Чтобы как-то восстановить душевное равновесие, я решил найти жилье, а заодно мне посчастливилось найти и новую работу в Санднесе. Хендрик остался у Маркуссенов. Мне казалось, что ситуация улучшится, если я смогу планировать свое собственное время и темп жизни. Однажды после работы я прилег отдохнуть на диван, и почувствовал наслаждение! Было так приятно просто расслабиться и абстрагироваться от ажиотажа и беспокойств. Мое душевное равновесие вновь возвращалось ко мне, и я был уверен, что бессонница и истощение — уже в прошлом.

В дверь постучали. Это был вечно неугомонный Маркуссен. Ему было трудно понять, как такой молодой парень, как я, мог бить баклуши, когда есть более важные дела — «идти в поле», ведь конец мира совсем близок. Поступая так, Маркуссен действовал психологически правильно. Он не позволил мне взять время для осмысления, но я должен был без передышки вращаться вокруг «теократической» деятельности. Я становился все более ревностным, как Маркуссен. И вскоре, на конгрессе, состоявшемся в сентябре 1953 года, я был крещен как Свидетель Иеговы в бане в центре Бергена.

1953 год стал знаменательным, ведь тогда Свидетели Иеговы провели большой международный конгресс в Нью-Йорке. Более 165 тысяч человек собрались на это мероприятие, и многие задавались вопросом, настанет ли в этот момент Армагеддон, поскольку в одном месте собралось такое большое количество «Божьих людей».

Маркуссен полагал, что Армагеддон скорее всего наступит через год, в 1954 году, так как на тот момент после возвращения Иисуса пройдет ровно 40 лет (Свидетели верят, что Иисус вернулся невидимо в 1914 году, однако до 1929 года ОСБ заявляло, что он вернулся в 1874 году). Он считал, что «поколению» исполнится более сорока лет, и это окажется более чем «подходящим» временем.

Одна молодая 20-летняя сестра вышла замуж за мужчину на 40 лет её старше. Поскольку Армагеддон был так близок, то совсем скоро все вновь станут молодыми и разница в возрасте нивелируется. Хотя многие в собрании покачали головами, но никто не возразил, потому что все верили — Армагеддон вот-вот придет. Я знал этого человека лично, он служил областным надзирателем. Я вспомнил об этом только для того, чтобы проиллюстрировать степень ожидания конца в то время. Это было ожидание не на годы, а на месяцы.

Вместо обычного летнего конгресса, который Свидетели Иеговы организовывали каждый июль, Берген был выбран для так называемой «эхо-встречи», то есть многие важные речи, озвученные в Нью-Йорке, теперь дублировались для норвежских братьев. На мой взгляд, главная тема звучала так «Общество Нового Мира атакуется от пределов Севера». В 1958 году Общество Сторожевой Башни буквально сошло с ума от подробного изучения вопроса о царях северном и южном в книге «Да будет воля Твоя на земле». Коммунизм и тоталитарные державы представляли северного царя, и именно они вскоре нападут на Свидетелей Иеговы. Однако Иегова защитит избранных и начнется Армагеддон.

Иллюстрация из книги «Да будет воля твоя на земле» с двумя царями
Иллюстрация из книги «Да будет воля твоя на земле» с двумя царями

Все мы, присутствовавшие на конгрессах, как в 1953-м, так и в 1958-м году, были в восторге от этой благой вести и воодушевлены сражаться еще настойчивее в оставшееся короткое время.

Мое пребывание в Ставангере и Санднесе заложило основу для дальнейшего служения, и я познакомился со многими замечательными людьми. Вместе с другими членами собрания я путешествовал по многим островам, что, помимо «духовного роста», оказалось восхитительным отдыхом. Будучи не норвежцем, я довольно успешно стал выступать на Школе теократического служения. В свою очередь, Маркуссен продолжал подчеркивать необходимость разумно использовать оставшееся до Армагеддона время, ссылаясь на тот факт, что литература ОСБ окончательно прояснила этот вопрос. Оставалось лишь тратить как можно больше времени на работу от двери до двери. Он также не переставал убеждать нас с Хендриком Мейксом в том, что нам необходимо служить «пионерами».

Конгресс в Нью-Йорке. 1953 год
Конгресс в Нью-Йорке. 1953 год

5. ВОСПИТАНИЕ ДЕТЕЙ

Как старейшина, я обязан был оказывать давление на родителей и детей. Поскольку им приходилось брать детей на все собрания с самого раннего возраста, в жизни ребятни было мало от детства. Для них не существовало адаптированных под возраст собраний по типу воскресной школы. Несколько раз в неделю детям приходилось поздно ложиться, поскольку они сопровождали родителей на бесконечные собрания. Многие матери, занятые проработкой «не назначенных территорий», были не в состоянии создать стабильную, преемственную обстановку в жизни своих отпрысков, что влияло на их концентрацию в школе. Я часто видел, как детей шлепали на собраниях, потому что им никак не удавалось усидеть на месте в то время, когда при нормальных обстоятельствах они должны были спать в кроватках. Я говорю это не для критики, поскольку в этом отношении моя совесть тоже нечиста. Мне стыдно признаться, но, к сожалению, подобное случалось и с моими собственными детьми.

Мы обучали детей ходить по домам и различным методам продаж литературы, прекрасно понимая, что они могут «всучить» большее количество книг и журналов, чем взрослые. Поскольку многие люди жалели их, полагая, что своей покупкой они помогут им, мы, старейшины, побуждали родителей брать детей на проповедническую работу с самого раннего возраста.

Моей жене Джелли нравилось быть домохозяйкой. Но приготовление еды, мытье полов и проповедь от двери к двери не могли удовлетворить ее потребность иметь детей. Отношение Общества Сторожевой Башни к рождению детей в эти апокалипсические времена привело к тому, что наш брак чуть не распался. Позже я докажу, что руководство Сторожевой Башни считало неразумным «приводить» детей в этот мир накануне Армагеддона. Я полностью верил в беспрерывные заявления Сторожевой Башни: «Армагеддон совсем близко!» Я думал, что дети станут помехой на пути провозглашения вести о Царстве, которое уже установлено на небесах в 1914 году и совсем скоро, в нашем поколении, начнет править Землей.

Джелли тоже думала об этом, но не могла скрыть своей глубокой тоски. Конечно, я хотел детей, но пророчества Сторожевой Башни встали между нами, как стена.

Однако природа и материнский инстинкт взяли свое. В итоге у нас появилось четверо прекрасных детей — сначала девочка, а затем три мальчика. Как добросовестные Свидетели Иеговы, мы должны были брать детей на все собрания, не обращая внимания на их возраст. А это значило, что умственное и физическое напряжение на нас возросло. Мы должны были оставаться ревностными в служении. В литературе и на собраниях нам постоянно напоминали о преимуществах служить пионерами. Общество не принимало во внимание тот факт, что семейная жизнь может быть препятствием для такой работы, что дети требуют постоянной заботы и внимания. Дети не просят разрешения иметь потребности. Они их просто имеют априори, нравится это Сторожевой Башне или нет.

На самом деле ОСБ всегда было двуличным в этом вопросе. С одной стороны, люди должны были заботиться о своих детях, но, с другой стороны, от Свидетелей Иеговы ожидалось следование «рабочему графику» Общества, и на детей времени попросту не оставалось. Это заставляло нас постоянно чувствовать, будто мы выбираем между дьяволом и благодатью, — должны ли мы дарить детям время, на которое они имеют полное право, или же мы обязаны поставить на первое место задачу проповедования.

Поскольку Общество Сторожевой Башни не рекомендовало родителям отдавать своих детей в детские сады, однозначно заявляя, что такой «отказ» от их воспитания указывал бы на безответственное отношение, мы лишались даже такой помощи. Нельзя отдавать детей учителям детских садов, которые принадлежали этому миру. Многие учителя также имели определенные религиозные взгляды, то есть являлись частью Вавилона Великого, который будет уничтожен в Армагеддоне. Даже если бы они не были религиозными, ничего бы не изменилось, поскольку тогда они оказались бы атеистами и, в любом случае, находились бы под властью сатаны. Хрен редьки не слаще. Ни один христианин не хочет, чтобы его дети воспитывались атеистами. Дети должны были принимать участие только в обязательном школьном обучении, а остальное обучение являлось теократическим — на изучениях дома и в собрании.

Конечно, наши дети тоже не могли посещать какую-нибудь воскресную школу. Вот как по этому поводу писалось в «Сторожевой Башне» (1 мая 1938 года; повторено в номере от 15 августа 1967 года): «Зачем организовывать что-то дополнительное или воскресную школу для маленьких детей, где будет учить женщина — глупая или не имеющая библейского познания... Это учреждение дьявола, имеющее целью отвратить детей от Бога и сделать их непослушными родителям».

Но что послужило причиной запрета ходить в воскресную школу? Давайте читать дальше: «Вы должны учить своих детей, что великий кульминационный момент уже настал, и в скором времени Бог определенно намерен уничтожить всех, кто является злом... Воскресные школы… отделяют молодежь от взрослых… и отстраняют от активного свидетельствования от двери до двери. Эти воспитатели выдают это как оправдание не принимать участие в работе свидетельствования». Воскресные школы крадут время! Детей надо учить продавать литературу! Эти же мысли были повторены в журнале «Пробудитесь!» за 22 мая 1957 года, в статье «Воскресная школа взвешена и найдена слишком легкой».

Еще хуже было то, что дети не могли участвовать ни в каком роде деятельности, связанной с юношеством. Считалось, что это равносильно принесению детей в жертву сатане, что приведет к тому, что мы сами погибнем в Армагеддоне, невзирая на наши достижения в служении Иегове. Поэтому единственной альтернативой оставалось ходить от двери к двери со «Сторожевой Башней» и «Пробудитесь!».

В который раз мы видим пример психологического контроля над человеком. Общество создает внешних врагов и неоднократно подчеркивает, насколько они злы и опасны. Создается впечатление, что все, что находится за пределами культа, пребывает под неусыпным оком сатаны, и членов учат бояться такого влияния, как чумы. По словам Стивена Хассена, это является важнейшим элементом, который используется культом для достижения эмоционального контроля.

Сегодня кажется невероятной сама мысль, что я мог спровоцировать смерть своих детей, если бы они не принимали участие в этой работе. Но ведь на самом деле это то, что владеет умами Свидетелей Иеговы, и я сам участвовал в этой отвратительной форме жестокого обращения с детьми. Если бы они не приняли участие в «работе», мы бы сказали им, что они умрут! «Сторожевая Башня» (15 марта 1962 года) дает следующее предупреждение родителям: «Родители, которые любят своих детей и хотят видеть их живыми в новом Божьем мире, будут поощрять и направлять их к цели прогрессировать в служении».

Разумные люди, естественно, подумают, что мы были более снисходительны в отношении своих детей, но, боюсь, они ошибаются. Детям давалось кристально ясное понимание, что они будут уничтожены, если не станут служить Богу, а чтобы служить Богу, они должны работать в «поле», или, другими словами, ходить от двери к двери. Книга, которую мы использовали, чтобы доказать это, называлась «От потерянного до возвращенного рая». Её издали для детей, и на странице 249 в ней говорилось: «Только возвестители Царства Божьего могут ожидать быть защищенными во время конца этого мира, пережить Армагеддон и войти в новый мир. Чтобы спастись, мы должны сделать больше, чем только принять благую весть о Царстве. Мы должны также её проповедовать, чтобы показать, что мы в неё верим.  Итак, чтобы спастись, недостаточно только всем сердцем верить в благую весть о Царстве; мы должны возвещать её другим, чтобы и они были спасены» [цитируется в оригинале по русскому изданию, ред.].

Мы также учили детей, что, если они не будут служить Богу, их убьют Божьи ангелы. В другой детской книге Свидетелей Иеговы «Слушайте великого учителя» (стр. 102, норв. издание) мы читаем: «У ангелов есть ещё одно большое задание, и они собираются исполнить его в ближайшее время. Назначенное Богом время для уничтожения всех злых людей очень близко. Все, кто не поклоняется истинному Богу, будут уничтожены… Никому из злых не будет пощады. Ангелы найдут их всех до одного… Нам нечего бояться… если служим Иегове».

Ещё мы учили детей, что заниматься «работой» время от времени недостаточно, но требуется, чтобы они, наравне со взрослыми, выполняли её как рядовое задание, и Общество Сторожевой Башни поддержало это «поощрениями» в своей литературе. Можно привести такой пример из «Сторожевой Башни» (15 августа 1962 года): «Деятельность в христианском служении не может быть ограничена только взрослыми. Это преимущество служения, в котором вы, дети, можете участвовать… Если вы хотите повиноваться Иегове, вы будете регулярно участвовать в служении, проводимом теократической организацией… Помимо еженедельного участия в проповеди, служите своему Создателю каждый день во время каникул в качестве пионера… Повинуетесь ли вы ему со всем усердием? Регулярны ли вы в этом?».

Мне, как отцу, — впрочем, как и всем остальным отцам, — была поручена огромная ответственность за свою семью. Как можно раньше я должен был рассказать детям об Иегове, рае и Армагеддоне. Мы воспринимали всё это очень серьезно. Задолго до того, как научиться читать или писать, они сидели у нас на коленях, и мы показывали им картинки из «детских книг» ОСБ. В некоторых из них библейские истории подавались, в том числе, и визуально. Было множество ужасающих иллюстраций, изображающих, как Иегова убивал всех не-Свидетелей в Армагеддоне. На них видно, как под рухнувшими зданиями заживо погребены люди. Огромные толпы со смертельным ужасом в глазах отчаянно ищут помощи или укрытия. Огромные трещины на поверхности земли поглощают всё вокруг.

Страшные картины, наподобие этих, можно найти во всех книгах Сторожевой Башни, изданных за последние сто лет. Как Свидетель Иеговы, я не верил в вечное проклятие, но, с другой стороны, детям постоянно угрожали этими пугающими картинами Армагеддона. В то время ни я, ни моя жена, не интерпретировали их как угрозы, потому что мы действительно верили, что правильно учить детей таким вещам. Я сам преподавал это на школе для старейшин собрания. Оглядываясь назад, страшно подумать, что тем самым, возможно, я внес свой негативный вклад в отношении детей.

Каждый раз, когда мои дети стучались в дверь, я видел их напряженные маленькие личика. Им было дано задание, далекое от их компетенции, но тогда я не осознавал этого. Я был убежден, что они вооружены «Божьими доспехами» и что все это для их же блага.

Как я уже заметил, дети были «неприятностью» для Свидетелей Иеговы, и литература постоянно советовала родителям не «приносить» их в этот мир. Когда всё-таки у меня появились дети, пришлось вытерпеть немало осуждающих реплик представителей Общества.

В 60-х годах, когда я служил старейшиной в собрании Крагеро, меня посетил Вилли Хольгерсен, который являлся одним из разъездных «надзирателей». Мы с женой обычно приглашали их остановиться в нашем доме, и Хольгерсен тоже принял приглашение с благодарностью, но явно был недоволен тем, что у нас дети. Он не любил детей и сказал моей жене Джелли:

— В следующий раз, когда приеду в Крагеро, я хотел бы остановиться в доме без детей.

Эти земные «представители Бога» и «князья» могли наслаждаться нашим гостеприимством, есть нашу еду и пить столько, сколько душа пожелает. Тем не менее, они не считали зазорным вместо благодарности одарить нас откровенным хамством.

После рождения двух моих младших детей меня открыто критиковал областной надзиратель, который напомнил, что я должен прекрасно осознавать, насколько неразумно рожать детей сейчас, перед Армагеддоном, и что это самое настоящее непослушание рекомендациям Общества. В то время я служил председательствующим надзирателем, и он посчитал меня плохим примером для членов собрания.

—  Как теперь тебе удастся исполнить свои обязательства перед собранием? — вопрошал он.

Я чувствовал себя полностью подавленным, и во мне начало расти чувство отторжения по отношению к Организации и ее руководству. Я сознательно начал составлять список всего, что исполнял в деле Бога, в противовес тем важным вещам, касающимся отношений с женой и детьми, о чём я просто не мог позаботиться, не говоря уже о моих собственных потребностях.

Я чувствовал, что меня ввели в заблуждение, жестоко обманули. Бруклин использовал лучшие годы моей жизни и украл у моей жены и детей то ценное время и энергию, которые по праву принадлежали им. Более того, Сторожевая Башня украла большую часть драгоценного времени и энергии моей жены, которые также могли быть отданы детям и мне. Хуже всего то, что детей заставляли страдать от такого недостатка внимания.

Общество Сторожевой Башни указывало, что должно стать первостепенным в нашей жизни, и когда мы отдавали все свои силы, у нас уже не оставалось ничего для самых близких людей. 

6. СУДЬЯ И ПАЛАЧ

В 1973 году я во второй раз принял участие в двухнедельном курсе для надзирателей, теперь уже в Амстердаме. Несколько речей были посвящены поддержанию чистоты в организации. Практика лишения общения стала одной из основных тем. Многое из того, что я узнал, напугало меня и показало, насколько важное значение придается прессингу. Общество обладало огромным контролем и ни в коей мере не желало отказываться от него.

Проводивший школу канадец Пол Кушнир привел несколько примеров из бесчисленных досье на Свидетелей Иеговы, которые включают информацию о каждом «согрешившем» человеке в собрании.

— Бесполезно бежать из одного места, чтобы появиться в другом и начать новую жизнь. Даже если грешник спрячется в гуще бразильских джунглей, он не сможет остаться незамеченным международной сетью нашего Общества, — сказал Кушнир.

Общество Сторожевой Башни может отслеживать любого члена организации, независимо от его местонахождения на этой планете. Если Свидетели перемещаются из одного места в другое, копия его дела отправляется старейшинам нового собрания. Разведывательная система Свидетелей Иеговы суперэффективна. Любой, кто придет в собрание и объявит себя Свидетелем Иеговы, будет немедленно «дактилоскопирован». Это легко сделать, поскольку в штаб-квартире Общества Сторожевой Башни хранится вся информация, и ее также можно найти в головных офисах по всему миру. Подробности можно узнать и от старейшин бывшего собрания. Чтобы «пасти стадо», доступ к такой информации просто необходим.

Пол Кушнир провел много времени, обучая нас тому, как следует действовать в качестве судей. Внутренние судебные дела собрания, в принципе, следуют той же процедуре, что и «обычные» судебные разбирательства, с той только разницей, что обвиняемый всегда оказывается проигравшей стороной, поскольку ему не будет предоставлено право на собственную защиту или возможность пригласить свидетеля. Цель внутренних судебных разбирательств вовсе не в том, чтобы оценить тяжесть вины. Вина уже установлена, и «судебному слушанию» останется лишь вымогать покаяние и исполнить приговор.

Мы также прошли тщательную подготовку по различным методам допроса, и должны были использовать их для получения подробной информации от обвиняемых. В течение нескольких лет у меня уже был опыт работы судьей. Я принимал участие в лишении общения людей за действия, которые, согласно Библии, не являлись грехом. Их «преступление» заключалось лишь в том, что они согрешили против доктрин и правил ОСБ, что приравнивалось ко греху против библейских заповедей.

В качестве примера так называемых «серьезных преступлений» могу упомянуть такие моменты, как празднование дня рождения или посещение кем-то церкви. Или Обществу Сторожевой Башни не понравился способ, которым супружеская пара практиковала половой акт в своей собственной кровати, что являлось общей причиной для лишения общения на определенный срок. Мне сегодня очень стыдно, когда я вспоминаю эти так называемые «судебные дела», в которых я участвовал, и часто молюсь Богу, чтобы и Он, и те, кого мы оскорбили, могли простить меня. Я несколько раз публично просил у наших жертв прощения, в том числе через газетные статьи в Норвегии и Голландии.

В отношении рассмотрении дел сексуального характера, я могу вспомнить случаи, когда у «грешника» происходил самый настоящий припадок. Если женщина подверглась судебному преследованию, судьи, которые всегда были мужчинами, часто хотели переворошить каждую деталь — с чего началось «грехопадение» и во что выродилось, что включало в себя детальный интим-отчет со всеми подробностями произошедшего. Некоторые из «судей», казалось, испытывали большое удовлетворение от такого рода допросов. Эта концепция напоминала католическую инквизицию средневековых времен, когда обвиняемые, часто молодые женщины, обнажались перед «церковными судьями». Однако в те времена они имели такие привилегии власти и авторитета, что могли позволить себе подобные «удовольствия», которые, к счастью, не были прописаны в устав «военно-полевого суда» ОСБ.

Я помню, как однажды в качестве «судьи», нас вызвали к умирающему человеку. Ранее он являлся Свидетелем Иеговы, но затем был лишен общения из-за курения. Он заболел раком и теперь лежал дома на смертном одре. Поскольку он являлся Свидетелем Иеговы более 30 лет, то был уверен, что в случае смерти не воскреснет, поскольку не восстановлен в собрании. Он хотел, чтобы его восстановили, и он мог воскреснуть. С самого первого момента, когда я вошел в комнату, у меня появилось неприятное чувство — я понятия не имел, что делать. Здесь человек, буквально ожидающий смерти, и наша обязанность — как мы в это верили — заключалась в вынесении решения, можно ли его воскресить или нельзя! Доктрина ОСБ по данному вопросу предельно проста, но теперь, столкнувшись с реальностью, моя «судебная функция» вдруг стала неподъемной. Я верил, что наше «решение» определит будущую судьбу этой несчастной души! Меня физически не покидало чувство стыда.

На следующий день в собрании объявили о восстановлении этого человека, и он смог умереть как Свидетель Иеговы. И здесь я впервые столкнулся с непреодолимой дилеммой, касающейся той силы и власти, которыми мы, старейшины, были наделены в собрании. Мы должны были решить, стоит ли подарить человеку вечную жизнь!

Другим примером, демонстрирующим качество милосердия, проявляемого этими «военными трибуналами» по отношению к своим жертвам, является эпизод, в котором лично я не участвовал. Старейшины собрания узнали, что 102-летний старик жевал табак. Как принято у Свидетелей Иеговы, «преданный» брат или сестра донесли об этом «ужасающем» преступлении и, в соответствии с инструкциями, разоблачили грешника. Его вызвали на допрос и, конечно же, лишили общения. Представьте 102-летнего человека, который внезапно теряет всех своих друзей, фактически всю свою жизнь, и остается ни с чем. Как следствие, этот старик вскоре умер, будучи сломлен и, по сути, уничтожен. Он был до глубины души поражен вынесенным ему «смертным приговором». Свидетели Иеговы уверены, что лишение общения означает смерть, если человеку не удастся проникнуть в «ковчег», то есть восстановиться в собрании до наступления конца.

Хотя это не фиксировалось в официальных инструкциях руководства Общества, многие заходили очень далеко в этих унизительных «судебных делах». Я могу с уверенностью сказать, что многие из старейшин, которые действовали в качестве «судей», были, как говорится, более католиками, чем сам Папа. Я считаю, что причина этого заключается во всеобъемлющей власти — власти, которую штаб-квартира Бруклина позволяет старейшинам собраний реализовывать. «Судьи» тратили всё своё время на пояснение собственных взглядов, не оставляя обвиняемому надежды на защиту. Обвиняемый знал, что спор означает немедленное лишение общения, которое, согласно терминологии Свидетелей, равносильно смертному приговору.

Далеко идущая сила «судей» хорошо известна всем Свидетелям Иеговы. Обвиняемый знает, что бесполезно протестовать против обсуждения «извращений» и интима. Многие из Свидетелей Иеговы, которые были вызваны на допросы, поражались оказываемым на них психологическим напором, и я сам видел, как люди буквально вскакивали и убегали. Однажды мы посещали женщину, и когда она нас заметила, то накинула пальто и скрылась. В другой раз она запаниковала, стала кричать, и, в конце концов, вылетела из комнаты в подъезд и спряталась на чердаке. Такое «неуважительное» поведение не допускалось. Если кто-то не желает разговаривать с комитетом, то он будет лишен общения. Считалось, что для подобного отказа должна быть причина, и она заключается в нечистой совести.

В своей литературе Общество Сторожевой Башни утверждает, что существует «право на апелляцию», и это обеспечивает защиту от ошибочных решений. На практике это право является не более чем фарсом. В мою бытность старейшиной, мне был известен только один случай, когда апелляция оказалась действенной. Жалоба, адресованная Обществу по поводу явно необоснованного лишения общения, приведет лишь к дополнительным репрессиям.

Лишение общения ни в коем случае недопустимо, — так думает любой, кто полностью зависит от культа. Поскольку страх перед лишением общения, как правило, сильнее, чем перед судьями, то последние обычно получают ответы на любой вопрос, каким бы интимным он ни был. Обвиняемый хорошо осведомлен о катастрофических последствиях изгнания и, естественно, желает избежать его любой ценой. Если у «судей» останутся подозрения в том, что от них что-то скрывают, лишение общения станет необратимо. Многие из обвиняемых не осмеливаются защищаться, поскольку любая попытка оправдания истолковывается как отсутствие раскаяния. Принимая во внимание последствия лишения общения для себя, своей семьи и друзей, обвиняемые готовы признать все что угодно.

Теоретически, тот, кто лишен общения, может быть принят обратно в собрание. Раньше был срок в один год, но сейчас это отдано на откуп старейшинам. Истинное раскаяние может быть признано только за тем, кто не пропускает ни одного собрания в течение всего периода изгнания, и демонстрирует почтительное отношение к любому старейшине, который может встать на его пути. Они оказываются между молотом и наковальней, и у них нет иного выбора, кроме как полностью отдаться на милость палачей. Они хотели бы орать во все горло, но не осмелятся даже пискнуть. Методы террора, используемые Обществом Сторожевой Башни, крайне эффективны. Эта ситуация, пронизывающая жизнь общины, приводит к серьезным душевным страданиям. Исследования, проведенные в отношении психического здоровья, показывают, что у Свидетелей нервные расстройства встречаются в 5-10 раз чаще, чем у остальной части общества, в зависимости от рассматриваемого психосоматического проявления.

Для проведения «судебных» дел у нас, старейшин, была секретная книга «Внимайте себе и всему стаду», к которой мы должны были обращаться. Боюсь, по своему опыту я должен сказать, что «судьи», пользуясь неограниченной властью, редко консультировались с кем-либо или чем-либо. Такую власть и ее реализацию можно сравнить только с тоталитарным режимом.

Те, кто рискнул сказать или написать что-то, отличное от официальной политики, или кто посмел посетить другую церковь или собрание, вызывались на закрытое «судебное слушание». В таких случаях мы, старейшины, поступали так, как нам заблагорассудится, поскольку структура и иерархия Организации таковы, что наши решения имели авторитетное значение. Мы были «верны», а остальные — «грешники». Среди Свидетелей Иеговы никто не обратит внимания на слова грешника, и любое несогласие будет рассматриваться как подтверждение «злого умысла». Обвиняемый априори совершил преступление, а старейшины — это судья, присяжный, прокурор, защитник (!) и палач в одном лице.

Полное отсутствие справедливости при рассмотрении дел может иметь фатальные последствия, особенно если самооценка обвиняемого полностью подорвана, и в дополнение к этому, возможно, он действительно сделал что-то предосудительное. Я знаю несколько таких «дел» как в Норвегии, так и в других странах, когда человек, находившийся в состоянии психического расстройства, был вызван на судебное слушание и незадолго до встречи совершал самоубийство. Это реально критическая ситуация для Свидетелей. Я лично знал людей, которые таким образом покончили с собой. Другие пережили саму встречу, чтобы покончить с собой после неё.

Когда палачи ОСБ объявляли очередной «смертный приговор», их жертвы просто не могли этого вынести. Я знаю около 30 случаев самоубийств среди Свидетелей Иеговы в Норвегии, которые нельзя описать словами. Настолько зловещей была (и остается) сила, которой обладали мы, старейшины, в собраниях ОСБ.

Догматическое и высокомерное отношение Общества к правам человека стало меня тревожить. До сих пор я был судьей и палачом, и избегал обвинений против себя. С другой стороны, не было абсолютно никакой гарантии, что так будет продолжаться бесконечно. Соперничество и внутренние интриги в среде Свидетелей Иеговы, в сочетании с тем фактором, что обвиняемый не имел возможности опровергнуть обвинения, — истинные или ложные, — лишали меня возможности чувствовать себя в безопасности. В следующий раз я сам мог оказаться перед «судьями».

Конечно, установки для всех старейшин были одинаковы. Необходимо было поддерживать железную дисциплину, где любой, кто может вызвать проблемы, был бы эффективно удален. Часто к нам поступали сведения, основанные исключительно на слухах, и, как «пастыри» собрания, мы считали своим долгом проверить их со всеми вытекающими последствиями для несчастной души, которой предстоял суд.

Организация описывается и в реальности является независимым государством в государстве. У неё есть собственное правительство в Бруклине со своими законами и судами. Причем самиздатовские законы и суды ОСБ имеют примат над законами и судами страны. По этой причине Свидетелям рекомендуется, среди прочего, не разглашать правду мирскому судье, даже если это приведет к приговору за неуважение к суду.

Об этом совершенно определенно говорится в брошюре «Подготовка в случаях опеки над детьми», где Общество Сторожевой Башни рекомендует Свидетелям, старейшинам и детям «скрывать правду», чтобы заставить суд прийти к выводу, что обстоятельства, связанные с воспитанием ребенка, противоположны реальной ситуации. Эта брошюра для критиков Общества Сторожевой Башни, как «дар Божий», потому что президент Френц никогда раньше не публиковал так много лжи одновременно и не располагал её в столь упорядоченном виде.

Мне всё больше становилось не по себе от бремени «судьи» Сторожевой Башни. Спустя несколько лет моя сестра овдовела и снова вышла замуж за адвоката. Новый зять в течение нескольких лет работал судьей в одном из крупных городов Голландии. Он не был Свидетелем Иеговы, зато оказался очень способным юристом. Во время наших бесед он сказал, что изучал юриспруденцию в течение десяти лет, прежде чем получить право на свою нынешнюю должность судьи.

Это побудило меня к размышлениям о моей собственной компетентности. Я был неподготовлен и не сведущ в юриспруденции, психологии или педагогике, то есть не обладал абсолютно никакой профессиональной квалификацией, и это препятствовало выполнять мои обязанности удовлетворительно. Моим единственным «образованием» стал курс для старейшин ОСБ, где нас обучали таким процедурам, которые бы отверг любой психиатр или юрист.

Многие дела, которые в соответствии с законодательством должны быть рассмотрены полицией и судами, разбирались среди Свидетелей Иеговы неквалифицированными людьми, да ещё за закрытыми дверями. Это могли быть случаи кражи, наркомании или педофилии. О таких преступлениях никогда не сообщалось властям, поскольку Общество Сторожевой Башни мнит себя выше «мирских» законов. Мы просто не считали своим долгом сообщать о таких преступлениях, ведь это рассматривалось как «нанесение ущерба репутации организации Бога».

Ниже приведен пример своего рода гротескного отклонения, который явился результатом той идеологической обработки, которой мы подвергались.

В одном из собраний, где я служил старейшиной, произошел случай педофилии, требующий нашего суда. Это касалось 30-летнего отца, который имел частые сексуальные отношения со своей маленькой дочерью. Ужас продолжался довольно долго, и на момент, когда мать сообщила об этом старейшинам, девочке исполнилось уже 10 лет.

Нас волновала единственная мысль — необходимо «поддерживать чистоту собрания», то есть избавиться от этого человека. Психическое состояние и целесообразность медицинского обследования ребенка никого не беспокоили. Мы верили, что психологи и психиатры находятся во власти дьявола. Общество Сторожевой Башни неоднократно указывало на это в своей литературе, поэтому мы понятия не имели, что ребенку вдруг может понадобиться подобная помощь.

Как старейшин собрания, нас больше всего заботило, чтобы никто из вовлеченных сторон не обращался вне, поскольку эта история может «навредить репутации Общества Сторожевой Башни и Свидетелям Иеговы». Таким образом, власти ни о чем не уведомлялись. Я могу честно признаться, что подобная идея — обратиться к властям — никому из нас ни разу не приходила в голову! Это даже не рассматривалось, поскольку являлось «вопросом собрания».

Оглядываясь назад, я нахожу невероятным, что мог оказаться настолько чужд к потребностям моих собратьев. Но такова была система. Конечно, для ребенка это было самое страшное, но мы искренне верили, что девочка не понесет вреда, пока мы будем следить за тем, чтобы она оставалась в «недрах общины».

В дополнение к таким преступлениям люди часто осуждались за ряд других «серьезных» дел, таких как празднование собственного дня рождения или разрешение родителей раскрашивать картинки для подготовки к школьному Рождеству. Это могло привести к изгнанию, поскольку считалось идолопоклонством. Позволяя детям участвовать в школьных языческих мероприятиях, родители становились виновными в «духовной нелояльности», и в то время я и сам был убежден в том, что обязан удалять таких людей из собрания.

Один из многих случаев, в которых я участвовал в качестве судьи, касался отца, который вместе со своим 10-летним сыном присутствовал на некоторых местных спортивных состязаниях, проводимых 17 мая, в национальный день Норвегии, что являлось нарушением нейтралитета и могло привести к изгнанию. Этот мужчина тоже служил старейшиной, и наша первая мысль в качестве судей заключалась в том, что он вряд ли достоин такой должности. Мы написали в филиал и поинтересовались, что же нам делать. Поскольку этот человек «раскаялся» в том, что смотрел детские спортивные состязания, но не принимая в них участия, ему было разрешено остаться старейшиной. Но при условии: если другие в собрании будут оскорблены таким «нарушением нейтралитета», он должен будет лишиться должности.

Я все еще краснею от стыда, когда думаю о тех безумных «решениях», в которых я принимал непосредственное участие, и о том, какие последствия наши «справедливые решения» имели для других людей.

Я был ревностным Свидетелем и безоговорочно верил в «истины», что выражалось в бескомпромиссном отношении к «преступникам». Я изо всех сил старался применять установки Общества, что, по моему мнению, включало в себя регулярное наблюдение за членами общины. В этом не было ничего особенного — это нормальная практика среди старейшин. Мы призывали простых членов собрания сообщать нам обо всех «нарушениях», в том числе о тех случаях, когда имелись всего лишь «основания для подозрений». В книге ОСБ «Вопросы молодёжи: практические советы», на страницах 68 и 69 Общество совершенно открыто заявляет, что христианская молодежь обязана сообщать о прегрешениях друзей. Более того, это является христианским долгом. Я ощущал себя в шкуре полицейского, чья работа состояла в том, чтобы оберегать собрание от греха и грешников, и всегда был готов наказать любого, кто «согрешил» против правил и предписаний Свидетелей Иеговы.

Этот воинственный дух, которым мы были одержимы, являл собой преднамеренную, тщательно продуманную мутацию личности, разработанную верховными лидерами ОСБ, чтобы сохранить тотальный контроль над каждым членом собрания. Мы просто шли по стопам Сторожевой Башни, и такое воинственное отношение к тем, кого мы считали «отступниками», было предельно ясно выражено в интервью со Свидетелями Иеговы в немецком журнале «Штерн» от 8 марта 1984 года. Немецкому репортеру Свидетели Иеговы заявили следующее: «К сожалению, мы не можем убить отступников. Если бы сейчас действовало правительство Бога, мы бы так и сделали. До тех пор, пока это не произойдет, мы обращаемся с этими людьми так, как будто они уже мертвы».

Общество Сторожевой Башни будет утверждать, что они никогда не говорили и не писали подобного, и, если кто-то скажет Свидетелям Иеговы, что это было опубликовано в «Штерне», тут же получит ответ: это неверное цитирование. По этой причине я приведу цитату из «Сторожевой Башни» (15 мая 1953 года, стр. 159, норвежское издание), которую Свидетели уже не опровергнут: «В настоящее время мы не живем среди теократических наций, где члены нашей земной семьи могли бы быть истреблены в качестве наказания за отступление от Бога и его теократической организации, как это было возможно и предписано в нации Израиль».

Поскольку в то время мы действовали в качестве судей «теократической организации Бога», то не видели причин для размышлений о наших поступках, пока мы следовали правилам организации. Так было всегда среди Свидетелей Иеговы, — и остается по сей день.

Я чувствовал этот фанатичный дух среди многих Свидетелей. Это дух, рожденный организацией с помощью хитрых манипуляций. За мной пребывала сила, и, оглядываясь назад, должен признать, что это называлось не иначе как одержимость.

После того, как я начал порывать с организацией, я испугался. Не многие люди могут понять страх и беспокойство, которое испытывают многие Свидетели в отношении судебного комитета собрания. Пару лет назад, после того как я покинул организацию, мне позвонил Свидетель, находящийся в психиатрической больнице. Тревога довела его до психоза. Он пространно говорил о старейшинах и собрании, и связался со мной несмотря на то, что знал о запрете на общение. И я подумал: это хороший знак.

Я посетил его, и после часового разговора дал ему пособия, в которых обсуждались некоторые из доктрин Свидетелей Иеговы. В этот момент вошла медсестра, и Свидетель лихорадочно попытался спрятать литературу, чтобы она ничего не заметила. И тут я осознал всю трагедию случившегося, прочувствовал ее по собственному опыту. Парализующий страх состоял в том, что медсестра могла рассказать старейшинам о том, что он взял литературу у отступника.

Параноик, — подумает читатель. Но для Свидетелей это норма. Я заверил его, что медсестра ничего не скажет старейшинам. И в этот момент мне действительно очень захотелось помочь ему освободиться от учений ОСБ. 

7. ПОСЛЕДНЕЕ «ВЕЛИКОЕ ПРОРОЧЕСТВО»

Когда Джелли исполнилось 7 лет, и она пошла в школу, то знала наверняка, что доучиться она не успеет, поскольку произойдет Армагеддон. Ей говорили, что она может покинуть школу, отучившись до 8 класса. Она была отличницей, и учитель очень рассердился, когда узнал о планах семьи. Сколько не убеждали родителей, добиться так ничего и не смогли. В те годы Свидетели Иеговы считали обучение напрасной тратой драгоценного времени в преддверии Армагеддона. В 1941 году, по словам президента ОСБ Рутерфорда, до него оставалось всего несколько месяцев, и «Сторожевая Башня» использовала именно такие выражения: «несколько месяцев, которые остались».

Вместе со всеми я участвовал в обнародовании этой эсхатологии. Она всегда приводила к росту активности и росту числа членов. Пророчества о 1914, 1915, 1918, 1919, 1925, 1941 и 1975 годах наглядно это демонстрируют. Страх сгинуть в Армагеддоне должен оставаться постоянным, поскольку, если люди начнут думать, что у них много времени, то оно вполне может уйти на критическое осмысление доктрин ОСБ. Но когда перед тобой маячит Армагеддон, очень немногие осмеливаются рискнуть навсегда потерять свою жизнь.

Таблица из книги «Вечная жизнь» (1966) с указанием на 1975 год
Таблица из книги «Вечная жизнь» (1966) с указанием на 1975 год

1966-й стал очень важным для меня годом. Я посещал двухнедельную школу для служителей собрания. Тор Самуэльсен, координатор Свидетелей Иеговы в Норвегии, только что вернулся из США с последней публикацией под названием «Вечная жизнь — в свободе сынов Бога». В ней говорилось, что каждый из семи дней творения охватывал период в 7000 лет, а «день отдыха», который также длится 7000 лет, начался в 4026 году, когда Бог создал Адама и Еву. Логика была такова: уже 6000 лет человечество претерпевает нужды и страдания, но в 1975 году наступит последнее тысячелетие — тысячелетнее правление Христа.

В литературе Сторожевой Башни многократно обращалось внимание на эту дату. Тор Самуэльсен заверил нас, что в штаб-квартире в Бруклине твердо верят в доктрину о 1975 годе, и считают, что 1974 год еще более вероятен для уничтожения этого мира. Мой зять, который участвовал в аналогичном курсе в Амстердаме, услышал точно такую же формулировку, которую донёс один из лидеров Общества в Голландии Артур Винклер.

Нам регулярно напоминалось, что до 1975 года оставались считанные месяцы и даже недели. В публикациях давались яркие описания тех, кто продал свои дома и имущество, чтобы «служить» пионерами в «короткое оставшееся время, прежде чем этот мир разрушится в Армагеддоне». В майском выпуске «Царственного служения» за 1974 год было сказано: «Нам известно, что братья продают свои дома и имущество и планируют завершить остаток своих дней в этой старой системе в пионерском служении. Конечно, это прекрасный способ использовать короткое время, оставшееся до конца злого мира».

В 1975 году я присутствовал на конгрессе в Голландии (в Утрехте), где голландский координатор ОСБ Роб Энгелькамп произнес оглушительную речь о неизбежности прихода Армагеддона в 1975 году. Позвольте мне повторить то, что он сказал:

— Верный и благоразумный раб, Божий канал в Бруклине, спрашивает: возможно ли собрать на наших собраниях в сентябре [1975 г.] четыре с половиной миллиона человек, которые смогут пережить великую скорбь? Это то, чего мы все хотим, братья и сестры? [громкие аплодисменты] Кто знает, что принесут нам следующие несколько недель и месяцев! Когда видимая Божья организация отправляет приглашение 4,5 миллионам человек и прямо спрашивает их: «С чем вы предстанете перед престолом Бога?» — надо что-то предпринимать! И если мы действительно это осознаем, тогда ты можешь продать свой дом, продать все, что у тебя есть, и после этого задаться вопросом: смогу ли я жить на проценты по своим банковским вкладам? Если да, то как долго? Очень долго? Так избавься же от мусора! Начни служить пионером! [прервано громкими аплодисментами].

Мы были вдохновлены такими речами и с нетерпением ожидали конца 1975 года. Оставалось лишь усердно трудиться, продавая как можно больше литературы. Роб Энгелькамп также сказал:

— Братья и сестры, нам всем требуется продолжать продавать как можно больше журналов «Сторожевая Башня» и «Пробудитесь!». Мы должны определиться с их количеством и заказать через собрание. Поставь перед собой цель: в эти последние месяцы системы вещей я утоплю людей в публикациях Сторожевой Башни! [нескончаемые аплодисменты].

Но 1975 год прошел. Как и в 1914, 1915, 1925 и 1941 годах, Армагеддон стал мучительно очевиден благодаря его полному отсутствию. Общество Сторожевой Башни, «Божий канал общения», снова проявил себя как лжепророк.

Но на этом не остановился. «Пророк» рискнул сделать новое предсказание. Свидетелей уверяли, что их работа от двери к двери должна быть завершена в ближайшее время. Последняя надежда заключалась в том, что конец наступит до 2000 года, но это предсказание было отменено в 1995 году, когда ОСБ выдало новую версию учения о «поколении». 

8. РАЗОЧАРОВАНИЕ

Вторая половина семидесятых стала временем глубоких размышлений. Ошибочные пророчества на 1975 год заставили меня проанализировать эсхатологию организации. В то же время, будучи старейшиной и председательствующим надзирателем, мне довелось видеть закулисье ОСБ. И то, что я наблюдал, пугало. В течение долгого времени я закрывал глаза на несоответствия в учении и реальном безжалостном отношении к людям. Как ошибочные пророчества, так и мои наблюдения, нанесли мне серьезные психологические травмы.

Через речи на летних конгрессах в Джордал Амфи и Осло в 1973 и 1974 годах Общество Сторожевой Башни пыталось смягчить ожидание относительно 1975 года, которое оно само же и спровоцировало на протяжении почти десятка лет. Пол Брун, один из районных надзирателей в Норвегии, выступил с речью на спортивной арене Экеберг, в которой он сослался на слова Иисуса в Матфея 24:45-51. Он утверждал, что «злой раб», который запугивает других слуг, является врагом «верного и благоразумного раба» в Бруклине, представляющего «Управляющий орган видимой организации Бога». «Злой раб» — это все, кто критикует доктрины Общества Сторожевой Башни.

Я был не совсем удовлетворен подобным объяснением и решил поговорить с ним лично. Я спросил его, имел ли он в виду, что обычные Свидетели Иеговы, у которых наблюдалось критическое отношение, также представляют «злого раба». «Да», — ответил он и поспешил прочь.

По своему опыту я знал, что ведущие лидеры всегда были заняты, если кто-то решался обратиться к ним с вопросами. Тем не менее, ответ шокировал меня. Я понял, что существует связь между провалом предсказанных на 1975 год событий и ясными предупреждениями, исходящими теперь от ОСБ в отношении тех, кто осмелится критиковать ложные пророчества. Шла подготовка к «охоте на ведьм» в лице «злого раба», а «верный раб» как всегда окажется не при делах. Организация была (и остается) пустословом, который эксплуатировал все мои ресурсы, но как только я начал задавать вопросы, счел меня мятежником. Я больше не мог слепо реагировать на каждое требование т.н. «верного раба».

Один из присутствовавших на книгоизучении, которое я проводил, подверг критике «пророчество» на 1975 год. Для него, как и всех остальных, было очевидно нездоровое нагнетание ажиотажа в литературе ОСБ. Мне ничего не оставалось, как согласиться с ним. В то время лидеры Общества начали создавать у Свидетелей впечатление, что именно мы, обычные возвещатели, неправильно поняли предсказания. Многие Свидетели проглотили этот пассаж, вероятно, из-за боязни репрессий. Поскольку я согласился с мнением того человека, меня тут же осудили некоторые «лояльные» Свидетели и донесли другим старейшинам. В итоге меня вызвали «на ковер» и предупредили, что я обязан хранить преданность доктринам Сторожевой Башни.

В 1976 году была опубликована статья, которая вызвала отвращение и тошноту среди некоторых Свидетелей Иеговы, включая меня. ОСБ пыталось спасти ситуацию, заявив, что это мы, рядовые Свидетели, несём ответственность за все разочарования относительно 1975 года. В «Сторожевой Башне» за 1 декабря (стр. 540) говорилось: «Возможно, что некоторые из тех, кто служил Богу, спланировали свою жизнь в соответствии с ошибочным толкованием того, что должно было произойти в определенный год. Но нам не стоит ориентироваться на какую-то дату и пренебрегать повседневными вещами… Если кто-то был разочарован, он должен без промедления сосредоточиться на исправлении своей точки зрения, признавая, что его обмануло и принесло разочарование не Слово Бога, а его собственное понимание».

Такая преднамеренная попытка Общества избежать ответственности привела к кризису доверия внутри организации. Несколько сотен тысяч начали покидать культ. В связи с резким падением членства Общество было вынуждено изменить свою тактику и сделать небольшие допущения. Реймонду Френцу, бывшему члену Руководящего совета, было поручено сформулировать некое признание. В своей книге «Кризис совести» он пишет: «Организации потребовалось почти четыре года, чтобы ее администрация наконец-то признала, что была неправа, и целое десятилетие создавала ложные надежды».

Организация, которую я считал своей «матерью», оказалась нечестной. В «Сторожевой Башне» за 1 мая 1957 года (стр. 274) говорилось: «Именно через свою организацию Бог дает свет, который, как сказано в Притчах, является законом матери. Если мы хотим идти во свете истины, мы должны не только признать Иегову Бога своим отцом, но и его организацию как нашу мать».

Теперь же Общество обвиняло нас в том, что мы неправильно истолковали их статьи. Это было ложью и лицемерием, потому что они побоялись признать свою ошибку. И я был далеко не одинок в таком мнении. После 1975 года организацию покинули около миллиона Свидетелей. Они тоже что-то не так прочитали и поняли? И здесь вновь мы приходим к теме контроля над разумом, о чём писал психолог Стивен Хассен: «Доктрина должна быть принята, а не понята. Она требует, чтобы человек не доверял самому себе. Поскольку она ИСТИНА, совершенная и абсолютная, любой недостаток в ней рассматривается только как отражение несовершенства самого верующего. Ему говорят, что он должен стараться работать усерднее и иметь больше веры, чтобы лучше понимать истину».

Во время конгресса в Арнеме 18 июля 1976 года прозвучала речь под названием «Продолжайте ждать конца!» докладчик Вийнгаарден сказал: «Мы должны быть более усердными, чем когда-либо прежде и не ориентироваться на дату, иначе вы исчерпаете все свои ресурсы, останетесь без дохода и окажетесь нуждающимся. К сожалению, поскольку мы не увидели исполнения наших надежд, братья и сестры сокращают свою деятельность и попадают в ловушку сатаны в то время, когда конец близок. Кто-то залазит в долги, приобретая дорогой автомобиль или дом. Другие братья ходят на курсы, желая получить более прибыльную работу. Семьи внезапно начинают задумываться об увеличении их числа. Теперь, перед самым концом, человек вдруг дарует себе всё, что было принесено в жертву за последние годы. Необходим здравый смысл в том, что вы делаете для себя и своей семьи. Что-то в вашем доме нуждается в ремонте? Сделай его! Кто-то нуждается в лечении? Не откладывайте его из-за того, что вы верите в близость Армагеддона. Вы действительно считаете, что должны пожениться еще до великой скорби? Делай то, что считаешь нужным! Это не грех. Всегда используйте здравый смысл».

Когда я получил распечатку этой речи от голландских друзей, то пришел в ярость. До 1975 года меня призывали продать все, что у меня было и в «оставшееся короткое время» служить пионером полный рабочий день. В предыдущей главе я уже приводил подобную цитату из «Царственного служения» за май 1974 года. Сам я дом не продавал, поскольку у меня его просто не было. Но что бы я сейчас делал, если бы я его действительно продал? Тем не менее, памятуя о «коротком времени», я воздержался от строительства дома. Кроме того, мы подсчитывали, сможем ли прожить на проценты от банковских вложений, если уволимся с работы и начнем «служить» полный рабочий день. И ради этого я даже расторг страховой договор.

В течение второй половины семидесятых произошли другие события, которые помогли мне открыть глаза на бездушную систему Сторожевой Башни. В период до и сразу после 1975 года наблюдался рост, и нам требовалось расширить Зал Царства. Как обычно, всю работу выполняли добровольцы и многие из них приложили фантастические усилия. Причем каждый сдал отчет в среднем по 8,7 часов проповеди от двери до двери, что было весьма похвально. По окончании работ мы с гордостью встретили разъездного надзирателя, но он не выявил не малейшей реакции и раскритиковал за столь низкие отчеты. Прямо на собрании он сказал: «Глядя на отчеты за последние шесть месяцев, становится очевидным, что собрание не ценит предоставленное Иисусом искупление. Вы закрываете глаза на реальность», т.е. на Армагеддон.

После столь длительных и напряженных работ многие были настолько переутомлены, что порой плакали от бессилия. Они работали 40 часов в неделю на своей основной работе, а вечерами трудились в Зале Царства. И плюс к этому успевали проповедовать 8,7 часов каждый месяц, а также тщательно готовиться и участвовать в каждом собрании, на что уходило еще не менее 10 часов в неделю. В течение всех этих месяцев спать удавалось не более 5-6 часов в сутки. И сейчас, после слов разъездного надзирателя собрание пребывало в шоке. Все были ошеломлены и разбиты. Когда он встретился со мной наедине, я потребовал, чтобы он извинился перед собранием за столь грубые и злые слова. Я показал ему список из приблизительно 28 человек, полудюжине из которых было около 80 лет. Некоторые из них страдали от серьезных заболеваний, многие сидели антидепрессантах. Несмотря на это, он полностью отверг мои аргументы, настаивая на том, что мы, старейшины, должны приложить «особые усилия» в этой «исключительной работе», к которой призвал нас Бог. Я напомнил ему случай из Ветхого Завета, когда Иаков замедлил ход из-за больных и престарелых, а также женщин и детей. Но этот аргумент также повис в воздухе. Представитель Общества не только не собирался извиняться, но, напротив, повторил, что его критика не терпит возражений.

С таким отношением я сталкивался в большинстве случаев приезда районных надзирателей. Я даже рискну утверждать, что у большинства из них наблюдалась самая настоящая психопатия, поскольку, несмотря на неопровержимые доказательства, они были неспособны признавать ошибки.

Хотя собрание и большинство старейшин были шокированы не меньше моего, и даже согласились со мной, но никто из них не осмелился выступить открыто, остерегаясь репрессий со стороны «Большого брата».

За неделю до этой встречи один из старейшин собрания сказал, что мы должны ценить новые помещения и показать это ревностными служением, иначе Бог может отнять их у нас. Я ответил ему, что такие вещи говорить перед собранием недопустимо. Сказать, что после трех месяцев героического труда Бог вдруг может решить отобрать у них Зал Царства из-за того, что они недостаточно активны, — это ничто иное, как форма давления. Однако он был прав. Не Бог, а ОСБ неоднократно показывало, что именно это и может произойти. Они делают всё, что им заблагорассудится, не спрашивая никого.

После всей это истории я вернулся домой расстроенный и задал себе вопрос: «Джозеф, кто неправ — ты или разъездной надзиратель?» Я подумал, что если мне действительно не хватает понимания, будучи председательствующим надзирателем, то я не могу быть приемлемым для Иеговы и не достигну вечной жизни. С этого времени я стал серьезно задумываться о самоубийстве. Я был бесполезен, имел неправильные мотивы, «незрелое» отношение, как сказал мне представитель Общества. Я думал, что действовал искренне, с лучшими намерениями для собрания. И сейчас у меня не было никакой уверенности в том, что я смогу смириться с тем видением ситуации, которая открывалась передо мной.

Другое событие, произошедшее примерно в то же время, показало, насколько незначителен человек перед лицом организации, и как прав был старейшина из моего собрания. Соседнее собрание более 25 лет пыталось приобрести помещение для Зала Царства. В конце концов им повезло, и они купили старое здание. Несколько раз братья и сестры нашего собрания помогали им с реконструкцией, а по окончании работ мы все устроили пышный праздник.

Вскоре неподалеку был построен еще один большой Зал, принадлежащий другому собранию. Однако в процессе работ выяснилось, что затраты окажутся более весомыми, чем предполагалось. Общество отказалось финансировать проект, поскольку посчитало такую трату денег нецелесообразной. Тогда собрание, которому мы помогали с реконструкцией, было распущено и им объявили, что теперь они числятся в новом собрании. До этого они понесли огромные расходы, а теперь должны были финансировать чужой Зал Царства. Помню, как председательствующий надзиратель прежнего собрания стоял на сцене и плакал, когда зачитывал приказ высшего руководства. Безусловное подчинение и безапелляционное послушание — единственно важные вещи в организации Сторожевой Башни, но не люди.

В другом собрании, где также строился Зал Царства, между членами возникли разногласия относительно проекта. Общество решило эту проблему, просто распустив всё собрание, не принимая во внимание ни личные чувства, ни финансовые последствия для многих людей. Они должны были ездить на встречи в другой город, что означало увеличение личных расходов, не говоря уже о потерянном времени.

Десятилетие семидесятых оказалось для меня временем большой активности, особенно в связи с нашими ожиданиями относительно 1975 года. Но оно также стало временем внутренних противоречий и разочарования. В течение долгих лет я очень уважал своих лидеров и уверенно следовал за ними, не задумываясь и не подвергая сомнению ни их команды, ни их суждения. Как старейшина, я часто молился о том, чтобы Бог помог мне делать то, что принесет пользу другим. Мы были счастливой, объединенной группой, и, помимо пяти еженедельных встреч, иногда проводили дополнительное собрание, где хвалили тех, кто много трудился, особенно женщин. Как и большинство Свидетелей, очень немногие из них имели постоянную работу и уделяли много времени работе в собрании. Иногда я организовывал посещение парка аттракционов или, например, музеев. Мы ходили в походы, вместе играли в футбол или во что-то ещё.

Однако, поступая так, я, как говорят голландцы, «мочился через край горшка». Общество не рекомендовало такого рода мероприятия и не существовало никаких правил относительно дополнительных собраний. Напротив, такие начинания могли «навредить» делу проповеди. Лидеры считали, что не следует поощрять походы туда, где нет возможности проповедовать и продавать книги и журналы. Мне был сделан выговор и сказано, что я не имею права устраивать собрания помимо тех, что навязаны ОСБ. Это время в оставшиеся годы нужно тратить на хождение от двери к двери. Всё, что я организовывал, являлось бесполезным, а подобными вещами в свободное время можно будет заняться в новом мире.

Говоря прямо, каждый раз, когда я молился Богу о руководстве относительно благополучия собрания, а затем действовал по «духу», ОСБ реагировало отрицательно. Снова и снова меня предупреждали, что я не должен проявлять самостоятельности. В их литературе это называлось «бежать впереди Божьей организации». Наличие собственных идей указывало на независимость мышления, и это приводило меня в замешательство. Усилия и активность старейшин собрания создали позитивную атмосферу, что вызывало большую радость и энтузиазм среди братьев и сестер, а также способствовало росту. Я спрашивал себя: «Как может быть что-то не так, если это дает такие хорошие результаты?»

Теперь я понимаю! Общество Сторожевой Башни ни при каких обстоятельствах не рискнет потерять контроль над каждым из нас. Я мог оказаться слабым звеном этой конструкции, если бы мне позволили продолжать свои начинания. Общество должно мыслить за каждого члена, даже в отношении Библии. Они пишут: «Мы можем думать об учебе как о тяжелом труде, как о тяжелом исследовании. Но в организации Иеговы нет необходимости тратить много времени и энергии на исследования, потому что в организации есть братья, которым поручено заниматься именно этим, чтобы помочь тем, у кого не так много времени. Они готовят хороший материал в "Сторожевой Башне" и других публикациях Общества» («Сторожевая Башня» за 1 июня. 1967, стр. 338, годовая подшивка).

Все эти факторы накапливались и приводили меня к ещё большему внутреннему конфликту. 

9. ЧЕСТНОСТЬ И ОСБ

Я начал серьезно сомневаться в чистых мотивах Сторожевой Башни. В рамках различных школ, проводимых для старейшин, меня обучали прибегать к «правдоподобной» лжи, если такие «враги», как полиция и другие представители власти, допрашивают нас о чем-либо, связанном с «теократической» организацией. Нас учили заранее продумывать ответы. В таких случаях мы должны были лгать, что по понятиям ОСБ является вовсе не ложью, а «стратегией теократической войны». Если где-то проповедническая деятельность запрещена, и люди спрашивают: «Вы Свидетели Иеговы?», то вы должны ответить: «Нет, я христианин».

Большинство людей, которые знают Свидетелей Иеговы, наверняка не поверят, что умение лгать является частью «воспитания» в жизни общины. Свидетелям Иеговы не просто разрешено использовать ложь, если это служит интересам организации, но они к этому поощряются.

Одним из многих примеров, которые были опубликованы Обществом Сторожевой Башни на протяжении многих лет, является история женщины-Свидетеля, которая ходила от двери к двери в бывшей Восточной Германии, где проповедовать запрещено. Однажды она позвонила в дверь к одному из противников Свидетелей и поняла, что он свяжется с полицией. Она тут же забежала в соседний подъезд и сменила красную блузку на зеленую. Когда она снова появилась на улице, уже прибыл полицейский. Он спросил её: «Вы видели женщину в красной блузке?» Она ответила: «Нет!» Солгала ли она? «Нет, — говорит ОСБ через свою статью, — Она не лгунья. Скорее она использовала "стратегию теократической войны", скрывая правду ради служения».

Часто приводится библейский пример с проституткой Раав из Иерихона. Она спрятала у себя двух еврейских разведчиков, но соврала, что не знает, куда они делись. В книге «Понимание Писания» (стр. 245) утверждается следующее: «Хотя злобная ложь определенно осуждается в Библии, это не означает, что человек обязан разглашать правдивую информацию людям, которые не имеют на нее права».

В «Сторожевой Башне» за 1 июня 1960 года (стр. 352) говорится: «Писание показывает, что для защиты интересов Божьего дела уместно скрывать правду от врагов Бога. Когда зрелый христианин сталкивается с альтернативой говорить и тем самым предавать своих братьев, или не говорить и быть обвиненным в неуважении к суду, он поставит благополучие своих братьев выше собственного, памятуя слова Иисуса: "Нет больше той любви, как если кто положит душу (жизнь) свою за друзей своих"».

То, что женщина своими действиями желала избежать конфронтации с коммунистическими угнетателями, вполне понятно, но то, что Сторожевая Башня открытым текстом поощряет использовать «теократическую ложь», весьма печально. Защищал ли Иисус Петра, когда тот лгал, отрицая, что знал Иисуса? А ведь он был в схожей ситуации, что и дама в Восточной Германии. Похвалил ли его Иисус за то, что он «хороший мальчик», который так умело использовал «стратегию теократической войны»? Нет, Библия говорит, что Иисус просто смотрел на него, а Петр горько плакал, раскаиваясь в своем поступке.

Сколько сотен тысяч жизней христианских мучеников можно было бы спасти, если бы они использовали т.н. «стратегию теократической войны» от Сторожевой Башни? Ведь порой их жизни зависели от простого вопроса: «Ты христианин?» Утвердительный ответ означал смерть для очень многих людей.

Покойный президент Фредерик Френц представлен в литературе «Сторожевой Башни» как выдающийся знаток Библии, и, по словам одного из лидеров Свидетелей Иеговы А. Макмиллана, он являлся ученым, владеющим древнееврейским языком. На судебном процессе в Шотландии Френц утверждал, что знает несколько языков, включая еврейский и греческий. Когда его попросили перевести текст из Бытия 2:4 с английского на еврейский, ему пришлось признаться, что он не способен на это.

Мой собственный опыт показывал, что даже известные надзиратели в организации уважали честность не более, чем их президент. Все Свидетели должны ежемесячно в письменном виде сообщать о своем «служении» — сколько часов потратили на проповедь и сколько литературы раздали. Многим с трудом давалось выполнить «норму» в 10-12 часов в месяц, особенно отцам и матерям, у кого маленькие дети. Пионерами часто являлись люди без семейных обязательств, но им приходилось изо всех сил пытаться достичь свои 100 или 150 часов в месяц.

Многие надзиратели в своих отчетах прибегали к обману, да еще и поощряли пионеров поступать так же. Обычно время «служения» начинается с первого стука в дверь, а время, затраченное на дорогу, не учитывается. Чтобы достичь большего количества часов, один районный надзиратель вставал пораньше и стоял перед железнодорожной станцией с журналами в руках. Затем приходил на встречу для проповеди, проводил её и шел проповедовать теперь уже со всеми. А все это время полностью фиксировал в отчете.

Похожий сценарий практиковали и другие. Поскольку время в пути до места «полевой службы» не должно учитываться, некоторые продвинутые возвещатели перед дорогой раздавали пару журналов и считали, что время пошло. Это беспокоило совесть многих, но рекомендовалось к действию даже видными представителями Сторожевой Башни. Некоторых это очень тревожило, поскольку они понимали, что в итоге получаются липовые отчеты.

Благодаря пастырской работе, я прекрасно знал, что многие были переутомлены, имели психические расстройства и заболевания. На мой взгляд, все эти проблемы в большинстве случаев являлись следствием не «мирской работы», а бесчеловечного давления и бремени, возложенного на них организацией. И это выглядело как еще одна форма обмана.

«Время говорить — когда?» — так называлась статья в «Сторожевой Башне» за 1 сентября 1987 г. [рус. издание за 1 мая 1990 года, стр. 20; цитируется из него; ред.]. В ней объяснялось, как «стратегия теократической войны» может быть использована на работе против работодателя. Дело в том, что многие люди имеют доступ к конфиденциальным документам и по этой причине находятся под присягой о неразглашении. Но только не Свидетели Иеговы! Находясь под такой присягой, они её попросту игнорируют. Согласно строгим правилам ОСБ, противление его уставам ведет к лишению общения, но вот уставы вне организации нарушать можно и нужно. Вот что говорилось в той статье:

Иллюстрация из статьи «Время говорить — когда?» («Сторожевой Башне», 1.09.1987)
Иллюстрация из статьи «Время говорить — когда?» («Сторожевой Башне», 1.09.1987)

«Мария работает медицинской ассистенткой в больнице. Она обязана хранить профессиональные тайны. Она должна заботиться о том, чтобы письменные данные и другие информации о пациентах не передавались посторонним лицам. В стране, где она живет, есть закон, регулирующий раскрытие секретных информаций о пациентах. Однажды Мария стояла перед дилеммой. Обрабатывая больничные записи, она наткнулась на сообщение, в котором говорилось, что одна пациентка-сохристианка подверглась аборту. Была ли она по Библии обязана передать эту информацию старейшинам в собрании, хотя она благодаря этому и попала бы в опасность потерять свою работу, быть привлеченной к суду или причинить работодателю правовые затруднения? Или Притчи 11:13 оправдывало бы сохранение дела в тайне? Этот текст гласит: "Кто ходит переносчиком, тот открывает тайну; но верный человек таит дело". (Сравни Притчи 25:9,10.) Время от времени Свидетели Иеговы встречаются с таким положением. Тогда они ясно сознают истинность слов Соломона: "Всему свое время, и время всякой вещи под небом... время молчать, и время говорить" (Еккл. 3:1,7). Было ли это для Марии временем молчать или временем говорить о том, что она узнала?...

Этой заповедью высшей инстанции во вселенной каждый израильтянин обязывался объявлять судье о тяжелом преступлении, которое он заметил, чтобы дело можно было разобрать. Хотя христиане и не обязаны соблюдать Моисеев закон, но его принципы все еще находят применение в собрании христиан. Поэтому есть случаи, когда христианин обязан объявлять о деле старейшинам. Правда, в некоторых странах запрещено сообщать посторонним, что находится в личных документах. Но если христианин после размышлений и молитвы приходит к заключению, что дело идет о случае, который по закону Бога ему нужно объявить, несмотря на запрещение мирских властей, тогда это является обязанностью, которую он несет перед Иеговой. Бывают ситуации, в которых христианин должен "повиноваться больше Богу, нежели человекам" (Деяния 5:29).

К клятве или торжественному обещанию никогда нельзя относиться легкомысленно, но иногда, может быть, требуемые от людей обещания находятся в противоречии с требованием оказывать Богу исключительную преданность… Чтобы опередить проблему, братья, являющиеся юристами, врачами или бухгалтерами и т. д., устанавливают письменные правила, и просят братьев, приходящих к ним за советом, прочитать их, прежде чем им доверяются тайны. Таким образом заранее ясно излагается, что, если окажется, что был совершен тяжелый проступок, то брата или сестру будут побуждать пойти к старейшинам собрания. Также дается понять, что дающий совет будет чувствовать себя обязанным пойти к старейшинам, если он или она не сделает этого.

Иногда может случиться, что верный служитель Бога, мотивируясь своим личным убеждением и основываясь на своем знании Слова Бога, частично или полностью нарушает обязанность не разглашать тайны из-за вышестоящих требований Божьего закона. Для этого требуется мужество и рассудительность. Цель не состояла бы в том, чтобы выслеживать личную сферу других, а помогать заблудившимся и хранить собрание христиан чистым. Незначительным проступкам, являющимся последствием греха, не следует уделять большого внимания. В таком случае находят свое применение следующие слова: "Любовь покрывает множество грехов" и нам следует прощать "до седмижды семидесяти раз" (Матфея 18:21,22). Тогда "время молчать". Но когда пытаются утаить тяжелые грехи, тогда это, может быть, является „временем говорить“».


В «Сторожевой Башне» за 1 июня 1960 года (стр. 52) говорилось:

«Писание показывает, что для защиты интересов Бога обманывать Божьих врагов — это вовсе не ложь, а военная стратегия». Далее в статье сказано, что, если такая позиция приведет к осуждению Свидетелей Иеговы за неуважение к суду, «забота о братьях» должна оставаться на первом месте.

Было время, когда действительно нужно было говорить. Нас всегда поощряли оставаться верными служителями Сторожевой Башни, но сама Сторожевая Башня не была верна своим служителям. На большом конгрессе в Америке от солнечного удара умерли 3 маленьких ребенка. Психолог Джерри Бергман и еще один доктор отвечали за оказание первой помощи на этом конгрессе. Они подошли к организаторам и попросили ответственного за проведение конгресса объявить через громкоговорители, что из-за сильной жары матерям необходимо увести своих маленьких детей в тень. Организаторы отказались передать это важное сообщение, сказав: «Мы не можем допустить, чтобы система громкоговорителей использовалась для ЛИЧНЫХ сообщений». Поскольку такое «личное сообщение» от медицинского персонала так и не было передано, трое детей погибли! Доктор был настолько потрясен этим, что так же, как и Бергман, позже покинул организацию Свидетелей Иеговы.

Кто-то скажет, что некоторые из обвинений Бергмана и моих заявлений надуманы и даже смешны. Я должен напомнить читателю, что мы говорим о международной организации. Доктрина одинакова во всем мире, но понимание и исполнение бесчисленных правил Сторожевой Башни могут варьироваться от страны к стране. Как я уже заметил, многие Свидетели Иеговы зашли слишком далеко в своих потугах преданности и, как говорится, стали «более католиками, чем Папа». Это объясняется прежде всего авторитарной природой ОСБ — в любой деспотичной среде вы обязательно обнаружите в большом количестве крайние формы поведения.

Около 1% Свидетелей Иеговы имеют высшее образование. Некоторые из них потратили много лет на изучение библейских и других предметов. Другие люди без формального академического образования провели значительное количество исследований. Одним из них является Карл Олоф Йонссон, Свидетель Иеговы из Швеции, который в течение многих лет служил старейшиной.

Карл Олоф Йонссон
Карл Олоф Йонссон

Он провел семь лет в исследованиях, а итоговый документ занял несколько сотен страниц. Когда он отправил свою рукопись в штаб-квартиру ОСБ в Бруклине, ему сказали: «Если у нас найдется время, мы посмотрим что там». После многих месяцев ожидания он поехал в Бруклин. В результате ему было запрещено публиковать свои исследования, а выводы ни в коем случае не должны были доводиться до сведения других Свидетелей Иеговы. Поскольку Йонссон считал аморальным не признавать тот факт, что важнейшая часть доктрины [касательно 607 года до н.э.] оказалась неверной, его лишили общения. Это тоже было честно?

Еще одному исследователю из США также указали на нехватку времени. Это привело его в негодование, и он спросил: «Что делать, если хлеб отравлен? Будете ли вы откладывать с удалением яда в надежде, что он не убьёт вас?» Конечно, его усилия тоже оказались напрасны, поскольку Сторожевая Башня никогда не отступит по вопросам доктрины. Это тоже честно?

В «Сторожевой Башне» за 15 января 1983 года (стр. 22) говорилось: «С самого начала своего восстания сатана поставил под сомнение Божий образ жизни. Он способствовал независимому мышлению. "Вы можете сами решить, что хорошо, а что плохо", — сказал сатана Еве. — Вам не нужно слушать Бога. Он на самом деле не говорит вам правду" (Бытие 3:1-5). До сегодняшнего дня хитрый замысел сатаны заключается в том, чтобы заражать народ Бога таким типом мышления. — 2 Тимофею 3: 1, 13. Как проявляется такое независимое мышление? Распространенным способом является подвергать сомнению советы, которые дает видимая Божья организация».

Это нечестное отношение Общества Сторожевой Башни носит экстремальный характер, поскольку оно требует, чтобы Свидетели принимали все учения, даже если они ложные! Спасение зависит от следования доктрине Сторожевой Башни, независимо от того, что говорится в Библии на самом деле. Поскольку моё утверждение может показаться довольно резким, я приведу несколько цитат из юридического протокола о суде над Дугласом Уолшем в Шотландии, где вице-президент Общества Фредерик Франц выступал на стороне защиты:

Вопрос: Должны ли Свидетели Иеговы безоговорочно принимать все учения и толкования, исходящие от Общества Сторожевой Башни через его руководящий орган?

Ответ: Да.

Далее секретаря Общества Гранта Суитера допрашивали о публикациях Сторожевой Башни (на этот раз речь шла о значении 1874 года).

Вопрос: Только благодаря публикациям [Общества Сторожевой Башни] человек может правильно понимать Писание?

Ответ: Это так.

Вопрос: Разве это не заносчиво?

Ответ: Нет.

Вопрос: Вы в курсе, что доказательства 1874 года признаны неверными в качестве важнейшей ключевой даты... В то время Свидетели Иеговы обязаны были беспрекословно принять эту навязанную им Истину?

Ответ: Это так.

Предыдущий вице-президент ОСБ Хейден Ковингтон, также был допрошен на этом процессе.

Вопрос: Ложное пророчество было обнародовано?

Ответ: Я соглашусь с этим.

Вопрос: Свидетели Иеговы должны были с ним согласиться?

Ответ: Это правильно... Наша цель быть в единстве.

Вопрос: Единство любой ценой?

Ответ: Единство любой ценой.

Вопрос: Единство, основанное на принуждении принять ложное пророчество?

Ответ: Я соглашусь, что это так.

На странице 114 в официальном протоколе Ф. Френц признает, что пророчества, озвученные Обществом, порой были ложными, но несмотря на это, ОСБ требовало, чтобы Свидетели Иеговы во всем мире приняли их! Приведенные цитаты взяты из юридических документов и, следовательно, являются весомым доказательством того, что ОСБ, претендуя на неограниченную власть, ведет себя крайне нечестно.

Вот ещё примеры нечестности из разных областей.

Молодой человек, работая в бруклинской типографии, лишился руки. Ему сказали вернуться домой, поскольку он уже не мог приносить никакой пользы. «Ты сможешь быть пионером», — ободрили его на прощание руководители. Человек поехал домой, не получив никакой компенсации, ни единого цента. С ним тоже поступили честно?

Многие мысли и идеи, опубликованные в «Сторожевой Башне» и других публикациях, настолько глупы по своей сути, что, будучи Свидетелем Иеговы, стыдно было произносить их перед разумными людьми, однако никуда не деться. Например, «Сторожевая Башня» за 15 июля 1971 года утверждала, что источником чувств и поведения человека, его симпатий и антипатий является не ум, а буквальное физическое сердце. Сердце — место мотивов. То есть, вы думаете не своим мозгом, а сердцем или почками. Тогда это открытие называлось «новый свет». Если сердце заменить другим, или искусственным сердцем, вы потеряете все свои чувства. Сердце, пересаженное от преступника, сделает меня преступником. Любой, кто получил переливание крови, ввел в себя личность донора. Из-за этого, по их словам, многие люди стали преступниками. Они утверждали, что имеют доказательства того, что в американских тюрьмах было много доноров крови. Может ли разумный человек воспринять такую чушь? Тем не менее, краснея от стыда, Свидетелям приходилось говорить, что эта информация идёт от Бога. Здесь вспоминается еще одно потрясающее утверждение, что белые люди, уехавшие в Китай, в конечном итоге из-за влияния почвы и климата будут производить китайское потомство с соответствующей формой глаз и цветом кожи («Сторожевая Башня», 15 июля 1902 г., стр. 3043, подшивка).

Можно также вспомнить огромное количество статей, описывающих египетскую Великую пирамиду как «Свидетеля от Господа» («Сторожевая Башня, 15 мая 1925 г., стр. 148). По ней вычислялись все «библейские» даты. Но в 1928 году они полностью изменили свое мнение: «Более разумно сделать вывод, что великая пирамида Гизы, а также другие пирамиды. были построены под руководством сатаны» («Сторожевая Башня», 15 ноября 1928 г., стр. 344). О тех, кто так пристально обращал внимание на пирамиду, говорилось, что «их разум отвратился от Иеговы»

Сторожевая Башня ожидает, что Свидетели Иеговы будут защищать эти и прочие утверждения до тех пор, пока им не выдадут «новый свет». Не соглашаться — значит восстать против «Божьего канала» и заслужить лишение общения. Это приводит к тому, что рассудок Свидетелей постоянно находится в душевном конфликте из-за нечестных или нелепых утверждений и действий Сторожевой Башни.

Ведущие библеисты описывают «перевод Библии» Свидетелей как «оскорбление Слова Божьего». Таких высказываний много, и — будучи в полной растерянности — я решил выяснить, действительно ли это так, ведь одно дело — искаженные догмы, и совсем другое — искаженная Библия. «Это было бы слишком, даже для Общества Сторожевой Башни», — подумал я. Мне очень помогло чтение литературы таких знатоков Писания, как Уильям Барклай, Уолтер Мартин, Джеймс Сир, Ф. Брюс и некоторых других. Я хотел бы процитировать слова известного британского ученого Х. Роули: «У переводчиков есть свои взгляды на еврейскую грамматику того времени, но они предпочитают предлагать это неискушенному читателю, а не ученым для тщательного обоснования. Это хитро. Они утверждают, что их перевод на современный английский язык является максимально точным. В действительности, жаргон, который они используют, вряд ли имеет к английскому хоть какое-то отношение».

Далее Роули пишет: «Это оскорбление для слова Божьего. Даже те читатели, которые владеют только английским, зададутся вопросом, могут ли авторы, которые так плохо подготовлены для изложения материала на своем собственном языке, быть хоть какими-то авторитетами в древнееврейском. От начала и до конца этот том является ярким примером того, как нельзя переводить Библию, и напоминанием, что Библия — великое произведение, которое заслуживает того, чтобы его переводили только те, кто имеет чувство стиля и понимает оригинал, зная, как филигранно отобразить его смысл».

В истории с «Переводом» трудно было не заметить подмены. Да и нам самим было позволено использовать ложь или «теократическую стратегию», чтобы вводить врагов в заблуждение. Хотелось бы упомянуть еще несколько моментов, которые меня беспокоили. Даже в отношении обыденной обстановки нас учили избегать правды и всучивать «вафли», то есть умело увиливать от заданного вопроса.

Ниже приведены цитаты из «теократического» учебника «Рассуждение с помощью Писаний» (1988 год) [рус. издание 2010, цитируется по нему; ред.]. В них даются советы, как Свидетели Иеговы должны объяснять свою веру другим.

Если кто-то говорит… «"Я уже спасен". Можно ответить: "Я рад это слышать, потому что ваши слова означают, что вы верите в Иисуса Христа. Я как раз участвую в деле, которое он поручил своим последователям, а именно рассказываю другим об установлении его Царства". Затем можно добавить: "Что это за Царство? Что его приход будет означать для мира в целом?"».

Согласно учению Сторожевой Башни, каждый, кто «спасен», является не Свидетелем и будет уничтожен в Армагеддоне. Но вместо прямого ответа звучит: «Я рад это слышать».

Следующий вопрос, на который Свидетели всегда ответят отрицательно, в книге имеет другой ответ:

«"А вы уже спасены?" Можно ответить: "На данный момент да. Я отвечаю так потому, что Библия советует нам не быть слишком уверенными в том, что мы твердо стоим в вере. Вам знаком этот стих? (1 Кор. 10:12)". Затем можно добавить: "Почему апостол Павел дал такой совет? Христианам, которые были рождены снова и имели надежду жить на небе (Евр. 3:1), он написал... (Евр. 3:12—14). Наша вера крепнет, когда мы углубляем свое знание Божьего Слова».

Можно было бы прокомментировать эти цитаты, но я достаточно уверен в интеллекте читателя, чтобы оставить их без дополнительных пояснений. Важно то, что идеология лжи пропитывает буквально всё.

Если желаете узнать больше о «стратегии войны» Свидетелей Иеговы, прочитайте книгу «Доктрина Теократической войны: почему Свидетели Иеговы лгут в суде» доктора философии, психолога Джерри Бергмана. В предисловии к ней Дон Нельсон написал: «Джерри Бергман уже опубликовал несколько книг на тему психического здоровья Свидетелей Иеговы, имея впечатляющий опыт, в том числе в качестве свидетеля-эксперта на 150 судебных слушаниях, связанных со Свидетелями Иеговы. Бергман призвал тяжелую артиллерию против еще одного столпа Общества Сторожевой Башни, на этот раз, нацеливаясь на доктрину "теократической войны". Эта доктрина позволяет сторонникам Сторожевой Башни скрывать информацию, уходить от ответа, дезинформировать и даже лгать с чистой совестью — прямо под присягой! Эта книга описывает печально известную "технологию Раав", согласно которой Свидетели Иеговы вольны искажать и скрывать правду в суде (при полном одобрении и с благословения Общества). Технология основана на предпосылке, что Свидетели Иеговы находятся "в состоянии войны" с миром и судами, и поэтому им, врагам, нельзя говорить правду. Доктор Бергман досконально прослеживает происхождение уникальной военной стратегии Сторожевой Башни с момента ее возникновения в 1936 году и до сего дня (особенно касательно случаев опеки над детьми). Доктрина применялась, в том числе, бывшими президентами Сторожевой Башни Чарльзом Расселом и Фредериком Френцем, которые лгали под присягой о своих незаурядных лингвистических способностях».

Раав стала для Свидетелей Иеговы эталоном для подражания
Раав стала для Свидетелей Иеговы эталоном для подражания

10. СОВЕТ ПАВЛА

За эти годы мне удалось достать кое-какую старую литературу времен Рассела и Рутерфорда. Павел пишет в Библии, что христиане в Верии были «более благомысленными», так как сравнивали по Писанию сказанное апостолом. Поскольку я делал первые шаги в том, чтобы научиться мыслить самостоятельно, то решил серьезно отнестись к словам Павла.

Когда я начал просматривать всю эту литературу, было невозможно не заметить массу ложных трактовок. Поскольку я привык смотреть на все глазами Сторожевой Башни, то вспомнил их пример с «увеличивающимся светом». Общество ссылалось на Притчи 4:18, хитро истолковав этот стих с целью оправдать прежние не исполнившиеся пророчества и старые «истины», которые перестали быть таковыми. Иными словами, они никогда не ошибались, просто получили «новый свет» и «стали видеть яснее».

Я принимал такое объяснение до тех пор, пока не рухнули огромные надежды, возлагаемые Обществом на 1975 год. Зерна сомнений появились вовсе не по причине этого провала, а вследствие того, что они пытались всячески оправдаться. Заявив, что именно я неправильно понял сказанное, им удалось кажется невозможное — разбудить спящий мозг.

Читая старую литературу, я ловил себя на мысли, что все еще придерживаюсь взглядов Сторожевой Башни на «прогрессирующий свет», хотя прекрасно знал, что ОСБ неоднократно ложно «пророчествовало» и меняло многие доктрины. Сейчас, когда я думаю об этом, то понимаю, насколько были «промыты» мои мозги. Раньше мы читали о старых «пророчествах» и умирали со смеху, представляя, что кто-то мог в это поверить. В качестве примера «забавных» историй можно привести несколько выдержек из книги «Завершенная тайна», написанной Рутерфордом:

«В 1918 году Бог уничтожит миллионы церквей и их прихожан, и в тот год христианский мир будет предан забвению». «Осенью 1920 года во всем мире начнется анархия». «Возвращение Господа произошло в 1874 году». Бегемот из Иова 40:10-19 представлен как прообраз на паровую машину, левиафан — на паровоз. «Почившие святые воскресли из мертвых в 1878 году». «Малое стадо» исследователей Библии будет вознесено на небеса в 1918 году. Михаил и его ангелы являлись римским Папой и его епископами. Семь томов серии книг «Исследования Писании» были семью ангелами из Откровения 15:1. И так далее.

Подобное цитирование можно продолжать бесконечно. Что невероятно, так это то, что мы могли смеяться, находя это забавным. Когда в журнале «Утешение» писали, что прекрасный способ заставить ребенка перестать плакать — «подержать его под холодной водой», — мы тоже могли смеяться над этим.

Дело в том, что основные положения доктрин были кардинально изменены, но Общество делает вид, что их современная версия является оригинальной доктриной Рассела, чем фальсифицирует исторические факты. Основатель Свидетелей Иеговы Чарльз Рассел учил, что 1914 год станет неминуемым концом Старого Мира. Он никогда не говорил, что в тот год Иисус придет в свое Царство, поскольку это уже произошло в 1874 году, и такая доктрина сохранялась вплоть до 1929 года. Создавая иллюзию, что предсказания Рассела сбылись, ОСБ часто цитировало журнал «The World» от 30 августа 1914 года. (Последнее цитирование в «Сторожевой Башне» за 1 апреля 1984 года, стр. 5,6). В статье в этом журнале говорилось: «Конец всех царств в 1914 году». В публикациях Общества эта статья преподносилась как доказательство сбывшегося пророчества на начало Первой мировой войны, хотя Рассел ничего подобного не предсказывал. Он писал, что в 1914 году настанет «предел правлению несовершенных людей», а Царство Бога «обретет полный вселенский контроль» и будет установлено «на руинах» этого мира. Ближе к 1914 году, в «Сторожевой Башне» за 1 октября 1907 года, он писал, что хронология вполне может слегка «отодвинуться» и предложил «представить случай, далекий от наших ожиданий: предположим, что 1915 год пройдет безмятежно». Но, конечно же, такая попытка смягчить возможный провал оказалась уже запоздалой, и паства жила в сладострастном предвкушении 1914 года.

Потом пророчества продолжились, теперь уже от лица нового президента ОСБ Рутерфорда. В 1917 году «Сторожевая Башня» за 15 октября заявила, что Авраам воскреснет в 1925 году. Затем данное утверждение многократно повторялось, и 1925 год всенародно был объявлен датой уничтожения этого мира и воскрешения библейских персонажей. Многие Свидетели тех лет продали свою собственность, а некоторые фермеры отказались сеять кукурузу, поскольку, как говорилось в «Сторожевой Башне» за 1 сентября 1922 года, «дата "1925 год" очень четко обозначена в Писании».

 1925 год прошел, но Рутерфорд не прекратил заниматься пророчествами. Например, в 1941 году он объявил о новой книге «Дети», где утверждалось, что «до Армагеддона осталось всего несколько месяцев». Эту книгу Джелли и ее семья начали изучать в 1946 году. В то время ей говорили, что она не успеет получить даже начальное школьное образование, поскольку совсем скоро придет конец злому миру.

После войны Бруклин продолжал утверждать, что битва Армагеддон придет в моем поколении, несмотря на все предыдущие ложные пророчества. И я верил. Все эти заявления публиковались в официальных изданиях ОСБ и были представлены как «новый свет». Общество осудило смертью в Армагеддоне всех, кто не принял новую доктрину. Общество требовало, чтобы каждый верил этим догмам, поскольку это являлось условием достижения вечной жизни! В то время мы не осознавали, что, когда читали прежние пророчества и умирали со смеху, рассматривая их как шутку, ОСБ достигало своей цели. Мы не принимали всерьез ранние лжепророчества, но все же приняли «новый свет», поскольку он продолжал появляться. Другими словами, мы оказались в жуткой ловушке.

Ниже приведены некоторые из утверждений, которые поддерживали мою надежду. Сражение великого дня Армагеддона всегда «очень близко». В течение последних 100 лет Общество сделало сотни прогнозов относительно Армагеддона. Из примеров видно, как постепенно они меняли свое определение слова «поколение», поскольку для «поколения 1914 года» песок времени быстро истекал.

1946 год: «Бедствие Армагеддона у дверей» («Бог верен», стр. 194).

1955 год: «Армагеддон настолько близок, чтобы поразить ныне живущее поколение» («Ты можешь пережить Армагеддон и войти в Божий новый мир», стр.331).

1967 год: «Это время началось осенью 1914 года... Иисус сказал, что "поколение", которое видело начало этого периода в 1914 году, также увидит конец. Поколение, которое было достаточно взрослым, чтобы осознавать события 1914 года, давно уже не молодо» («Сторожевая Башня» за 1 мая 1967 года, стр. 262).

1968 год: «Даже если мы предположим, что молодые люди в возрасте 15 лет будут достаточно проницательны, чтобы осознать важность того, что произошло в 1914 году, сегодня самому молодому из "этого поколения" будет почти 70 лет... Иисус сказал, что конец этого злого мира наступит до того, как это поколение уйдет из жизни» («Пробудитесь!» за 8 октября 1968 года, стр. 13).

Реймонд Френц, бывший член Руководящего совета Свидетелей Иеговы, в своей книге «Кризис совести» (стр. 213) писал: «Когда, еще до 1975 года, эти слова появились в журнале «Пробудитесь!", упор делался на то, как скоро "пройдет" поколение 1914 года, как мало времени осталось для жизни "этого поколения". Если бы кто-то из Свидетелей Иеговы предположил, что конец может наступить через 30 и более лет, это посчитали бы проявлением слабой веры и несерьезного отношения к делу. Когда 1975 год прошел, акценты сместились. Теперь усилия были направлены на то, чтобы доказать, что время, оставшееся для жизни поколения 1914 года, не так уж и коротко, как может показаться, что их жизнь может продлиться еще довольно долго. Так, в "Сторожевой башне" за 1 октября 1978 года говорилось уже не о тех, кто видел и "понимал происходящее" в 1914 году, а о тех, кто "мог наблюдать" события, начавшиеся в том году. Простое наблюдение значительно отличается от понимания. Логически это позволяет понизить минимальный возраст тех, кто составляет "это поколение"».

1978 год: «Применительно к нашему времени, было бы разумно считать, что "поколение" не относится к детям, рожденным во время Первой мировой войны» («Сторожевая Башня» за 1 октября 1978 года, стр. 31).

1980 год: «Это поколение людей, которые видели катастрофические события, вспыхнувшие в Первую мировую войну с 1914 года и позднее... Можно предположить, что 10 лет — это возраст, в котором события оставляют неизгладимое впечатление» («Сторожевая Башня» за 15 октября 1980 года, стр. 31).

1984 год: «Если Иисус использовал "поколение" в этом смысле, и мы применим его к 1914 году, тогда детям этого поколения сейчас 70 лет или больше... Некоторые из них "ни в коем случае не прейдут, пока все не произойдет"» («Сторожевая Башня» за 15 мая 1984 года, стр. 5).

1989 год: «Он [апостол Павел] также заложил фундамент для работы, которая будет завершена в нашем 20-м веке» («Сторожевая Башня» за 1 января 1989 года, стр. 12).

Данной формулировкой «поколению» придали новые, еще более широкие рамки, но что более поразительно, Армагеддон вновь получил дату — на этот раз конец нынешнего века! Кстати, с точки зрения Библии, «поколение» — это тридцать или сорок лет (Числа 14:30-35 и др.). Согласно «Теологическому словарю Нового Завета» Колина Брауна (стр. 35), век олицетворяет собой три поколения. Свидетели Иеговы утверждают, что основывают свои убеждения на библейском толковании, однако эксперименты с понятием «поколение» доказывают обратное.

Нейтан Норр объявляет о выпуске «Перевода нового мира»
Нейтан Норр объявляет о выпуске «Перевода нового мира»

Общество Сторожевой Башни всегда было поглощено концом света, который при дверях. Нейтан Норр, ставший президентом после смерти Рутерфорда в 1942 году, начал комплексную программу обучения для всех Свидетелей Иеговы, основав в Нью-Йорке миссионерскую школу Галаад, а также «Школу теократического служения» в каждом собрании. Были опубликованы учебники по технике преподнесений и публичных выступлений. Начался выпуск журнала «Пробудитесь!», в котором поднимались разнооб-разные «светские» темы, призванные создать впечатление приверженности высоким интеллектуальным стандартам. Часто в них цитировались сторонние источники, и под редакцией авторов ОСБ они несли идею поддержки доктрин Общества. Правда, такое цитирование, как правило, выглядело подозрительным, если не мошенническим. Если в тексте цитаты стоят «…», — можно быть уверенным, что она полностью вырвана из контекста и необходимо проверить первоисточник (в качестве примера можно привести брошюру «Следует ли верить в Троицу?», в которой на 32 страницах, включая обложку, можно обнаружить более 80 подобных фальсификаций).

Норр произнес множество зажигающих речей на тему конца. На конгрессе, проходившем на стадионе «Янки» в 1950 году он сказал: «Поле для работы, в которое мы направляемся, — это не то место, где нашим рукам позволено бездействовать, а грядущее перед наступлением Армагеддона — не время для того, чтобы позволить нашим рукам бить баклуши из-за лени или боязни. В одном мы можем быть уверены — времени мало!» («Сторожевая Башня» за 1 апреля 1951 года, норвежское издание).

«Отчёт о конгрессе» и программа конгресса 1953 года с видами нового мира
«Отчёт о конгрессе» и программа конгресса 1953 года с видами нового мира

На конгрессе в 1953 году Норр объявил: «Поскольку Армагеддон так близок, многие войдут в Новый Мир, не увидев смерти. В связи с этим перед всеми нами стоит вопрос: "До Армагеддона — Что?" Это вопрос, который каждый должен решить для себя. Если мы надеемся войти в новый мир, мы должны изменить нашу жизнь уже сейчас, пока этот старый мир еще существует, и привести её в соответствие со стандартами нового мира» («Отчет о конгрессе Свидетелей Иеговы "Общество нового мира"», 1953 г.).

Помимо этих бесчисленных намеков и измышлений о скором конце света, часто приходилось иметь дело с разнообразными слухами. В дополнение к годам, четко обозначенным в литературе, — 1874, 1878, 1914, 1918, 1919, 1925, 1941 и 1975-м, — ходили слухи, что конец может наступить в 1954 году, а затем в 1958 и 1984 годах. Хотя эти даты, естественно, официально не фигурировали в литературе, но Общество было вполне осведомлено о подобном явлении. Я ни разу не смог проследить источники таких слухов, но ОСБ никогда их не опровергало. Думаю, что организация, наоборот, приветствовала их как важнейший стимул для поддержания уровня активности и продажи литературы. 

11. ВЫСОКОМЕРИЕ ПРИВОДИТ К КРАХУ

Несмотря на серьезные несоответствия в предсказаниях, холодное и бесчувственное отношение руководства и неисчислимое количество других противоречий, было крайне трудно освободиться от привитой мне системы взглядов. Я все еще был убежден, что у Свидетелей Иеговы «истина», и вся вина лежала на мне, ведь Общество Сторожевой Башни — «Организация Бога».

Те, у кого нет личного опыта пребывания в ОСБ, вряд ли поймут то, что происходит с человеком, которого подвергли личностной деформации, и насколько сложно порвать с религиозным культом. Год за годом я находился в их власти, и вырваться из этой ситуации без душевных травм невозможно.

В восьмидесятые годы в собрании происходили события, которые в очередной раз выбили меня из колеи. Мне приходилось проповедовать весть, в которую я уже не мог верить от всего сердца. Я чувствовал, что в организации что-то не так, и вскоре я понял, что именно. Все жаловались на недостаток в собраниях искренней любви. Из-за этого многие переходили в другие собрания, но пробыв так совсем немного, вдруг обнаруживали, что новое собрание — это именно то, что они только что покинули. Многие люди продолжали переходить из одного собрания в другое в течение многих лет. На самом деле проблема лежала не на уровне собраний, а гораздо выше — в их небиблейской структуре, в системе.

В тот период Ингрид, старшая из наших четверых детей, начала сомневаться в доктринах Свидетелей Иеговы. В школе она была отличницей, всегда стремилась всё делать по максимуму, в том числе в «служении» Иегове. Она старалась прилежно исполнять все строгие требования, предъявляемые Организацией. Мы всегда обучали наших детей с помощью литературы Сторожевой Башни, и в книгах четко оговаривалось, что дети и молодые люди, которые не проповедуют по домам, погибнут в Армагеддоне. Без сомнения, это звучит жестоко, но так оно и было. Даже в литературе, предназначенной для самых маленьких детей, состоящей в основном из картинок, утверждалось то же самое: проповедуй, делай, как говорит Сторожевая Башня — или умри!

Ингрид старалась изо всех сил, но для неё это был слишком тяжелый груз. Она начала страдать нервной анорексией. Её мнение стало расходиться с мнением собрания, что не могло остаться безнаказанным среди «любящих» Иегову людей. Поэтому она по собственной воле покинула собрание, и, как и положено, к ней тут же стали относиться как к лишенной общения. Она была крайне подавлена и начала вести легкомысленный образ жизни, что еще сильнее угрожало ее здоровью. Поскольку мы с тремя другими детьми жили в Норвегии, ей было не к кому обратиться. Вся община считала ее мертвой, как, впрочем, и около пятидесяти родственников. Некоторые из ее предыдущих друзей и родственников жили всего в нескольких минутах ходьбы от нее, но это не помогло. Тех, кто лишен общения, нужно ненавидеть, и презрение должно быть очевидным для всех. Не имело значения, что на самом деле она не была лишена общения, а приняла решение выйти из собрания сама. Никто не допускал даже мысли о том, чтобы выслушать её. Слушали только пророков из Бруклина, ведь их слова — приказ и закон.

Через некоторое время одиночество стало невыносимым. Хотя Ингрид считалась отлученной от общины, она решила посетить областной конгресс, зная, что там будут присутствовать дяди, тети и двоюродные братья. Если она надеялась на какое-то утешение или человеческое отношение, или хотя бы на смутный признак того, что кто-то все еще готов позаботиться о ней, то такая надежда вскоре угасла. (Мы с женой не присутствовали на этом конгрессе, и заранее заверили Ингрид, что будем продолжать поддерживать с ней связь). Никто из них даже не поздоровался с ней. Никто не проявил элементарного дружелюбия. Никто даже не посмотрел в её сторону. Для них Ингрид больше не существовала.

Просто невозможно поверить, что организация может заставить своих членов участвовать в столь злонамеренной и деструктивной практике. Ингрид вернулась домой в полном отчаянии, она не желала больше жить и за короткий промежуток времени совершила три попытки самоубийства. Одна из этих попыток произошла сразу после того, как она вернулась домой с этого областного конгресса, что стало прямым результатом проявленной Свидетелями Иеговы «христианской любви». Целый год она провела в психиатрической больнице, где помимо неё, было довольно много Свидетелей Иеговы, что ясно указывает на наличие проблем в «духовном раю».

За этот год её не посетил ни один член семьи, кроме меня и Джелли. Для остальных, — хотя они все являлись Свидетелями Иеговы, — она была уже мертва. Сегодня я счастлив, что так и не смог принять политику ОСБ в этом вопросе. Ингрид была моей дочерью, и я просто не имел никакого права считать ее «мертвой». Всему должен быть предел!

Когда Ингрид вернулась из больницы домой, она все еще оставалась подавленной чувством одиночества. Она решила обратиться в собрание, чтобы её восстановили в качестве члена, поскольку она уже не могла выносить всё это. Одна, без друзей и семьи, без того, с кем можно было бы поговорить, — это слишком тяжелая ноша, чтобы с ней справиться.

И вдруг многие Свидетели Иеговы и вся семья внезапно стали очень дружелюбными, и те, кто жил неподалеку, стали писать и звонить. Она уступила требованиям Сторожевой Башни, хотя глубоко внутри все еще не соглашалась с их доктринами. Как вообще возможно, что через «судебный комитет» с троицей мужчин во главе можно вернуть всех своих друзей? Это называется дружба и любящая забота? Кто может тяготеть к подобной дружбе и любви, которые инициирует Бруклин?

И вновь Ингрид попыталась покончить с собой, и ей почти удалось это. Когда она пришла в сознание после долгих часов, проведенных в больнице, доктор сказал: «Невероятно, что ты выжила, у тебя, должно быть, есть ангел-хранитель». (Ингрид стала христианкой вскоре после того, как мы покинули Свидетелей Иеговы. Сейчас она является членом Норвежской лютеранской церкви. Она также поступила в колледж, чтобы иметь высшее образование).

Пока я переживал все, что происходило с нашей дочерью, я чувствовал такое отчаяние, что описать его словами просто невозможно. Надежда, исходящая из доктрин Свидетелей Иеговы, в таких обстоятельствах не несла никакого утешения и облегчения. В собрании происходили непостижимые для меня вещи. Бог показывал мне истинное лицо этой организации, но в то время я еще не понимал, что передо мной. Мои молитвы о помощи были услышаны, но не так, как я ожидал. Я крепко держался за положительные стороны организации, но теперь «злые» аспекты стали настолько очевидны, что не замечать их было невозможно.

Свидетели Иеговы научили меня, что Иегова является любящим Богом и что его любвеобильный дух действует в организации. Однако благодаря своему пастырскому служению я видел, насколько ужасным было психическое состояние многих членов собрания, и вопросы начали сыпаться сами собой. Когда я составил список собрания, выяснилось, что около 70% имеют психические расстройства в большей или меньшей степени. Более половины сидели на антидепрессантах. Некоторые из них проходили психиатрическое лечение в течение длительного периода времени, а трое безуспешно пытались покончить жизнь самоубийством. Это было удручающее откровение, которое поразило меня. Как будто кто-то пытался мне что-то сказать, но я не мог внять сообщению.

Я хорошо помню публичное выступление, которое я провел в 1984 году в собрании Свидетелей Иеговы в Шиене. Темой речи была терпимость по отношению друг к другу, и в плане беседы (опубликованной ОСБ для старейшин) пояснялось, что, хотя некоторые члены собрания могут быть больны физически, у других могут наблюдаться проблемы с нервной системой. В то время я почти закончил курс социальной педагогики, и, в связи с этим, изучил много статистических материалов. В качестве источника я использовал книгу «Здоровый разум в больном обществе» профессора Нильса Лавика, который показывает, что от одной трети до четверти населения Норвегии страдают психическими расстройствами той или иной формы. Во время своего выступления я ссылался на эти факты, которые вполне соответствовали плану речи от ОСБ, за исключением того, что они не делали ссылок на статистику, поскольку по их представлениям Свидетели Иеговы — «самые здоровые и умственно уравновешенные люди в мире». Однако затем я сказал своим слушателям: «Лавик демонстрирует, что 25-30% населения Норвегии страдают от какой-либо формы психического расстройства. Мы не исключение, поскольку мои личные наблюдения и исследования показывают, что среди нас средний процент выше, чем тот, который указал Лавик».

Будучи старейшиной и председательствующим надзирателем, я знал, что, по крайней мере, 50% членов моего собрания принимали антидепрессанты, — явно не от хорошей жизни. Я знал о других собраниях, как в Норвегии, так и в Голландии, где эта цифра колебалась в пределах 40%, что также намного превышало показатель Лавика.

На моей речи присутствовали несколько Свидетелей Иеговы, которые лежали в городской психиатрической больнице. В то время я работал в больнице, и этим пациентам было разрешено «выслушать» эту речь. Среди прочего я сообщил собранию, что люди с психическими или «нервными» проблемами обязательно должны обратиться к специалисту. Советовать Свидетелям Иеговы обращаться за психиатрической помощью, — с точки зрения ОСБ, это так же плохо, как «материться в церкви». В публикациях Свидетелей предостерегали от психологов или психиатров, а обращение к ним считалось проявлением «незрелости».

После выступления ко мне подошли несколько простых членов собрания, поблагодарили и сказали, что согласны со мной. Да и во время речи я видел многих, кто одобрительно кивал головой. Однако, были те, кому моя презентация пришлась не по душе. Конечно же, это были старейшины. Гуннар Скарим, один из старейшин другого собрания, выразил мне свое несогласие и заявил, что Свидетели Иеговы не должны обращаться за психиатрической помощью, а мне стоило бы стать «проповедником», а не «социальным работником». Он добавил, что никогда не допустит ничего подобного в своем собрании.

— Скарим, — сказал я, — Сознаешь ли ты ту меру ответственности, которую взваливаешь на себя, не позволяя больному обратиться к врачу? Если человек страдает психическим расстройством, он болен точно так же, как и любой другой человек с физическим недомоганием. Неоказание своевременной помощи может привести к личной и семейной трагедии, и даже к желанию покончить с собой! Готов ли ты взять на себя такую ответственность?

Нет необходимости описывать выражение лица и реакции этого «добросовестного» старейшины. В результате обо мне снова донесли как о «мятежнике», который игнорирует установки Общества. Заработали шестеренки системы, и районный надзиратель Вальтер Ларсен сделал мне выговор, потому что я опять «помочился через край горшка», не ограничив свою речь предоставленным мне ОСБ планом. А мое личное досье в архивах штаб-квартиры пополнилось свежим нелицеприятным комментарием.

Впоследствии отношение Общества к психологам и психиатрам несколько изменилось. Например, в «Пробудитесь!» за 22 октября 1987 года (стр. 11) людям, страдающим депрессией, рекомендуется обратиться за врачебной профессиональной помощью. Однако в мое время все было иначе.

Теперь я расскажу о том, что же оказалось для меня последней каплей. Молодая женщина из нашего собрания, которую мы назовем Таней, была лишена общения из-за того, что жила с «мирским» молодым человеком и имела от него ребенка. Три года спустя мне позвонила ее мать и спросила, не могу ли я, как старейшина, нанести ей визит, поскольку ее дочь хочет поговорить со мной. За время лишения общения она побывала в Зале Царства всего пару раз, и однажды я подошел к ней, похлопал по плечу и сказал, что мне приятно видеть её. Возможно, именно это побудило её связаться со мной, поскольку я оказался единственным, кто проявил к ней хоть какие-то признаки сочувствия. В тот момент Таня навещала мать, и я сразу же пошел к ней.

Она выразила желание вернуться в собрание, так как больше не могла терпеть одиночество. Она также не хотела искать утешения в мирской среде. Ей хотелось жить чистой жизнью, в соответствии с нормами Библии, и чувствовать поддержку собрания. Когда ее восстановят, она надеялась, что с ней снова начнут изучать Библию. Таня спросила, что нужно сделать, чтобы вернуться в собрание, и я ответил, что ей следует написать письмо тому комитету старейшин, который лишил ее общения. Она попросила меня помочь с этим, что я, естественно, и сделал. Мы зафиксировали на бумаге все, что она мне сказала, чтобы был очевиден ее позитивный настрой и благородные устремления.

Восторженный и счастливый, я доставил письмо одному из старейшин, Далгрену, который принимал участие в лишении общения, и выразил свою радость по поводу её желания вернуться. Однако реакция Далгрена была противоположна тому, что описано Иисусом в притче о блудном сыне. Его остро негативный отзыв поразил меня.

— Могут быть разные причины, почему она хочет вернуться, — сказал он. — Не сомневайся, её мотивы, мягко говоря, ничтожны. Сначала ей придется доказать, что она действительно раскаялась, а это значит, что она должна присутствовать на всех встречах регулярно в течение года».

Я был шокирован и спросил, правильно ли я его понял.

— Да, — ответил он.

В принципе, Далгрен действовал совершенно логично, в соответствии с указаниями «книги», касающимися присутствия на собраниях, но в этот самый момент я четко осознал всю несправедливость системы. Я не мог понять, откуда Далгрен мог знать, каковы её мотивы, даже не поговорив с ней! Я сказал ему, что категорически не согласен и буду обращаться по этому вопросу в головной офис. Я попросил Далгрена попытаться поставить себя на место Тани.

— Ожидать, что лишенная общения молодая женщина, у которой и без того расшатаны нервы, должна сидеть на собрании на заднем ряду с беспокойным малышом на руках, бесчеловечно. Она будет находиться в атмосфере, где с ней никто не поздоровается, не произнесет ни единого доброго слова, и все будут относиться к ней так, как будто её не существует. Как ты думаешь, на что это похоже, Далгрен? — спросил я.

Конечно, никакого ответа не последовало, только пустой, расчетливый взгляд. Я попытался поговорить с двумя другими старейшинами, которые участвовали в лишении общения Тани, но оказалось, что все трое были едины в своем упрямстве и безжалостности.

Поскольку все трое предвзято относились к Тане, я порекомендовал, чтобы это дело рассмотрел нейтральный беспристрастный комитет. У неё было на это право в соответствии с собственными правилами и положениями ОСБ, и я указал на них трем старейшинам, но они попросту отвергли такую возможность. В книге «Внимайте себе и всему стаду», доступной только для старейшин, предложенная мной процедура описана, однако большинство старейшин не только не информируют членов об их «правах», но и используют свои собственные приемы, навязывая их.

Я реально разозлился и написал письмо старейшинам в собрании и в штаб-квартиру ОСБ в Норвегии. Меня часто волновал вопрос, почему в отношении лишенных общения нам запрещено даже спросить, как у них дела, и предложил руководству обратить внимание на положительный пример из притчи о блудном сыне. Вот что я написал:

«Старейшинам собрания Лангесунда.

Копия в Общество Сторожевой Башни.

4 ноября 1983 года, мне позвонила сестра и попросила посетить её, чтобы встретиться с её дочерью "Таней", которая хотела поговорить со мной. Поскольку "Таня" несколько лет назад была лишена общения, я предположил, что ее просьба связана именно с этим статусом, что подтвердилось во время нашего разговора. Она вела себя очень скромно, сказала, что хочет разобраться в своей жизни и жить праведно в соответствии с библейскими нормами.

Поскольку отец дочери "Тани" не желает брать на себя ответственность как муж, ему было сказано держаться подальше от нее. Прошло время, и она поняла, что поступила неправильно и вина лежит только на ней. Она чувствует, что ослабела, и хотела бы, чтобы члены собрания поддержали ее. Для этого она хочет начать изучение Библии, как только восстановится в собрании.

Когда я принёс её письменное заявление о встрече с комитетом, меня встревожило и разочаровало отношение, проявленным братом С. Далгреном. "Могут быть разные причины, почему она хочет вернуться". У него был очень негативный подход к вопросу. "Сначала ей придется доказать, что она раскаялась", — было его мнение. Это означает, что она должна посещать все собрания. Брат Далгрен упомянул о некоторых лицах в качестве примера того, кто показал свое раскаяние, посещая собрания. Но не является ли это неверным толкованием слов Иисуса? Где сейчас упомянутые ранее люди? Их нет в собрании. В таком случае, должны ли мы снова лишить их общения, поскольку посещение собраний считается убедительным доказательством раскаяния?

Но давайте подробнее рассмотрим "дела, соответствующие раскаянию" (Деян. 26:20; Матф. 3:8). Вопрос в том, каковы должны быть дела и достаточны ли они для того, чтобы доказать раскаяние?

1. Позвольте мне упомянуть некоторые «дела», или «шаги». Когда виновный в совершении тяжкого греха приближается к старейшинам по собственной воле, он проявляет мудрость и смирение. Притчи. 28:13.

2. Если кто-то добровольно признается в своем грехе "старейшинам собрания", это может свидетельствовать о ее душевном настрое. Иакова 5:14-15.

3. Перестала ли она общаться с компанией, которая соблазнила ее на безнравственность? По её словам, да. Она желает объединиться с собранием. Это "доказательство раскаяния, приносящего плоды". Притчи 13:20; 1 Петра 4:3-4.

4. Показала ли она, что всем сердцем желает восхвалять Бога как его истинный служитель? Да, именно поэтому она попросила о встрече со старейшинами. Приложила ли она усилия, чтобы посещать собрания? Нет, боюсь, что нет. Но почему бы и нет? Не забывайте, что не у всех хватит смелости встретиться с молчаливой толпой людей, которым не разрешается поздороваться с тобой и даже просто кивнуть.

Позвольте мне добавить, что ни одно из вышеупомянутых "дел" не является убедительным свидетельством раскаяния. Точно так же, как посещение собраний не является признаком раскаяния, — многие посещают собрания, не раскаиваясь в плохом поведении. Смысл состоит в том, чтобы увидеть каждое проявленное "дело". Любое из них может оказаться признаком раскаяния. Нельзя отдавать приоритет одному "делу" и игнорировать другие положительные "дела". Мы должны проявить сострадание и помочь грешникам, которые действительно раскаялись. Мы все должны стремиться "вернуть грешника". Иакова 5:19-20.

На практике это означает, что мы должны быть похожи на Иегову, каким он представлен в притче о блудном сыне. Отец знал, что сын совершил серьезные преступления. Был ли он холодным и отстраненным, когда сын вернулся? Конечно, нет! Он ждал его, побежал ему навстречу и обнял. Он понимал, что тот уже дорого заплатил за свои грехи. У сына были эмоциональные шрамы, он чувствовал боль от одиночества.

Разве мы не должны быть как Иегова и радоваться позитивным усилиям "Тани"? Должны ли мы бежать ей навстречу, чтобы выразить свою радость, или же показать свое равнодушие и лишить ее смелости просить о помощи, да так, чтобы она стонала от боли? Я должен дистанцироваться от такого безразличного отношения. Поскольку так мало людей возвращаются в истину, я должен задать вопрос: почему? Они напуганы суровой атмосферой? Насколько мы сами виновны в этом?

Я часто опасаюсь силы, которой наделены старейшины. Быть холодным и безжалостным в отношениях с другими — это форма господства. Что бы я сделал сам, если бы по несчастью не поладил с организацией Иеговы? Если бы мне удалось собрать в кулак всё мужество и признаться в своем раскаянии, то, столкнувшись с местным менталитетом, который принуждал бы меня какое-то время корчиться от боли, поскольку мое раскаяние оказалось бы для кого-то недостаточно правдоподобным, то я предпочел бы лучше умереть под этой пыткой.

Иногда лишенные общения люди приходят на собрания. Любой, кто заметит их, без труда прочитает на их лицах скорбь, которой они отягощены. Через несколько посещений их уже нет. Разочаровались? Сдались? Мы не можем сказать им ни слова. Почему нам не разрешено посещать их дома и интересоваться, нужна ли им помочь? Я не понимаю этого.

Сегодня, 10 ноября 1983 года, мне позвонила отчаявшаяся семья. Да, действительно, "Таню" посетили, но не предложили никакой помощи. Старейшины сказали, что сначала надо помочь самой себе. Согласно словам "Тани", они вели себя холодно и грубо. Эти её впечатления абсолютно сопоставимы с моим опытом за последние три года.

Я считаю отношение старейшин апатичным и бесчувственным. Когда на карту поставлены жизни людей, совесть подсказывает, что мне желательно уйти с должности старейшины. Я не могу сотрудничать с братьями, имеющими такой настрой. Мое решение окончательно, я не желаю нести вину за такое отношение к человеческой жизни.

Джозеф Уилтинг».

Я вдруг понял происходящее. Эта правда имела эффект разорвавшейся бомбы, причем в моей собственной голове. Эта бедная девушка ничего не значила, никому до неё не было дела! Речь шла не о ней, хотя старейшины думали по-своему. Я и сам был таким же непреклонным. Но теперь я понял, что на самом деле творит костлявая рука Общества Сторожевой Башни — животную демонстрацию ужасающей политики устрашения.

Эту девушку использовали, чтобы запугать остальную часть собрания повиновением! Никто не должен думать, что он может принимать собственные решения. Никто не должен сомневаться в последствиях потери своего места в рядах ОСБ.

Они утверждают, что практика лишения общения основана на Библии. Но где в Библии сказано, что нужно считать своих детей и свою семью мертвыми и не иметь с ними ничего общего? Где говорится, что нужно запретить детям видеться с бабушкой и дедушкой просто потому, что человек посетил церковь, смотрел парад или праздновал день рождения?

Безграничное высокомерие ОСБ вызывает чувство бессилия среди Свидетелей. Когда я написал письмо в штаб-квартиру в Норвегии, ответа я так и не последовало. Около полугода спустя, когда я выразил свое разочарование по этого поводу разъездному надзирателю, он сказал, что ему велено поговорить со мной. Через несколько месяцев я посетил районный конгресс и встретился там с главой Свидетелей Иеговы в Норвегии Тором Самуэльсеном. Несколько раз, проходя мимо, он шел прямо на меня, не произнеся ни слова и всем своим видом показывая пренебрежение. Он знал о письме, и я надеялся, что поговорит со мной.

Такое неописуемо высокомерное отношение еще раз убедило меня, что это не может быть народ Бога. Тот факт, что я осмелился написать письмо, в котором задал несколько вопросов и выразил сомнения относительно методов организации, был истолкован как восстание против «Божьего канала». С точки зрения ОСБ, это практически равносильно греху против святого духа. В глазах Самуэльсена я уже неофициально был лишен общения, и именно тогда я принял решение покинуть организацию.