ПО ПРИЯТНЫМ МЕСТАМ

из истории организации

Руководящий совет Свидетелей Иеговы середины 1970-х годов
Руководящий совет Свидетелей Иеговы середины 1970-х годов

статья из "Ежегодника 2019"

Общество Сторожевой Башни, то есть организация «Свидетели Иеговы», на протяжении всей своей истории проводило политику по разделению в сознании своих членов окружающего мира на «хороших внутренних» и «плохих внешних». Любая проблема, о которой пишут авторы их изданий, предсказуемо подается под одним и тем же ракурсом — как свойственная этому «злому миру», но никак не самой организации.

Однако в крайне редких случаях авторам приходилось писать вещи, которые вызывают вопросы до сих пор. Одним из таких редчайших откровенных абзацев мы находим в журнале «Сторожевая Башня» за 1 января 1986 года. В русском издании эта статья вышла в номере за 1 июня того же года (стр. 10,11). В ней мы читаем:

Как это ни отвратительно, но даже некоторые лица, которые были известны в организации Иеговы, поддавались безнравственным поступкам, включая гомосексуальные сношения, обмен брачными партнерами и сексуальное злоупотребление детьми

В англоязычном издании такие действия названы шокирующими.

Нет сомнений, что подобный эксклюзив авторы опубликовали вовсе не случайно. Так что же заставило лидеров ОСБ выдать столь интимные откровения на публику? Слухи. Те самые, что захлестнули бруклинскую штаб-квартиру накануне выхода статьи.

По состоянию на 1979 год в составе Руководящего совета состояло 18 человек. Достичь столь невообразимой ступени в иерархии ОСБ — идеал мечтаний любого истинного члена организации. Ради этого некоторые шли даже на крайние меры. Например, начинали принимать от символов на Вечере, осознавая, что даже имея множество должностей и «преимуществ», без т.н. помазания войти в состав Руководящего совета попросту невозможно.

Теодор Ярач
Теодор Ярач

Например, Теодор Ярач, который имел тесные связи с Президентом ОСБ и заранее предвидел реальный шанс войти в состав формирующегося органа высшей власти, примерно за пять лет до назначения предприимчиво начал принимать от символов.

Поверить в то, что кто-то добровольно сложит с себя полномочия Генерального помазанника и по собственной инициативе опустится в самый низ иерархической лестницы, до уровня рядового старейшины, просто невозможно, особенно учитывая психологию Свидетелей Иеговы с их крайне болезненным отношением к «теократическим» регалиям. Однако на протяжении всего нескольких лет с 1979 по 1984 год сразу три члена Руководящего совета потеряли свои посты, причем двое из них под предлогом «добровольных отставок», да так, что впоследствии их имена были преданы забвению. Только многочисленные сотрудники и работники американского Вефиля знали причину этих странных отставок. Такая чехарда породила небывалые сплетни, которые докатились до рядовых собраний.

Лидерам Сторожевой Башни не оставалось ничего кроме как признать очевидное: в высших эшелонах власти наблюдается не только отступничество, но и такие явления как гомосексуализм, свинг и даже педофилия. Так кто же эти «добровольные» отставники, из-за которых Вефиль превратился в зону сплошной турбулентности?

Начнем с Юарта Читти. Современное упоминание о нём можно найти лишь в одном журнале – в «Сторожевой Башне» за 1 мая 2000 года, где автор одной из биографий мельком вспоминает нескольких «руководящих братьев», которые «посажены в тюрьму за нейтралитет». Больше никаких намеков на существование некогда члена Руководящего совета в изданиях ОСБ после его т.н. «отставки» нет.

Юарт Читти родился в 1898 году. С 1921 года он являлся сотрудником лондонского филиала организации. К 1938 году он уже занимал ответственный пост в Вефиле и на страницах «Сторожевой Башни» тех лет мы можем прочесть сразу два его официальных письма в адрес Президента ОСБ Джозефа Рутерфорда, в которых он рапортовал о духовных успехах лондонских вефильцев.

В 1942 году Читти уже являлся секретарем IBSA — британского отделения ОСБ. В ноябре 1974 года, то есть в период окончательного оформления Руководящего совета, он был переведен в этот высший орган. Однако в 1979 году Читти неожиданно покидает свой пост, став, по сути, обычным клерком, занятым разбором почтовой корреспонденции. Официально об этой «отставке», без каких-либо подробностей, было сообщено в «Ежегоднике Свидетелей Иеговы» за 1980 год.

До этого Читти нередко фигурировал на страницах изданий как докладчик на специальных встречах, например, на Школе Галаад или на конгрессах. В 1981 году его имя вновь появляется в майском журнале «Пробудитесь!», и то только по той причине, что он вспоминает о 1914 годе, поддерживая тем самым догматику ОСБ. Поскольку многие статьи пишутся заранее и выпускаются почти за полгода до указанных на обложках дат, упоминание о Читти можно считать досадным недоразумением. В любом случае, это его последние высказывания, допущенные к печати.

 Очень скоро Юарта Читти изгнали из американского центра. Те, кто работал в те годы в Вефиле, утверждают, что он стал часто выпивать. Сначала его перевели на рядовую должность в лондонскую штаб-квартиру, а затем понизили до старейшины собрания, и в этом ранге он умер в 1993 году.

Так что же привело к тому, что человек, поднявшийся до бюрократических небес, был столь молниеносно сброшен в «геенну» рядового собрания?

В 1963 году в журнале «Сторожевая Башня» за 15 февраля была опубликована биография Юарта Читти под названием «"По приятным местам" с организацией Иеговы».

Если вы внимательно прочитаете её, то заметите определенную тенденцию — он настойчиво смакует две темы: очеловечивание организации («внимательно прислушиваться к голосу организации», «голос организации Бога может быть проверкой» и т.д.) на фоне необычайной теплоты, буквально благоговения по отношению к тем братьям (причем исключительно к «братьям»), с которыми он подружился или совместно проживал. Например, мы читаем:

Еще одним преимуществом служения в Вефиле является польза и удовольствие от посещения различных собраний. Как правило, это означает оставаться в домах братьев, наслаждаясь их гостеприимством… К тому же в самом Вефиле есть возможность увлечься настоящей дружбой

Использованное в тексте английское выражение «entering into» довольно необычно для описания мужских дружеских отношений и несет смысл заключения отношений или увлечения такими отношениями.

Но следующий пассаж из биографии разбивает вдребезги все утверждения о том, что Юарт Читти якобы сам покинул Руководящий совет. Как уже отмечалось, этого не могло быть по разным причинам, но самую главную он описывает в своей короткой статье, касаясь нахождения в пока еще лондонском Центре:

Духовный рай был проявлен во всей своей красе. Если бы в начале двадцатых годов мне сказали, что через сорок лет я буду проживать и служить в прекрасном и просторном новом доме Вефиля, то я бы, скорее всего, рассмеялся, как это сделали Авраам и Сарра, когда услышали о том, что казалось невозможным

Как видим, нахождение в Вефиле, где особенно слышен «голос организации», являлось для него единственным смыслом существования. В конце своей автобиографии Читти вдруг неожиданно заявляет:

За последние более 30 лет у меня был один и тот же друг и сосед по комнате, брат Эдгар Клэй, чью историю жизни вы, возможно, уже читали; но теперь мы живем в прекрасной комнате, в самом приятном доме с чудесным видом на юг и дополнительным окном с видом на возносящиеся поля и деревья и заходящее во всей своей красе солнце

Довольно необычное для такого жанра как автобиография описание совместного проживания с одним и тем же человеком. Такие вполне поэтические, поданные в высокопарном стиле подробности в довольно небольшой статье не могут не навести на некоторые мысли. Зачем упоминать о мужчине, с которым ты десятилетиями находишься в обстановке интима в полным смысле слова?

Теперь же, будучи в Бруклине в качестве члена Руководящего совета в возрасте 76 лет, Читти выбирал в качестве соседей по комнате разных людей, куда более молодых, и именно один из его соседей выдвинул обвинение в неподобающем гомосексуальном поведении пожилого человека (в те годы члены Руксовета могли выбирать с кем им жить, либо поселиться отдельно). Информация сразу же просочилась сквозь не самые плотные стены Вефиля, и после детальных разбирательств Читти было предложено сложить с себя полномочия. И здесь начинается самое интересное в этой истории.

Гомосексуализм в Вефиле — явление обыденное, и порой за подобный грех человека по-тихому отправляли в прежнее собрание, заранее предупредив местных старейшин о необходимости особого контроля за изгнанником. Если в рядовом собрании любого гея тут же предадут религиозному судилищу и его участь будет предсказуемо плачевной, то в Вефиле такие вещи стараются скрыть как можно глубже, предпочитая более гуманные формы наказания провинившихся.

Во времена Президента Нейтона Норра (а эпоха становления Руководящего совета — именно то время) были изобличены многие гомосексуалисты в штаб-квартире. Норр довольно часто публично перед вефильской семьей описывал во всех подробностях случаи очередного гомосексуального апокалипсиса. К примеру, по его словам, десятки работников Вефиля использовали сауну, чтобы делать массаж, а затем заниматься гомосексуализмом. В одном из случаев молодой работник попал в медицинский кабинет с сильными побоями, а затем был отправлен домой. Оказалось, что после года проживания в одной комнате с «братом», он признался, что является геем. Тот набросился на него и сильно избил. При этом за свою жестокость не понес никакого наказания, а старейшина Вефиля, узнав подробности произошедшего, заявил, что, если бы ему пришлось целый год жить с «пидором», он бы сам с удовольствием «набил ему морду».

Гомофобия, процветающая в ОСБ, обрела самую крайнюю форму именно в Вефиле, где по иронии процент гомосексуалистов всегда выше, чем в собраниях. И вовсе не потому, что туда поступает «служить» много геев. Учитывая, что в те годы работникам Центра не давали вступать в брак, оправдывая это «служением Иегове без отвлечения», молодые люди, совместно проживающие многие годы на нескольких квадратных метрах, переходили на разнообразные гомосексуальные практики, желая как-то реализовать свое либидо. Более того, строжайшая дисциплина не позволяла работникам мужского пола видеться с работниками женского пола. Лишь во время редких проповеднических служений юноша мог пройтись рядом с девушкой. В одном из случаев молодая женщина, юность которой прошла в стенах Вефиля, отучившись в Школе Галаад, была направлена в Перу, где вступила в связь латиноамериканцем. Всё закончилось более чем ужасно — ее с позором лишили всех «преимуществ» и на многие годы вперед заставили чувствовать себя полным ничтожеством, разбив её жизнь вдребезги, как об рассказывали позднее родители.

Поэтому не удивительно, что, находясь в жестких условиях нескончаемого комендантского часа, некоторые молодые люди попросту не выдерживали, а те, кто и без того являлся геем, могли даже покончить с собой, как например в случае с парнем из канадского филиала, который женился на «сестре», но вскоре развелся и покончил с собой. Такие случаи самоубийств являлись крайним показателем того, к чему приводило «теократическое служение» в те годы. Самоубийства в Вефилях давно перестали считаться предметом удивлений и воспринимались как следствие «слабой духовности».

В итоге проблема гомосексуализма в рамках Зоны ОСБ вышла из-под контроля. И даже член Руководящего совета позарился на тело моложавого сотрудника. Если учесть, что на протяжении более полувека Юарт Читти не имел сексуальных отношений с женщинами и проживал исключительно в компании мужчин, то даже страх получить «по морде» в качестве «пидора» уже не играл особой роли. А что говорить о молодых людях?

Конечно, в отличие от обычных сладострастных любителей вефильской сауны, Читти не могли просто взять и вышвырнуть на улицу. И ни о каком правовом комитете не могло идти и речи. Ситуация требовала осторожности и максимальной конфиденциальности. Нетрудно представить, что началось бы в собраниях, если бы там узнали, что из святого и непорочного Высшего органа вылетают один за другим то гомосексуалисты, то отступники (как Реймонд Френц), то еще непонятно кто. Это был бы такой Армагеддон, что затрясло бы во всем Бруклине.

Читти сначала просто понизили в должности, но тот, несмотря на возраст и, следовательно, ожидаемое проявление житейской мудрости, вдруг впал в депрессию и начал снимать стресс алкоголем. Причем не случайно — его уже многократно ловили на злоупотреблении спиртным и каждый раз оставалось делать вид, что ничего не происходит. Теперь на свою седую голову Читти явил себя не только негласным алкоголиком, но еще и геем. Оставалось лишь отправить его еще дальше — в лондонскую ссылку, благодаря чему он вновь благополучно прошагал всю бюрократическую лестницу ОСБ, только в обратном направлении. Так закончился его героический поход «по приятным местам».

На самом деле гомосексуальные скандалы на высшем уровне возникали и раньше. Самый известный пример тому — Перси Чепмен, надзиратель канадского филиала ОСБ. В 1959 году Президенту Нейтону Норру пришлось лично ехать в Канаду, чтобы заменить надзирателя-гея на более духовную кандидатуру. В итоге Чепмену было поставлено условие — он остается в Вефиле Торонто, но вступает в брак. Норр не хотел выносить сор из избы даже несмотря на то, что филиал под руководством Перси превратился в открытый гей-клуб. Надо сказать, что в годы Президента Рутерфорда на гомосексуализм смотрели гораздо проще — его старались попросту не замечать. Конечно, его никто не поощрял, но в принципе геи могли более-менее спокойно существовать в данной системе религиозных координат. Настоящие гонения начались именно при Норре. И происходящее в канадском филиале стало взрывом атомной бомбы посреди «духовного рая».

Перси был широко известен тем, что постоянно напоминал юношам «даже не задумываться о браке», и его личное отношение к женитьбе всегда было остронегативным. И вот теперь его заставляет вступить в брак сам Президент ОСБ под страхом вылета из филиала.

Один из бывших вефильцев в Торонто по имени Ларри писал:

Работники Вефиля были молодыми и красивыми, отобранными Перси Чепменом; существовала даже элитная группа, известная как "парни Перси", которые сопровождали его в дорогие рестораны и бары... в то время Вефиль располагался в гей-районе Торонто. Там был даже Зал Царства непосредственно возле одного из немногих гей-баров в пятидесятые и шестидесятые годы


ИСТОРИЧЕСКАЯ СПРАВКА

Walter Salter Jehovah's Witnesses

Интересно, что Перси был назначен на пост руководителя канадского филиала вместо У. Сэлтера (на фото), который восстал против деспотичной власти Президента ОСБ Рутерфорда, которому Сэлтер по приказу из Бруклина до 1933 года лично обеспечивал поставки нелегального алкоголя в американский Вефиль в огромных количествах. Разгульный образ жизни Рутерфорда и его хронический алкоголизм, а также царящие вокруг вождя нравы стали для него настоящим камнем преткновения. В своем письме он заявил, что организация движется по пути бесконечных ошибок, и слепые лидеры ведут всех к обрыву. Он подчеркнул, что Рутерфорд вместо того, чтобы проповедовать, - а этим он никогда не занимался, - пропускает виски бокал за бокалом, в чем и проявляется вся его смелость. В итоге в 1936 году от Сэлтера тут же избавились, поставив на его место человека с уже полностью отсутствующим комплексом вины. То что при Перси канадский Вефиль превратился в "Дом разврата", Рутерфорда не интересовало. Ему было гораздо важнее легитимизировать свою власть и влияние. Сегодня отношение к людям в ОСБ такое же. Самым страшным грехом остается несогласие с руководством. Все остальные грехи, как говорится, «не к смерти». Пришедший на смену Рутерфорда Норр уже не переживал за свое влияние, поскольку пост Президента был вполне устойчив, правда такая устойчивость и выстроенная жёсткая вертикаль власти дались ценой полного падения нравов в головных филиалах США и Канады.


Когда стало известно, что Перси превратил административный орган и, по сути, весь Вефиль в сплошной «Содом», Норр лишился дара речи. Тем не менее, имея задачу-фикс заморозить скандал в стенах Вефиля, Перси был понижен до должности уборщика, а за его поведением стали наблюдать те, кто еще вчера находился в его власти. И, конечно же, ему пришлось выполнить свое обещание — он вступил в брак.

Итак, в 1979 году член Руководящего совета Юарт Читти лишился своего высокого положения по той же причине, по которой Перси стал уборщиком.

В тот же период набирал оборот скандал вокруг еще одного члена Руководящего совета Реймонда Френца, который выявлял слишком демократичные взгляды и желал реформирования ОСБ. В своей книге «Кризис совести» он подробно раскрыл механизм управления в замкнутой системе Сторожевой Башни, однако ни словом не промолвился о страстях, далеких от «теократии», которые бушевали в головах других членов Руководящего совета. Конечно, его можно понять. Если бы он перешел на личности и стал описывать все сексуальные пертурбации Высшего органа, то конечный читатель (а книга написана для Свидетелей Иеговы и обращена исключительно к ним) не смог бы воспринять куда более важный посыл — эта организация не имеет никакого отношения к Богу, она ведома человеческими ошибками и человеческими слабостями. Можно представить себе, какие вопросы задавали бы автору по поводу этой книги, коснись он в ней того, что по шкале грехопадения зрелые члены Руководящего совета с лихвой переплюнут абсолютное большинство из числа правоверных «овец». В таком случае Реймонду Френцу пришлось бы бесконечно отвечать на вопросы, далекие от целеполагания его труда.

Позднее личный секретарь Фредерика Френца (Президента ОСБ и родного дяди Реймонда) Роджер Скотт поведал, что велась стенограмма многих встреч членов Руководящего совета, и подтвердил, что встреча, на которой был поднят вопрос о гомосексуализме одного из них и дальнейших действиях в отношении Читти, также была стенографирована, причем информация о Читти была оформлена отдельным текстом. Однако Реймонд Френц, скорее всего, уже не присутствовал на данном мероприятии.

Реймонд был изгнан из Руководящего совета вскоре после Читти, в 1980 году. Тут же поползли слухи о том, что он, якобы, обвинялся в гомосексуализме, о чем он сам упоминает в своей книге «Кризис совести»:

Пожалуй, одним из самых злостных слухов, выдаваемых за "правду" старейшинами и другими людьми в различных частях страны, была сплетня о наличии гомосексуализма среди "отступников". Трудно вообразить, откуда взялась такая откровенная ложь. Единственное объяснение, которое я могу предложить, состоит в том, что за год до начала инквизиторской тактики одного члена организации, занимавшего достаточно видное положение, обвинили в гомосексуальных наклонностях. Этим делом занялся Руководящий совет, который стремился сделать все как можно тише. Несмотря на это, кое-какие разговоры все-таки ходили, в жерновах сплетен действия этого человека были приписаны "отступникам"

Как видим, Френц обошел острые углы, не переходя на персоналии, но осколки тех событий долетели и до него.

Но гомосексуальные наклонности замечали не только за Читти, но и за еще одним членом Руководящего совета Дэниелом Сидликом. Несколько бывших вефильцев вспоминают разные случаи. Например, однажды он зашел в бассейне в мужскую раздевалку, завидев голого юношу, и закрыл за собой дверь. В другом случае во время правового комитета активно защищал парня, которого обвиняли в гомосексуализме, а затем сказал ему наедине, что, хотя по букве закона решение неправильное, но он рад такому решению. Вообще, Сидлик вёл себя крайне необычно для консерваторов ОСБ, не скрывая свою тягу к реформированию организации. Его открытость была широко известна, и хотя некоторые усматривали в его поступках вполне осязаемые намеки, но никаких реальных фактов, могущих его скомпрометировать, не существует. Вероятно, описанные случаи можно объяснить его человеческим простодушием.

И вот в 1984 году разразился очередной скандал, превративший американский Вефиль в зону бурлящего торнадо.

Лео Гринлис Свидетели Иеговы
Лео Гринлис

Очередной член Руководящего совета Лео Гринлис был уличен в педофилии. До него в педофилии уличали Теодора Ярача — руководителя австралийского филиала. Но высокие покровители в лице прежде всего Нейтона Норра замяли это дело, срочно перебросив Ярача в США, где он спокойно выждал момент полного оформления Руководящего совета как органа и вошел в него. Но Гринлису уже никто не мог помочь, поскольку обвинения прозвучали не в какой-то далекой стране, а прямо здесь, с самом сердце организации.

Известно, что с 1936 года Глинлис являлся членом вефильской семьи в Канаде и даже существует переписка, согласно которой становится ясно, что он был прекрасно осведомлен о процветающем там гомосексуализме. Более того, он находился в очень близких отношениях с небезызвестным нам надзирателем филиала Перси Чепменом и даже проживал с ним в одной комнате. На одном из фото оба предстают перед нами в компании с Президентом Норром.

Слева Лео Гринлис, справа Перси Чепмен, а рядом с ним Нейтон Норр
Слева Лео Гринлис, справа Перси Чепмен, а рядом с ним Нейтон Норр

Когда полетела голова Перси, Гринлис почему-то не пострадал, хотя обвинения можно было предъявить практически всей администрации филиала и другим работникам. Компромата было более чем достаточно. Но Гринлис не просто не пострадал, а за короткое время достиг невиданных высот. В 1964 году он был приглашен в бруклинскую штаб-квартиру, и уже спустя год занял пост директора нью-йоркской корпорации Общества Сторожевой Башни. А в 1971 году стал одним из первых членов только что образованного Руководящего совета, параллельно войдя в состав Учебного комитета организации.

В публикациях ОСБ немало информации о докладах Гринлиса. Однако после 1984 года исчезают любые упоминания о нём, будто этого человека никогда не существовало. Но те, кто тогда работал в Вефиле, осведомлены об истинных причинах такого странного исчезновения. Если про  Юарта Читти дано хоть одно упоминание, — пусть даже в контексте чьей-то автобиографии (всё-таки его обвинили в грехе страшном, но не настолько, чтобы стирать о нём всю память), — то здесь полное забвение, хотя Гринлис являлся членом РС с самого начала и занимал куда более высокую позицию с точки зрения вверенных ему постов. Он просто испарился, и о его выходе из состава РС даже не сообщалось.

О чем же вспоминают бывшие работники американского Центра?

В конце 1984 года в Вефиль обратились родители десятилетнего мальчика, которые обвинили Гринлиса в сексуальных домогательствах по отношению к ребенку. Гринлис являлся другом этой семьи и был вхож в их дом. Руководящий совет был вынужден принять срочные меры и Гринлиса тут же оправили в собрание в Луизиане (США), где до самой смерти в 1988 году (в возрасте 77 лет) он служил специальным пионером, а затем старейшиной.

Известно, что после смерти Гринлиса, в 1991 году в Вефиль обратился тот самый подросток, в растлении которого его обвинили. Однако юноша так и не был принят, и причина лежала на поверхности: своим нахождением в стенах Вефиля он стал бы живым напоминанием о былом позоре, а другие вефильцы могли бы рассказать ему о том, что никакого справедливого суда не было и в помине. Педофила попросту оправили на вольные хлеба и даже доверили ему собрание в качестве специального пионера, а затем и старейшины. Собрание, где много детей, родители которых даже не подозревали, кто рядом с ними.

 Впоследствии открылись и другие случаи. В своих поездках в качестве рупора организации, Гринлис неоднократно попадался в разных ситуациях рядом с детьми, которым мог гладить спину или держать руку на бедре в то время, как ребенок был одет в шорты. Некоторые знавшие его родители впоследствии старались держать своих детей подальше от него.

1984 год прошел, трое членов РС потеряли свои должности и вефильский улей заполонили факты и домыслы. И вот спустя всего год после последней «отставки» выходит журнал «Сторожевая Башня» с тем самым текстом:

«Как это ни шокирует, но даже некоторые известные в организации Иеговы лица, поддавались безнравственным поступкам, включая гомосексуализм, обмен брачными партнерами и сексуальное злоупотребление детьми».

Лидерам ОСБ, которые еще остались на своих местах, пришлось признаться, что в высших эшелонах власти творится то, что наблюдается и на бытовом уровне. Конечно, не было приведено никаких подробностей, но сам факт вынужденного признания говорит о многом. Причем в кучу смешали всех — и геев, и свингеров, и педофилов.

Вообще идея авторов о том, чтобы все грехи сваливать в одну кучу, понятна — вызвать жгучую ненависть ко всему «плохому». Отсюда и крайняя степень гомофобии, которая процветает в ОСБ. Если педофилам, которые по определению являются преступниками и должны сидеть за решеткой, в Сторожевой Башни созданы тепличные условия благодаря т.н. правилу «двух свидетелей» (педофила нельзя трогать, если во время преступления не присутствовало двух свидетелей), то геи, которые никому не несут угрозы, оказываются в ситуации полного цейтнота, когда любое признание в своих чувствах и чаяниях вызовет ненависть и моральное уничтожение.

Но мы не будем сейчас подробно уходить в морально-просветительскую сферу. Публикуя массу поучительных материалов на тему «как правильно жить», лидеры Сторожевой Башни предстают перед своей паствой в роли проводников чего-то единственно светлого и чистого. И многие овцы искренне верят в святость своих вождей. Однако, если копнуть совсем неглубоко, то оказывается, что члены Руководящего совета — самые обычные мужики со своими «приветами», а порой и преступными наклонностями. Эти люди заняли посты разными «узкими путями», порой очень кривыми и сомнительными (как, к примеру, Ярач или Гринлис). Они возомнили себя элитой, вполне достойной ходить «по приятным местам» за чужой счет, хотя на поверку — самые обычные шарлатаны, а порой и откровенные негодяи.

В своей книге «Отложенный Апокалипсис» Джеймс Пентон сетует на то, что в книге «Возвещатели» авторы ОСБ не коснулись множества порочащих фактов и превратили реалии организации в сплошной миф. Сама организация предстает в роли «матери-кормилицы», пародируя тем самым католическую версию Бога-матери. Он пишет:

«Неудивительно, что в книге "Возвещатели" нигде не упоминается о том, что два члена Руководящего совета — Юарт Читти и Лео Гринлис — были исключены из этого органа по причине систематических гомосексуальных действий, но никогда не были лишены общения».

Пентон не касается подробно данных персоналий, но напоминает, что даже член Руководящего совета Реймонд Френц — и тот ни разу не упомянут несмотря на то, что он внес колоссальный вклад в развитие теологии Сторожевой Башни. Его перу принадлежат многие статьи, и именно он являлся основным автором самой распространенной книги Свидетелей Иеговы тех лет «Истина, ведущая к вечной жизни». И даже создание энциклопедии «Понимание Писания», которой так гордятся в ОСБ, было начато именно Реймондом, а уже потом, когда стало понятно, что один человек не в силах справиться с такими объемами материала, к работе подключили других писателей.

Предав анафеме всех без исключения — и Френца с его искренней жаждой справедливости, и Читти с его человеческой нереализованностью, и Гринлиса с его преступными повадками, которые, тем не менее, ему были прощены, — лидеры ОСБ лишний раз доказывают, что их дом построен на зыбком песке полуправды и лжи. А что бывает с таким домом хорошо известно.