АРТЁМ ГРИГОРЯН

АРТЁМ ГРИГОРЯН – БЫВШИЙ СОТРУДНИК ФИЛИАЛА ОБЩЕСТВА СТОРОЖЕВОЙ БАШНИ В РОССИИ. ВАШЕМУ ВНИМАНИЮ ПРЕДЛАГАЮТСЯ ВЫДЕРЖКИ ИЗ ЕГО ВЫСТУПЛЕНИЙ, В КОТОРЫХ ОН ПОДРОБНО ОСВЕЩАЕТ ПРОБЛЕМУ ОБЩЕНИЯ СО СВИДЕТЕЛЯМИ ИЕГОВЫ

из "Ежегодников" 2018 и 2019

Построить общение со Свидетелем Иеговы возможно только при условии понимания их способа мышления.

Вся история Общества Сторожевой Башни, особенно первых десятилетий, — это попытки вычислить дату конца света. Ну а поскольку все эти вычисления оказались несбывшимися, то после очередных разочарований, приходилось переносить эти даты на более поздний срок. Поэтому, чтобы понять, кто такие современные Свидетели Иеговы, принципиально важно принимать во внимание следующий момент: всей движущей силой, мотивацией и основной идеей, лежащей в основании этой организации, является идея близкого конца, т.е. эсхатология.

На протяжении 15 лет я являлся Свидетелем Иеговы, из них четыре с половиной года — сотрудником главного управленческого центра в России. Это закрытый орден, который курирует деятельность на вверенной территории. И мне хорошо знакомо мышление членов организации.

Если мы находимся в заблуждении касательно этой религиозной группы, мы никогда не сможем помочь этим людям, и вообще построить какой-либо диалог. Прежде чем оказывать больному помощь, нужно установить точный диагноз.

Я стою на той позиции, что не стоит искать в деятельности ОСБ какого-то международного масонского заговора, хотя такая теория и существует.

По причине журналистских расследований в 1990-х годах установился шаблон, будто Свидетели Иеговы имеют целью отбирать квартиры, искать наживу и прочее. Но это не так. Мы должны понять, что Свидетели — это религиозный феномен, основанный и выросший на эсхатологических ожиданиях.

Последняя дата конца, которую они называли — 1975 год. Это была финальная попытка, обернувшаяся очень большим разочарованием и выходом потока людей из этой организации. Мне удалось пообщаться с очевидцами тех событий, потому что подавляющее большинство современных Свидетелей Иеговы в те годы таковыми не являлись и не знают, как всё происходило.

Сегодня они отказались от вычисления дат конца, но тем не менее, это лихорадочное ожидание Армагеддона непременно присутствует. Зловещие картинки, иллюстрирующие это событие, реально отражают страх перед ним самих Свидетелей.

Свидетель Иеговы — это человек, воспаленный такой идеей, и каждый день, с разной степенью напряженности, ожидает Армагеддона. Настоящий Свидетель, засыпая вечером, признает, что утром его может ждать это событие. И он будет держать ответ перед Богом. Именно поэтому они так миссионерски активны.

Для современного человека сложно понять, как можно уделять столько личного времени хождению к каким-то незнакомым людям и не получать за это никаких денег. Здесь Свидетели показывают выдающийся пример жертвенности, самоотвержен-ности, умения отодвинуть свои личные предпочтения, выйти из зоны комфорта и заниматься таким психологически сложным делом. Для многих из них проповедовать на улице и по домам — это серьезный стресс. Не нужно думать, что от этого они получают удовольствие. На самом деле для многих это весьма проблематично, но они переступают через себя.

И в этом заключается ответ на вопрос: почему они так активны. Во-первых, они верят, что Бог будет с них спрашивать за то, что, зная «истину», они не доносили её другим. Во-вторых, желание помочь людям, чтобы они спаслись в Армагеддоне, который должен произойти со дня на день. Итак, ожидание конца — единственная мотивация их действий.

В действительности, если они перестанут говорить о близости Армагеддона через журналы, конгрессы и другими способами, организация просто-напросто начнет разваливаться. Это их истинно цементирующий элемент, который держит ОСБ на плаву. Пока есть люди, для кого тема приближения конца будоражит воображение, будут существовать и подобные организации.

Культы возникают за счет т.н. культовой инновации, то есть процесса самоорганизации вокруг лидера. Безусловно, основатель ОСБ Чарльз Тейз Рассел являлся таким харизматическим лидером. Хотя он и не претендовал на какие-то мистические откровения от Бога, но совершенно открыто указывал на свою особую роль в Божественном замысле. То есть Бог сделал так, чтобы через него открылась истина, хотя сам механизм этого Рассел не объясняет.

В любой традиционной религии существуют механизмы защиты от искажений и произвола

После него Президентом ОСБ стал Джозеф Рутерфорд — тоже весьма харизматичная личность, которая, по большому счету, ответственна за появление Свидетелей Иеговы в том виде, в котором мы их сегодня наблюдаем. Именно его решением «Исследователи Библии» стали называться «Свидетелями Иеговы».

Сегодня Свидетели Иеговы уже возглавляются не одним отдельным лидером, но Руководящим советом — высшим органом административной, судебной и духовной власти. Это закрытая группа, состоящая в разные годы из разного числа людей (как правило, от 7 до 10). Свидетели считают их «Божьим каналом на земле». По сути, это коллективный гуру.

Современные члены организации не жили во времена Рассела, Рутерфорда и Норра, обладавших неограниченной властью. Сегодня нет единого лидера, но есть Совет, что создает картинку некой демократичности. Мол, у нас нет лидера, всё решается демократично. Но это не более чем заблуждение, которое удерживает многих Свидетелей от признания их культом. Бывший член Руководящего совета Реймонд Френц в своей замечательной книге «Кризис совести», касаясь природы и сущности этого органа, показал, что произошло замещение одного лидера на группу, которая точно также решает за Свидетелей как им жить, о чем думать можно, а о чем нельзя, и как верить. С ними нельзя полемизировать или не соглашаться. И чтобы показать Свидетелю Иеговы культовость его организации, можно предложить пройти два теста.

Первый тест связан с тем, что в любой традиционной религии возможно ниспровержение, низложение какого-то религиозного лидера. То есть существуют механизмы защиты от искажений и произвола. Можно спросить: существует ли в ОСБ механизм ниспровержения высшего руководящего состава? Его нет даже в теории. А это значит, что они не оставляют никакой возможности для ошибки со стороны Руководящего совета, наделяя их статусом безошибочных проводников божественной воли.

На это Свидетели могут возразить: нет, нет, они тоже люди и могут ошибаться. Тогда почему вы не допускаете теоретическую возможность того, что эта группа лиц может завести организацию вообще к отступничеству? Получается, что Руководящий совет может ошибаться, но «мы должны проявлять послушание, даже если он ошибается». И как раз здесь мы сталкиваемся с признанием Свидетелей Иеговы в том, что это самый настоящий культ. Почему? Потому что в любом культе послушание и единство важнее истины. В традиционной религии истина самоценна и имеет первостепенное значение.

Второй тест таков. Можно спросить у Свидетеля Иеговы: допустим, соберутся разные старейшины и члены филиала и примут решение создать отдельную организацию. Причем во всем соответствующую ОСБ — в учении, практике и прочем, но автономную от Руководящего совета. Что будет с этими людьми? Их, конечно же, предадут анафеме и всех исключат из организации. Это просто невозможно, чтобы в какой-то стране Свидетели заявили об автономии в вопросах, например, выбора старейшин. Людей назовут отступниками, хотя они будут верить в то же самое и продолжат быть Свидетелями Иеговы. Если бы во главу угла ставилась воля Бога, то руководство ОСБ допускало бы такой ход событий. Но поскольку для них принципиально важна власть, то необходимо подчинение. И организация отличается жесткой вертикалью власти.

Эти два теста показывают культовую сущность ОСБ.

В основе культового мировоззрения всегда лежит фрагментарность сознания, урезанность или неполнота картины. Причем такая нецелостность контролируема, поскольку неслучайно человек видит лишь фрагменты. И делается это намеренно. Например, у Свидетелей Иеговы предлагается изучать специальное пособие, в котором информация подается в заведомо отформатированном виде. Человеку не предоставляют альтернативные точки зрения, словно данная информация — единственно возможная. Человеку изначально дают урезанный вариант, не посвящая его в объективный анализ. В результате возникает ущербное мировоззрение, зацикленное на определенном аспекте.

Отрицание роли субъекта на процесс познания — еще одно характерное свойства члена культа. Он думает, что текст говорит так, как он верит. То есть он отрицает, что его культ интерпретирует Писание. Отрицает субъективность человека, который занимается такой интерпретацией. И это самая большая проблема в диалоге с такими людьми.

На наглядном примере это выглядит так. Человек берет Писание, зачитывает текст и сам того не ведая, преподносит этот отрывок в собственной интерпретации, хотя она совсем не очевидна. Он говорит: смотрите, тут так написано. И получается, «мы верим так, как написано, а написано так, как мы верим». Замкнутый круг в никуда.

Мнимая фундаментальность религиозного выбора — еще одно свойство представителя культа. Ему кажется, что его религиозный выбор имеет серьезное обоснование. Например, в качестве доказательств исключительности Свидетели Иеговы используют положения и тезисы, которые сами нуждаются в доказательствах. Это известная логическая ошибка. Они утверждают, что в 1919 году Христос, проведя инспекцию христианского мира, выбрал именно Свидетелей Иеговы в качестве «народа Бога». «И поэтому мы проповедуем по всему миру и представляем истину». Заметьте, что в основе аргумента лежит тезис, который сам требует доказательств. Откуда вы взяли, что в 1919 году такое произошло? Вы сами видели это, или вам Христос сказал, или об этом написано в Библии?

Иными словами, налицо принципиальная невозможность проверки базовых утверждений лидеров.  Например, у Свидетелей Иеговы есть такое понятие как «помазанники». Это особая группа, имеющая исключительное право раз в год на Вечере Господней употребить хлеб и вино, которые символизируют тело и кровь Христа. И Свидетели верят, что только 144 тысячи «помазанников» будут править с Христом на небе и только с ними заключен Новый завет. Все остальные являются «великим множеством», которое будет жить в раю на земле. Членами Руководящего совета могут быть только «помазанники».

И здесь мы сталкиваемся с принципиальной невозможностью проверки базовых утверждений. Как становятся «помазанниками»? «Помазанник» объявляет таковым сам себя. Нет никаких объективных критериев проверки того, что человек «помазан» Святым духом. Свидетели Иеговы говорят, что настоящий «помазанник» должен чувствовать внутри непреодолимое свидетельство духа о своем усыновлении Богом. Как мужчина, который понимает, что он не женщина, так же и «помазанник» не спутает свое положение. Согласитесь, оценка крайне субъективная. При этом сами же Свидетели Иеговы в своих публикациях признают, что люди, находясь в уязвленном состоянии (например, после потери близкого человека) или из-за принятия каких-то лекарств могут считать себя «помазанниками». То есть они сами признают, что случаются ошибки, но проверить это просто невозможно.

Будучи в Киргизии в 2008 году, я спрашивал у одного из членов Руководящего совета, Джеффри Джексона, «как ты понял, что ты помазанник». Он ответил, что «в 1980-х годах он однажды понял, что всё, написанное в Новом завете, относится к нему, и он потерял интерес ко всему земному». Но согласитесь, об этом нельзя сказать, как о нечто уникальном. При этом жена Джеффри Джексона «помазанницей» не стала. И она жила с осознанием того, что муж уйдет на небо, а она будет без него в раю на земле. Но недавно она умерла, и он женился на молодой темнокожей пионерке, поэтому вопрос был решён))

Конечно, со стороны всё это выглядит смешно. Как можно на основании таких субъективных эмоциональных переживаний делать какие-то далеко идущие выводы? Но у простых Свидетелей Иеговы отношение к «помазанникам», как к каким-то небожителям, особенным людям.

В этом аспекте Свидетели очень похожи на мормонов. Если у последних спросить, а откуда вы знаете, что Джозефу Смиту являлся Иоанн Креститель, а книга мормонов — истина, они ответят: «После молитвы и чтения вы должны почувствовать "горение в груди"». Я сказал им, что не почувствовал «горения в груди». Я считаю, что это тоже ответ от Бога, — это значит, что прочитанное мной — не истина. Обычно такой аргумент приводит их в ступор.

Как мы уже говорили, гуру следует проявлять послушание, даже если он ошибается.  То есть истина приносится в жертву послушанию. Еще одна особенность мировоззрения — ошибки лидеров прощаются. Но как преодолеть такой тип мышления?

Существуют два способа преодоления культового мышления — это интеллектуальный путь и эмоциональный. Конечно же, первичным является эмоциональный путь. Главным заблуждением людей, пытающихся помочь, становится идея, будто аргументы и факты могут сделать из члена культа нормального человека. Действительно, такая идея напрашивается сама собой. Например, вот вам факт, лежащий на поверхности: вы шесть раз предсказывали конец света — как же вы можете быть истиной? Для нормального, обычного человека такой аргумент представляет серьезную проблему, но для сознания Свидетеля Иеговы это уже не проблема. Любые приводимые аргументы будут нарываться на стену, как будто вас вообще не слышат. Почему так происходит?

Этот путь не работает, потому что человек пришел в культ, пройдя совсем по другому маршруту. Он пришел не потому, что его убедили аргументы. Если бы он вошел в культ интеллектуальным путем, то тем же путем мы бы могли его вытащить. Если тебя убедил набор аргументов, то набор более убедительных контраргументов разубедит. Но здесь так не работает.

Прежде чем пройти путь «аргументация равно индоктринация», сначала происходило погружение в среду. Это как состояние влюбленности. Вспомните себя, каждый испытывал к кому-то чувство влюбленности. Даже если человека отговаривают от близких отношений с объектом его любви, он может ничего не слышать — в его глазах этот объект идеализирован и критическое мышление оказывается полностью перекрытым.

Если не произойдет момента погружения в сектантское сообщество и человек не придет на собрания или конгресс, любые попытки отформатировать его мышление окажутся неэффективны. И Свидетели Иеговы это четко понимают. Так во внутренних инструкциях говорится, что если человек на протяжении года или полугода так ни разу и не пришел на собрание, значит он «не делает духовных успехов» и такое изучение лучше прекратить. То есть они признают, что такой человек никогда не станет Свидетелем, поскольку его сначала надо «влюбить», а уже потом, в состоянии влюбленности на его сознание идеально лягут любые идеи.

Допустим, Свидетель подойдет на улице к незнакомцу и скажет: если твой ребенок умирает, а ему требуется переливание крови, пусть он умрет. Понятно, что на такое не согласится ни один нормальный человек. Но уже через год, пройдя определенные этапы, может поступить именно так. Что изменилось?

Например, попав на конгресс с многотысячной аудиторией, остаются незабываемые впечатления. Ты видишь братство людей, которые улыбаются, все друг другу рады, все такие замечательные, вокруг царит мир и теплота, и в этот момент человек может обнаружить то, что ему не хватает в этой жизни, в семье, на работе, учёбе. Он спросит: а почему у вас так всё хорошо? И ему в ответ: потому что только мы правильно понимаем Библию. «Так научите и меня её правильно понимать», — скажет он.

Когда человек опьянен такой любовью, и понимает, что это реальность, то готов слушать всё, что они будут говорить. Эмоционально такой человек уже подготовлен. Конечно же, он не знает об обратной стороне медали. Он не представляет, что его будет ждать через несколько лет пребывания в этой организации. А в ней все те же болячки, что и в любом социуме: и лицемерие, и предательство, и обман, и сплетни, и двойные стандарты, и имитация той самой любви, и наносная дружба, и всё что угодно.

По прошествии времени у многих людей эта влюбленность проходит. Они уже видят проблемы и все про всех знают. Влюбленность проходит, но остается индоктринация. При этом Свидетели Иеговы искренне верят, что в организацию их привели исключительно аргументы. Они говорят: «Мы долго изучали Библию». Они не фиксируют этот момент влюбленности. То есть второй шаг в их понимании и есть первый. В этом и заключается сложность.

Именно эмоциональная составляющая была первой, поэтому путь преодоления подобного мировоззрения заключается в проявлении любви. Мы должны своим отношением показать нечто иное, чем у Свидетелей Иеговы. Необходима некая среда, буферная зона, в которой человек увидит альтернативу своей религиозной среде. Необходима ломка стереотипов и разрыв шаблонов.

У меня был опыт привлечения людей, которые уже посещали собрания, в молодежную миссионерскую общину. Там обсуждали Священное Писание и делились собственными мыслями. Для Свидетелей Иеговы было интересно то, что никто из присутствующих не отвечал по заготовленному тексту. А у Свидетелей весь процесс обсуждения Библии носит совершенно не импровизационный характер. Там всё сводится к определенной схеме. Есть абзац, который прочитывают, ты поднимаешь руку, тебе дают слово, и ты этот абзац просто пересказываешь своими словами. И это называется обсуждение. То же самое с форматом «изучения Библии». Человеку дают книжку, и он пересказывает абзацы. И для этих людей было интересно наблюдать, что оказывается Писание можно обсуждать свободно, полемизируя, выражая свои мысли, то есть то, что рождается в сердце. Произошел разрыв шаблонов.

Конечно, нам нужно проявить любовь, личное участие и жертвенность ради этих людей. И уже затем наступает время интеллектуального пути. Чтобы помочь Свидетелю освободиться от ментальных наслоений, засевших глубоко в сознании, необходима компетентность и подготовка. Нужно понять, за счет чего после стадии влюбленности срабатывает механизм индоктринации.

В процессе обучения Свидетеля используются логические конструкции, содержащие ошибки. Они являются основным инструментарием по форматированию мировоззрения. Это некорректные сравнения, нарушение причинно-следственной связи, аргументы от эмоций, переход на личность и некорректно поставленный вопрос.

К примеру, Свидетели Иеговы сравнивают переливание крови с употребление крови в пищу. Именно из-за такого отождествления они и выводят свой запрет на переливание, поскольку в Библии запрещено «вкушать кровь». А чтобы обосновать запрет, они приводят еще одно некорректное сравнение. На иллюстрации из книги «Чему учит Библия» изображен человек под капельницей, но вместо капельницы — бутылка виски. И задается вопрос: «Если врач предписал тебе воздерживаться от алкоголя, значит ли это, что его можно вводить в вену?» То есть человека сбивают с толку. И хочется сказать, что если нельзя пить, то значит нельзя и вливать в кровь.

Но что если сказать: стоп, давайте разберемся. И если начать рассуждать, то понятно, что никто не вливает в кровь алкоголь. В отличие от алкоголя, кровь при переливании не впитывается, а становится частью кровеносного русла, оставаясь тем же самым, чем она и была. Это два разных физиологических процесса — прием пищи и переливание.

Некорректно поставленный вопрос тоже может завести человека в тупик. В принципе, дать удовлетворительный ответ на некорректный вопрос невозможно.

Например, Свидетели Иеговы спрашивают: «Вы носите крестики. А где в Библии сказано то, что их нужно носить?» И проблема здесь состоит не в поиске ответа, а в понимании некорректности самого вопроса. Подобные вопросы нужно снимать с повестки, показывая их некорректность. Можно спросить: «А с чего вы взяли, что в Библии такое должно быть сказано?» Или: «А где в Библии сказано о том, что в ней обо всём должно быть сказано?»

Человека сначала надо «влюбить», а уже потом на его сознание идеально лягут любые идеи

В основе некорректного вопроса лежит некорректная предпосылка. И заключается она в том, что в Библии дана исчерпывающая информация обо всем, что нужно для духовной жизни. Свидетель знает, что в Библии о чём-то конкретном не сказано, но исходит из той парадигмы, что там должно быть сказано обо всём. Парадигма в корне неверна, поскольку они навязывают Библии то, о чем она не говорит. Получается, что если в Библии о чём-то не говорится, это должно быть отвергнуто и не практиковаться. Но в Библии подобного тезиса НЕТ. Там не сказано, что если о чём-то не говорится, то этого и не должно быть.

Влюбленный в эту организацию человек уже не будет критически относиться к ложным конструкциям, а они буквально на каждой странице учебных пособий.

Мы уже касались такого момента, как отрицание факта интерпретации Священного Писания. Изначально Свидетели Иеговы дают один единственный вариант понимания, будто он самоочевиден. И человек не осознает, что он выбирает всего лишь одну из интерпретаций, один вариант из тысячи. Если бы он это понимал, то оставалась бы возможность для критического осмысления. Он бы выбрал более убедительный вариант, но факт интерпретации попросту отрицается.

Любимейшее занятие Свидетелей Иеговы — выдергивать мысли из контекста. Для доказательства своих тезисов выдергивают из контекста библейские стихи, слова ученых, цитаты из религиозных трудов. Когда Свидетели апеллируют к какому-нибудь тексту из Писания, вероятность 99%, что он вырван из контекста. Такой текст может сбить с толку и привести в замешательство, но если прочитать контекст, то становится понятным, что он совсем о другом, он вывернут и приспособлен к определенным задачам.

Искажение первоисточника — еще один распространенный момент. Они не просто вырвали тексты из Писания, но пошли еще дальше. Они создали свой вариант Библии — «Перевод нового мира». В чем уникальное отличие данного перевода? В нём многие стихи, особенно в Новом Завете, очень сильно отличаются по смыслу от традиционных переводов.

Например, где-то они сделали выборку между прочтениями древнегреческого текста в свою пользу, в соответствии с их богословием. Рассмотрим стих из Луки 23, где Спаситель обращается к разбойнику со словами: «Истинно говорю тебе, ныне же будешь со мною в раю». Иными словами, сегодня же ты будешь со мною в раю. А в «Переводе нового мира» этот стих звучит по-другому: «Говорю тебе сегодня: ты будешь со мною в раю». То есть не сегодня ты будешь со мною в раю, а «говорю тебе сегодня», что когда-то ты будешь в раю. Конечно, перевод абсурден, потому что и без того понятно, что Он говорит «сегодня». А когда же ещё?

 Здесь Свидетели поставили двоеточие там, где им выгодно, пользуясь тем, что в древнегреческом тексте не было знаков препинания. Но есть стихи, где текст изменен целиком, в него могут вноситься отсутствующие в оригинале слова. Например, в послании Филиппийцам 2:6, где говорится, что Христос, «будучи образом Божиим, не почитал хищением быть равным Богу». В «Переводе нового мира» сказано, что Он «не помышлял о посягательстве быть равным Богу». Разница принципиальна. И таких стихов много.

Следует заметить, что в Новом Завете Свидетели везде вставляют имя «Иегова». Идет искажение первоисточника по принципу: если текст не вписывается в наш шаблон, значит хуже тексту — он может быть изменен.

Каков вывод? В общении со Свидетелем Иеговы важно показать, что Библия интерпретируема. Они отрицают то, что сами интерпретируют Писания. Они говорят: мы читаем его как есть и верим так, как написано. И не признают факт подгонки Писания под богословие. Они думают, что богословие рождается от текста, хотя на самом деле «мы прочитали вот так, потому что думаем вот так».

Следующий важный момент: постановка проблемы авторитетов. Если вы выбираете из трех убедительных вариантов один, то значит вы чем-то руководствуетесь. И это авторитетный голос своей традиции. Свидетель выбирает такой вариант, потому что для него авторитетом является «верный и благоразумный раб», то есть руководство организации. При этом он всегда будет переводить стрелки на Писание: я так прочитал в Библии. Это нормальное мышление представителя культа. Путь выхода из иллюзий начнется тогда, когда он сможет честно и объективно оценивать самого себя.

Все интерпретируют Писания, и все следуют за авторитетом. Только одни это признают, а другим это запрещено. Конечная идея — подвести человека к тому, что богоизбранность Руководящего совета ни на чем не основана. «Ты веришь вот так и пользуешься Библией именно так, потому что ты доверяешь этим людям. И, пожалуйста, объясни, почему ты считаешь, что эти люди являются проводниками истины, и только им правильно открыта Божья воля?» Через понимание интерпретации мы напрямую подходим к проблеме авторитетов.

В разговоре со Свидетелями Иеговы нельзя употреблять слово «предание», поскольку для них оно всегда ассоциируется со сборником басен и мифов. Я предлагаю говорить о предании в определенном аспекте — как о сохранении и передаче подлинного понимания Священного Писания. Необходимо показать, что существует проблема интерпретации Библии и авторитетов. В данном случае авторитетом является т.н. «верный и благоразумный раб», традиции которого и следуют Свидетели Иеговы.

Важно показать, что у них самих есть своё предание. Отрицая одно предание, любая конфессия создаёт собственное. Свидетели Иеговы не видят этого, они говорят: «Нет, у нас нет никакого предания, у нас только Писание». Тогда возникает вопрос, зачем нужны все эти горы и кипы книг, журналов и прочих публикаций, которые разъясняют Писание, если собственного предания нет.

Любой Свидетель Иеговы просто-напросто не имеет права взять в руки Библию, открыть какой-нибудь текст, прочитать и сказать: «Я сейчас почитаю, помолюсь и смогу лучше понять это». Нет, это так не работает! Нормальный Свидетель должен взять Библию, прочитать, понять, что есть проблема, затем открыть книжку под названием «Индекс», найти библейский стих, который он не понял, найти ссылки на журналы, где этот стих разъясняется, найти журналы, прочитать их и принять точку зрения организации. Таким образом, мы фиксируем самую настоящую авторитетную религиозную традицию. Это и есть предание, вопрос только чьё оно.

Надо понимать, что в общении мы столкнемся с напором контраргументов. Это можно назвать эшелонированной оборонительной системой в несколько рубежей, которые убеждают прежде всего самих Свидетелей Иеговы. У простого Свидетеля может быть далеко не одна логика. Это может быть логика «внешняя» с опорой на внешние аргументы, которые необходимо донести до собеседника, а есть логика «внутренняя», то есть те вещи, которые убеждают его самого.

Я общался с десятками Свидетелей Иеговы и всегда ход их мысли и русло диалога очень и очень похожи, поскольку их логика и сознание структурированы, и это для нас большой плюс. Мы знаем, что от них ожидать. Мы не ожидаем от них какой-то импровизации или гениального аргумента, потому что они не приучены так мыслить. Если мы понимает такую структуру мысли, то сможем предугадать их контраргументы и увидеть слабое место, чтобы помочь им это осознать.

Даже если Свидетеля Иеговы подвести к объективному, трезвому осознанию того, что его религиозный выбор не фундаментален, обусловлен эмоциями и влюблённостью, некой слепой верой в авторитет людей, которых он никогда в жизни не видел, то даже признавая иллюзорность происходящего, что-то внутри будет останавливать его. Что же?

 И здесь вы столкнетесь с четырьмя обязательными контраргументами.

1

Прежде всего, это спасательный круг для любого Свидетеля Иеговы, который начинает сомневаться. Я знаю огромное число Свидетелей — и старейшин, и бывших общих пионеров, — которые понимают, что в организации много неправды, лжи, заблуждений, а, может быть, даже там всё неправильно, но они начинают самим себе задавать вопрос: «А куда идти? Некуда идти».

Вот это «некуда идти» — фирменный слоган, последний спасательный круг. Станислав Ковтун, бывший старейшина Свидетелей Иеговы, написал книгу, которая именно так и называется — «Некуда идти». А в её написании приняли участие около 20 человек, в том числе и ваш покорный слуга.

Проблема «некуда идти» очень серьёзна для Свидетелей. И здесь важно показать, что в самом тезисе заключена логическая ошибка. Когда Свидетель Иеговы говорит «некуда идти», он опирается на оценочную шкалу других религиозных конфессий, составленную самими же Свидетелями Иеговы.

Каким образом можно понимать «куда идти», если ты оцениваешь всех по заранее надуманным критериям истинности? Они сами придумали шкалу, и сами же по ней всех мерят. Но, в таком случае, никто не подойдет ни под какой «идеал». Поэтому такому человеку важно показать, что попросту необходимо сменить эту субъективную оценочную шкалу.

К примеру, одним из таких критериев оценки религиозных организаций значится употребление имени Бога, Иегова. Для Свидетелей Иеговы это своего рода идея-фикс, фетиш. Если вы имя «Иегова» не произносите, значит уже не можете быть истинными.

Но кто сказал, что так должно быть? Сами же Свидетели Иеговы. И мы вновь приходим к проблеме интерпретации.

Их логика и сознание структурированы, и это для нас большой плюс

2

Далее. Свидетели Иеговы обязательно скажут, что в истинности организации их убеждает всемирная проповедь. Они будут говорить так: «Вы знаете, ведь проповедуют только Свидетели Иеговы. Ко мне домой не пришел священник, не пришли баптисты, зато ко мне пришли именно Свидетели Иеговы». И с этой аргументацией сложно спорить. Почему? Потому что она отсылает человека к его личному опыту, он это сам пережил.

Но на самом деле здесь не нужно спорить. В айкидо существует такая тактика: удар противника не отражается, от него наоборот отстраняются. Свидетель говорит, что «только мы проповедуем», и с этим можно согласиться. Да, в таком масштабе, с такой назойливостью, с таким постоянством — только вы. Но из этого ничего не следует!

Здесь вновь в основе лежит логическая ошибка. Какая? Свидетели Иеговы в качестве доказательства истинности своих вероучений выдвигают факт проповеди. Но смотрите, если это проповедь не истины, а лжи, то разве она может служить доказательством истинности? Конечно, нет!

Прежде чем проповедь выдвигать в качестве аргумента «за», нужно показать, что они проповедуют истину. А в их случае получается логическое противоречие: мы проповедуем — значит мы истинные. Да, вы проповедуете, но из самого факта проповеди совсем не следует то, что вы проповедуете истину.

Это можно проиллюстрировать яркими библейскими текстами, причём используя их же «Перевод нового мира». Например, 2 Иоанна 10, 11:

«Если кто-нибудь приходит к вам и не приносит этого учения, не принимайте его в своём доме и не говорите ему слов приветствия, потому что говорящий ему слова приветствия становится соучастником в его злых делах».

Иоанн признавал, что к вам в дом могут не раз прийти и постучаться миссионеры, но, согласно его логике, это вовсе не служит доказательством того, что это истина.

Или стих из Матфея 23:15:

«Горе вам, книжники и фарисеи, лицемеры, потому что вы пересекаете море и сушу, чтобы сделать прозелитом хотя бы одного человека, и, когда вам это удаётся, делаете его таким, что он заслуживает геенны вдвое больше, чем вы сами».

Книжники и фарисеи обходили «море и сушу», но это не означало, что они проповедовали истину.

Еще один текст из Галатам 1:8:

«Но даже если бы кто-то, мы или ангел с неба, возвещал вам как благую весть что-то сверх того, что возвещали вам мы, то да будет он проклят».

Даже если ангел с неба проповедовал что-то, что не проповедовали апостолы, то «да будет он проклят». Иными словами, факт проповеди сам по себе ничего не доказывает. Сначала вы докажите, что проповедуете истину, а потом уже ссылайтесь на факт проповеди.

Скажите, вы в своей жизни хоть раз видели голодного помазанника из Уорвика?

3

Ещё один аргумент, который убеждает Свидетелей Иеговы, — это любовь. Они говорят: «Я вижу любовь в собрании, и я не видел её в церкви или ещё где-то».

Обычно, когда я слышу это, то задаю такой вопрос: «Скажите, а где вы были ещё помимо Свидетелей Иеговы? Например, вы были у баптистов?»

В ответ: «Нет»

«У адвентистов были?»

«Нет»

«У пятидесятников?... То есть нигде не были, кроме Свидетелей Иеговы. А как вы можете тогда говорить о том, что любовь есть только здесь? Если люди туда ходят, причем семьями и ни в одном поколении, неужели вы думаете, что там нет любви? Давайте сходим вместе».

Подобное я предлагал многим, и считаю, что это весьма эффективно, к примеру, сходить к баптистам, или к мормонам, — это вообще родные «братья» Свидетелей Иеговы, если уши закрыть, то и не отличишь.

Таким образом, они нигде не были, но всё знают. Можно задать Свидетелю Иеговы вопрос о том, как они понимают притчу о разделении на овец и козлов из Матфея 25. Помните какой критерий был в отношении отбора? Кто накормил голодного, напоил жаждущего, оказал гостеприимство страннику, одел нагого, позаботился о больном. То есть речь идет о проявлении любви к ближнему.

У Свидетелей Иеговы просто фантастическое понимание этого отрывка. Они вообще не занимаются социальным служением и считают бессмысленным помогать бедным людям или детским домам, объясняя это тем, что «нет смысла что-то улучшать на тонущем корабле, нужно проповедовать, а не заниматься благотворительностью и прочим».

Очевидные слова Христа переворачиваются наизнанку. Они как бы говорят: «На самом деле здесь речь идёт об участии в проповеди. Мы помогаем помазанникам исполнять заповедь о проповеди и, тем самым, кормим голодных, одеваем нищих». И тогда я задаю вопрос: «Скажите, вы в своей жизни хоть раз видели голодного помазанника из Уорвика? Вы пришли и навестили больного помазанника, приняли его у себя дома и отдали ему свою одежду?»

Как вообще возможно применить притчу Христа к т.н. помазанникам, которые живут более чем прекрасно в своей штаб-квартире? Можно показать Свидетелю Иеговы, что там, где говорится о подлинной любви, любовь почему-то не проявляется, и всё оправдывается странной деятельностью по «кормёжке помазанников». Разве об этом говорил Христос?

4

И последний аргумент, на который обратят внимание Свидетели Иеговы, — это всеобщее отступничество. Теория всеобщего отступничества прослеживается во всех псевдохристианских культах, и она им жизненно необходима, поскольку позволяет обосновать и легитимизировать собственное существование и позднее появление. Логично, что если вас не было восемнадцать веков, а в XIX веке вы появляетесь, то этот пробел необходимо как-то объяснить. Поэтому теория отступничества есть у всех, и она неизбежна.

Свидетели Иеговы утверждают, что со смертью последнего апостола в конце первого века наступило отступничество, то есть II век — это уже век искажений. Естественно, они приводят библейские тексты, вырванные из контекста. Например, Деяния 20:29, где Павел сказал:

«Я знаю, что после моего ухода к вам войдут лютые волки, которые не будут щадить стада».

Но Свидетели Иеговы не читают стих ниже, где Павел говорит, что, несмотря на это, он вверяет братьев «Богу и слову благодати Его, могущему назидать вас более» (СП), то есть даже лучше, чем сам Павел.

И так, какой стих ни возьми, он, как я уже заметил, скорее всего, вырван из контекста.

Факт наличия в Библии текстов об отступничестве, не говорит о том, что оно станет тотальным, всеобщим. Оно существовало всегда и было предсказано, но это не означает, что так будет со всеми и апостольская церковь перестанет существовать как сообщество верующих людей.

В чём основная слабость такой позиции? Подобная идея говорит о том, что, по сути, Бог не всемогущ, раз он не смог сохранить истинное христианство на протяжении всех веков. Можно спросить: «Это благо — существование истинного христианства на земле? И то, что его не было на протяжении стольких веков, — это плохо?» В ответ вы услышите: «Да».

Получается, в XIX веке истинное поклонение Бог восстановить смог, а вот сохранить был не в состоянии. Мы имеем дело с богоборческой идеей о том, что сатана оказался сильнее и могущественнее Христа, поскольку смог уничтожить Божье дело на земле. Оно сумело просуществовать всего лет семьдесят, до конца первого века. Таким образом, выходит, что христианство существовало и функционировало за счёт апостолов, это религия людей. Умерли апостолы — и христианство пошло прахом, дело Христа прекратилось. Следовательно, апостолы были настолько никчемными учителями, что не смогли духовно воспитать преемников и создать общины, которые бы сохранили апостольскую веру.

Такая идея всеобщего отступничества противоречит базовым представлениям даже самих Свидетелей Иеговы о Боге и христианстве.

Мы рассмотрели четыре основных аргумента, которые вы непременно услышите от Свидетелей Иеговы во время диалога с ними.

Общение со Свидетелями надо проводить один на один

В первых беседах со Свидетелями нельзя затрагивать темы догматики. Это тупиковый путь, который ни к чему не приведет. Безусловно, если вы планируете встречаться со ними на регулярной основе, систематически, то, конечно же, такие темы вы не сможете не затронуть. Но делать их предметом первых бесед бессмысленно в силу разных интерпретаций и даже разных Библий. Поэтому говорить нужно о фундаментальных вещах — не о том, во что конкретно они верят, а почему они стали так верить.

Общение со Свидетелями надо проводить один на один. Это очень важно! Если вы договоритесь, что Свидетели придут к вам вдвоем, то, скорее всего, ничего не получится, поскольку их психология такова, что даже если один начнет в чем-то сомневаться или что-то осознавать, из-за напарника он не подаст виду и будет спасать честь мундира.

Перед начальной дискуссией можно, к примеру, сказать: «Знаешь, для меня вопрос религии очень личный, я не привык его обсуждать за круглым столом. Давай поговорим один на один».

Нельзя затрагивать темы конкретных учений, занимаясь библейским пинг-понгом. Следует ставить во главу угла проблему: почему Библия одна, а мы все понимаем её по-разному? То есть начинать надо с постановки вопроса об интерпретации Священного Писания. Это тот фундамент, от которого стоит отталкиваться. И все вопросы вероучений разрешатся тогда, когда человек понимает принципиальную вещь — кто имеет право интерпретировать Писание, в каком контексте. В контексте, который вы сами придумали в XIX веке, или как-то иначе? И, в свою очередь, это подведет к вопросу об авторитете т.н. «верного и благоразумного раба». «Почему ты убежден, что эти люди действительно понимают? Почему не кто-то другой?»

В разговоре со Свидетелями Иеговы не стоит всё отрицать. В их словах могут быть какие-то зерна истины. Мудро согласиться с разумной мыслью, чтобы показать, что, тем не менее, понимание может быть гораздо более глубоким, чем ему представляется. 

КСТАТИ

На одном из выступлений Артёму Григоряну задали такой вопрос:

«Если не секрет, что стало для вас эмоциональным толчком для выхода из Свидетелей Иеговы?»

Вот как ответил на него Артём:

«Это не секрет. И именно эмоциональным… Стало разочарование и снятие розовых очков.

В 2005 году я был приглашен в Управленческий центр Свидетелей Иеговы. Я думал, что я попал в рай. И действительно, т.н. Вефиль самими Свидетелями позиционируется как "самое лучшее место на земле". Это черным по белому написано в конфиденциальной брошюре для вефильцев. Её нельзя выносить за пределы, и в ней прямо так и написано: "Вы служите в самом лучшем месте на земле. Вы исполняете самое почетное служение Богу, какое только возможно".

Для большинства молодых Свидетелей Иеговы попасть в Вефиль — это как манна небесная, как на небеса попасть.

Естественно, так же это было и для меня. Но по прошествии нескольких лет я понял, что это самое страшное место на земле. Почему? Потому что там очень много проблем — психологических и эмоциональных. Большое число вефильцев — это глубоко несчастные люди, которые сидят на антидепрессантах, мучаются от депрессий и болезней. Некоторые из них в больницах проходили курсы реабилитации. И на моих глазах несколько вефильцев сходили с ума и, в конце концов, их отправили оттуда, поскольку все соки из них были выжаты. Эта организация калечит эмоционально и душевно слабых людей.

И я увидел все человеческие страсти, присущие любому обществу. Эти болячки и страсти там не исцеляются, они просто загоняются вглубь. Это и двойные стандарты, и предательство, и доносы, и несправедливость, и кумовство, и дедовщина, и т.д.

И это лицемерие, когда сидишь с человеком за одним столом и понимаешь, что он улыбается, дает хорошие комментарии и красиво говорит, в соответствии со своим рангом, но на самом деле этот человек очень нехороший.

Я просто осознал, что вся эта реальность «духовного рая» не соответствует реальности жизни. Люди остаются такими же. Из-за этого я не перестал быть тогда Свидетелем Иеговы, но я понял, что всё надо делить надвое — включать мозги и понимать, что всё, что тебе говорят, и то, что есть на самом деле — это совсем не одно и то же. И это стало толчком для того, чтобы позволить себе критически мыслить. Наступило осознание, что все эти лозунги о том, какие мы замечательные и хорошие, — не более чем маркетинговый ход».

ДРУГИЕ СТАТЬИ АРТЁМА