Я СТАЛ ЗАЛОЖНИКОМ СОВЕСТИ

История молодого мужчины, некогда старейшины собрания Свидетелей Иеговы. Его стаж в организации - 6 лет, однако этого оказалось достаточно, чтобы осознать всю мощь "теократической" машины

Я бывший Свидетель Иеговы, прошел путь от простого возвещателя, до старейшины собрания. Этой организации я посвятил 6 лучших  лет своей жизни, ведь мне было только 25, когда я пополнил ее ряды. В то время как другие молодые люди строили свою карьеру, создавали семьи, я был занят самым важным делом своей жизни (как мне тогда казалось). Я не знаю, как бы сложилась моя жизнь, не стань я Свидетелем Иеговы, но одно знаю наверняка, эти годы я никогда не смогу прожить по-другому, их уже не вернуть, теперь это мое прошлое, часть моей жизни. Моя история наверняка похожа на тысячи историй обычных людей, которым сулили земной рай, а взамен оставили лишь пустоту и разочарование. Я буду признателен судьбе, если мой рассказ поможет, хоть одному человеку не совершить ту ошибку, которую совершил сам.

Как я стал Свидетелем Иеговы? В общем, меня никогда не интересовал ни Бог, ни Библия, воспитанный в духе советской идеологии я был твердо уверен в том, что все это не более чем выдумки. У меня был друг детства, который уже давно посещал какое-то собрание, он вел себя немного странно, постоянно говорил о Боге, о каких-то чудесах, он ходил по улицам и распевал хвалы Богу. Мы все считали, что он сошел с ума, и старались избегать с ним встреч, т.к. не очень хотелось слушать очередную проповедь.

Когда мне исполнилось 24 года, я все чаще начал задавать себе вопрос: для чего мы живем? В чем смысл нашей жизни? За ответом я решил обратиться к другу детства, мы жили в одном подъезде, и я попросил его, чтобы он взял меня с собой на собрание. Это было собрание евангелистов-пятидесятников. Меня поразило то, что люди улыбались, были очень приветливы со мной. На собрании все пели песни, и очень странно молились, - позже я узнал, что они это называют говорением иными языками, и что это считается признаком Божьего благословения. В конце собрания прозвучал призыв грешникам покаяться, и я решил это сделать, за это мне подарили Библию. Так я начал изучать Библию. Я стал посещать все встречи этого собрания. Там я впервые услышал о Свидетелях Иеговы, они арендовали тот же зал, что и наше собрание, иногда их встречи начинались сразу после наших. Мне сказали, что это самая страшная секта, и я искренне их ненавидел. По мере того как я изучал Библию, я стал понимать что Иисус не мог быть Богом, мне было непонятно учение о Троице. Вскоре я перестал посещать это собрание. Я начал искать собрание, в котором бы учили о Боге так, как я это понимал. Но мои поиски не увенчались успехом.

Однажды мне в руки случайно попала брошюра Свидетелей Иеговы, меня заинтересовало то, что я из нее узнал, к тому же я нашел единомышленников. Я решил, что прежде чем пойти к ним на собрание, нужно получше узнать о том, чему они учат, и проверить их учения в соответствии с  Библией, для этого я воспользовался купоном на последней странице брошюры, где указал, что меня интересует литература. Вскоре меня посетил молодой человек, который впоследствии стал моим другом, и пригласил меня пойти вместе с ним на собрание. Так я впервые попал на собрание Свидетелей Иеговы. Я отказался от изучения Библии, но попросил литературы. В литературе не было недостатка. Я стал посещать собрания Свидетелей Иеговы, но не прекратил своих поисков истинных последователей Христа.

Изучая публикации Общества Сторожевой Башни, я пришел к выводу что то, чему они учили действительно основано на Библии, однако у меня сразу возникли вопросы по поводу одного учения. Это было учение о 1914 годе. Математически все было верно, но само объяснение этого учения, мягко говоря, меня смущало. К тому времени мои поиски истинной религии зашли в тупик. Тогда я решил, что, несмотря на некоторые сомнения, Свидетели Иеговы наиболее всех соответствовали моим поискам. Мне объяснили, что мои сомнения - это нормально, и со временем они пройдут, главное верить, что Иегова использует «верного и благоразумного раба» как единственно верный канал, через который открывает нам смысл Писания, и что самостоятельно мы не можем понимать Библию. Это меня немного задело, но я согласился с доводами. Я решил отложить свои сомнения в дальний ящик, это была моя роковая ошибка.

Вскоре я прошел стандартную процедуру изучения Библии, и после собеседования стал некрещеным возвещателем, т.е. получил право проповедовать вместе с членами собрания на улице и по домам. Осенью 1999 года на районном конгрессе я принял крещение и стал полноправным членом собрания. На собраниях нас побуждали принимать более активное участие в распространении благой вести, т.к. конец уже близок. Я ревностно взялся за дело. Чтобы принимать участие в пионерском служении я нашел мало оплачиваемую работу с подходящим графиком. Примерно через год я был назначен служебным помощником, что открывало для меня дополнительные возможности в служении Иегове. Мне стали поручать задания на встречах собрания. Вскоре после моего назначения, было принято решение о разделении собрания на два, т.к. количество возвещателей росло. В каждом собрании было по одному старейшине и по несколько служебных помощников. Еженедельно проводилось по пять встреч собрания, к которым было необходимо тщательно готовиться. Выглядело это так: Школа Теократического служения и Наше Царственное служение проводились вместе в один из будних дней, по выходным проводились Публичная речь и Изучение Сторожевой Башни, и еще одна встреча, проводившаяся малыми группами, - это книгоизучение, на котором обычно изучались новые публикации Общества.

Из-за нехватки опытных старейшин, мне стали поручать проводить некоторые встречи. Подготовка к ним занимала много времени и сил, но я не роптал, а наоборот почитал это за преимущество. К тому же, помимо всего этого на меня были возложены дополнительные обязанности в собрании, я был назначен служебным надзирателем, в мои обязанности входил надзор и организация проповеди на закрепленной за собранием территории, это тоже занимало немало времени и усилий. Я все еще продолжал пионерское служение, мне необходимо было проповедовать по 70 часов в месяц. Ко всему прочему каждый возвещатель поощрялся проводить личное изучение Библии, что включало в себя ежедневное чтение Библии, и изучение какой-либо из публикаций Общества на свое усмотрение. Свободного времени у меня не было, я либо проповедовал, либо готовился к встречам собрания. Меня нисколько не смущало что того, что я зарабатывал, едва хватало на самое необходимое, я был счастлив, что полностью занят служением Иегове, моя жизнь наконец-то приобрела смысл.

Так как мне приходилось посвящать много времени изучению публикаций Общества, я стал обращать внимание на некоторые вещи, которых раньше не замечал. Я обратил внимание на то, что Общество использует одни и те же ссылки из Писания во всех своих публикациях, их было не так уж и много, через какое-то время мне было достаточно просто взглянуть на ссылку. Открывать Библию было не обязательно - эти места я знал наизусть. А еще через некоторое время я уже не обращал внимания на ссылки, потому что заранее знал, какая ссылка последует за данным текстом. Для меня было очень странным, что Общество не одобряло использование других мест Писания в подтверждение того или иного учения. В изучении Библии с интересующимися лицами также рекомендовалось строго придерживаться публикаций Общества. Если твоя точка зрения по какому-либо вопросу отличалась от точки зрения «верного и благоразумного раба», следовало придерживаться мнения последнего, обсуждать с другими возвещателями свою точку зрения не следовало.

Свобода мысли не поощрялась вообще. Яркий тому пример изучение статьи из журнала Сторожевая Башня. Зачитывался абзац из статьи, после которого следовал вопрос, естественно правильный ответ можно было найти в данном абзаце, можно было в качестве ответа на вопрос пересказать абзац своими словами, или привести удачный пример. Зачастую присутствующие в качестве ответа на вопрос просто перечитывали абзац еще раз, некоторые делали это по слогам. Со временем подобные встречи стали для меня пыткой, иногда мне становилось стыдно, что участвую в этом.

«Верный раб» постоянно напоминал нам о том, что мы разделены на т.н. классы, это класс «помазанных» христиан имевших небесную надежду, и класс «других овец» имевших земную надежду. Естественно что «помазанные» христиане имели более привилегированное положение в иерархии Иеговы, чем класс «других овец». Некоторые высказывания Общества в отношении различия классов требовали особой лояльности со стороны «других овец», лично для меня они были просто унижением. Даже в документации Общества было принято называть членов собрания согласно классовой принадлежности. Например, на каждого члена собрания заводилась карточка, в которую вносились его ежемесячные отчеты о времени, проведенном в проповедническом служении. В ней нужно было указывать, к какому классу принадлежит возвещатель. Необходимо было просто поставить галочку в одном из предложенных вариантов, либо это «член малого стада» либо просто «другая овца». Если с «другими овцами» было все понятно, то с классом «помазанных» все было окутано какой-то мистикой, недоступной для понимания «других овец».

Другие высказывания «верного раба» наводили на мысль, что «верный и благоразумный раб» это и есть Иегова. Например, нам говорилось что отвергать «верного раба» это не что иное как посягательство на Суверенитет Иеговы. Масла в огонь подлил выход новой публикации Общества «Пророчество Даниила». В этой публикации делался детальный анализ современной истории Свидетелей Иеговы в свете одной из книг Библии, а именно книги пророка Даниила. Беглого прочтения этой публикации было достаточно для того чтобы понять что это полнейший бред, построенный исключительно на домыслах. Краеугольным камнем публикации как раз и было учение о 1914 годе, которое со временем не стало для меня более понятным, а наоборот становилось все более непонятным. Мне был совершенно непонятен подход, который использовало Общество в трактовке этого учения. Было совершенно не ясно, почему именно сон царя Навуходоносора был взят за основу? Удивляла также вольность в трактовке этого сна, при которой семь времен облекались в конкретное количество дней, а дни с легкостью превращались в годы. К тому же сон был истолкован Даниилом, и в точности исполнился, но «верный раб» объясняет это тем, что у всех исполнившихся древних пророчеств есть современное исполнение. Я не мог найти ни одного убедительного аргумента в пользу подобной трактовки. С таким же успехом я легко могу применять любые библейские пророчества по отношению к себе, и так, как мне самому заблагорассудиться, главное убедить остальных в моей избранности и непогрешимости.

Постепенно мои сомнения в отношении «верного раба», нарастали как снежный ком, мой пазл складывался в довольно нелицеприятную картинку. Вскоре, после выхода этой публикации, из Общества пришло мое назначение старейшиной собрания. Ко мне подошел наш старейшина, и сообщил мне о новом назначении. Я сказал, что не могу его принять т.к. у меня есть определенные сомнения. Но он убедил меня принять это назначение, сказав, что сомнения есть у всех.

Приняв новое назначение, я решил окончательно разобраться со своими сомнениями. Я решил еще раз основательно проверить учение о 1914 годе, и тут меня ждал новый сюрприз. Я обнаружил, что дата разрушения Иерусалима не 607 г. до н.э. как утверждалось Обществом, а 587 г. до н.э. как указывается во всех исторических источниках. Это «открытие» повергло меня в шок, уже не оставалось никаких сомнений в том, что это явная ложь. Я не знал, что с этим делать. Будь я обычным возвещателем, все было бы куда проще, но ведь я старейшина собрания. Меня не волновала собственная репутация, я думал о людях, которые за эти годы стали моей семьей, которые были мне дороги, и они отвечали мне взаимностью, в собрании меня любили и уважали. Я прекрасно понимал, что меня ждет, в случае если я начну открыто обсуждать этот вопрос с членами собрания. С другой стороны я понимал, что больше не могу быть соучастником лжи, я не мог учить других тому, во что сам больше не верил. Я стал заложником собственной совести.

Я решил написать заявление, в котором просил освободить меня от всех обязанностей в собрании, объяснив это тем, что у меня появились серьезные сомнения относительно Общества Сторожевой Башни. В собраниях сделали заявление, что я больше не являюсь старейшиной. Конечно, эта новость повергла всех в шок, но никто и не подозревал, что происходило на самом деле, все подумали, что это связанно с обычным правонарушением, никто и подумать не мог, что я стал отступником. Я продолжал посещать встречи собрания в роли слушателя, я перестал проповедовать. Со мной все еще могли общаться, но я прекрасно понимал, что это лишь вопрос времени. Моя неактивность в собрании была слишком заметна, поэтому некоторые члены собрания стали проявлять интерес к тому, с чем это было связано. Один брат был особенно любопытным. После нескольких отказов говорить на эту тему, он не унимался. Однажды я решил ему все рассказать, предварительно объяснив ему, что о нашем разговоре не должен никто узнать. Чего и следовало ожидать в этом случае, он сразу же сообщил о нашем разговоре старейшине. Возмездие не заставило ждать долго.

Как-то вечером мне позвонил старейшина и сказал, что надо встретиться, я согласился. Ничего не подозревая, я пришел в местный Зал Царства, где меня уже ждали трое старейшин. Я сразу понял, что это комитет. Самое любопытное, что об этом даже не догадывался один из присутствовавших на этой встрече старейшин. Он был из собрания соседнего города, и часто приезжал к нам в город по своим делам. По такому случаю его и решили пригласить со мной на встречу, забыв предупредить его цели этой встречи. Это само по себе было нарушением, т.к. ни я, ни член правового комитета не были предупреждены о том, что будет происходить. Но для меня это уже не имело никакого значения, я решил покончить со всем этим. Я рассказал все, что я думаю о «рабе» и его учениях. Вердикт был однозначен. Меня обвинили в отступничестве, и сказали, что в собраниях будет объявлено о лишении меня общения. Это больше было похоже на быструю расправу, чем на правовой комитет. Я еще мог подать апелляцию на решение комитета, но в этом не было никакого смысла, разве что это дало бы мне время попрощаться с собранием, но я не стал этого делать, посчитал, что это будет не честно с моей стороны. На ближайшем собрании было объявлено о том, что я лишен общения, а это означало, что теперь никто из членов собрания не мог со мной не только говорить, но и даже здороваться. Я не пошел на то собрание, но позже мне рассказали, что многие плакали после этого объявления.

Каково быть лишенным общения, да еще и отступником? В этом вопросе раскрывается еще одна уродливая сущность организации. Приход в организацию неизбежно влечет за собой разрыв связи с людьми, которые были тебе когда-то дороги. Это происходит не только потому, что они являются частью «сатанинской системы вещей» с точки зрения организации, но и потому, что они в свою очередь, просто перестают понимать тебя. Став членом организации, становится практически невозможным поддержание прежних дружеских отношений не только с друзьями, но и с родственниками, вы даже не можете прийти к кому-то на день рождения или хотя бы просто поздравить близкого человека. Свидетели Иеговы не празднуют ни своих, ни чужих дней рождений, как в прочем и остальные праздники. Единственным днем который они чествуют, является день смерти Иисуса Христа, но маловероятно, что кто-то из твоих знакомых захочет отпраздновать это событие вместе с тобой. Но Иегова щедрый Бог, поэтому вместо старых друзей и родственников, Он подарит тебе новых. И вроде бы все честно, но оказывается что не совсем.

Если ты вдруг ослушаешься Иегову в лице «верного и благоразумного раба», тогда он заберет у тебя и новых друзей. Именно это и произошло со мной. Для прежних друзей я уже давно превратился в объект насмешек, а для новых стал страшным врагом Иеговы, а значит и их врагом. Конечно же, я знаю, что на самом деле большинство из них так не думает, и не считают меня своим врагом, как и я их не считаю своими врагами, но так требует «верный раб» - Иегова. Я больше чем уверен, что многие из моих бывших соверующих с радостью поговорили бы со мной, но их удерживает страх стать изгоями. Даже если кто-то захочет поговорить со мной о погоде, его могут лишить общения.

Я пережил сильнейшее потрясение, мне казалось, что это какой-то страшный сон, я не мог поверить, что это происходит со мной. Получалось что все, чем я занимался все эти 6 лет, оказалось пустой тратой времени. Все рухнуло в один миг, как карточный домик. Реальность была такова, что мне предстояло возвращение к нормальной жизни, я осознавал, что мне предстоит пережить насмешки старых знакомых, и я понимал, что мне нечего будет им возразить, ведь в итоге они оказались правее меня.

Я нашел в себе силы, и прошел через все это. А вот мой новый друг, тот парень, который пригласил меня на собрание Свидетелей Иеговы не нашел в себе силы пережить все это. После того как я впервые побывал на собрании Свидетелей Иеговы, мы с ним очень подружились. У него было мало друзей в собрании, а точнее их и вовсе не было, причиной тому было его прошлое. Он связался с дурной компанией, стал употреблять наркотики, в результате чего стал ВИЧ-инфицированным. Именно по этой причине многие в собрании его избегали, даже не смотря на публикации Общества о ВИЧ-инфицированных. Для меня это не стало камнем преткновения, я часто бывал у него в гостях, мы много времени проводили вместе. Через какое-то время после того как меня лишили общения он начал злоупотреблять алкоголем, потом стал принимать какие-то лекарственные препараты которые помогали ему расслабиться, в результате чего был также лишен общения. Мы иногда с ним встречались, общались за кружкой пива. Через какое-то время мне пришлось уехать из города на полгода. Когда я приехал, я узнал о том, что он покончил с собой. Ему просто не с кем было поговорить! Вот таким оказалось мое путешествие в Рай!

Сегодня я живу самой обычной жизнью, я не посещаю никаких собраний. Религия меня больше не интересует. У меня сформировалось свое собственное мировоззрение, которое я никому не навязываю, ибо не претендую на абсолютную истину. Мои старые знакомые, все еще припоминают мне мои похождения, но я с этим давно смирился.