ИСТОРИЯ АНТОНА

Это часть моей жизни, ровно 21 год из 39 прожитых лет. А началось все осенью 1994 -го года, в эпоху лихих 90-х.

После окончания средней школы я планировал поступать учиться, мечтал о театралке, но в городе, в котором я жил, такого училища не было. Ближайшее было в Ярославле. Меня активно беспокоили из военкомата, я категорически не хотел идти в армию, поскольку шла война на Кавказе, многих ребят отправляли в Чечню, да и в те годы развала царила полная дедовщина. Все это я понимал, хотя выглядел на все 12 лет. Моложавым и худым.

Зарабатывал тем, что оптом скупал мороженое и продавал его везде, где можно. Такой популярный источник дохода был тогда у многих, а мне было всего 16.

В те времена по телевизору шел мультсериал "СуперКнига", тогда я впервые услышал о Библии и библейских историях. Однажды, осенью 94-го я побывал в гостях у своей тети, которая до этого вплотную занималась белой и черной магией. Она поделилась, что к ней скоро придут девушки изучать Библию, и если желаю, могу побыть на изучении, от чего я отказался. Через несколько месяцев все же встреча состоялась, и мне вручили брошюры.

Дома я их прочитал, появились вопросы. В итоге договорились, чтобы в моем городе меня с отцом навестили. Так и получилось. Зимой 1995 года пришла мать с сыном. Изучения проходили у моего папы, вроде все шло гладко, но до тех пор, пока не коснулись тем о переливании крови. Папа спорил и не принимал точку зрения ОСБ на Библию. Со временем изучения прекратились, но к тому моменту я уже стал посещать встречи. Летом 1995 в своем дворе я встретил местного старейшину, уважаемого мной человека, поскольку он крестился как Свидетель Иеговы в 1964 году. Он предложил со мной изучать, все сначала, чему, конечно, я был рад.

Изучения проходили 2 раза в неделю, в понедельник и пятницу. Вопросов на каждом занятии было множество, я их даже выписывал на отдельные бумажки. Вскоре мне подарили Новый Завет, Синодальное издание. Читал взахлеб. Примерно через 2 месяца, сам не знаю как, меня на книгоизучении представили как возвещателя. Я долго удивлялся, ведь понимал, что должно быть собеседование, а его не было. Но меня пожилые сестры посадили и на ухо прошептали: успокойся, просто старейшина тебе верит. С того момента я везде проповедовал, где только было можно. А летом поступил в техникум, на повара, старался совмещать учебу с проповедью и встречами.

Где-то поздней осенью на изучении я поделился со старейшиной, что из за переноса собрания не смогу прийти, поскольку учусь, на что был прямой ответ: духовное важнее! А то - мирское! Я смиренно принял, и пропустил занятие, хотя непонимание осталось. Поделившись такой точкой зрения с одной сестрой, мне сказали: старейшина ошибся, не слушай и учись. Подобное я проглотил как пилюлю и постарался забыть.

Шло время, и летом 1996 года я прошел собеседование на крещение, а в августе в городе Вологда стал крещеным Свидетелем Иеговы. С сентября подсобным пионером, а с 1 марта 1997 года - общим!

Годы летели! Однажды устроился помощником повара в детский садик, но из-за ожидавшегося приезда районного надзирателя уволился, о чем потом очень жалел. Уволился, потому что хотел посетить все встречи, но районный так и не приехал, а я снова остался без работы. 

В то время я был очень фанатичным, портил отношения с мамой, навязывал мнение и думал, что это правильно, ведь Армагеддон вот-вот должен был наступить! Надо было спасать "мирских" родственников! Иногда, когда я ложился вечером, приходили мысли о том, что я так и не поступил в театральное, не получил высшего образования, но проснувшись снова думал об одном - ПРОПОВЕДЬ О ЦАРСТВЕ БОГА!

В 2000 году, летом пришло на меня назначение: я стал Служебным Помощником! Мой папа к тому времени давно жил в Поволжье, и тогда я тоже каждый год стал ездить на Волгу и много проповедовать родным и помогать местной группе Свидетелей Иеговы. Из-за фанатичного рвения портились отношения с родными, ведь для меня главное было проповедовать и ходить на встречи, вместо того чтобы больше уделять время родным и помогать им. С 2003 года я полностью посвятил себя служению в Поволжье, переехал жить и снимал дома.

Весной 2006 года меня пригласили в Санкт-Петербург пройти двухмесячное обучение в ШУС (Школе Усовершенствования Служения). Это были счастливые два месяца! Но тогда, я увидел не очень приятную картину. Один из учащихся, старейшина из Приморья, после экзаменов на пикнике изрядно выпил, и поскольку преподаватели его увидели не трезвым, то отстранили от комментариев и вскоре отправили домой, где со временем, как я узнал от других, он спился от горя. Жаль мне было его, я тогда внутри недопонимал подобное, но останавливал себя и говорил: такова Теократия!

Отучившись, я вернулся обратно в Поволжье, как в назначение, через год получил приглашение переехать на верхнюю Волгу, в Ярославль, где осенью 2007 года меня и назначили старейшиной. Три года!

Три прекрасных года в Ярославле! Как один старейшина в своем собрании, мне приходилось многое делать: и встречи вести, и комитеты организовывать, и исключать, и кого-то миловать. Я, если честно, был противником того, чтобы кого-то исключать. Так однажды старейшины, как я понимал, не разобравшись в ситуации, решили к чертям собачьим исключить пожилую сестру, а мне пришлось подписаться «ЗА», поскольку двое других старейшин были «ЗА». Вечером я позвонил ей, попросил срочно подать на апелляцию. Дело разрулил апелляционный комитет. Исключение признали ошибочным! Вот тогда я и подумал: а сколько же таких, по ошибке изгнанных и потерянных! А если такие ошибки допускаются, то как же принцип Священного Писания: что будет связано на земле, то будет связано на небе?

Со временем я в этом удостоверился. В собрании в последний год я испытывал давление, чувствовал зависть со стороны некоторых, мой помощник хотел, чтобы я его рекомендовал старейшиной, и часто говорил мне сделать это, иначе могут быть проблемы. Перед самым отъездом я решил все-таки его рекомендовать, положившись на справедливость Иеговы. Кстати, через год я попытался вернуться в Ярославль, приехал, устроился на работу, снял комнатку в деревянном доме без всяких условий. Тот брат, которого я рекомендовал, на тот момент уже год как служил старейшиной. На меня, конечно, смотрел осторожно и порой даже как-то косо, я это видел, понимал. А может, он чувствовал, что обязан мне из-за рекомендации, хотя его неприязнь ко мне я знал еще с прошлых трех лет.

У него есть сын, Костя, тогда ему было 11, служил возвещателем. И однажды я пошел с ним проповедовать, и в момент проповеди мы проходили дом, где жила одна семья Свидетелей Иеговы, в составе которой пожилая хозяйка (назовем ее Вера), дочь, внук и внучка с мужем (не Свидетелем). Мы заглянули к ним, попили чаю, Костя попросился поиграть у них на компьютере. Разрешили. Потом мы ушли. Но через несколько дней я узнал, что тогда, в тот день, когда мы были в гостях у этой семьи, пропал мобильный телефон. Со временем выяснилось, что он был украден этим 11-летним сыном старейшины. В собрании, оказывается, знали что он - вор. Очень часто пропадали деньги в карманах членов собрания, и сестры один раз его подловили. Я попытался поговорить с его отцом – бесполезно. Отец, я понимал, боялся за свое назначение. Пришлось звонить районному надзирателю. Приехав к нему, я все рассказал как есть, что ситуация, порочащая репутацию Свидетелей Иеговы. И вот, на встрече, старейшина - уважаемый отец семьи, в которой сын имеет статус вора, - начал по планшету показывать мне массы ссылок из публикаций ОСБ и из Библии в «Переводе Нового Мира», что мой поступок - это КЛЕВЕТА! Я оказался клеветником. Приехал!

С меня потребовал принести извинения перед всей его семьей, в противном случае ко мне будет применим библейский принцип: поговорить со мной при двух свидетелях, что, в конечном счете, сулит моим изгнанием из собрания. Я пришел к ним домой и извинился, мне это было не сложно сделать.

Собрание возмущалось, дескать, как я так мог! Да еще и извинился. У старейшины сын - вор, боятся за свои репутации! А меня вроде как на "пушку взяли". Я после этого решил вернуться в Самару, а вскоре узнал, что воровство продолжалось, и однажды Костю отстранили от возвещателя, а его папа продолжал мило служить старейшиной.  Красота!!!

Всякий подобный случай заставлял меня о многом думать и приходить к разочарованию. Получается из публикаций ОСБ, со сцен из уст ораторов слышу одно, а на деле вижу другое. Значит можно покрывать пьянство, воровство, блуд.

Кстати, приехав в 2007 году в Ярославль я долго решал вопрос с тем, что одна сестра три года сожительствовала с не-Свидетелем Иеговы. Один молодой старейшина покрывал это, делая вид, будто фактов найти не может, а выяснилось, что он был влюблен в эту сестру "Блудницу". Я не могу сказать, что среди Свидетелей Иеговы исключительно плохие люди. Нет. За все эти годы я встретил замечательных людей - добрых,  оптимистов, счастливых, не фанатичных, поистине верующих. Но таких людей я могу сосчитать по пальцам. Таковых были единицы. Таков непреклонный человеческий фактор. И это я стал понимать совсем недавно.

В 2010 году я отказался от цели стать помощником Районного надзирателя, и из-за проблем с отцом уехал. Многие пришли проводить, человек 30 из разных собраний. Это трогало. Вернувшись обратно, откуда я уехал три года назад, началось то, что я бы назвал Разочарованием!

В новом собрании мне не очень были рады, наверно потому, что я не был настолько фанатичным как раньше, не бегал сломя голову с брошюрами и трактатами. Поэтому местные старейшины не спешили меня назначать старейшиной в этом собрании, но с речами я выступал. Однажды меня позвали выступить в соседнем городе, но это дело разнюхали и вызвали на «красный ковер». Я высказал тогда все, что думал, объяснив, что плохого ничего никому не сделал. Старейшиной больше я не был. Снова стал обычным рядовым, хотя и пионером. Приехал один раз старейшина из Самары, возмутился, попросил, чтобы я написал письмо в Филиал. Письмо написал, вручил при личной встрече, но почувствовав, что все равно останусь в дураках, порвал его. Именно тогда у меня начали появляться сомнения, вопросы, непонимание и возмущение.

Вскоре я переехал в Самарскую область, там, в местном собрании, которое было сформировано еще в 80-е годы, я стал постоянно наблюдать за тем, что назвал бы двуличием. Старейшина, притом уважаемый, напивался до полной потери сознания. Я не понимал, как такое всем известно и допускается. Однако ответ сам напрашивался - покрывают. Наблюдал скандалы между местными соверующими, ненависть, которой не место в религии. Полностью пришло разочарование, когда на моих глазах задавило одну сестру машиной. Мы бежали на встречу, я стал звонить старейшинам, сообщил о только что произошедшем, но из собрания никто не пришел, а сестра на дороге пролежала 1 час, пока не приехала скорая и ГАИ, и не увезли тело. Хотя позднее я узнал, что она еще была жива и скончалась в машине скорой помощи. Все оказались равнодушными к подобному, хотя от собрания пешком 10 минут до места трагедии.

Всякий раз на встречах я не понимал, зачем повторять одно и то же, зачем пересказывать только что прочитанное, где глубина? И когда я пытался говорить с «глубиной», меня лишь только осаждали, дескать, не умничай! Вскоре с меня сняли общего пионера, просто без всяких объяснений. Бывает же! Все это выглядело смешно.

Прошло шесть лет, шесть лет разочарований. Я до сих пор не принимаю «Перевод Нового Мира», поскольку считаю его искаженным и отдаленным от истины, а лучшим считаю то, с чего начинал - Синодальное издание. 

Я живу теперь на Черном море, занимаюсь творчеством, пишу стихи, музыку, занимаюсь живописью. Природа - мой источник вдохновения! Я счастлив, что живы мои родители!

Да, 21 год! Годы, которые мне так и не дали то образование, о котором я мечтал. Годы, которые так и не наладили мою личную жизнь, а сколько было шансов! Но... ПРОПОВЕДЬ и никакой личной жизни!

Я считаю, друзья, что вера должна быть в сердце, в самом себе. Я считаю, что прежде всего в жизни нужно оставаться человеком с Большой Буквы - Человеком! Любить и ценить доброту! Я верю, моя жизнь еще только начинается! А истина? Она, наверное, всегда будет где то рядом.

PS. Я не писал никаких заявлений о выходе из ОСБ. Считаю, что придя однажды, я ничего не писал, и на выходе писать ничего не стал. Впрочем, тут дело лично каждого.

Мое мнение об ОСБ таково - здесь очень опасная психологическая обработка умов людей, и часто попадают туда слабые, ранимые, пережившие какую-то травму люди. Жаль, время уже не повернуть вспять, к той точке, когда я только познакомился с ОСБ. Да и стоит ли? 

Антон