КОГДА ЛЮБОВЬ СТАНОВИТСЯ ОТРАВОЙ...


Я сопротивлялся не власти, а только крайностям ее употребления. Я не мог поверить, что в замысел Бога входило, что люди должны осуществлять такой всепоглощающий контроль над жизнью братьев, членов христианской организации. Я полагал, что Христос дает человеку власть в собрании только с тем, чтобы служить, а не подавлять (Реймонд Френц, "Кризис совести")

Расскажу, как лично я стала членом организации Свидетелей Иеговы.

Это был конец 80-х - начало 90-х годов. Распад страны, крушение идеалов. Воспитана я была в советской семье и школе, где мне привили соответствующие представления о жизни и человеческой морали. И вдруг все это рушится и осмеивается. Моё детство и отрочество попали на советские времена, а молодость и ранняя зрелость уже была в капитализме. Нас готовили для другого мира. Это даже не то, чтобы для коммунизма или чего-то подобного, просто моё поколение растили и готовили для одного мира, а попало оно в мир совсем иной, и потому не всем удалось адаптироваться к реалиям. Человеку необходимо служение чему-то, необходимо ощущать себя причастным к какому-нибудь Делу, которое связано не столько с зарабатыванием денег, а именно нужному людям. Также ощущалась потребность в поиске Бога, Бога в себе и Бога вообще...

Я искала выход из положения, в котором оказались я сама, моя семья, да и вся страна. Как раз в это время состоялось мое знакомство со Свидетелями Иеговы. Я захотела присоединиться к ним, привлеченная духом понимания и взаимопомощи, который, как мне казалось, царил в их среде. В моем случае не обошлось без "вербовки" - я  разговаривала с одной из Свидетелей Иеговы на работе – как это у них называется - в неформальной обстановке. После трех лет общения со "свидетелями" я влилась в их ряды как полноправный член организации.

В те годы, когда Свидетели Иеговы были в подполье, на собраниях царил дух взаимопонимания, коллективизма, взаимовыручки, чувствовалась любовь между братьями, собрания проходили в простой, приватной обстановке. А от старейшин, казалось, исходило внутреннее тепло. Даже сам воздух на собраниях и в семьях Свидетелей Иеговы казался легким. Это было так похоже на собрания христиан в первом веке!

Молодые, конечно, этого не знают - осталось, наверное, меньше 10% из тех, кто был Свидетелем Иеговы до 1990 года, - а все старые могут подтвердить, что именно так всё и было. Молодые пусть поспрашивают старых Свидетелей Иеговы. Что же произошло? Центр организации был далеко и был не в состоянии все жестко регламентировать и контролировать. И вдруг он приблизился на расстояние вытянутой руки. Свидетелей Иеговы зарегистрировали в СССР, тут же приехали представители Центра, сместили всех старейшин, которые десятилетиями служили в собраниях - и все под благовидными предлогами. Если раньше не было у молодых братьев стремлений к карьеризму (какой там карьеризм, когда ты мог запросто попасть в тюрьму, и попадали, и сидели по 5-10 лет настоящие узники совести), то сейчас карьеризм изобилует. Даже служебный помощник, спустя каких-то пару лет после крещения, написал: "Моя мечта стать районным надзирателем". А у братьев в СССР была мечта - служить собраниям, при этом, чтобы прокормить семью, иметь работу - любую работу, хоть дворником (а другой при советской власти не давали), и при всем этом не попасть на нары. И абсолютно нищие (по меркам Запада) братья умудрялись слать пожертвования в Центр.  И вот пришли назначенцы – и ушла любовь. То же самое произошло после смерти Рассела - укрепление личной власти Рутерфорда, назначение из Центра служителей для усиления контроля над собраниями и лишения их остатков автономии. История ничему не учит и повторяется в своем бесконечном, бездарном хождении по кругу. Вот только круги эти проходят через наши жизни и судьбы, калеча нас.

Сейчас я это понимаю, но тогда мне казалось, что я нашла истину. Все попытки членов моей семьи вразумить меня были тщетными. С годами я все более увязала в этом болоте, не замечая, как разрушался и опустошался мой внутренний мир. Нас формируют среда и информация, которую мы получаем. Этим умело пользуются пастыри. Членам секты разрешается читать только внутреннюю, самиздатовскую литературу и мыслить в рамках, очерченных Сторожевой Башней. В итоге человек теряет способность критически мыслить и становится управляем. Почему, вы думаете, они требуют постоянного посещения собраний? Потому что там член секты получает ту информацию, которая его формирует.

В начале "служения" я была в восторге от духа коллективизма и истинного (как мне казалось) братства в собрании. На самом деле, как я позже убедилась, никакого братства в этой организации нет. Напротив, там царит полное безразличие к человеку. Примеров того могу привести великое множество: это полное игнорирование потребностей нуждающихся, оказание помощи выборочно, только людям с достатком и занимающим высокое положение в собрании. Молодые "служители Бога" забыли одно важное неписаное правило: если брат или сестра твои в беде, то помочь им - важнее, чем пойти на проповедь. Так нас учили старые Свидетели Иеговы во времена подполья. Подумай: ты пойдешь искать людей, которые неизвестно еще, придут или не придут к Богу (точнее к Свидетелям Иеговы). А твой брат, который уже пришел, находится в беде, и ему надо помочь в первую очередь, чтобы он не упал, а если и упал, то поддержать, помочь подняться. Как жаль, что это забыто! Ушла любовь из собраний - пришла буква. Насадили сотни и сотни запретов и разрешений, ничуть не меньше, чем у евреев при Моисееве Законе. Буква пришла не одна, но с установкой, что служение Богу достигается исключительно проповедью, посещением встреч собраний и конгрессов. Те, кто не хотел принимать такое служение как единственно верное - вынуждены были уйти или их «ушли». Остальные подстроились. Молодым и подстраиваться уже не надо было - они другого и не знали. Старики об этом молчат - зачем подрывать веру братьев?

Все это стало претить мне. Также я начала замечать, как технично эксплуатируется чувство вины. Если ты не делаешь много в "служении" - ты духовно слаба, постоянно ощущаешь себя виноватой перед Богом. За все время пребывания в организации Свидетелей Иеговы я не была ни разу пионером и не понимала тех, кто в погоне за часами готов был принести в жертву детей и семью. Один раз попыталась много проповедовать, но у меня не получилось. Часов я тогда набрала всего 30 в месяц, зато  не было времени ни отдохнуть, ни нормально поесть. Чувство вины действовало разрушающе, поэтому я старалась его не культивировать. Позже я поняла, что свободно выражать свои взгляды в собрании уже невозможно - все поощрялись «стучать» обо всем старейшинам, а последствием становились «воспитательные» меры. Будучи по натуре человеком открытым, я всегда открыто высказывала свое мнение соверующим. Последовала серия доносов, в которых меня "обличили" чуть ли не в заговоре против непререкаемой власти старейшин. Я была опустошена и деморализована.

Мало того, что для Свидетеля Иеговы понятие «христианской совести» было полностью девальвировано (за него решают другие люди), но и к тому же фактическое руководство собраниями переместилось в заокеанское зарубежье.

Подумайте, как в этом свете выглядят призывы отказаться от высшего образования, не служить в армии, не отдавать честь флагу, не принимать участия в голосовании и так далее? Одно дело, когда они у себя призывают не делать всего этого, и совсем другое, когда твое право – личностное и конституционное - регулируется из-за границы. Требование аполитичности от граждан в чужой стране - это уже политика. Поэтому напрашивается вывод, что Свидетели Иеговы - это, скорее, политическая организация, чем религиозная. Под ее влиянием человек просто перестает быть гражданином собственной страны, не говоря уже об отказе от личного мнения.

  Я начала задумываться о том, как выйти из того, во что я "влипла". Зная, что нормальный, безболезненный выход оттуда невозможен, я впала в депрессию, меня преследовало чувство безысходности. С одной стороны - страх, который тебе внушили (тебе некуда идти, ты погибнешь…), но с другой стороны – не было больше сил насиловать себя. Это душевное состояние буквально разрывало меня на части и отрицательно сказывалось на здоровье.

И все-таки я покинула культ, пока он окончательно не разрушил мою душу и внутренний мир. Если ты видишь змею - не трогай её. Точно так и в случае с сектами. Не знаешь, что это за секта - не касайся! Будь с ней так же осторожен, как со змеей. Жаль, что никто не дал мне такого совета раньше.  Но я уже давно не унываю и ни о чем не жалею. Как говорится, что ни делается – все к лучшему. В жизни все нужно использовать на благо, как урок на будущее, даже если речь идет об опыте пребывания в разрушительном культе Свидетелей Иеговы.

Когда-то передо мной был выбор – научиться делать вид, что веришь фальши, или остаться честной перед собой и всем миром. И я счастлива, что сделала правильный выбор!

С любовью! Татьяна Луговая

КОММЕНТАРИЙ САЙТА: Когда я читал это письмо, то на память пришел один интересный эпизод из истории написания книги «Свидетели Иеговы. Некуда Идти». Прежде чем книга была издана и озвучена, в течение девяти месяцев «рождения» (с сентября 2011 по май 2012) ее можно было прочитать в предварительном варианте и внести свои коррективы. Один из таких неравнодушных читателей, весьма уважаемый в научных кругах человек, все еще остающийся в рядах ОСБ из-за родственников (членов организации), довольно серьезно раскритиковал главу, в которой речь шла о состоянии собраний в доперестроечные времена. Благодаря этому автору вся глава была полностью переработана и в нее были внесены существенные изменения. Письмо Татьяны – о том же самом. В нем сквозит та же искренняя боль за невосполнимую потерю, которую понесли Свидетели Иеговы в России с пришествием заокеанского ВиБРа и его Великого Теократического Бюрократизма. Хочется поблагодарить Таню за ее активную жизненную позицию и желание помочь тем, кто еще только думает войти в Сторожевую Башню.

Ковтун Станислав