Руслан ЧЕБАН

Я признавался в таких грехах, как блуд, наркотики, алкоголь, сквернословие, воровство, обман, но почему-то старейшины мне все простили. Безо всяких правовых комитетов. Все это произошло в течение полугода, двадцать лет назад. Но сейчас, по прошествии этого времени, старейшины не хотят меня простить. Нет, двадцать лет я не совершал вышеупомянутых грехов. Но сейчас старейшины очень желают устроить мне правовой комитет. Обвиняют меня, - нет, не за блуд или наркотики. Как мне сказали старейшины, виновен я в том, что рассказываю другим о запрещенной книге, которую я прочитал. Позвольте, рассказать вам всё с самого начала

Знакомство с "истиной"

Родился я и вырос в райском уголке под названием Orhei. Это небольшой город, в сердце Молдовы, 45 км от Кишинева. Рос я в полноценной семье, мама, папа и старший брат. Мне повезло: счастливое детство, уютный красивый дом, крепкие семейные отношения.

Но, как известно, жизнь непредсказуемо и скоротечна.

Все началось в 1992 году. У моего отца были два старших брата. И в 1992 скоропостижно скончались все, в том числе и мой отец. Все скончались от инфаркта. На одном из похорон, мой родной старший брат, отдал мне книжку, говоря: «На, читай, если хочешь, мне это не интересно».

Наверно, вы догадались, какая книга попала в мои руки? Да, да, та самая: "Ты можешь жить вечно, в раю на земле"(один Свидетель Иеговы отдал моему брату). Я часто задумывался и искал ответ на вопрос: почему эта книга попала в мои руки? Как она смогла тогда, в 92-ом, обмануть меня? Почему я не смог тогда ответить как мой брат: мне не интересно?

Один из найденных ответов на эти вопросы связан со школьными годами. Если честно, я плохо учился в школе, часто прогуливал уроки. Однажды мои одноклассники сдали меня, рассказав учительнице, где я нахожусь во время очередного прогула. Но моя учительница, Граур Аурелия Петровна, наедине похвалила меня. За что? Да, хотя я часто прогуливал уроки, но любил одно место в нашем городе - городскую библиотеку. Именно там увидели меня одноклассники. Читал всякое, в основном фантастику Рэя Бредбери. Поэтому, когда родной брат отдал мне книгу и прочитал название, я подумал: «Что за фантастика? Вечная жизнь? Это невозможно».

Скорее всего именно события того года, когда скоропостижно ушли из жизни три брата, один из которых -  мой отец, а также тяга к фантастике повлияли на мое желание прочитать книгу Свидетелей Иеговы "Ты можешь жить вечно в раю на земле". Перечитывал её много раз. И такое чтение начало побуждать меня к действиям. Однажды, решив избавится от всего, что связано со спиритизмом, в огонь пошёл даже «Новый завет», - я тогда не понимал, что это часть библии. Так я варился в собственном соку до 1996 года, когда меня забрали в армию.

В армии произошел тот поворотный момент, который и повлиял на моё окончательное решение присоединиться к Свидетелям Иеговы. Чтобы лучше понять, что же произошло и почему я поступил именно так, стоит немного остановиться на этом этапе моей жизни.

В детстве «добрую» половину времени меня воспитала улица. После окончания школы, ещё до армии, я успел закончить училище. Больше никакого образования я не получил. Этот период оказался нелегким. Работы, как таковой, в городе не было. Все прекрасно знают, чем прославились 90-е годы. После окончания школы (9 классов) и поступления в училище, наша уличная компания стала участвовать в гоп-стопах. Численностью от 10 до 15 «отморозков» в том числе и я, начали грабить молодёжь, которая приезжала из деревень закупаться в городе. Все награбленное делили поровну. Бары, дискотеки, ночная жизнь…

Длились наши приключения недолго, - за нас взялась полиция. В принципе, мне хватило одной погони полицейских за нами, после чего я решил не участвовать больше в такого рода преступлениях. Никого из нас тогда не поймали, но жизнь направляла мои шаги к дальнейшим приключениям.

Поступив в Криулянское училище №86, я не избавился от слабости прогуливать уроки. Там я в первый раз столкнулся с т.н. отношениями между теми, кто только на первом курсе, и теми, кто уже на третьем. Думаю, через это все проходят. Старшекурсники пытаются подвести под свое подчинение, своего рода некая форма армейской дедовщины.

Криуляны - город небольшой. Так получилось, что я сдружился с местным авторитетом. Смешно писать это слово - авторитет. Но поверьте, тогда в 93-м году, он реально являлся тем авторитетом, который мог зайти в любой бар, кафе, ресторан и везде был своим. В прошлом он был спортсменом - боксер по кличке "Огонёк". Его почему-то все боялись, то ли считали его не адекватным, то ли просто не знали его реальной сущности. Это я понял, когда в своём общежитии заходил в комнату старшекурсников, а они прятались в шкафу, чтобы, не дай бог, не произошел какой-нибудь конфликт со мной, ведь в таком случае пришлось иметь дело с «Огоньком».

Огонёк - справедливый человек, но, если ты случайно оступишься, - последствий не избежать. Все это рассказываю, чтобы было понятно, в какой среде я вращался и как формировалась моя личность со своими «тараканами» в голове. Впоследствии Огонька объявили в розыск, и он исчез.

В то же самое время появилась весьма отрицательная, сомнительная личность из моего детства. Николай был старше меня на 10 лет. Почему сомнительная? Первый раз, когда его посадили в тюрьму, это случилось и из-за меня. Нет, я ни в чем не был виноват. Я тогда был еще ребёнком и ходил в первый класс. И жили с Николаем по соседству. Однажды он, не разобравшись в ситуации, кто виновный в том, что возле его калитки куча детей устроили небольшой костёр, где жарили свежую кукурузу, отлупил только меня, причем по полной. Я, восьмилетний ребёнок, в слезах пришёл домой. В тот вечер отец подрался с Колей. Но кто-то успел вызвать милицию. Короче, дали ему два года. И с тех пор его постоянно сажали за разные преступления.

Когда мы первый раз увиделись на одной, скажем так, "молодёжной тусовке", я испугался. Что у него было на уме - не знаю, но он предложил мне сотрудничество. О нем скажу вкратце. "Колян" - тот человек, который, научил меня, к примеру, путешествовать куда угодно, но без денег. Хочешь поехать на море? Хочу! Поехали… Чем-то похоже на автостоп "Камышинского путешественника". Разница лишь в том, что мы добывали деньги нечестным путем. Оказалось, что эти "навыки" потом мне пригодятся в одной ситуации, с которой я столкнулся в армии.

Отдать долг перед родиной меня призвали в 1996 году, где я понял: все то зло, в котором я участвовал, теперь пришло на мою голову. Каким образом? В армии, есть неуставные отношения между сослуживцами под названием дедовщина. Получилось, что все наши "деды" - парни из деревень и сёл. Какое-то время назад я грабил этих пацанов, а теперь я должен унижаться перед ними. Как говорит одна пословица, не рой другому яму, а то сам в неё и попадёшь. «Деды» издевались над «духами», к примеру, тем, требовали постирать им носки, изобразить какое-нибудь животное и т.д. У каждого «духа» есть свой «дед», которому нужно подчиняться. Получилось так, что из всех новобранцев (духов), я был единственный, кто отказался подчиниться. Почему? Хотя я иногда участвовал в плохих вещах, но в любом коллективе, где бы не находился, очень не любил издевательств над другими людьми и унижения без каких-либо причин. Поэтому я не мог принять условия дедовщины.

Кто-то считает, что это нормально - проходить через дедовщину. Мол, этим вырабатываются важные социальные навыки. Некоторые говорили мне, что к концу службы я сам буду поступать так же. Я никогда не оглашусь с таким мнением.

В основном у нас соблюдался строжайшей устав, но только днем. Вечером для всех «духов» наступал кошмар с издевательствами и унижениями. Поскольку я ни в какую не поддавался, «деды» решили наказать меня рублём. Все очень просто: не хочешь подчинятся назначенному тебе «дедушке» - плати деньги. Какое-то время назад, на гражданке, я отбирал у них деньги, а тут такая "карма"…

Самым тяжелым оказалось терпеть сослуживцев моего призыва, которые начали не только негодовать на меня и за отказа подчинятся дедовщине, но уже начались толкания, угрозы и прочее. Я понял, что мне придется быть белой вороной. И здесь мне очень помог хоть и небольшой, но всё-таки жизненный опыт, ведь я никогда не опускал рук, даже когда приходилось в одиночку спать в тёмном лесу. И я подумал: здесь одевают, кормят, охраняют, - чего я должен бояться?

Однажды, в казарме меня окружили изрядно выпившие «деды» и «черпаки». Ну и, наверное, догадались что было дальше за мою позицию не давать денег. В, конце концов, я попал в санчасть. Думали, что потеряю зрение левым глазом, но пронесло. Для нашего военного городка это избиение стало настоящим ЧП. Началось военное расследование.

После очередного ужасного случая, я всерьез стал задумываться о дезертирстве. Почему? Этажам выше, где располагалась наша рота, спящего солдата выбросили с четвёртого этажа. Хотя он был завернут в своё одеяло, но умер в больнице от внутреннего кровотечения. И это в мирное время! Официальная версия: несчастный случай (выбросился сам с четвёртого этажа, даже не открыв окно, - разбил стекло своим телом). Мне, конечно, очень жаль его. Я даже не знаю кто он. Но уверен в одном - он спас мне жизнь, как бы жестоко это не звучало. Почему я так считаю?

Размышляя о солдате которого выбросили с четвёртого этажа свои же сослуживцы, а также о том, через что мне сейчас предстоит пройти в связи с военным расследованием по моему делу, я даже не стал медлить, - оделся и прыгнул через бетонный забор. Так я сбежал из армии. Когда обнаружат моё отсутствие, сразу же объявят в розыске, а затем обвинят в дезертирстве…

За стенами военной части был совсем иной мир, в котором я мог раствориться, словно рыба в воле. Я имею ввиду, что уже был научен выживать в любых условиях и не боялся ни военной полиции, ни розыска. Самое главное – оставаться спокойным и не паниковать. План простой: найти одежду, чтобы избавится от военной формы и добыть денег. Но самое главное — это моя мать. Любой ценой нужно было опередить военных, то есть первым прийти к финишу, к маме (я тогда чувствовал себя, как в мультике про мамонтенка, который плыл к своей маме). Нужно было сделать так, чтобы она узнала, что со мной все в порядке. Можете представить, что чувствовала бы мать, если бы первыми пришли военные и сказали: ваш сын сбежал и мы ищем его? Для любой матери это стало бы шоком.

Родной город находится в 45 км от Кишинева. Весь план удался, и я опередил военных, к финишу пришёл раньше и оказался дома ровно в полночь. Военные прибыли в 3 часа ночи. У нас частный дом, и они долго стучали в калитку, но мы так и не открыли. Конечно же, оставаться дома было опасно, поэтому целую неделю я жил у друга. И в каждый день к маме заходил наш подполковник части. Как я позже узнал, ему была поставлена задача без дезертира (то есть меня) не возвращаться. В итоге, через маму, он убедил меня вернуться, пообещав, что все будет нормально и меня не осудят.

По приезду в военную часть, первую ночь спал у подполковника дома. Вечером мы пообщались с ним и его женой. Обычная семья, дети. Самого подполковника я не знал, но он оказался умным, добрым и на удивление спокойным человеком. Другой бы мог накинутся на меня, мол, из-за тебя столько проблем…

И вот я в военной части. После ЧП с погибшим солдатом и моего дезертирства, я оказался под особым контролем. Почти каждый день проверяли, нет ли у меня синяков на теле. Со мной никто не общался. После очередной драки со мной в карауле, мне больше не выдавали АК-47. Меня вообще никто не трогал, никто со мной не разговаривал, будто оказался лишенным общения. На душе было очень тяжко, и тогда я вспомнил о книге "Ты можешь жить вечно в раю на земле", которую когда-то перечитывал по несколько раз. И впервые решил помолиться Богу, Иегове (впрочем, это была вторая молитва за всю мою жизнь; первый раз молился ещё ребёнком, когда заболел щенок, но, к сожалению, умер). В молитве я просил Иегову вытащить меня из этой армии, а взамен обещал стать Свидетелем Иеговы. Вот такая молитва.

Через неделю, на утреннем построении слышу слова: «Рядовой Чебан Руслан, выйти из строя!» Был зачитан приказ командования, меня освободили от военной службы и перевели в запас. Я должен покинуть военную часть в течение одного часа.

Я не мог поверить своим глазам и ушам.

Все эти события произошли в течении полугода. Вместо одного года военной службы, я отслужил шесть месяцев с такими приключениями. Самое главное, что остался жив и здоров. Вы, наверное, думаете о том, кто помог вытащить меня из армии? Чуть позже я открою эту тайну.

Спустя три месяца я все-таки вспомнил об Иегове, когда получил повестку в военный суд. Если кто-то не в курсе, военная судебная система очень сильно отличается от обычной, гражданской. Солдата, который меня избил, ждал военный трибунал. Его призывников давно уже не было (демобилизовались), а его продолжали удерживать, так как шло расследование. Я был настроен не присутствовать на суде, поэтому отказывался прийти, наивно полагая, что его отпустят. После очередной повестки друзья уговорили меня пойти в суд, который состоялся ДК на территории части. Самый обычный Дом Культуры был битком заполнен солдатами. Я действительно был очень наивен, желая выгородить пацана из этой истории. Думал, если скажу, что не считаю его виновным, то его сразу же отпустят домой. Оказалось, что военный суд — это совсем иная "машина правосудия и наказания". Меня вообще ни о чем не спросили, и ни о каком "слова предоставляется" даже не заикнулись. Во время зачитывания приговора я стал опять молиться Иегове. Просил Бога не наказывать обвиняемого, и отпустить домой. И опять пообещать Богу: если исполнишь мою просьбу, стану Свидетелем Иеговы.

К моему сожалению, Бог не услышал эту молитву. Солдату дали два года общего режима. Военному командованию очень нужен был этот судебный процесс - показательный для всех. Мне до сих пор жаль, что его посадили. Но, с другой стороны, может, благодаря моему случаю и показательному судебному процессу, у кого-то все-таки изменилось мышление и на будущее он десять раз подумает, прежде чем совершить что-либо.

После процесса я задумался: "Меня Бог спас от армии, но я так и не стал Свидетелем Иеговы, хотя обещал... Кто я такой, что ставлю Богу условия?"

Приехав в свой город, сразу же пошёл в Зал Царства Свидетелей Иеговы. Двери были открыты. Людей оказалось не много. Я сел и слушал очень внимательно. Ничего не понял из того, что произносил оратор со сцены, но в какой-то момент, - вероятно, это длилось несколько мгновений, - у меня появились галлюцинации. Внезапно почувствовал странное облегчение, как будто все вокруг остановилось, как в замедленном кадре. Вокруг всех присутствующих в зале людей появилось нечто, похожее на туман. Маленькие дети показались ангелами с крыльями. Это было похоже на какую-то эйфорию. Все пережитое вылилось в таком необычном ракурсе, что мой мозг начал передавать подобные картинки. Такого больше никогда не происходило. Скорее всего, это состояние легко объясняется научными терминами. Видимо, в тот момент я чувствовал сильную зависимость от того обещания, которое дал Богу в молитве - стать Свидетелем Иеговы. И плюс эмоциональные потрясения, через которые я прошел, сделали свое дело для приближения к Богу, религии, организации ОСБ.

Так я стал посещать собрания Свидетелей Иеговы. Наконец-то, после одной встречи, ко мне подошли познакомиться и предложить изучение Библии. До этого я приходил, когда собрание уже начиналось, и уходил сразу же после молитвы. Но Вячеслав Негру решил подойти ко мне прямо во время встречи, и я остался после собрания для общения. Согласился на изучение Библии, даже не представляя, что это такое, ведь за мной числился должок. Я же обещал Богу стать Свидетелем Иеговы, а обещания нужно выполнить.

Анализируя уровень моего образования и причину, почему я так легко стал Свидетелем Иеговы, могу сказать, что сам виноват в этом. В школе я плохо учился по таким предметам как физика, химия, математика, но обожал историю, географию, право. С чтением и размышлением у меня проблем не было. В отношении критического мышления тоже считаю, что оно было, но за двадцать лет нахождения в ОСБ, оно постепенно гасилось. Самой главной своей ошибкой в жизни считаю отсутствие на тот момент склонности к личному исследованию и проверке информации с разных точек зрения. Именно поэтому мне потребовалось так мало времени, чтобы стать Свидетелем Иеговы. После начала «изучения Библии», я слал «некровозом» уже спустя два месяца, а еще через два месяца я уже вовсю бегал со СИ в т.н. служения по домам. Это было летом 1997 года. Вопросы для крещения хотел пройти осенью, но не успел.

А 4 апреля 1998 года крестился как Свидетель Иеговы. До сих пор помню, как переживал до крещения, думал, что не успею креститься, и Армагеддон меня "сожрет". Но я все-таки успел. Только вот незадача, Иегова передумал "уничтожить этот мир", как я тогда ожидал, прислушиваясь к разговорам в собрании и призывам в «Сторожевой Башне».

Вывод очень простой: я для них оказался подарком. Они меня не искали, им не нужно было меня убеждать, я сам пришёл и со всем был согласен, никогда не задавая лишних вопросов и не проявляя никаких сомнений. Я поступил очень глупо и наивно.

Первые испытания

В собрании мне предложили работу. В основном братья работали по отделке и ремонту зданий. Возглавляли нашу строительную бригаду старейшины и служебные помощники. Первые проблемы, начались, когда заказчики перестали платить, а старейшинам тоже нечем было с нами рассчитаться за выполненные работы, поскольку платили нам именно они. Скорее всего, ситуация заключалась в задержки финансовых перечислений и поэтому нужно было немного подождать.

В основном объектами, на которых мы работали, являлись государственными. На одном из таких объектов, где произошла неприятная ситуация с задержкой денег, - трёхэтажное здание, где наша работа заключалась в отделке внешних стен, - произошло следующее. Один старейшина попросил обратить внимание на охранников, чтобы ему подали специальный сигнал при их появлении. Я не успел уточнить причину, поскольку он торопливо вымолвил, что объяснять будет потом и нет времени на объяснения. Ну потом, так потом. Я же доверяю братьям, сёстрам, Иегове. Но зачем нужно было следить за появлением охраны?

И вот что я увидел. В припаркованный микроавтобус, который принадлежал нашей бригаде, старейшины грузили не принадлежащие нам стройматериалы с объекта. Всё загрузили, мы вместе сели в этот транспорт и проехали через пропускной пункт охраны, где нас даже не проверили. Я сидел и думал: что это было? Вероятно, мои мысли было нетрудно распознать по выражению лица, поскольку старейшина начал успокаивать меня по поводу только что произошедшего. Да, эти стройматериалы были "взяты" без разрешения, но это не "преступление", говорил мне старейшина. Он также сказал, что мы их взяли по причине задержки денег со стороны заказчика, типа это что-то похожее на страховку. Плюс то, что мы, якобы, выполнили всю работу, но осталось много лишних стройматериалов, а их заказчик так и так выбрасывать будет, не пропадать же такому добру. Поэтому мы не согрешили, - убеждал он меня.

Я прекрасно понимал — это самое настоящее хищение чужого имущества, в котором я сам поучаствовал. Но все-таки я задал старейшине прямой вопрос: почему мы так поступаем?  Думаю, такой вопрос был очень уместен и показывал, что я не принимаю его объяснения. Он лишь повторял разные мысли о том, как несправедлив этот мир, и если работодатель не платит за работу, то это нормально вместо денег «БРАТЬ» стройматериалы, принадлежащие заказчику. Под словом «брать» подразумевалось следующее: двое следили за охранниками и по команде остальные начинали загружать стройматериалы в микроавтобус, чтобы затем благополучно покинуть строительную площадку. Наверное, подобные деяния прописаны в договоре, но так глубоко в нем спрятаны и так мелко напечатаны, что только старейшины смогли их заметить, а я об этом ничего не знал. Я даже не знал о дальнейшей судьбе этих стройматериалов. Я только начинал вариться в этом новом для меня котле, поэтому не стал вести дальнейших расспросов старейшин о случившемся.

Но после одного случая на другом объекте, я попрощался с такой бригадой. Получилось так, что заказчик привез деньги и рассчитывался на виду у всех. Видя, как огромные суммы благополучно были поделены между старейшинами и осели в их карманы, я уже не смог сдержаться в своем христианском смирении и попросил их исполнить обязательство перед нанятыми работниками и хоть что-то заплатили нам. Ответили тем, что это пока только аванс и он небольшой, поэтому потерпи ещё (короче, кукиш тебе). Типа, браток, поработай ещё, а потом рассчитаемся.

Ушёл я из этой братской бригады и даже перестал посещать собрания. Хотя я преткнулся, сталкиваясь с подобными случаями, но продолжал верить в избранность ВиБРа, организации и всему, чему она меня учила. Но мысли об Армагеддоне, уничтожении всех мирских людей, чувство вины за непосещение собраний, - все это вместе взятое влияло на меня, и в итоге я испытал настоящую депрессию. Может быть, кто-то со стороны мог бы возразить: «Ну раз ушёл от них, радуйся, - свобода, живи своей жизнью». Я понимаю, почему другим людям, которые никогда не были СИ, трудно это понять. Вы знаете, что такое трепанация черепа? Именно эту процедуру в ОСБ применяют к интересующимся людям, которые согласились на «изучение Библии». Конечно, СИ делают трепанацию не буквально, но от этого не легче. Я объясню, как это происходит.

Это образная процедура проводится постоянно, но особенно в самом начале, когда изучают с человеком и доводят его до крещения. Образно говоря, ВиБР учит людей аккуратно вскрывать череп и доставать из человека всю его способности, таланты, желания, - всю его душу, - наполняя образовавшуюся пустоту установками ОСБ, которые в разных ситуациях могут по-разному влиять на психику, эмоциональность и здоровье. На меня эти внутренние правила влияли осуждающе и это походило на войну, где я всегда проигрывал. Я не хотел чувствовать эти мучения, но от них не так легко избавиться. Наверное, подобным образом многие люди страдают от алкоголизма, заглушая стопкой свои проблемы и тревоги. У меня никогда не было проблем с алкоголем, но я такой же человек, как и все. К сожалению, инструментом для подавления чувства вины и негатива, который съедал меня из внутри, я выбрал марихуану.

Мой друг, Андрей Марицой принёс мне украденную партию марихуаны, и мы её поделили пополам. Я не смог прийти в себя три месяца, пока она не закончилась. Употреблял ежедневно, начинал курить по две сигареты в день, поскольку эффект одурманивания ощущался на протяжении 5 и даже 6 часов. Спустя неделю привыкающий организм потребовал еще большие дозы. И так, благодаря марихуане, в течение трёх месяцев, каждый день (за исключением времени сна) я отключал все свои отрицательные мысли и ни о чём не думал.

А затем примерный Свидетель Иеговы совершил блуд и затесался на дискотеки и в весёлые компании. Наверное, во многом меня тогда спасло то, что я много марихуаны раздал бесплатно на дискотеках и вечеринках. Конечно, после этого я больше никогда в жизни не дотрагивался до наркотиков, и сейчас тем более не собираюсь этого делать. Уверен, что любые наркотики, — это зло (кроме случаев, предусмотренных медициной).

Много лет спустя, вспоминая эту ситуацию с марихуаной и анализируя то время, когда я не являлся Свидетелем Иеговы, с тем временем, когда я им уже стал, мне открылась страшная правда, касающиеся только одного. Еще не будучи Свидетелем, бывали моменты употребления марихуаны, но я никогда не злоупотреблял ей так сильно, как это произошло в бытность Свидетеля Иеговы. Я бы сказал, что раньше это было всего лишь баловством, - иногда, в компании сверстников. И ничто не влияло на моё эмоциональное, психическое состояние. Но совсем другое дело, когда я стал Свидетелем Иеговы. Вспоминая те "три месяца" после преткновения на поведении старейшин, я думаю, что мне просто повезло, что я не подхватил какую-нибудь венерическую болезнь и не опустился до иглы (ведь практически все наркоманы начинают с марихуаны). Просто повезло...

Поэтому, если вы знаете случаи, когда кто-то перестал быть Свидетелем Иеговы и пустился, скажем так, "во все тяжкие", но до того, как стать Свидетелем, являлся вполне нормальным человеком, не стоит допускать мысли о том, что вот, мол, «как бывает, когда кто-то оставляет истину». К сожалению, находясь в ОСБ, я был самым настоящим зомби, которого организация тщательно пыталась замаскировать меня под обычного, доброго, законопослушного человека. И, действительно, я старался быть таким, чтобы спасти как можно больше людей.

Я не против тех случаев, когда люди, ведущие разгульный образ жизни, преступники, наркоманы, алкоголики, в итоге, став СИ, меняют свою жизнь и становятся лучше с точки зрения своего поведения. Их тоже не мало. Но ведь таких случаев очень много не только у СИ. Они есть во многих других похожих религиозных организациях, как, например, у мормонов, пятидесятников, баптистов, евангелистов и т.д.

Во время тех трёх злополучных месяцев мне удалось, находясь под влиянием марихуаны, начать и проводить изучение Библии с моим другом, снабжавшим меня этой гадостью. У меня был частный дом с двумя гаражами, один из которых переделан под летнею кухню. Вот в ней мы и курили, изучали, размышляли и чувствовали, как на нас "влияет святой дух". Если кто-то сомневается или задастся вопросом, как такое возможно, я отвечу только одно: "без комментариев". Единственное, что могу сказать: не знаю какой дух и от кого исходил во время таких изучений под кайфом, но впоследствии он стал Свидетелем Иеговы:)))

Правда, по моем постепенном возвращении обратно в собрание, это изучение отобрали и передали другим.

Обратный возврат в ОСБ был очень простым и без последствий. Признался старейшине в своих грехах и начал регулярно посещать собрания. Произошла только одна встреча со старейшинами, на которой они сказали, что я на месяц ограничен в общей молитве. Но это не был правовой комитет, а простая встреча, где мы пообщались, и я ответил положительно на вопросы, связанные с тем, настроен ли я и дальше преданно служить организации и регулярно посещать встречи собрания (старейшины были из числа тех, кто оказался замешан в эпизоде со строительными материалами).

Через месяц я даже заполнил заявление на подсобное пионерское служение. Вроде бы казалось, что моя жизнь в ОСБ налаживается и появился хороший настрой с будущими целями, например, начать общее пионерское служение. Ну да, произошли такие неприятные ситуации, но жизнь продолжается, перелистывая страницы и отсылая их в небытие. Но также, как мы не способны повлиять на погоду, я не мог предугадать надвигающиеся черные тучи, которые несли с собой новые события и повороты жизни.

Следующею серию событий я бы назвал просто - “Санта-Барбара”.

Сразу хочу сказать, что все имена изменены из соображений этики, чувств и личных соображений.

Один из старейшин, по имени Лео, стал мне помогать, скажем так, духовно. Это общение с Лео привело к тому, что мы очень сдружились, всегда помогали и выручали друг друга. Лео был одним из тех старейшин, который связан с эпизодом со стройматериалами. Хотя в то время я подыскивал работу, я не стал просить Лео взять меня обратно в строительную бригаду. Не хотелось опять с ними работать. Зная о моей ситуации, жена Лео помогла мне найти работу.

Жену Лео звали Светлана. У неё была подружка Лена, которая занималась, небольшим бизнесом и срочно нуждалась в продавце на местном рынке. Ну что же, можно попробовать себя и в торговле. Работа оказалась очень интересной и необычной. Я работал только с утра и до обеда, и никогда не чувствовал такой усталости, как на стройках. Началось весьма бурное общение нашей “троицы”: я, Светлана и Елена. Это общение вылилось в крепкую дружбу. Совпало всё: наши взгляды, юмор, привычки, и я до сих пор не встретил таких друзей, кроме моей супруги. Начиналось наше общение на моем рабочем месте, но со временем нам этого оказалось мало. Всё происходило неосознанно, дружба диктовала свои естественные требования и желания. Мы стали всё чаще встречаться после работы, в свободное время. Не подумайте ничего плохого, это была чистая дружба, чистая дружеская любовь, без каких-либо дурных мыслей или мотивов.

Но здесь мне придется честно признаться: чистой дружба оказалась только вначале. И грянул гром!

Это произошло после летнего трехдневного конгресса, проходившего на стадионе в самом Кишиневе. В тот момент мы с Еленой стояли на автостанции в ожидании автобуса, чтобы добраться до нашего города. Я что-то ей рассказывал о впечатлениях от конгресса, но она вдруг оборвала мои слова фразой: «Руслан, есть очень серьезный разговор, надо поговорить». Она спросила меня: «Что бы я сделал, если бы Светлана влюбилась в меня?»

В первые доли секунды я почувствовал внутри нечто приятное, не осознавая серьезность вопроса. Просто любые положительные качества, внимание, комплименты вызывают у людей теплые чувства. Но в следующую секунду все стрелки приборов перестали функционировать и двигатели нашей дружбы заглохли прямо в полете. Это было началом падения и катастрофы нашего самолета – дружбы и общения. Вероятно, при других обстоятельствах все бы благополучно закончилось “хэпиэндом”. Но я попал в очень сложную ситуацию, где не мог понять, что делать и как делать. Молодой, наивный, доверчивый, без жизненного опыта, семьи, детей должен сейчас ответить на вопрос, что бы он сделал, если бы Света влюбилась в него.

Грамматический союз «ЕСЛИ» был привнесен специально, чтобы проверить мою реакцию. На самом деле всё оказалось печально и сложно. Получается, что Светлана, супруга старейшины Лео, у которых, двое маленьких детей, а она сама - духовный пример для подражания, влюбляется… Может быть, если бы подобная ситуация произошла не в ОСБ, я бы просто послал всех куда подальше со своими чувствами. Но я был полностью связан с правилами организации, где всегда нужно искать руководства в журналах и «библиотеке», чтобы понять, как поступить. Ситуация вышла из-под контроля, когда я решился на то, чтобы рассказать старейшинам о случившемся, ведь в литературе Свидетелей Иеговы подобный шаг с моей стороны преподносился как проявление любви и помощи другу. О моем намерение подойти к старейшинам я поведал Елене. Впоследствии Светлане и Елене удалось удержать меня от общения со старейшинами на эту тему. Они меня попросту предупредили, что, если я это сделаю, Светлана покончит жизнь самоубийством.