Энджи Роджерс росла в богобоязненной семье Свидетелей Иеговы. Но в возрасте 11 лет она испытала то, во что невозможно поверить – сексуальное насилие со стороны собственного отца. Он воспользовался болезнью ребенка, чтобы совершить ужасающее преступление.

- Это началось в одну из ночей, когда мне исполнилось всего 11 лет. Я проснулась и обнаружила, что он трогает меня там, где отец не должен трогать свою дочь, - вспоминает Энджи, - Однажды меня тошнило из-за расстройства желудка, и папа принес мне домой пушистого зайчика в прелестном белом с цветочками платьице и панталонах. Мама ушла на собрание, а папа выхватил меня своими руками с дивана и отвел в свою комнату, где и надругался надо мной.

Энджи надеялась, что мама придет с собрания и поможет ей, но этого не произошло. Насилие происходило все чаще и чаще, как только мать покидала дом, и продолжалось долгих пять лет, практически каждую неделю. Причем насильника не останавливало абсолютно ничего. Однажды он попытался изнасиловать дочь прямо во время собрания, в одной из установленных в месте его проведения палаток. Но педофила остановил один из старейшин, который стал звать его снаружи. Тогда Энджи было 14 лет.

Маленькая Энджи
Маленькая Энджи

В 15 лет девочка решила открыть страшную тайну одному из старейшин, Гарри Холту, который возглавлял соседнее собрание. В итоге был назначен «судебный комитет», о котором Энджи вспоминает с содроганием.

- Трое мужчин задавали мне разные интимные вопросы о том, как и где меня трогал отец. Они даже спросили, что на мне было одето, как будто это я, маленькая девочка, оказалась во всем виновата. Всё это казалось невыносимым. Я слышала библейскую историю о том, как Лот занимался сексом со своими дочерями, и я находилась в таком состоянии, что не могла понять, правильно ли иметь такие отношения со своим отцом…

Собрание, от которого Энджи ждала защиты, оказалось для нее тупиком. Она не могла нормально спать, потому что ее мучили кошмары и воспоминания. Позднее ей поставят официальный диагноз – посттравматический стресс, с которым ребенку приходилось жить каждый день. Ее развитие практически остановилось, и в 18 лет она все еще продолжала играть в игрушки наподобие «Лего».

- Я была ребенком и они должны были помочь, но все отвернулись от меня. Они заставили меня думать о себе как о больной.

Среди членов «судебного комитета» был и Гарри Холт, к которому Энджи обратилась за помощью. Спустя всего несколько месяцев после того, как девочка рассказала ему о насилии со стороны отца, он сам подверг ее сексуальному насилию.

Старейшина-педофил Холт
Старейшина-педофил Холт

Однажды старейшина Холт во время проповеди от двери к двери предложил девочке зайти к нему в гости «перекусить». Оказалось, что жена Холта была в отъезде, и старейшина попросил девочку подождать его, пока он умоется. Когда он вышел из ванной, на нем не было никакой одежды, кроме полотенчика вокруг талии…

Позднее оказалось, что педофил-старейшина домогался восьми детей (и это только доказанные факты). Когда Энджи обратилась к старейшинам собрания за помощью, чтобы ее уберегли от нападений педофила, над ней только посмеялись. Не были предприняты никакие действия. Лишь впоследствии, когда Энджи добилась того, чтобы Холт потерял свои «преимущества» в собрании, но он тут же сбежал в другой город, где продолжил сексуальные приставания к детям.

- Я жалею лишь об одном, что не говорила полиции о случившемся и из-за этого чувствую свою долю ответственность за произошедшее с другими девочками. Но, как Свидетель Иеговы, я не могла ничего сделать.

Маленькой Энджи редко удавалось радоваться детству
Маленькой Энджи редко удавалось радоваться детству

Свидетели Иеговы, которые подверглись сексуальному насилию, не в состоянии покарать педофилов, поскольку от них требуется «два или три свидетеля» преступления. Обращаться в полицию так же запрещено, так как старейшины делают все, чтобы не вынести сор из избы и похоронить все такие факты в недрах организации.

- Мне не разрешали ходить на вечеринки, мы не праздновали Рождество и другие праздники и надо мной издевались в школе. Если бы отец обнаружил меня с другими детьми, он бы ударил меня.

Энджи вспоминает, что очень боялась отца и боялась рассказать хоть кому-то о насилии в семье, потому что «так я бы посрамила доброе имя Иеговы».

- Не могло идти и речи о том, чтобы кто-то из старейшин заявил полиции. Все должно было остаться в религии…

Девочка искренне полагала, что старейшины сродни полицейским или социальным службам, но все оказалось с точностью наоборот.

Лишь к 19 годам Энджи написала в полицию о своем отце-педофиле, когда узнала, что он изнасиловал еще двух детей, и одна из уже подросших жертв подала заявление в правоохранительные органы. А еще через четыре года по той же причине Энджи написала в полицию о старейшине-педофиле, который к тому времени успел совратить не менее восьми детей.

За то, что Энджи так повела себя – обратилась в полицию, отвернувшись от собрания, - родная мать не общалась с ней на протяжении шести лет, и впервые согласилась увидеть собственных внуков, когда тем уже исполнилось по 3 и 5 лет.

Энджи со своим возлюбленным строит новую жизнь
Энджи со своим возлюбленным строит новую жизнь

- Этот страх того, что тебя будут избегать семья и друзья, если вы вдруг решите уйти, способствует тому, чтобы жертвы не обращались в полицию, - говорит Энджи. – Но это изжило себя, всё это необходимо остановить!

Сегодня Энджи 36 лет, у неё прекрасная семья и замечательные дети. Но прошлое до сих пор неустанно следует за ней страшными воспоминаниями. И только сейчас она решилась рассказать о себе всю правду, поскольку считает себя обязанной помочь тем тысячам людей, кто всё еще остается в Обществе Сторожевой Башни один на один с педофилами, не в силах изменить ситуацию…