Евгений Стрельников родом из Украины, города Енакиево в Донецкой области. Ему 24 года, а семь месяцев назад в его молодой семье появился сынишка. 

В 2009 году Евгений начал «изучать Библию» со Свидетелями Иеговы и уже через год крестился, став полноценным членом организации. Женя с радостью поведает тебе о своем жизненном маршруте, пролегающим через многострадальный Донбасс до самых теплых берегов Геленджика.

В детстве мама и бабушка старались привить мне нравственность и научить основам жизни. Мать иногда брала меня на экскурсию в Святогорскую или Киево-Печерскую Лавру. Но сказать, чтобы мои родители были воцерковленными православными, я не могу. Скорее, это обычные люди, которые искренне хотели жить по совести. Хотя мой отец и имел проблему с алкоголем и периодически пил, но он был очень хорошим человеком. Однако водка всё портила…

Я рос как и все дети. Когда мне исполнилось 12 лет, умер мой отец, и мы узнали, что мой старший брат Саша употребляет наркотики. Эти события стали ударом для нашей семьи. Что у нас осталось? Долги да нищета.

После этого я уже не верил в Бога и стал агностиком. Я начал читать книги по оккультизму и магии и даже пытался вместе со своими друзьями применить эти знания на практике. 

Моя тетя Люда из Горловки стала Свидетелем Иеговы в девяностых годах, после развода с моим дядей, и когда я бывал у нее в гостях, мы говорили о Боге, Библии и религии. Я, конечно, спорил, но со временем именно то, что она говорила, дало во мне всходы. Она была очень здравым, не фанатичным человеком, дружила с моей семьей. Но близкие так и не приняли ее веру.

И вот в конце первого курса университета мне снится сон, в котором Бог оказал мне помощь в ответ на моё обращение к нему. В то время я был очень суеверным и решил, что Бог хочет, чтобы я ему служил. К тому же моя подруга Настя, которая являлась членом евангелической церкви, выслушав мой рассказ, согласилась со мной, сказав, что так оно и есть.

Я принялся читать Новый Завет, молиться православными молитвами, которые помнил из детства, и даже пытался поститься, но всё-таки считал себя внеконфессионалом, и верил, что все церкви ведут к Богу, только своими путями. Когда в нашем университете стали читать религиоведение, мы с Настей совместно готовились к семинарам в библиотеке. Первое время я высмеивал ее веру, но постепенно вера начала оживать и во мне.

Стоит добавить, что, будучи подростком, я не отличался ангельским поведением. Хулиганил в школе, срывал уроки, учился последние годы на двойки и очень много матерился, тем самым огорчая мать, которая преподавала историю в моей школе. И хотя, повзрослев, перед самым университетом я, кажется, сильно изменился, но прежняя суть нет-нет да заявляла о себе. И тут вдруг Вера в Бога, а я не дерусь и даже не матерюсь. Некоторые из тех, кто давно меня знал, подумали, что я сошел с ума. 

И вот мой друг Коля, с которым мы жили в одном общежитии, дал мне книгу «Вопросы Молодежи», изданную Свидетелями Иеговы. Он взял её у Свидетелей прямо на собрании. Я тут же принялся читать ее буквально взахлеб и пришел к выводу, что нашел самую что на есть истинную веру. Хотя некоторые вещи для меня остались непонятыми. Например, почему Свидетелю нельзя стать политиком. Но позднее меня все же убедили, что в такой позиции есть смысл.

Я и Коля, который мне дал книгу «Вопросы молодежи». Сейчас он Свидетель, служебный помощник и пионер. Сначала я изучал с ним Библию, но потом передал другому брату. Считал и всегда буду считать его своим другом

В Енакиево мой друг Егор снова возобновил изучение Библии со Свидетелями Иеговы и начал ходить на их собрания. Первый раз он бросил изучать из-за меня. Именно я убедил его в этом. Теперь же я позвонил ему и сказал, что тоже хочу изучать и попросил, чтобы он договорился о проведении со мной изучений. Я молился Богу о том, чтобы Свидетели согласились на это (ох уж этот юношеский максимализм).

Началось изучение. На первом обсуждении мы разобрали тему о том, где найти истинную религию, и я согласился с доводами Свидетелей Иеговы. На тот момент мне исполнилось 17 лет, и, конечно же, никакого знания богословия, как, впрочем, и жизненного опыта у меня не было.

Брат Олег Воропаев очень толково и аргументированно, непременно используя Библию, отвечал на многие мои вопросы. В его семье все являлись Свидетелями Иеговы. Это были прекрасные люди, которые всегда проявляли ко мне доброту. Олег посменно работал на металлургическом заводе, поэтому мог изучать со мной Библию по утрам, после ночной смены, уставший и сонный. Мы встречались по пять раз в неделю. Попутно я прочитывал все, что попадалось мне в руки, и уже через месяц я записался на Школу теократического служения. А еще месяц спустя стал некрещенным возвещателем. Теперь я сдавал отчет по 90 часов. Через год крестился и сразу же стал пионером.

Я фанатично верил в истину, которой учили Свидетели Иеговы. У меня не раз были проблемы в универе, то из-за выборов, то из-за чего-то еще. Декан моего факультета терпела меня, а когда я выпускался, у меня возникли проблемы с дипломом и она помогла мне. Сказала: «Это чтобы ты не думал, что, мол, раз мы "мирские", так сразу злодеи».

Уже тогда у меня стали появляться некоторые вопросы. Но я, как подобает, считал сомнения происками дьявола.

В следующем году меня зачислили на Школу пионеров, и я поставил перед собой цель стать служебным помощником. Однако позднее узнал, почему меня так и не назначили – оказывается, из-за того, что когда я учился в институте, то жил в общежитии с неверующими. Денис Дудин в своей книге на сайте подтвердил мои догадки. Впрочем, характер у меня не из легких - может еще и по этой причине... 

Честно говоря, мне всегда не нравилось, как организация относится к не-Свидетелям. Моя мама, к примеру, - замечательный человек, и все ее друзья тоже. Она всегда помогает людям, хотя мне внушали, что только в собрании существует настоящая любовь, дружба и т.д. И я сразу вспоминал её. По характеру ни один свидетель ей не ровня.

Я и Коля в день моего крещения, 30 мая 2010 года. Конгресс в г. Счастье Луганской обл.

Да, я знаю многих очень хороших людей, в том числе и атеистов. Проблема организации в непомерной гордыне и самомнении, что, мол, только мы самые-самые. Хотя на поверку, такие же, как и все. Вспоминается фарисей из Нового завета, который благодарил Бога за то, что он не такой как прочие люди – обманщики, прелюбодеи или как сборщик налогов. А в совместных молитвах я не раз слышал, что говорили буквально следующее: «Спасибо Иегова, что избрал нас из этого грешного мира» и т.п. Как по мне, так это все душепагубное актерство, печальная комедия. Особенно руководящий совет, возомнивший себя чуть ли не апостолами.

Глубочайший самообман руководителей приводит ко всеобщему заблуждению, так как организация жестко централизована. В традиционных религиях есть механизмы предотвращения этого, и высшее руководство могут сместить. Но в таких организациях, как Свидетели Иеговы, Руководящий совет не может сместить сам себя и если они ошибаются, то ошибаются все. Особенно учитывая, что Руководящий совет предает анафеме всех, кто с ним не согласен и посмел критиковать. Гуруизм в чистом виде.

Сейчас я всё это понимаю. И хотя, будучи некрещенным, я читал сайты критиков Общества Сторожевой Башни, но мне посоветовали не верить им, так как они всегда врут, и к тому же люди аморальные и обиженные. Поэтому приходилось довольствоваться тем, что видел в организации.

В один прекрасный день я познакомился с Наташей - ревностной сестрой, которая давно служила общим пионером и даже переехала в Россию, чтобы расширить служение. Она мечтала стать специальным пионером, владела жестовым языком и вообще была превосходной девушкой. Я влюбился в неё без памяти, но она сразу же дала понять, что мы - не пара, и у нас разные цели. (Я грезил о семье, и меня совсем не вдохновляла мысль всю свою жизнь провести в поездках по отдаленным территориям с проповедью). Наши отношения длились четыре года, хотя официально мы не встречались, да и Наташа все время только тем и занималась, что меня отшивала.

И всё-таки чувства ко мне у нее были. Как, впрочем, и «духовные» подруги, которые науськивали, что муж должен быть как минимум с преимуществами и пионером, иначе он не духовный. Ну и тому подобный бред. Да и сама организация учит бракам по расчету. Достаточно только почитать у них в публикациях о том, как выбирать себе спутника жизни. 

И так, капля за каплей, наши чувства становились сильнее, и мы решили встречаться, но в 2013 году расстались. В тот момент у меня возникли серьезные сомнения в учениях организации. Я стал читать книги Реймонда Френца, сайт «Некуда Идти» и другую критику, и понял, что всё, во что я верил - заблуждение. Написал письмо Наташе, что я больше не хочу быть Свидетелем Иеговы. Она, искренне желая мне помочь, показала переписку старейшинам. Я уже думал написать письмо об отречении, но друзья Свидетели меня переубедили и я пошел на разговор со старейшинами собрания «Луганск Западное”.

Эдуард Овчинников
Эдуард Овчинников

Я рассказал начистоту старейшинам Эдуарду Овчинникову и Александру Горюнову о том, что праздновал Новый год и Рождество, и у меня масса сомнений, в том числе в отношении значения 1914 года. Эдуард и Саша посоветовали мне, чтобы я во всем разобрался, верил во что верю, но не навязывал свое мнение и помалкивал о том, что мне известно. Да и вообще старейшины отнеслись ко мне по-человечески, постарались понять и простить. Они поступили со мной тогда больше по-людски, нежели по инструкции.

После разговора со старейшинами мы с Наташей вновь помирились. Но по отношению к ней я допустил некоторые глупости, и в итоге всё это привело к правовому комитету, который закончился благополучно, хотя на меня и наложили кое-какие ограничения. На тот момент я уже закончил университет и вернулся в родное Енакиево. 

А затем началась война и почти все Свидетели Иеговы, кроме одного собрания из более чем десятка, покинули Донбасс, испугавшись войны. Они действовали по указке из львовского филиала, откуда пришло письмо, где им советовалось в целях безопасности покинуть зону боевых действий. Как правило, местные Свидетели не осуждали боевые действия и не призывали официально остановить их. Впрочем, тем, кто всё-таки остался в зоне АТО, надо отдать должное. Они были самоотверженными и проповедовали со смелостью. Я по-прежнему восхищаюсь верой таких людей. Кстати, позднее я узнал о том, что массовое бегство Свидетелей Иеговы так повлияло на одну сестру, которая в течение 20 лет верой и правдой служила в организации, что она решила покинуть её.

Последствия войны. Дом в Углегорске, в семи километрах от Енакиево.

Отсюда я ездил в университет

С началом боевых действий меня интересовал вопрос, а как же быть с моими ограничениями, кто их будет снимать. На что последовал следующий ответ: мол, не переживай, кто-нибудь потом снимет. 

Наташа хотела служить по потребностям в другой стране и написала об этом в филиал ещё 5 лет назад. Ответом было назначение в поселок Новомихайловский и близлежащие села (Краснодарский край). После назначения получила "Вид на жительство" в РФ. Она, как началась война, переехала в Геленджик, где когда-то уже служила. Это недалеко от Новомихайловского. Там жили ее тетя, дядя, другие родственники  и сестра с мужем. Хотя нам настрого запретили общаться друг с другом, но я все-таки смог добиться общения с ней по Интернету и уже в декабре приехал к ней в Геленджик, где находилось её собрание.

На новом месте я совершил очередную глупость  и меня ждал новый правовой комитет. И снова простили, а несколько месяцев спустя все ограничения с меня были сняты. К этому времени, в марте 2015 года, мы с Наташей уже поженились.

Наташа познакомила меня со своей сестрой Валентиной и её мужем Сергеем, местными старожилами. Семья у них богатая, два автомобиля. Сергей зарабатывает тем, что ремонтирует холодильники, стиральные машины, заправляет автокондиционеры. В собрании он является служебным помощником и пионером, а его жена – тоже пионер. Они дарили нам много подарков и приглашали в гости. Сергей даже не раз подкидывал мне работу.

Как мои, так и Наташины родители собрали для нас более миллиона рублей наличных. Впоследствии из-за этого возникли серьезные разногласия и это повлияло на наши отношения с родственниками Наташи, причём не в лучшую сторону.

В тот момент Наташа была беременна и не могла совершать поездки ради решения жилищного вопроса. Я тоже был не в состоянии заниматься куплей-продажей, поскольку находился в подавленном, депрессивном состоянии от пережитого на войне, что лишь усугублялось сомнениями в том религиозном пути, который я избрал. 

Как-то раз я имел неосторожность высказаться по поводу того, что Залы Царства в России строят нечестно. Меня сразу же стали сторониться. Откуда у меня была такая информация?

Луганская молодежь в период моего обучения в университете. Справа мой друг Коля. Рядом со мной Ахмет, который одно время интересовался Свидетелями Иеговы, но потом перестал. В собрании «Луганск Западное» я состоял пять лет, до самого конца учебы

В 2015 году, еще до женитьбы, я стал читать православные книги и сайт «Ставрос», а также сайт «Некуда Идти». И количество вопросов к организации только росло. К тому же я убедился, что критики пишут правду. До этого я также читал интернет-апологетов ОСБ, но их защита организации и аргументация высосана из пальца и основана на демагогии. А вот критика организации у православных и бывших Свидетелей была  объективной, хотя и не лишенной эмоций и преувеличений.

Вернулись сомнения и в отношении 1914 года, особенно после прочтения книги Олофа Йонссона «Пересмотренные времена язычников». Но я не хотел наломать дров, нужно было во всем спокойно разобраться. 

Я поделился своими сомнениями с женой. С некоторыми она вполне согласилась, но сказала, что служит Богу, а не людям, и у неё не вызывает преткновения поведение людей или какие-либо нюансы, связанные с незначительными учениями.

Впоследствии я стал тайком ходить в Православный Храм, наблюдая за тем, что там происходит. Я решил поговорить со священником и этот диалог меня весьма впечатлил. Он ответил на многие мои вопросы, а его отношение к Свидетелям Иеговы было более чем спокойным. Он лишь заметил, что они заблуждаются и о них нужно молиться, и посоветовал пока не уходить из организации, чтобы не разрушить собственную семью. Меня поразил подход священника к семейным ценностям и к людям в целом. Вообще у Свидетелей Иеговы есть мнение, что кроме них никто не знает и не изучает Библию. Я убедился, что это не так.

При храме было организовано изучение Священного Писания, а на приходе разъясняют богослужения. Я понял, что Свидетели Иеговы, критикуя Православие, говорят слишком много неточностей и лжи, и им вторят интернет-апологеты ОСБ. Я решил рассказать о своих открытиях Наташе, сказав, что православие очень близко к истине, как и Свидетели Иеговы. Она обрадовалась, что священник посоветовал не уходить из организации, и всё рассказала родной сестре Вале.

Недолго думая, Валя и Сережа устроили мне допрос с пристрастием и я, к своему стыду, смалодушничал и соврал, мол, вы меня не так поняли. На время, кажется, всё поутихло, но меня явно стали опасаться. Жена расстраивалась из-за того, что я теперь верю во что-то другое. Впрочем, я еще до конца так и не определился на предмет заблуждений Свидетелей Иеговы.

Как и следовало ожидать, Валя рассказала о нашем разговоре старейшинам моего собрания, искренне веря, что помогает мне, и призвала Наташу сделать то же самое. Встреча со старейшинами не заставила себя долго ждать, и в этот раз я честно признался, что не согласен со многими учениями, но хочу во всём разобраться. Меня заверили, что окажут помощь и… назначили правовой комитет. После нашего разговора старейшина Сергей Колесников признался, что я поколебал его веру, и он целый день не мог оправиться от осадка, поэтому ему пришлось перечитывать литературу на затронутые темы. 

И вот наступил правовой комитет. Долго говорили на разные темы. Суть такова: «Ты веришь верному и благоразумному рабу?» Меня убеждали, что если я не верю рабу, то не верю и Богу, так как раб поставлен Богом. Потом говорили, что я горд и всему виной мое высшее образование, что, мол, оно меня и сгубило. Я просил дать мне возможность во всем разобраться и пообещал молчать, но мне сказали, что я подобен ядовитой змее - очень опасен для собрания (хотя потом извинились), и если на меня закрыть глаза, то рано или поздно я начну говорить с другими. Обозвали меня православным, предателем Бога, хотя я не сомневался ни в Боге, ни в Библии. Сказали, мол, разбирайся во всем вне собрания и в начале февраля 2016 года исключили.

После всего случившегося я пошел в Православную Церковь, исповедался и, спустя некоторое время, был присоединен к Церкви. Теперь я регулярно хожу в Храм, стараюсь жить по-христиански и верю, что нашел свой путь. Здесь никто тебя не заставляет ходить в храм, сдавать отчеты и не грозит адом и отлучением за грехи. Жить по-христиански тебя побуждают только твоя совесть и любовь к Богу.

После всего происшедшего я понял, что идеализировал Свидетелей, и что на деле они далеко не самое лучшее сообщество. Хотя там немало хороших людей, но есть определенные черты, которые они приобрели уже будучи там. Это бездумная вера Руководящему совету и омертвелая совесть, родственные и дружеские чувства, когда родители даже не могут поговорить с исключенным сыном или дочерью, ушедшим из организации.

Лишение общения - это просто бесчеловечная политика, когда шантажом и манипуляцией родственными чувствами, исключенного хотят вернуть обратно. Скажу по себе. Меня после исключения такое отношение ещё сильнее оттолкнуло от организации. Мне повезло, что моя мама и родственники - не Свидетели Иеговы.

Мама осталась на Донбассе и сейчас помогает нам деньгами и многим другим. Я долго не мог найти работу. Да и сделать патент на работу стоит дорого, плюс - у нас еще ребенок и плата за съём жилья. Жена в декрете, а я без гражданства, а без него меня не брали на нормальную работу. Только сейчас нашел более-менее приличную. Валя,  сестра Наташи, и ее муж Сергей подарили нам коляску и пеленальный столик. И родители Наташи помогали нам первое время, как могли. 

Свидетели не могут поверить, что я не стал пить, курить и не упал на дно мира. Зато верят Руководящему совету, что такие как я - злодеи.

В организации мне сочувствуют, жалеют, что, мол, погибну в Армагеддоне и все такое. Некоторые думают, что я сошел с ума, потому как только ненормальный может осознанно перейти в Православие. Но мне здесь намного лучше. Так что всегда есть куда идти!

Была первое время обида на всех и вся. Сейчас уже все это переболело, осталась лишь жалость к тем многим искренним людям, которые тратят своё время почём зря и находятся в глубочайшем самообмане.

Организация придумала свою версию Евангелия, о которой не догадывался ни один апостол. Их учение далеко от христианства. А их Библия, «Перевод нового мира», намеренно искажает библейский текст в важнейших местах. Вся духовная жизнь в организации сведена к лекциям и проповеди по домам и улицам. Помощи бедным и социальной работы нет вообще, даже своим в собрании.

Руководящий совет считает себя каналом передачи истины от самого Бога, при этом учения постоянно меняются. И каждый раз говорится, что это - учение Иеговы, а не просто толкования Руководящего совета. Пример с вакцинацией, трансплантацией и переливанием крови, альтернативной службой, учением о «поколении» и т.д. Когда руководители или члены организации поступают неправильно, то это, мол, следствие несовершенства, а когда речь идёт о членах другой религии, так это оттого, что там ложная религия.

Свидетели говорят, что только у них настоящая любовь, дружба и самые крепкие браки. Но факты и мой личный опыт говорят об обратном. Разводы, сплетни, интриги и все человеческие пороки там не реже, чем вокруг. У некоторых, с кем я общался, были мысли о суициде. Некоторые даже совершали такие попытки. А хваленное единство достигается хорошо отлаженной системой американского менеджмента. Такое же единство существует, например, в корпорации «Майкрософт» или в «Мак Доналдсе». Такое мнимое единство достигается, в том числе, и практикой бойкота инакомыслящих и не согласных с политикой Руководящего совета, к которому привлекают родственников и других близких людей. Какое же это единство, если оно основано на силе.

В СССР тоже говорили о единстве народа и партии, и в целом это было мощное единство. Только какими методами оно достигалось - все знают. Моя критика - это критика системы, а не людей, многие из которых вполне искренни. И я, например, против запретов и гонений на Свидетелей Иеговы. Каждый имеет право выбора. Только вот проблема организации в том, что она много говорит о том, как жестоко ограничивают их права и свободу совести, запрещают сайт и т.д., но при этом её лидеры напрочь забыли о правах человека и свободе совести в собственных рядах и исключают или закрывают рты всем несогласным. Поэтому, каким судом ты судишь, таким будут судить и тебя. Какой смысл роптать на государство, которое требует от организации соблюдения в её рядах элементарного закона и обеспечения права выбора для каждого её члена? 

Напоследок хочу сказать лишь одно: мне искренне жаль многих Свидетелей Иеговы и я всегда за них молюсь. Я не испытываю к ним даже крупицы ненависти. Обиду - возможно… Но всеми силами стараюсь простить их за все. В конце концов, ведь именно благодаря этому опыту я стал тем, кем стал.

Если Вы желает отправить свой отзыв о статье лично Евгению,

пишите на его почту strelnikov9111@gmail.com

Вы также можете оставить отзыв на сайте nekudaidti@gmail.com

КОММЕНТАРИЙ САЙТА:

Как правило, после историй наших замечательных авторов мы не публикуем каких-либо комментариев. Но в данном случае решили сделать исключение.

История Евгения весьма показательна. Некоторые молодые люди, ищущие себя в этом большом и разнообразном мире, находят «тихую гавань» Общества Сторожевой Башни. Их рвение, самоотдача, желание всеми способами содействовать прогрессу своей новой религии, абсолютно искренни и вызывают самые теплые чувства. Однако система, в которую их завела судьба, не способна на ответную любовь. Помимо рвения и самоотдачи, каждый член этой организации обязан иметь куда более важное качество – безоговорочное послушание. 

В голове солдата Армии всемогущего Руководящего совета нет места сомнениям и исканиям. Всем сомнениям и исканиям обязан наступить полный и окончательный разгром. И Женя понял это довольно рано. Семь лет в организации – это нормальный, практически идеальный срок нахождения в подобных структурах. Гораздо хуже, когда человек начинает что-то понимать после двух десятков «райских» лет. Таким людям гораздо сложнее реабилитировать головной мозг от навязанной свыше идеологии «черное и белое», «истинное и мирское», «послушание или смерть».

"Сторожевая Башня" 15 февраля 1996
"Сторожевая Башня" 15 февраля 1996

Молодежи в этой организации действительно очень сложно. Женя, оставаясь живым и искрением парнем, мечтал о семье, детях, обыкновенных вещах, из которых складывается счастье. Но система ставит массу препонов, проходя через которые приходится сталкиваться с тремя чужими мужиками, которые начинают копаться в твоем белье и учить жизни. Со стороны всё это кажется глупым, но находясь там, на линии фронта (в данном случае религиозного) ты воспринимаешь это совсем иначе, - как безапелляционные команды к действию.

Слава Богу, что у Жени и Натальи все хорошо. Конечно, система не простит Евгению «предательства», но вся суть в том, что именно семья, а не вера, должна стоять на первом месте. Если семья стоит во главе угла, то будет и вера, и надежда, и любовь. Поставив религиозную догматику впереди лошади, на выходе получим квазисемейное устройство, которое развалится при первой же встряске. Так происходит со многими семьями, кто нашел себе вторую половину в ограниченном пространстве Сторожевой Башни, нередко выбирая из двух зол меньшее. К счастью, семья Жени – прекрасное исключение из правил. Хотелось бы, чтобы и другие семьи Свидетелей Иеговы не разваливались только лишь оттого, что человек стал сомневаться в фантазиях старцев из США.

Пожелаем Жене и его семье новых открытий и теплого семейного очага! 

Станислав Ковтун